Загрузка...
Книга: Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры
Назад: Политбюро XVII созыва
Дальше: Сталин и Киров

Орджоникидзе и Молотов: корректировка второй пятилетки

Значительный материал о порядке принятия решений в высших эшелонах власти дает история утверждения второго пятилетнего плана (1933–1937 гг.). Обстоятельства принятия на XVII съезде партии новых, более умеренных пропорций индустриального роста давно заставляют исследователей усматривать в этих событиях некий политический подтекст. Особое внимание в этой связи уделяется В. М. Молотову и Г. К. Орджоникидзе, заявления которых на съезде используются как аргумент в пользу версии о двух противостоящих «фракциях» — радикалов (Молотов) и «умеренных» (Орджоникидзе)

Как уже отмечалось в литературе, в связи с нарастанием экономического кризиса руководство страны с середины 1932 г. предприняло попытки сокращения размеров капитальных вложений. На этой почве обострились традиционные противоречия между хозяйственными наркомами (Орджоникидзе, Микояном и др.), с одной стороны, и руководством СНК (Молотовым) и Госплана (Куйбыше-вым), которые занимались распределением ресурсов, с другой. В этих столкновениях просматривалась одна устойчивая тенденция: наркоматы старались получить максимум капиталовложений, Госплан, поддерживаемый руководством СНК, пытался урезать капитальные вложения и требовал большей отдачи от существующих производственных фондов. В очередной раз это произошло при утверждении второго пятилетнего плана.

Показатели новой пятилетки, разрабатываемой в Госплане, на протяжении 1932 г. неоднократно уменьшались, так как реальное положение советской экономики не оставляло надежд на продолжение политики форсированной индустриализации. В декабре 1932 г. в аппарате В. В. Куйбышева был подготовлен проект резолюции к пленуму ЦК ВКП(б), которому предстояло подвести итоги первой пятилетки и наметить задания на 1933 г. и на вторую пятилетку в целом. В первоначальном проекте резолюции, в частности, говорилось: «[…] Пленум Центрального Комитета считает нужным определить ежегодный рост продукции промышленности в следующем пятилетии в размере 12–16 % вместо среднегодовых 20 % в первой пятилетке». Этот проект рассматривался комиссией в составе Сталина, Молотова и Куйбышева, образованной решением Политбюро от 28 декабря 1932 г. Сталин внес в документ важную правку. Он, в частности, дописал новый подраздел под названием «От первой ко второй пятилетке», в котором идея снижения темпов получила идеологическое обоснование. Первый вариант нового подраздела содержал такие конкретные показатели: «а) Среднегодовой прирост промышленной продукции для второй пятилетки должен быть запроектирован не 21–22 %, как это имело место в первой пятилетке, а несколько меньше — примерно 14 %». Продолжая работать над текстом, Сталин исправил последние слова на: «Примерно 13–14 %». В таком виде эта цифра вошла в резолюцию, одобренную пленумом ЦК ВКП(б) в январе 1933 г. Сталинская осторожность была результатом знаний о реальном состоянии выполнения первой пятилетки. Как уже говорилось ранее, провозглашенные цифры — стопроцентный рост индустриальной продукции между 1928 и 1932 гг. — были ложью. Реальные показатели были примерно вдвое меньше. Хотя мы не располагаем информацией о том, какими данными Сталин и его окружение оперировали в своем узком кругу, можно не сомневаться, что все они в той или иной мере знали о фальсификации лозунговых показателей выполнения пятилетки. Они знали и о катастрофическом положении с производительностью труда и качеством продукции, и о порче и омертвлении огромных ресурсов в незавершенных стройках и бесполезных импортных заказах. Правка Сталина фактически являлась признанием (подчеркнем еще раз: признанием, запоздавшим и оплаченным огромными жертвами) провала политики «индустриального скачка».

