Загрузка...
Книга: Право на ошибку (апокалипсис-ст)
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Любой топтавший Зону скажет – восход здесь большая редкость; куда чаще небо закрыто плотным покрывалом тяжелых облаков. И от этого рассвет становится еще более прекрасным. Солнце, словно заспанное дитя, медленно выползает из-за горизонта, нехотя являя миру свой лик.

Полусонные часовые передового поста, прикрывавшего дорогу со стороны Пустошей и Мертвых земель, безуспешно пялились красными от усталости глазами в предрассветные сумерки. Стараясь не заснуть, бойцы периодически просматривали подконтрольные секторы в надежде найти себе развлечение. Три фигуры, идущие от бара к посту, заставили часовых оживиться. Один из бойцов вскинул «АК», но тут же опустил, узнав троицу, которую видел вчера вечером. Отряд подошел к блокпосту, и Данилов, идущий во главе, кивнул часовому:

– Что видно?

Оплотовец сплюнул и процедил сквозь зубы:

– Здоров, Стас. Ни хрена тут не видно. За ночь постреляли немного – ничего серьезного. Стайка жутей да пара карликов мимо пробегали. Но не по наши души. Так, с голодухи из подвалов повылазили.

– Зомбарей не было?

– Нет, – часовой почесал за ухом и осмотрел сталкеров. – Далече?

– В Пустоши…

– Ну, удачи. Там вчера Войтенко с отрядом «химчистку» маленькую устроили. В общем, гляди, особых проблем не должно возникнуть. Только связь работает с перебоями… короче, если что – не ленитесь, дублируйте.

– Спасибо, – Стас дружески хлопнул товарища по плечу и махнул рукой, зовя за собой друзей.

– Живите, парни, – часовой вскинул руку в прощальном жесте и вновь уставился на дорогу.

Сталкеры подошли к дыре в заборе, за которой начиналась печально известная Пустошь, кишащая мутантами и аномалиями. Кто знает, что было бы, не появись здесь «Оплот», решивший перенести свою базу на заброшенный завод.

Данилов повернулся к попутчикам:

– Объяснять, я думаю, не имеет смысла. Каждый из нас хоть раз тут бывал и знает, чем грозит человеку Пустошь. Идем стандартно, след в след. Я веду, Антиквар вторым, Чика прикрывает. Идет?

Чика шмыгнул носом и пробубнил, опуская забрало шлема:

– Не против.

– Красноречивый ты наш, – Антиквар улыбнулся, следуя примеру напарника. – Валяй, Стас.

Сталкеры по очереди шагнули в проход.

Данилов, идущий первым, пригнулся и на полусогнутых ногах двинулся к заводскому комплексу. Внушительная громада завода безмолвно взирала пустыми глазницами выбитых окон на очередных посетителей, желающих пощекотать себе нервы. В недрах мертвых зданий завывал ветер, заставляя путников вздрагивать от каждого звука. Отовсюду веяло смертью и запустением. Каждый следующий шаг мог оказаться последним. Многие опытные сталкеры нашли здесь последнее пристанище, понадеявшись на авось.

Только в этом месте могло случиться так, что казалось бы, прочный асфальт вдруг проваливался, увлекая человека в аномалию. Или безобидный с виду кустик оказывался самой настоящей кровожадной тварью, опутывающей жертву прочными, как металл, щупальцами, заживо растворяющими живые ткани. Вскоре от тела несчастного оставался лишь сверкающий первозданной белизной скелет. Муки жертва испытывала нечеловеческие, но вырваться из цепких, как у удава, пут было невозможно. Человек орал от дикой боли, пока кислота разъедала плоть, но сделать ничего не мог.

Паузы между завываниями гуляющего ветра заполнял периодический треск разряда «северного сияния». Такой концентрации электрических аномалий не было больше ни в одном месте. Кто-то из «ботаников» говорил, что аномалии облюбовали завод по причине неизвестного магнитного излучения, бьющего здесь из-под земли, словно фонтан. Куда оно, излучение, уходило и какова была его роль в жутком спектакле, разыгрываемом Зоной, никто не знал. Для сталкеров подобная штука – просто очередная неприятность, которой следует остерегаться, ни больше ни меньше.

Проследив за маневром Данилова, Антиквар последовал его примеру и добежал до одинокого деревца, израненного пулями, но упорно продолжавшего бороться за жизнь в этом гиблом месте. Удобно расположив «вихрь» в излучине ствола, Иван внимательно осмотрелся, выискивая блик оптического прицела или любой другой намек на движение внутри построек.

Ветер, казалось, принялся забавляться с нежданными гостями, гоняя по земле мелкий мусор вперемешку с вездесущей пылью. Но сталкерам было не до веселья. Нервы путников натянулись до предела, отчего Ивану казалось, будто он слышит странный звон, словно кто-то невидимый перебирает пальцами тонкие гитарные струны, извлекая из них непривычную для человеческого уха музыку. Сталкер понимал – это всего лишь последствия влияния магнитного излучения, изрядно ослабленного защитой костюма, но совладать с собой становилось все трудней. Зона словно предупреждала путников: «Стой, дальше нельзя! Дальше смерть! Вернись!»

Но сталкеры не слышали ее зова. Каждый сосредоточился на тяжелой задаче: пройти Пустошь без последствий. Это была игра на грани фола.

Иван отметил направление, в котором шел Стас, и еще раз повел стволом, описывая полукруг. Пусто… кругом ни души, ни единого намека на присутствие живого существа. Только бетон, хлам, аномалии и трое джентльменов удачи, рискнувших пуститься в опасное путешествие. Даже оплотовцы ходили здесь численностью не меньше двух-трех квадов. Но у них не было выхода – обязанности, добровольно взятые на себя кланом, нужно выполнять.

Все это давило тяжелым грузом, заставляя руки потеть от напряжения. Потому что каждый из троицы знал – стоит лишь чуточку ослабить внимание, и ты труп.

Антиквар с Чикой полностью обратились в слух, надеясь первыми обнаружить противника. Но тщетно. Лишь гулкое эхо шагов Стаса да шум ветра звучали посреди заводских построек. Стас старался идти как можно осторожнее, но впечатление создавалось прямо противоположное. В моменты, когда ветер делал паузы, собираясь с силами, чтобы продолжить свою жуткую серенаду, наступала тишина. Да такая, что сталкерам казалось, будто ботинки оплотовца, крадущегося к тонкой кишке перехода, соединяющего два гигантских цеха, издают страшный грохот, который слышно на несколько километров вокруг.

Пространство от забора до интересующего сталкеров перехода отлично простреливалось. Недаром наемники частенько сажали своих снайперов именно в этот переход, расположенный в двухстах метрах от ограждения, с окнами, обращенными в его сторону. Человек, пролезая через лаз, моментально попадал под прицельный огонь двух, а то и более стрелков. Из возможных укрытий имелось лишь одинокое дерево да груда бетонных блоков, в беспорядке сваленных на земле. Но до них мог добежать далеко не каждый.

Данилов, не распрямляя спины, достиг укрытия и, присев на корточки, взял на прицел окна здания. После минутного ожидания, убедившись, что никого нет, буркнул в эфир:

– Чика, давай!

– Понял, – сталкер отлип от земли и как молния шмыгнул к дереву.

Переключив радиостанцию в дуплексный режим, Стас отчетливо слышал учащенное дыхание напарников. Оплотовец посмотрел на Антиквара:

– Я к вагончику, ты сюда.

– Понял.

Сталкеры быстро поменяли диспозицию. Данилов еще раз внимательно прислушался. Никого. Осторожно, прислонившись вплотную к стене задрав голову и продолжая наблюдать за окнами, он переместился к входу в здание. Вытащив из кармана маленькое зеркальце, Стас осторожно заглянул внутрь:

– Чисто!

Тщательно выбирая место, куда ступить, сталкеры перебрались к нему.

– Я думаю, надо подняться на второй этаж и оттуда посмотреть на ту сторону. Справа, если помните, стоят две вышки. До них не менее пятисот метров открытого пространства. Туда кто угодно может залезть с «гениальной» идеей поупражняться в стрельбе с утра пораньше.

Первый страх прошел, напарники понемногу адаптировались к изменившимся условиям, с усилием вводя себя в привычное рабочее состояние. Постепенно сталкерский опыт взял верх над страхом и врожденным инстинктом самосохранения. Преодолевшая первый этап пути троица вновь была собрана и готова к действию.

– Блин, Стасяра, тебе книжки писать надо, – съязвил Антиквар. – Как скажет, так хоть сразу Оскара вручай.

– Оскара – это в кино, – Чикатило назидательно поднял палец. – А тут вручают…

– Хорош… – Стас оборвал напарников. – Я полез наверх, посмотрю, что там. Вы ждите возле входа. Если все чисто – дам сигнал на выдвижение. Пойдете вперед, я буду прикрывать сверху. Потом догоню.

Чика задумался:

– Неправильно. Полезу я. Ты парень, конечно, не промах, но у меня опыта поболе. Если что – прикроешь. Куда пойдете? К железке?

– Нет, – Данилов на секунду задумался. – Лучше взять левее и пройти через старый сборочный цех. Радиации там вряд ли добавилось, только аномалий много. Но обойти можно. Сразу от входа влево, там…

– Не учи ученого, – встрял в разговор Антиквар. – Знаю я этот цех. Там еще вытяжки до сих пор работают. Все сгнило, а они гудят.

– Точно, – согласился Данилов. – Ну раз знаешь – двинули. Чика, скажешь, когда будешь готов.

– Идет, – сталкер поправил ремень автомата и полез по лестнице, ведущей на второй этаж здания.

Забравшись наверх, Чика задержался на последних ступеньках и, аккуратно высунув зеркало на уровне глаз, осмотрел небольшой коридорчик с рядами выбитых окон по обеим сторонам. Пусто. Сталкер быстро поднялся. Пройдя коридор примерно до середины, он остановился возле разложившегося трупа, лежавшего на специально оборудованной для стрельбы площадке. Тело наемника, судя по обрывкам комбинезона, лежало здесь от силы пару месяцев, но уже успело полностью сгнить. В правой руке мертвеца покоилась сильно поржавевшая снайперская винтовка импортного образца с разбитым прицелом. Череп стрелка – вернее, его остатки – лежал на прикладе. Указательный палец трупа намертво зацепился за скобу спускового крючка. Видимо, снайпера засекли перед выстрелом и послали ему пулю «на блик». Кто это сделал – неизвестно, но Чика, знакомый со снайперским делом, оценил работу стрелка, уложившего противника одним махом. Еще раз внимательно оглядевшись по сторонам и не найдя более удобного места, сталкер бесцеремонно отпихнул труп:

– Извини, бродяга, тебе уже все равно, где лежать. Так что подвинься.

Чика удобно устроился в ложе, попутно оценив профессионализм его предыдущего хозяина – лежка была обустроена на высшем уровне. Володя взял «вал» наизготовку и брякнул в эфир:

– Готов.

– Че ты так долго? – голос Антиквара звучал немного нервно. – Мы уже думали следом подниматься.

– Порядок, место искал подходящее.

– Добро, мы пошли. Смотри в оба.

– Уже… – Чика прильнул к прицелу и принялся методично, метр за метром, рыскать по предполагаемому маршруту, не забывая при этом периодически осматривать и другие участки территории. Из входа медленно двинулись две тени. Иван и Стас быстро разделились, оставив между собой интервал в несколько метров, и не спеша двинулись в нужную сторону. Аккуратно обойдя большую лужу кислоты, напарники начали смещаться влево, к ангару. Чика продолжал наблюдать за вверенным ему сектором, как вдруг глаза сталкера заметили еле видимое шевеление. Сталкер спохватился и устремил свой взгляд в направлении входа. Так и есть:

– Антиквар, морф!

С громогласным ревом из дверного проема ангара вылетело уродливое создание, приземлившись аккурат в том месте, где только что стоял Иван. Надо признать, реакция у Антиквара была что надо – его там уже и в помине не было. Чика открыл прицельный огонь по твари, попутно отметив место, куда отпрыгнул напарник, дабы не задеть того случайной пулей. Метаморф, получив порцию свинца, даже не подумал останавливаться. Абсолютно не восприимчивое к боли существо резко развернулось, понимая, что добыча ускользнула, и кинулось в сторону Антиквара.

– Не подпускай его вплотную! – прокричал Стас, поливая пулями асфальт перед стремительно перетекающим с места на место метаморфом.

Для сталкера это предупреждение было лишним. Мутант прыгнул на, казалось, застывшего в оцепенении Ивана, когда тот вдруг резко сместился в сторону, открыв огонь по приземлившемуся опять на пустое место морфу. Автоматная очередь прошла от спины до головы твари, раскраивая полугнилую плоть мутанта, как портняжные ножницы ткань. Метаморф еще раз дернулся и затих. Стас показал Ивану большой палец, моментально сменив его на кулак, направленный в сторону Чики:

– Видел?

– А что я? – оправдательным тоном попытался возразить Чикатило.

– Смотреть надо. Опытный…

– Остынь, Стас, – вступился Иван за напарника. – Он не мог его видеть, мы наполовину закрыли проход. Так что – сами виноваты.

– Слезай, Василий Зайцев, а то замерзнем тут скоро, – обратился Антиквар к напарнику.

– Иду, – Чика быстро вскочил и бегом направился к выходу из здания.

Друзья ждали сталкера возле трупа метаморфа.

– Чует мое сердце, не один он, – с сомнением протянул Иван, когда Чикатило подошел к ним. – Ты никого больше не видел?

– Нет, – Чикатило отрицательно покачал головой. – Я бы заметил.

Данилов внимательно посмотрел вокруг. Не заметив ничего подозрительного, повернулся к друзьям.

– Чего гадать? Я пошел, вы за мной. Чем больше топчемся, тем хуже.

Повернувшись лицом к входу и выставив перед собой автомат, Стас двинулся вперед. Внутри царил полумрак. Включив ПНВ, оплотовец принялся осматривать темные углы и закоулки заброшенного цеха, которых было предостаточно. Немного подождав, прошел дальше.

– Чисто, – закончив беглый осмотр, бросил Данилов в эфир прикрывавшим его товарищам.

Подошел Антиквар.

– Дай-ка посмотрю, что там, – и двинулся дальше, отмечая аномалию правее выхода. – Осторожно, не встряньте в «сияние».

– Шагай, Сусанин, – тут же нашелся Чика.

Стас улыбнулся. Все-таки приятно работать в подобной компании. Он любил таких людей – ироничных, вечно подтрунивающих друг над другом, но в то же время преданных и надежных. С этими мыслями оплотовец подошел вместе с Чикой к Антиквару и недоуменно остановился рядом:

– Чего тупим? – последовал вопрос.

– Закрыто…

– Не понял… – Чика подошел к двери и с силой дернул на себя. Безрезультатно.

– И что делать будем? – сталкер поглядел на напарников. – Возвращаться?

– Не ной, – фыркнул Антиквар. – Ее, скорее всего, заклинило, сейчас откро…

Рассуждения сталкера прервал душераздирающий рев. Резко обернувшись, напарники увидели еще одного метаморфа, невесть откуда взявшегося в ангаре. Тварь висела под потолком, уцепившись конечностями за балку, и не сводила глаз со сталкеров.

– Чисто, говоришь? – осклабился Чикатило.

– Займитесь им, я открою дверь! – крикнул Антиквар.

– Чика, я отвлеку его.

Голос послужил командой к действию, и напарники открыли огонь по мутанту. Когда-то бывшее человеком существо стекло вниз, будто капля воды, и распласталось на земле. Метаморф замер на секунду, словно прицеливаясь, и прыгнул на вышедшего вперед Данилова. Стас, прекрасно знающий повадки твари, резко отскочил в сторону, меняя магазин. Сильный удар в бок опрокинул его на пол. Приложившись спиной о бетон, Стас взвыл от боли, но автомат из рук не выпустил – вцепился в него мертвой хваткой. В это время мутант прыгнул на лежащего Стаса, надеясь сильным ударом сверху переломать тому кости. Где-то слева возился Чика, но Данилов не видел напарника, занятый своими проблемами.