Опираясь на сталинские директивы, комиссия Госплана под руководством первого заместителя председателя Госплана В. И. Межлаука в мае 1933 г. предложила сократить среднегодовые темпы прироста промышленной продукции до 13 %, а производство чугуна (системообразующий плановый показатель в сталинской экономике) довести в 1937 г. лишь до 15 млн тонн, вместо 17 млн тонн, которые предусматривались планами индустриального скачка уже к концу первой пятилетки. В этом руководители Госплана пытались заручиться поддержкой Сталина. 28 мая 1933 г. Куйбышев и Межлаук обратились к нему с письмом, обосновывая целесообразность установления 15-миллионной отметки для чугуна и соответствующих показателей для стали и проката. Они доказывали, что ориентация на выплавку 18 млн тонн чугуна, на чем настаивал НКТП, потребует дополнительных капиталовложений и предопределит ежегодный прирост продукции тяжелой промышленности на 16 вместо 14 %, принятых пленумом. «Ввиду того, что выплавка 15,2 млн т. чугуна и 11,6 млн т. проката удовлетворяет потребности других отраслей при заданном темпе их роста и что эта проектировка достаточно напря-женна с точки зрения нового оборудования, особенно в части стали и проката, Госплан просит разрешить вести дальнейшую работу над планом пятилетки на основе указанного лимита», — заключали свое письмо Куйбышев и Межлаук.

Следов какого-либо ответа на это обращение обнаружить не удалось. Но, похоже, что инициатива руководства Госплана одобрена не была. В июне и июле 1933 г. обсуждения в Госплане исходили из 18-миллионного лимита по чугуну. Эта же цифра была включена в директивы, представленные XVII съезду партии шестью месяцами позже.

Госплан тем не менее продолжал настаивать на понижении уровня капитальных вложений. В июне он предлагал довести инвестиции в 1933–1937 гг. до 97 млрд руб. по сравнению со 135 млрд руб., требуемыми наркоматами. Это были самые низкие из когда-либо обсуждавшихся цифр. Они означали, что ежегодный уровень капиталовложений за пятилетку лишь немного превышал уровень 1933 г. Происхождение этих лимитов неизвестно. Скорее всего, они были намеренно занижены в Госплане ввиду предстоящего торга с наркоматами по поводу пятилетки. Действительно, на состоявшихся вскоре обсуждениях лимитов с представителями ведомств руководители Госплана признавали недостаточность капиталовложений и обещали увеличить их. Куйбышев, например, согласился расширить план капитальных вложений по Наркомату лесной промышленности и Наркомату путей сообщения.

Когда комиссии, которым поручалось согласовать разногласия с ведомствами, закончили свою работу, выяснилось, что лимиты по капитальным работам выросли до 120 млрд руб. Эту новую цифру обсуждали на совещании под председательством Куйбышева 19 июля 1933 г. Заместитель Куйбышева Г. И. Смирнов, подводя итоги обсуждения, говорил, что 120-миллиардная программа не обеспечена материальными ресурсами, в силу чего требуется ее сокращение по крайней мере до 110 млрд. 2 6 июля новое совещание под председательством Куйбышева установило компромиссную «окончательную» цифру — 112,75 млрд руб.

Таким образом, к осени 1933 г. в Госплане разрабатывались лимиты на 1934 г. и вторую пятилетку, исходившие как из общих директив январского пленума, так и требований хозяйственных наркоматов увеличить капитальные вложения. Компромиссные цифры превышали те 13–14 % прироста промышленной продукции (и соответствующих капиталовложений), о которых заявлялось в резолюции январского пленума. Однако с этим смирился даже такой последовательный сторонник борьбы с ведомственными претензиями, как Молотов. 6 сентября 1933 г. он писал Сталину из отпуска: «Сейчас идет работа в Госплане и в наркоматах над 1934 годом […] Капитальные] работы намечены в 22 млрд руб., прирост промышленной] продукции в 17 %. По-моему, лучше взять несколько более осторожные задания. По капитальным] работам считаю желательным вложиться в 21 млрд руб. против 18 млрд руб. текущего года (без добавок, которые неизбежны в течение каждого года). По промышленной] продукции ограничить прирост 15 % […] Мотивы: в 1932 г. мы имели +8,5 %, в этом году будем иметь меньше 10 %. Несмотря на хороший урожай 1933 г., считаю нецелесообразным брать задания больше указанных выше. Уговориться об этом и решить в ЦК лучше бы теперь же». 15 % прироста промышленной продукции, которым, по мнению Молотова, соответствовал 21 млрд руб. капитальных вложений, нарушали директивы январского пленума, но, видимо, Молотов понимал, что добиться меньшего, сломив сопротивление ведомств, не удастся. Поэтому он лишь стремился закрепить эти новые лимиты решениями Политбюро.