Перекатившись по полу, Седой попытался встать на ноги. Метаморф приземлился в нескольких сантиметрах левее. Стас начал поднимать автомат, целясь в мутанта, когда сильный удар твари снова бросил его на пол. Оплотовец изо всех сил цеплялся за жизнь. В очередной раз перевернувшись, он увидел, как тварь приседает в прыжке, готовясь запрыгнуть ему на грудь. Стас оказался быстрее. Очередь разворотила мутанту бок. Метаморф дернулся и промахнулся, ударившись о балку, подпирающую мостки второго яруса.

– Чика, стреляй! – из последних сил Данилов крикнул напарнику. – По мосткам стреляй!..

Надо отдать должное сталкеру – тот моментально понял, чего ждет от него Стас, и серией метких выстрелов перебил прогнившие балки лесов. Проржавевшая конструкция жалобно скрипнула и с грохотом обвалилась, подняв тучу пыли. Стасу повезло. Он оказался возле стены, и рама стеллажа его не задела – рухнула в нескольких сантиметрах от его ног. Метаморфу повезло меньше. Огромная конструкция его попросту завалила.

– Стас, – послышался голос Антиквара. – Ты жив?

– Нормально, – оплотовец поднялся с пола, отряхнул пыль и тут же сложился пополам от резкой боли в боку. Удар мутанта не прошел для старого перелома бесследно.

Напарники тут же подскочили к нему.

– Что?… – встревоженно спросил Иван.

– Ребро… – через силу выдавил Стас. – Только успокоилось, так эта тварюка опять…

– Ясно, – сталкер быстро достал аптечку и вколол ему обезболивающее. – Посиди немного, сейчас отпустит. Только не дергайся сильно.

– Мы думали, тебя завалило, – Чика участливо посмотрел на оплотовца.

– Ага, щас… – открыв забрало, Стас вымученно улыбнулся. – Не дождетесь. Спасибо, хорошо сработал.

– Я сначала не врубился, – хмыкнул Чикатило. – Думал, ты в героя захотел поиграть.

– Оно мне надо?

– Вот и я думаю: «Чего это он?» А потом, когда ты закричал – понял.

Стас осторожно поднялся на ноги, проверяя, нет ли боли.

– Ну что? – спросил Чика.

– Нормально. Немного ноет.

– Тогда пошли, – вставил Антиквар, – пока не нарвались еще на кого-нибудь.

Сталкеры направились к выходу.

Пройдя вдоль корпуса завода, Данилов вывел напарников к диспетчерской. Приблизившись к зданию, выглядевшему так, словно его бомбили несколько часов подряд, оплотовец застыл как вкопанный.

– Ну что еще? – недовольно пробурчал Антиквар.

Стас поднял палец к губам, призывая напарников к молчанию, и указал в сторону железнодорожных путей, паутиной расползающихся по всей территории завода. С другой стороны здания стоял упырь – одно из самых опасных и непредсказуемых порождений Зоны. Темно-коричневая гладкая кожа мутанта переливалась и сверкала, будто на– электризованная. Мутант резко присел, опираясь на огромные руки с гипертрофированной мускулатурой, и всмотрелся в сторону тоннеля депо. Длинные щупальца, расположенные в нижней части головы вместо челюстей, вздымались в такт тяжелому дыханию твари.

Среди сталкеров ходили разные слухи по поводу разумности упырей, однако большинство все-таки склонялось к мысли, что мутанты разумны. Пусть ограниченно, но все же…

Упырь явно чего-то ждал. Или кого-то? Благодаря встречному ветру он не учуял троицу, что играло сталкерам на руку. Стас отпрянул за угол.

– Валить надо, – произнес Антиквар, не пугаясь, что мутант их услышит. Разговор шел по радиосвязи. Шлем прекрасно изолировал звук, и говорить можно было свободно.

– Куда? – оплотовец непонимающе дернул плечами.

– Не куда, а кого, – пояснил сталкер. – Вован, ты как? Сможешь?

Чикатило осторожно, стараясь не делать резких движений, выглянул в проход:

– Сто метров, вполне реально.

– Только если в башку попадешь, иначе спугнем… тогда вспотеем, пока завалим гада.

Чика еще раз неопределенно хмыкнул и повторно выглянул из-за угла, прикидывая расстояние.

– Попаду.

– Не промажешь?

– Нет. А если промажу – значит, судьба такая.

– Типун тебе на язык, – Антиквара передернуло от мысли, что с ними может сделать упырь.

Стас понимающе молчал, не вмешиваясь в разговор. Это новичкам в кабаке можно рассказывать, как одной левой можно расправиться с упырем, да что там с упырем – с мантикорой. Легко! Некоторые сталкеры, выжившие в Зоне за спиной более опытных товарищей, страдали подобной разновидностью трепа. Только от правды это отличалось в разы. Способность к регенерации у мутанта была просто фантастической. Тварь моментально восстанавливалась, стоило хоть на секунду ослабить огонь. И так раз за разом, пока жертва не упадет от усталости.

Время тянулось катастрофически медленно.

– Вован, не тупи, – Антиквара трясло от нетерпения.

– Уймись и не мешай, – Чика осторожно скинул с плеча «вал» и, присев на одно колено, устроился так, что из-за угла выглядывали только ствол и половина головы.

Мутант продолжал сидеть, не меняя позы. Сталкер немного повозился с целиком прицела, выставляя нужную дистанцию, и замер, наводя ствол. Вдруг за спинами сталкеров раздался леденящий душу рев. Упырь дернулся на звук, но палец сталкера уже нажал на спуск. «Вал» чихнул, и тяжелая бронебойная пуля, спокойно пробивающая восьмимиллиметровый стальной лист со ста метров, попала мутанту точно в лоб, вынеся всю заднюю часть бугристого черепа.

– Твою ж нехай! – крикнул Антиквар, одновременно со Стасом поворачиваясь на звук. – Мы уйдем сегодня отсюда?

На результат выстрела Чики он даже не посмотрел. Взгляд сталкера был устремлен в другую сторону, а именно к входу в ангар, откуда они только что вышли. На сталкеров несся второй упырь.

– Спина! – Чика вскочил с места. – Про спину забыли, придурки! Как маленькие, ей-богу!

С этими словами Володя выпустил очередь в сторону мутанта. К нему тут же присоединились Антиквар со Стасом, практически в упор расстреливая несущуюся на них двухметровую тушу. Но за секунду до этого упырь словно пропал, превратившись в невидимку. На самом деле мутант развил такую скорость, что человеческий глаз попросту перестал его воспринимать. В воздухе словно сами по себе начали возникать фонтанчики крови – несколько пуль все же нашли свою цель. Упырь сбавил скорость, вновь стал видимым. Для сталкеров это был шанс.

– Вали его! – Иван старался не промахнуться по твари. – В башку! В башку цельтесь!

Но мутант и не думал умирать. Упырь потряс головой и снова выпал из поля зрения сталкеров.

– Не, ну не гад, а? – Антиквар перезарядил автомат, безуспешно пытаясь вычислить, откуда доносится утробное рычанье.

Сориентировавшись, сталкер выпустил длинную очередь в предполагаемом направлении. Пули безрезультатно ушли в пустоту.

– Не трать патроны зря, – посоветовал Данилов. – Бесполезно.

– Сам знаю, – согласился сталкер.

Стрелять в никуда не имело смысла. Оставалось только ждать. Стас знал: постоянно держать такой темп мутант не может, волей-неволей ему придется показаться. Вот только когда он это сделает?

Мутант не обманул ожиданий Стаса. Правда, появился он совсем не там, где его ждали. От сильного удара Чика выронил автомат и отлетел на добрых пару метров, крепко приложившись о землю лицом. Мутант оглушил сталкера, и тот остался лежать без движения.

Победоносно заревев, упырь устремился к неподвижно лежащему телу, совершенно не обращая внимания на Данилова и Антиквара – жажда крови затмевала инстинкт самосохранения. Хотя для такого монстра подобные ранения что укусы комара. Остановить упыря могли только повреждения в области головы или шеи. Но попасть в бегущего на приличной скорости монстра было очень сложно. Антиквар взвыл от отчаяния. Он не мог больше стрелять, рискуя попасть в товарища. Упырь подскочил к неподвижно лежащему телу, намереваясь добить человека.

Однако дальнейшего развития событий тварь предугадать не могла. Как только огромные руки начали поднимать бесчувственного сталкера, на шею упыря опустился тяжелый металлический уголок. Данилов сам не ожидал от себя такой выходки, просто сработали рефлексы, и оплотовцу в голову не пришло ничего более умного, как схватить валявшуюся на земле железяку, а затем со всей силы врезать мутанту по голове. К сожалению, железяка оказалась довольно тяжелой, и Стас смазал удар, попав твари в основание черепа. Но результат был достигнут. Упырь взревел то ли от боли, то ли от обиды, однако тело Чики выпустил и кинулся на обидчика. Но Стас уже ждал его – мутанта встретил свинцовый дождь, направленный прямо в уродливую морду. Длинная очередь напрочь снесла ему голову – Стас выпустил в монстра весь магазин. Обезглавленное тело рухнуло у его ног, окатив фонтаном черной крови и продолжая конвульсивно дергаться. Стас перезарядил автомат, после прошелся очередью по спине упыря, пока тот не затих. Наконец сталкер вытер забрало шлема свободной рукой и присел на корточки, пытаясь унять дрожь в коленях. Антиквар так и стоял на месте, опустив автомат, не в силах пошевелиться.

– Ну ты, ну я… – только и смог выдавить сталкер, продолжая стоять, как статуя.

Из ступора его вывел резкий окрик Стаса:

– Что ты встал?! Автобуса ждешь? – с этими словами Данилов подскочил к неподвижно лежавшему Чике, скидывая с плеч рюкзак.

Окрик подействовал на Антиквара не хуже кнута. Опомнившись, Иван побежал к напарнику. Стас тем временем покопался в рюкзаке и извлек из него аптечку. Подоспевший Антиквар, открыв забрало шлема Чикатило, пытался привести напарника в чувство. Данилов достал нашатырь, сунул пузырек Чике под нос. Тот вздрогнул и, открыв глаза, сильно закашлялся,

– Ой, блин, – произнес Чика, хватаясь за голову. – Вот это приложил, скотина.

– Цел? – участливо спросил Антиквар, устраивая голову напарника у себя на коленях.

– Нормально…

– Антиквар, берем его под руки и валим отсюда к чертовой бабушке, – встрял оплотовец.

Подхватив на руки плохо соображающего напарника, сталкеры поспешили к выходу из злополучного цеха. Пройдя немного дальше, Данилов провел друзей к диспетчерской. Чике был необходим отдых, оплотовец это прекрасно понимал. Войдя в здание, друзья продвинулись немного вперед, попутно обогнув глубокую яму, на дне которой жадно потрескивали «зажигалки». Миновав преграду, друзья подошли к одной из немногочисленных сохранившихся дверей. Стас вскинул автомат и нажал на спуск. Длинная очередь изрешетила створку, открывая проход. Оглядев сквозь приоткрытую дверь комнатушку, Данилов осторожно вошел внутрь, напарники последовали за ним.

– Ну, ты как? – участливо поинтересовался Иван у Чики.

– На букву «х», только не думайте, что хорошо.

– Шутишь? Значит, все нормально, – подытожил Стас. – Легкое сотрясение – малая цена за жизнь. Сильно он тебя?

– Не то слово, – Чика поморщился от боли. – Как протянул по хребту… думал – все, сломает напрочь. Благо броня на спине есть, а то б точно покалечил, падла. Где оно?

– Все, нету, – Антиквар развел руками. – В цеху валяется.

Чика посмотрел недоумевающим взглядом на Антиквара. Судорожно сглотнув, сталкер присвистнул:

– Ого! Как это вы его так уделали?

– Стас уголком.

– Чего? – Чика даже привстал от недоумения. – Каким еще уголком?

– Самым настоящим. Железным… – Антиквар еле сдерживал хохот. – Взял и башку уроду проломил.

– То есть как это – проломил? – Чика не мог поверить в услышанное.

Антиквар и Стас, не в силах больше сдерживаться, огласили пространство громогласным хохотом. Смеялись долго – сказывался стресс, перенесенный во время боя. Организм требовал дать эмоциям выход, и минутная разрядка пришлась как нельзя кстати.

– Нет, ну что я вам скажу, парни, – выдавил Антиквар, утирая выступившие слезы. – Я всякое видел, удивить меня сложно. Но чтоб упыря, да еще и дрыном по башке… это точно станет очередной притчей.

– Слышьте, вы, гоблины! – Чика оборвал напарника. – Кто-то мне пояснит, что тут было, пока я в отключке валялся?

– Все предельно просто, брат. Стас твою шкуру спас. Упырь тебя вырубил и уже рвать собрался. Когда этот уникум… – Антиквар затрясся в очередном приступе хохота.

– На самом деле я сам не ожидал, что так выйдет, – пояснил уже более-менее успокоившийся Стас. – Стрелять, не зацепив тебя, было невозможно. Пришлось схватить первое попавшееся под руку и треснуть, чтобы он тебя отпустил. Ну а там уже дело техники. Девять-тридцать девять – еще тот аргумент. Самое сложное – попасть. А когда в упор очередью, он просто не успел восстановиться.

– Ну вы, блин, даете, – Чика наконец нашел в себе силы сесть. – Спасибо.

– Та ну… – оплотовец махнул рукой. – За что? Ты бы сделал точно так же.

– Нет, – Чика серьезно посмотрел на удивленного таким ответом оплотовца. – Железяка больно тяжелая. Мне такая не под силу.

Троица опять закатилась хохотом.

Отсмеявшись, Антиквар вновь стал серьезным:

– Ладно. Поржали и хватит. Пора валить отсюда. Стас, ты бы обтерся. Я понимаю, что на твоем комбезе это не так видно, но вонь от крови моментально привлечет других мутантов.

– Чем только? – Данилов недоуменно развел руками. – Было бы чем – уже б вытер.

– Как дети малые, честное слово! – Антиквар досадливо всплеснул руками. – Вам что, обязательно мамка нужна? Вечно возись с ними. То с этим, – кивок в сторону Чики, – теперь с тобой. На, – порывшись в рюкзаке, сталкер достал поллитровую бутылку водки. – Не спирт, конечно, но бодяга еще та, ототрет. Ветошь есть?

– Есть.

– Вперед и с песней. Так, Стас, давай оттирайся, потом перезарядим магазины и айда.

Через десять минут сталкеры, приведя себя в порядок после мясорубки и снарядив магазины, были готовы к выходу.

На горизонте никого не было.

– Там, – Стас показал рукой в сторону депо. – Есть проход. Он выведет нас на дорогу к Мертвым землям. Если его обойти, то с задней стороны вход в тоннель. Как раз чтобы протиснуться по одному. А дальше он выходит к бывшей базе наемников, расположенной в западной части Мертвых земель. Ею редко пользуются. Причина в самом проходе – тоннель забит аномалиями. Хотя при наличии детектора, болтов и смекалки можно пройти. Я ходил. Правда, давно. Но другого пути, к сожалению, у нас нет. Если мы пойдем старой дорогой, нас сразу засекут. У наемников, сами знаете, люди в клане не даром хлеб жуют. Иду первым, вы за мной. До самого нагромождения локомотивов спокойно. А вот дальше будет весело. Антиквар, – Стас внимательно посмотрел на сталкера, – держи детектор, будешь контролировать меня со спины. Чика! Ну а ты…

– Все понятно, – кивнул сталкер, не развивая тему разговора дальше.