События, однако, пошли по другому сценарию. 15 ноября Политбюро приняло решение о созыве в январе 1934 г. очередного съезда партии. Вторым пунктом повестки дня было намечено рассмотрение второго пятилетнего плана по докладам Молотова и Куйбышева. Обсуждение тезисов этих докладов на Политбюро было намечено на 20 декабря. В ходе подготовки и обсуждения тезисов лимиты пятилетки были существенно увеличены. План капитальных вложений был увеличен до 133 млрд руб. по сравнению со 113 млрд, одобренными Госпланом в июле. Соответственно ежегодный прирост промышленной продукции устанавливался теперь на уровне 18 % по сравнению с 13–14 %, утвержденными пленумом ЦК в январе 1933 г., и 15 %, предложенными Молотовым для 1934 г.

Новый проект был, очевидно, подготовлен на уровне Политбюро без участия работников Госплана. 20 декабря, в день, когда Политбюро обсуждало новые предложения, один из руководящих работников Госплана Г. Б. Лауэр послал сердитое заявление Куйбышеву и Межлауку: «Считаю необходимым обратить Ваше внимание на то, что работа по уточнению плана второй пятилетки организована в Госплане абсолютно неудовлетворительно и не обеспечивает доброкачественных проектировок. Мы получили приказ, чтобы в один день проверить таблицы пятилетки и сдать исправленные. Кое-кто получил дополнительную информацию […] об изменениях, внесенных Вами в первоначальный план. Эти изменения, однако, настолько серьезны, что отражаются косвенно на всех отраслях и нельзя прямо исправлять таблиц, а нужно заново увязать проектировки каждого сектора (каждой отрасли) с народным хозяйством в целом. Насколько я понимаю, резко изменены темпы роста промпродукции (18 вместо 14 %), изменено соотношение А и Б, резко повышены капиталовложения на конечный год (34 м. р. вместо 26 м. р.). Резко повышена продукция машиностроения. Это означает другой баланс стройматериалов, другой баланс металла, другую потребность в топливе и электроэнергии». Лауэр предлагал отсрочить доработку плана на несколько дней.

Фактически так и произошло. Новые лимиты были готовы к концу декабря. 31 декабря один из ответственных работников Госплана А. И. Гайстер доложил Сталину о предпринятых изменениях (черновик его записки сохранился в бумагах секретариата Куйбышева). «Согласно указания тов. Сталина, — писал Гайстер (это, кстати, позволяет с большой долей вероятности предположить, что увеличение лимитов было предпринято по инициативе Сталина. — О. X.), — Госплан пересмотрел проектировки по некоторым отраслям НКТП для обеспечения увеличения втрое производства предметов широкого потребления как по легкой и пищевой промышленности, так и соответствующего увеличения производства предметов ширпотреба по НКТП, а также для увеличения снабжения НКПС подвижным составом». Новый проект, докладывал Гайстер, предусматривал увеличение инвестиций в легкую и пищевую промышленность, увеличение производства локомотивов и вагонов.

Новые лимиты, нарушавшие решения января 1933 г., несомненно, были результатом компромисса между руководителями хозяйственных наркоматов, с одной стороны, и Совнаркома и Госплана — с другой. Первые сумели добиться более высоких капитальных вложений, вторые потребовали взамен увеличить темпы прироста промышленной продукции по принципу: больше получаете — больше отдаете. При этом обе противоборствующие стороны остались при своем мнении. Подавленный, но неисчерпанный, конфликт между ними вновь проявился на XVII съезде.