Данилов захлопнул шлем и осторожным шагом направился по путям, увлекая за собой остальных.

Они смогли пройти половину намеченного маршрута, когда со стороны недостроенной четырехэтажки раздался звук, отдаленно напоминающий человеческий крик. Сталкеры остановились и посмотрели в том направлении, внутренне подобравшись. Звук повторился, меняя тональность, достигнув вскоре ультразвукового порога. Так кричать могло только одно существо.

Мантикора. Хозяйка Зоны. Непобедимое, невероятно сильное существо, редко встречающееся в этих просторах. Свирепая, кровожадная и абсолютно беспощадная бестия.

Обладательница голоса не заставила себя долго ждать. Исполненная уверенности в своей безнаказанности и власти над этими территориями, мантикора медленно забралась на нагромождение бетонных блоков и внимательно посмотрела на сталкеров. Расстояние было довольно большим, но все знали, что это для нее не проблема.

Стас начал бешено вращать головой в поисках пути к отступлению. Тягаться с мантикорой было сущим самоубийством. Убить ее почти невозможно. С таким оружием и защитой, как у них, шансов не было. Она передавит сталкеров, как котят.

Тварь сидела, не двигаясь, продолжая смотреть на сталкеров огромными и желтыми, словно солнце, глазами на почти человеческом лице. Грудь – гора великолепных мускулов – медленно вздымалась в такт дыханию. Огромные, похожие на кошачьи лапы приподнимались по очереди, выпуская когти. Бетон под этими когтями крошился, словно черствый хлеб. Мутант не спешил нападать, гипнотизируя жертв. Мантикора знала, что они никуда не денутся, и наслаждалась их страхом.

– Все, – голос Антиквара был так тих, будто сталкер боялся, что зверюга услышит его сквозь забрало. – Теперь точно конец. Вот кого ждал упырь. Не хотел идти, думал пересидеть. Теперь мы будем вместо него. Обедом.

Мантикоре наконец надоело сидеть. Она встала, потянувшись. Волна пробежала по ее спине от головы до маленького хвоста. Тварь зашипела, присела на задние лапы для прыжка, но с места пока не двинулась, наблюдая за сталкерами.

Первым из оцепенения вышел Стас:

– Уходим. У нас есть шанс, пока она не прыгнула.

Люди осторожно начали пятиться в сторону вагонов. Шаг за шагом, не спуская глаз с чудовища. В какой-то момент Стасу показалось, что она улыбается. Сомнений не было – полностью уверенный в своем превосходстве мутант решил с ними поиграть, давая сталкерам фору. Наконец, видимо, решив, что отпустила людей достаточно далеко, тварь издала победный рев и бросилась вдогонку.

– В вагон, бегом! Там не достанет! – закричал Данилов, увидев одиноко стоящий на путях вагон-рефрижератор.

Сталкеры со всех ног побежали к спасительному укрытию.

Сейчас некогда было думать о радиации, которая может ждать внутри, или еще о каких-либо неприятностях. Страх гнал людей вперед. Необходимо было попасть внутрь раньше, чем мантикора их настигнет.

Стас вскочил на порожек и рванулся вверх, стараясь дотянуться до расположенных выше поручней. Первая попытка оказалась неудачной – нога соскользнула, и Стас упал спиной назад, чуть не придавив Антиквара.

– Быстрее! – в голосе Ивана проскользнули истерические нотки.

Антиквар проскочил мимо него и буквально пулей влетел в темное нутро вагона.

Оплотовец поднялся и вбежал следом за товарищем. Заскочивший последним Чика налег на дверь, пытаясь закрыть ее раньше, чем бегущая мантикора достигнет их убежища. Створка нехотя подалась, но, не дойдя до конца, заклинила в направляющих. Стас тут же подскочил к напарнику. Вдвоем сталкеры попытались закрыть дверь до конца.

– Быстрее, твою мать! – проорал Антиквар, подбежав к друзьям.

Стас до боли закусил губу, со всех сил навалившись на упрямо сопротивляющуюся створку.

Вскоре под натиском друзей и обилием матюгов дверь сдалась и с громким стуком встала на место. Буквально в нескольких метрах от вагона раздался душераздирающий рев – мантикора была уже здесь. В это время Чика подобрал первую попавшуюся под руки железку и намертво заклинил дверь. В следующую секунду последовал удар. Сталкеры отпрянули от двери. Вагон сильно качнуло. Тварь вновь заревела и принялась ходить вокруг вагона, периодически с силой бросаясь на него, проверяя металлические стенки на прочность. Старый вагон скрипел, уши закладывало от невообразимого грохота, стенки местами прогибались – это зрелище в свете фонарей сталкеров выглядело просто ужасным.

– Я, честно говоря, не знаю, каким макаром охотники в одиночку на таких вот ходят, но у меня в штанах сейчас что-то хлюпает… – не договорив, Чика упал на пол, потеряв равновесие от очередного нешуточного удара.

На головы сталкеров посыпались ржавчина и мелкие куски внутренней оболочки вагона. Раздался леденящий душу вой. Мантикора, сообразив, что добыча недоступна, принялась бесноваться от злобы. К постоянным ударам добавился противный, режущий ухо скрип. Как будто кто-то камнем со всей силы скреб по стеклу. Тварь в исступлении царапала когтями металл, словно надеялась выковырять сталкеров оттуда.

– Погоди, сейчас она начнет вскрывать вагон, как консервную банку. Тогда не только захлюпает, но и забулькает, – голос Антиквара заметно дрожал.

– Не сможет. Стенки прочные, – уверенно проговорил Чика. – Местами, может, и сковырнет, но не пролезет.

– Ты в это веришь? Он стоит тут черт знает сколько. Дожди, Всплески, коррозия… да он ржавый насквозь.

Вагон вновь содрогнулся от сильного удара – мантикора запрыгнула на крышу. На головы сталкерам посыпалась ржавчина. Тварь кричала и бесновалась, пытаясь достать своих обидчиков. Пока ей это не удавалось. Спрыгнув на землю, она вновь принялась методично описывать круги вокруг рефрижератора, пытаясь найти хоть какой-то лаз или щель. Сталкеры сидели не шевелясь.

– Блин, еще и фон здесь завышенный, – пробормотал Данилов.

– Не дрейфь, минут сорок мы точно продержимся, а там, если не уйдет, – уже все равно будет, – хмыкнул Иван.

– Я лично подыхать не собираюсь, – отрезал Стас.

– А че ты сделаешь? – огрызнулся Чика. – Во-первых, как ты отсюда вылезешь? А во-вторых, если вылезешь, что делать будешь? Со своей пукалкой против нее пойдешь?

И действительно, подгоняемые страхом сталкеры совсем не подумали о такой маленькой детали, как обратный путь. Данилова как обухом стукнули по голове, он вдруг понял: они оказались в ловушке. Мантикора не уйдет, пока не выковыряет их отсюда. И вскоре вагон, который сталкеры решили использовать как убежище, станет для них могилой.

«Э, нет, – разозлился на себя за истерику Стас. – Я тут не собираюсь оставаться!»

– Все равно, – упрямо продолжал гнуть свое оплотовец. – Надо вертеться. Ты думаешь – залез в железную банку, и все? Ага, мечтай. На нас центнера два мяса давит. Не прорежет когтями, так пробьет. Думаем, думаем…

– Стасяра, нечего придумывать, – проговорил Антиквар. – Мы бессильны.

– На моей памяти… ветераны рассказывали, мантикора выковыряла из железного вагончика и сожрала целый квад. Мы вполне можем повторить их судьбу.

Но, видимо, Зона решила, что умирать им пока рано.

Неожиданно снаружи прогремел взрыв, затем еще один. Вагон вместе с сидящей внутри троицей подбросило взрывной волной и опрокинуло на бок – взрыв произошел очень близко. Самих сталкеров разбросало по углам. Создалось ощущение, будто кто-то огромный и сильный схватил рефрижератор и потряс его, проверяя содержимое. Данилов врезался головой в стенку. Сознание оплотовца померкло.

Через некоторое время Стас пришел в себя и попытался понять, что происходит. В голове громыхала какофония звуков. Ему показалось, будто у него в мозгу кто-то бил в огромный барабан, стремясь довести сталкера до помешательства. Барабан сменился громкими раскатами звонящего колокола. Стас попытался встать, но тут же упал, не в состоянии держать равновесие. Не соображая, что делает, стянул шлем. Он задыхался. Через секунду его скрутил рвотный спазм – Данилов сложился пополам, выплескивая наружу остатки утреннего завтрака. Полегчало…

Стас рефлекторно утерся рукавом, не прекращая трясти головой, будто надеясь, что так быстрее придет в себя. Под носом оказалось что-то теплое и липкое.

Взрыв, усиленный эхом внутри вагона, привел к сильной контузии, последствия которой сейчас переживал Стас. Вскоре сознание постепенно начало проясняться. По крайней мере, глаза различили сквозь туман узкую полоску света. По-прежнему оставаясь оглушенным, оплотовец пополз на коленях к этому просвету, словно измученный жаждой путник к озеру-миражу. Спустя несколько минут Данилов вылез наружу сквозь образовавшийся проем: в месте, где раньше была большая погрузочная платформа, теперь оказалась пустота. Уставший за время простоя металл петель плиты попросту треснул, когда вагон опрокинуло взрывной волной. Путь наружу оказался запредельно сложным для повторно контуженного Данилова. Едва оказавшись снаружи, он упал лицом вниз, лишившись чувств.

Но через несколько минут вновь очнулся. Было немного лучше. Не открывая глаз, Стас попытался прислушаться. Где-то вдалеке послышался собачий вой. С удивлением оплотовец отметил, что лежит на спине. Подождав несколько секунд, он открыл глаза и, сфокусировавшись, увидел ствол автомата, направленный прямо в лицо.

– Здоров, чудило! – раздался насмешливый голос. И тут же продолжил: – Подъем! Не то я тебе щас чердак в хлам разнесу, отвечаю!

Судя по тону, говоривший явно не шутил.

Стас попытался подняться, но, видимо, неизвестный гость решил не дожидаться, пока оплотовец окончательно придет в себя, и рывком поднял его на ноги. Стас удивился, как легко ему это удалось. Спустя мгновение он понял, что стоящий перед ним человек одет в экзоскелет, поэтому вес оплотовца не имел для него принципиально важного значения. Поведя глазами по сторонам, Стас обнаружил себя стоящим в окружении точно таких же облаченных в экзоскелетные скафандры людей. Он сфокусировал зрение на расцветке и эмблеме странного отряда. Эмблема была не знакома.

– Ну привет, дядя, – проговорил один из неизвестных.

Динамик, встроенный в шлем скафандра, до неузнаваемости искажал его голос. Закончив фразу, говоривший ударил Данилова прикладом в живот. Тот согнулся пополам – воздух вылетел из легких подобно снаряду – и упал на колени, заваливаясь на бок. Дикая боль пронзила тело со стороны поврежденного ребра, Стас закричал, не в силах терпеть, и потерял сознание.

– Э, Чебур, спокойно! – проговорил кто-то. – Убьешь на фиг!

– Не парься, – ответил тот, кого назвали Чебуром. – Я ж легонько.

Шутка явно пришлась по душе собеседникам, и толпа громогласно заржала.

– Ладно, забирайте этого урода, будем разбираться, – прервал смех еще один голос.

Лежавшего без движения Стаса подхватили под мышки и поволокли в сторону четырехэтажки.

 

Сознание вернулось к Антиквару внезапно, словно в голову сталкеру пролезла рассерженная пчела и тут же подло ужалила в мозг, надеясь доставить ему максимум мучений. Иван согнулся пополам, закричав от боли.

– Чего орешь? – мгновение спустя донеслось до него откуда-то издалека.

На самом деле Чика – именно он задал напарнику этот вопрос – был совсем рядом. Просто оглушенному взрывом сталкеру показалось, будто напарник кричит ему откуда-то с большого расстояния.

– Не… я… а, черт, голова! – Иван разразился отборной бранью.

Голова раскалывалась. Казалось, мозг отделился от черепной коробки и, периодически ударяясь о ее стенки, пустился в свободное плавание.

Легче, вопреки ожиданиям, не становилось. Сталкер попытался подняться, но не смог – новая вспышка боли пригвоздила его к полу. К горлу подкатил комок, предательски намереваясь вылезти наружу.

– На, – Чика, в отличие от напарника, выглядевший немного лучше, протянул ему небольшую капсулу.

– Это… – Иван в сотый раз сглотнул слюну – Что?

– Лекарство. Контузило тебя, вот и плющит.

– А, – больше не говоря ни слова, Иван положил таблетку в рот и устало откинулся на пол. Спустя некоторое время сталкер почувствовал себя намного лучше.

– Где Стас? – спросил он напарника, как только обрел способность нормально разговаривать.

– Не знаю, – глухо отозвался Чика. – Шлем его здесь валяется. Судя по большой луже блевотины, ему еще хуже, чем нам. Но тут его нигде нет. Я ходил на улицу. Нам повезло: под вагоном рвануло что-то, и он раскололся, как скорлупа… вернее, дверь с петель слетела. Мантикоры нет, Стаса тоже нет. Есть какие-то следы, ведущие в сторону недостроя. Их много, возможно, те, кто наследил, забрали Стаса. Или, что маловероятно, он уполз куда-то, оглушенный. Но тогда б я его нашел – когда так хреново, далеко не уползешь.

– Следы? – удивленно спросил Иван – лекарство действовало, с каждым вздохом принося облегчение. – Где ты там следы увидал, следопыт?

– На земле, по которой ногами ходят. В экзоскелете…

– Что? – глаза Антиквара полезли на лоб.

– Я тоже удивился, потому как народу много было. Человек десять, не меньше. Вытоптали целый пятак.

– К недострою, говоришь?… – Иван, скрипя зубами, поднялся. – Ну, пошли, посмотрим, что там за чучела.

– Ты в норме? – поинтересовался Володя. – Я-то давно очнулся.

– В норме не в норме… какая, на хрен, разница? – отрезал Антиквар. – Стаса надо искать. Залезет еще куда…

– Ну как знаешь, – ответил Чика и пошел к пролому.

Иван несколько секунд постоял, прислушиваясь к собственным ощущениям, а после, подняв шлем Данилова, шагнул за напарником.

Чикатило ждал его на улице, внимательно разглядывая дорожку следов, уходящих к четырехэтажке.

– Они забрали Стаса. Видишь… – сталкер указал на полосу, тянущуюся вместе с остальными следами.

– Да, – подтвердил Иван.

– Судя по всему, он без сознания. Так как его тащили, словно мешок с картошкой, – резюмировал напарник.

– Что делать будем?

– Пойдем посмотрим, а там решим по обстоятельствам, – задумчиво произнес Чика.

– Хорошо, – коротко ответил Антиквар: последствия контузии еще давали о себе знать, отчего сталкер на время лишился своего красноречия.

Напарники осторожно двинулись в сторону недостроя.

Достигнув цели, Чика знаком показал Ивану залечь, а сам ужом пополз к ведущей наверх лестнице, откуда доносились голоса. Спустя несколько минут сталкер вернулся.

– На втором этаже четыре человека. Точно сказать не могу, там возле лестницы охранник стоит, потому и не видел. Но судя по голосам – четверо.

– О чем болтают?

– Да так… дурью маются. Или ждут кого, или просто отдыхают.

– Думаешь, Стас у них?

– Пока не увидим – не узнаем. Так что…

– Ясно…

Антиквар замолчал, взвешивая шансы.

– Пошли в гости зайдем? – поинтересовался Чика.

Иван не успел ответить. Со спины раздался посторонний звук. Услышав шорох, Чика запоздало повернулся и тут же получил по забралу прикладом.

– Лежать! – с угрозой проговорил человек в экзоскелете, целящийся в сталкеров из импортной вин-товки.