3 февраля 1934 г. Молотов и Куйбышев представили съезду новую версию плана: среднегодовые темпы промышленного роста — 19 % процентов, инвестиции за пятилетие — 133,4 млрд руб. На следующий день, 4 февраля, на утреннем заседании съезда возникла ситуация, которая уже неоднократно повторялась при рассмотрении пятилетних планов (и на XVI конференции в апреле 1929 г., и на XVII конференции в феврале 1932 г.): делегаты, отстаивая интересы своих регионов, стали требовать увеличения строительных программ. Вечером того же дня выступил Орджоникидзе. Он критиковал тех, кто требовал пересмотреть инвестиционные планы и заявил: «Если бы мы пошли сейчас по такой линии, чтобы все то, что требуют наши области и республики, включать в план второй пятилетки, то из этого получилась бы не пятилетка, а что-то другое. (Голос: “Десятилетка”.) Да, получилась бы десятилетка. Мы, товарищи, хотим иметь такую пятилетку, которая при огромнейшем напряжении сил и средств нашей страны была бы выполнена». Не дав делегатам опомниться, Орджоникидзе выдвинул встречный план — сократить среднегодовые темпы роста промышленности в целом с 18,9 до 16,5 %. При этом (обратим на этот факт особое внимание) Орджоникидзе подчеркнул, что наметки по капитальным вложениям на пятилетку остаются прежними. Орджоникидзе сообщил также, что все эти поправки согласованы с другими членам Политбюро. Вскоре после Орджоникидзе с предложениями о сокращении темпов развития своих отраслей выступили наркомы пищевой промышленности Микоян и легкой промышленности Любимов.

Подводя итоги обсуждения второго пятилетнего плана, Молотов оценил принятые решения о снижении темпов роста как проявление «большевистской осторожности, которая требует серьезного учета всей обстановки, в которой мы живем». Но при этом сделал заявление, из которого следовало, что темпы индустриального роста могут и должны повышаться, несмотря на одобренные лимиты пятилетки: «В наших годовых планах второй пятилетки мы должны обеспечить не только выполнение, но и перевыполнение заданий второй пятилетки. Это должно быть отнесено и к текущему году второй пятилетки. Присоединяясь к предложению о 16,5 % ежегодного прироста промышленной продукции на вторую пятилетку, мы должны сохранить полностью, не сокращая ни на один процент, ни на одну десятую процента принятое партией и правительством задание на 1934 г. — второй год пятилетки. А это задание, как известно, определялось в 19 %. Это значит, что уже для 1934 г. мы берем повышенное против средних темпов пятилетки задание».

Никаких документов, позволяющих выяснить, каким образом возникла «поправка Орджоникидзе» до сих пор выявить не удается. Однако наличные факты не позволяют рассматривать решение о снижении темпов как результат борьбы двух политических группировок, политического противостояния Молотова и Орджоникидзе. В контексте изложенных выше фактов о составлении пятилетнего плана съездовский эпизод можно рассматривать, скорее, как продолжение межведомственной борьбы вокруг пропорций производства и капитальных вложений. Руководители ведомств, вынужденные согласиться накануне съезда на невыгодные для них темпы прироста промышленной продукции взамен на увеличение финансирования, сумели на самом съезде, воспользовавшись какими-то неизвестными пока обстоятельствами и, несомненно, поддержанные Сталиным, пересмотреть это решение. Фактически хозяйственники одержали на съезде победу над Госпланом и Совнаркомом. Сохранив высокий уровень капитальных вложений, они получили право произвести за эти деньги гораздо меньше продукции. В этом контексте выступление Молотова было попыткой хотя бы частично отстоять позицию Совнаркома и Госплана. Вынужденно согласившись с уступкой хозяйственникам (из политического соображения «большевистской осторожности»), он предупредил их, что при благоприятном развитии ситуации (уже даже в 1934 г.) им придется платить за высокие капитальные вложения гораздо больше, чем те 16,5 % прироста продукции, которые они выторговали на съезде.

Трудно сказать, что больше подрывало наметившийся поворот к более умеренной экономической политике: попытки ли увеличить темпы производства продукции при высоком уровне капиталовложений, за которыми стояли СНК и Госплан (персонально Молотов), или восторжествовавший подход ведомств (в частности, Орджоникидзе) — снижение темпов производства при сохранении громадных капиталовложений. Во всяком случае, эти ведомственные конкурирующие позиции трудно отнести либо к «умеренной», либо к «радикальной», и еще труднее окрасить в политические цвета.

Назад: Политбюро XVII созыва
Дальше: Сталин и Киров

Загрузка...