Из-за спины неизвестного показались еще трое.

– Че там, Берия? – проворил один из троицы.

– Не знаю… обормоты какие-то пасутся, – ответил стоящий перед сталкерами Берия.

– Парни, – Володя попытался разрулить ситуацию. – Че вы так с ходу?! Давайте нормально поговорим, а потом уже предъявлять будете!

– Варежку закрой, – прорычал Берия.

– Погоди, – сказал стоящий в отдалении человек. Видимо, старший. – Дай разглядеть…

– Подорвались, чудилы! – с угрозой в голосе произнес еще один сталкер, стоящий возле старшего.

Антиквар первым поднялся на ноги и внимательно взглянул на стоящую полукругом группу людей, одетых в экзоскелеты. Рассмотрев расцветку и тип брони, в которую были упакованы сталкеры, Иван крикнул:

– Чтоб я сдох! Душегуб, здорово!

– Ну-ка, лицо покажь, – удивленно сказал старший.

Иван открыл забрало, показывая лицо.

– Антиквар, ты, что ли? Вот это номер! Не ожидал!

Берия тут же убрал ствол, демонстрируя, что они свободны.

– Оп-па! И дружок тут твой! – крикнул главарь, увидев лицо Чики. – Слышь! Чикатилыч! Давай ко мне. С такой кличкой только у нас жить можно.

Сталкеры дружно заржали.

– Меня и так неплохо кормят, – осклабился Чика.

– Ну как знаешь. Если этот жлоб тебя достанет – знаешь, кого искать. Вы что тут забыли? – поинтересовался Душегуб у сталкеров.

– Человечка одного ищем.

– Вопросов нет, – ответил главарь. – По работе или как?

– Нет, с нами шел…

– Понятно. Ну, пошли наверх, посидим. Мои орлы тут мужика какого-то оприходовали. Вот, иду смотреть, что за птица.

Сталкеры поднялись наверх, где их дожидались еще четверо из группы Душегуба. Компания расположилась таким образом, чтобы держать под контролем все подступы к недострою. То, что сталкеров застали врасплох, была их заслуга. В центре помещения на веревке, перекинутой через потолочную балку, вниз головой висел Стас. Он был без сознания.

– Это он, – выкрикнул Антиквар, узнав оплотовца.

– То есть? – удивленно пробормотал главарь.

– Это наш парень, мы вместе шли…

– Антиквар! – в голосе главаря послышались удивленные нотки. – Я не понял? Ты к Верещагину подался? Или мы тебе насолили чем?

– Душегуб, при чем тут ты вообще? Отпусти человека.

– То есть как это при чем? – не унимался тот, кого назвали Душегубом. – Ты же знаешь, я этих идеалистов с давних времен на дух не переношу. А этот бродил тут возле стоянки, вынюхивал что-то… а тут, оказывается, он твой дружок? Как мне это понимать?

– Кто? – Антиквар откровенно заржал, понимая всю несуразность ситуации. – Стас? Да он контуженный напрочь. Мы вместе шли. Ему проводник нужен, вот мы с Чикой и подвязались.

Истинную причину своего появление здесь Антиквар решил пока не называть, чтобы не нарываться на лишние вопросы, которые обязательно будут. Душегуб славился своим любопытством.

– Опусти, – приказал Душегуб одному из сталкеров.

Охранник перерезал веревку, и оплотовец мешком свалился на пол. От удара он пришел в себя, глухо застонав. Чика тут же подскочил к напарнику, достал аптечку и принялся над ним колдовать.

– Лихо вы его… – обронил Антиквар, с сочувствием глядя на окровавленное лицо Данилова.

– А эт не мы… – усмехнулся Душегуб. – Он такой и был. Его только Чебур разик прикладом шваркнул. Для порядку.

Сталкеры дружно заржали.

– Мы в вагоне от мантикоры прятались, потом рвануло, а когда очнулись, его уже не было. Вот мы с Чикой и пошли на поиски.

– Мантикора? Так это мы ее из «Мухи» грохнули. Как увидели, что она возле того вагона трется, так Дыба ее и… Ну что, болезный? – крикнул главарь Стасу, видя, что тот сел на пол. – Оклемался?

Данилов через силу кивнул. Препараты, которые вколол ему Чика, начали действовать. Но чтобы полностью восстановиться, оплотовцу требовалось время.

– Совсем с головой не дружите? – слова давались Стасу с большим трудом. – Или вы на всех так кидаетесь?

– Не хами, – отрезал Душегуб. – У тебя что, на роже написано, что ты с Антикваром? А может, тебя твой полковник заслал? Откуда я знаю?

– Бить-то зачем? – не унимался Стас.

– Ну извини, – развел руками Душегуб. – Чебур, он такой – хлебом не корми, дай в рыло кому-нибудь дать.

– Душегуб, какого?… – отозвался Чебур. – Я тут при чем?

– Цыц, – примирительно ответил старший. – Шутка же.

Сталкеры, с которыми повстречались напарники, сильно отличались от остальных. Во времена клановых разборок всегда находились те, кто был недоволен существующим порядком вещей. Они откровенно не поддерживали межклановую вражду, считая, что это все игры главарей за место под солнцем, из-за которых страдают остальные члены группировок. Одним из таких был сержант «Оплота» по прозвищу Душегуб. Когда его недовольство достигло предела, Душегуб ушел из клана, сказав, что больше не будет участвовать в откровенной резне. Квад его не поддержал, и Душегуб ушел один. Учитывая прошлые боевые заслуги ветерана, Верещагин сохранил ему жизнь, но объявил бывшего сержанта вне закона, и вход на территорию базы «Оплота» ему был заказан. Однако Душегуб был не единственный, кто не принимал межклановых войн. Вскоре ему удалось сколотить вокруг себя небольшой отряд единомышленников, состоящий из представителей разных группировок. Здесь были и бывшие наемники, и вольные сталкеры, и оплотовцы, и даже пара бандитов. По имени старшего сталкеры прозвали их «душегубами». Клички, само собой, поменяли на соответствующие новому статусу: Иуда, Берия, Дыба, Палач и тому подобные. Теми немогими в клане, кто остался при своих «именах» были трое, составлявшие его костяк: Душегуб, Фраер и Чебур, прозванный так за непомерно большие, как у Чебурашки, уши.

Фраер отвечал за экипировку, а Чебур занимался подготовкой бойцов. Надо признать, что это ему удавалось. Все члены группы отличались свирепым нравом и прекрасной подготовкой. Слабаки, не уверенные в собственных силах, отсеивались сразу. По силе «душегубы» не уступали спецназу и не раз доказывали это на деле.

Так в Зоне появилась своя коза ностра: группа отчаянных первопроходцев, людей, способных выполнить такой заказ, за который никто больше не брался. Они переправляли за Периметр редкие артефакты и прочие прелести, рождавшиеся в Зоне. Иногда – за нормальную плату, конечно, – «душегубы» могли взяться за дела и покруче: например, отыскать и доставить на Большую землю человека, сбежавшего в Зону от проблем или долгов. Имея тесные контакты за пределами Зоны, Душегуб чувствовал себя абсолютно вольготно, практически ни в чем не нуждаясь.

 

Военные сталкеры давно имели зуб на Душегуба и его компанию, но реализовать планы по их устранению пока не удавалось никому. К остальным сталкерам «душегубы» не цеплялись, держались особняком. Но частенько шли на выручку одиночкам, подавшим сигнал бедствия, если находились неподалеку. А вот с кем у главы клана отношения не заладились – так это с Верещагиным, из-за давних разногласий. Полковника сталкер откровенно недолюбливал, считал самодуром. Тот, в свою очередь, тоже не питал к Душегубу особой симпатии, но карательных мер пока не принимал – это было не так-то просто. В отличие от простых сталкеров «душегубы» являлись профессионалами. Законы братства в отряде чтились свято, отношения строились на дружбе и доверии. Однако дисциплина была строгой. За малейшее неповиновение – смерть.

– Короче, Антиквар, – обратился главарь к сталкеру. – Я против тебя и твоего подельника ничего не имею. Но… – сталкер угрожающе понизил голос. – Ты же знаешь, я с верещагинскими в говорилки не играю. Можем и не узнать в следующий раз. Ну что, Антикварище? Чем платить будешь?

– Не понял?…

– Че ты не понял, чудило? – удивился стоящий рядом Чебур. – Тебе шкуру спасли, а ты бодаешься?

Лицо сталкера выглядело так, словно его заставили съесть целиком лимон.

– Слушай, Душегуб, а давай я…

– Убивец, че ты череп грузишь? – не унимался Чебур. – Нам оно надо, уговаривать?

– Чебур, помолчи, – главарь призадумался. – Дай человеку мозгами пораскинуть.

– Че там раскидывать? Слышь, чушкарь! Колись давай на хабар, тебе пацаны услугу…

– Я тебя щас порву на фашистские знаки, если хлебало не заткнешь! – прорычал Душегуб.

– А иди ты… – обиделся Чебур.

Но замолчал и принялся как ни в чем не бывало расхаживать взад-вперед, что-то бурча себе под нос.

– Ладно, – главарь уставился на сталкеров. – Выкладывайте что есть. По закону, вы нам по-любому торчите. Так что…

Антиквар вздохнул, затем полез в рюкзак и достал оттуда контейнер, который недавно забрал у мертвого Шведа.

– Пойдет?

Душегуб взял протянутый тубус и осторожно открыл, заглядывая внутрь. Данилов голову готов был дать на отсечение, что брови сталкера от удивления улетели едва ли не на затылок.

– Нормально, – после секундной паузы выдавил Душегуб. – Годится. Откуда?

– Неважно. Мы в расчете?

– Да. Все ровно.

– Ну тогда у меня к тебе вопрос.

– От же Антиквар, вот жучара, – довольно рассмеялся Душегуб. – Не бывает, чтоб не замутил чего-нибудь. Валяй, я добрый.

– Тебе про наемников ничего не известно?

– Наемников? А тебе зачем?

– Надо, – уклончиво отозвался Антиквар.

– Есть кое-что. Но тебе это будет стоить…

– Душегуб, завязывай, – отрезал сталкер. – Ты же прекрасно знаешь, сколько реально «весит» бирюлька у тебя в руках. Там не то что информация, там полная стоимость почетного эскорта до ЧАЭС и обратно.

– Жмот, – снисходительно хмыкнул главарь. – Ладно. В общем, недавно сцепились мы с одной бригадой. Ну, типы не промах оказались – пришлось попотеть. А разборки начались из-за того, что эти орлы перекрыли нам канал сбыта. Ну а я на принцип пошел. Это моя корова, и я ее дою. Договорились о встрече в Мертвых землях и предъявили по полной. Те сделали вид, что не при делах. А я и говорю: здесь моя земля, и по всем вопросам ко мне. Ребятки на дыбы поднялись. Постреляли мы чуток и разбежались. А потом со мной связались серьезные люди, чтобы я прикрыл вопрос и не лез. Походу у них там тоже кто-то есть конкретный. Короче, пока они там трут между собой – я без работы сижу. Оно вроде неплохо, выходные себе забацать, но…

– Понятно, – перебил бандита Антиквар. – А старшего их не знаешь?

– Да вроде знаю. Кличка у него такая странная. То ли Пастух, то ли…

– Чабан?

– О! Точно! Чабан. А тебе с него интерес какой?

– Я думаю, что мне тоже неплохо знать, что эти укурки затеяли, – отмахнулся сталкер, стараясь придать голосу безразличное выражение. – Они мне кое-где дорогу перешли. Вот и…

– Да ладно?

– Серьезно.

– Ну понятно, – махнул рукой бандит. – Ты что-то еще хотел? Или как?

– Или как.

– Тогда мы покатили. Нам еще топать. Мужчины! – Душегуб крикнул стоящим в охранении сталкерам. – Собираемся и валим. Времени в обрез. Дыба! Сгоняй, посмотри что там в округе?

Сталкер, к которому обратился Душегуб развернулся и вдруг… ПОБЕЖАЛ?!

В экзоскелете, учитывая особенности конструкции, бегать было невозможно. Сервоприводы ног и сами амортизаторы не позволяли этого делать. Оплотовцы пытались поправить эту оплошность, существенно уменьшив вес костюма, однако все это делалось за счет брони и электроники, входящей в его состав. Из-за этого экзоскелет становился просто грудой бесполезного железа.

– Видал? – Душегуб поймал взгляд Антиквара.

– Однако, можете, – с завистью в голосе пробормотал сталкер.

– У нас Фраер и не такое сделает, дай только срок. И денег побольше.

Сталкер от души заржал, предлагая разделить с ним шутку.

– Ладно, пошли мы, – отсмеявшись, главарь вновь стал серьезным.

– Давайте, – Антиквар не стал тратить драгоценное время. Выстроившись гуськом, «душегубы» направились в сторону высохшего озера.

Антиквар шумно выдохнул.

– Ф-фух. Ну, Стас, заставил ты меня понервничать.

– Да я сам едва не обделался. Они меня чуть на ремни не порезали.

Стас наконец обрел способность нормально мыслить и разговаривать. Тошнота ушла, появились силы.

– Ты как? Идти можешь? – поинтересовался Иван у оплотовца.

– Нормально. Еще немного мутит. Спасибо Чике за «коктейль».

– Будешь должен, – буркнул сталкер.

– Это точно, – согласился Антиквар. – Ладно, берите свое барахло и пойдем. Нечего тут сопли растирать. Ну, блин, если вернемся – я с тебя и твоего полковника спрошу по полной программе.

Стас недоуменно уставился на Антиквара.

– Это он из-за артефакта переживает, – пояснил Чика. – Глаз на него положил. Думал продать подороже. А теперь… хотя я думаю, зря он так мучается.

Чика тихонько рассмеялся.

– Больше половины стоимости он все равно за него не выбьет.

– Заткнись, – зло бросил Иван. – Тебе почем знать, что я его не продам?

– Вано, я тебя прошу, – отшутился Чика. – Таких денег у сталкеров нет, только у барыг. А их расценки ты не хуже меня знаешь. Не парь себе мозги. И нам тоже.

– Короче! – сдался Антиквар. – Не хочу на эту тему больше разговаривать. Не давите на мозоль! Давай, Стас, веди.

Данилов, чувствовавший себя неловко перед напарником, виновато шмыгнул носом и натянул шлем:

– Хорошо. Идем вон в тот тоннель, – палец оплотовца указал на еле заметный из-за нагромождения металлического хлама проход. – Схему движения не меняем.

Группа, выстроившись гуськом, устремилась к старому тоннелю.

Когда-то этот проход выводил к железнодорожному депо, где осуществлялась отгрузка вооружения и боеприпасов для военных подразделений области. Зона незамедлительно внесла свои коррективы и здесь, видимо, посчитав ширину тоннеля слишком большой для человека. Рассадив по всему коридору всякого рода неприятности, добавив антуража в виде разнокалиберного металлолома, Зона осталась довольна и принялась собирать свою страшную жатву среди желающих сократить маршрут.

При подходе к тоннелю сталкеров ждал неприятный сюрприз – вход был полностью завален.

– Тьфу ты, черт, – выругался Антиквар. – Ну что за непруха сегодня?

– Видимо, Всплеском завалило, – попытался оправдаться Стас.

– Да какая, на хрен, разница – почему завалило! Как разгребать теперь?

В разговор вмешался Чика. Внимательно осмотрев завал, сталкер удовлетворенно хмыкнул и посмотрел на напарников:

– Прорвемся. Дайте-ка мне по гранате.

Не задавая лишних вопросов, друзья вручили ему оставшиеся гранаты и принялись наблюдать за дальнейшими действиями напарника. Тем временем Чика расположил полученные гранаты в строгом порядке, добавив две свои. Затем, осторожно соединив всю эту конструкцию веревкой, извлеченной из рюкзака, по очереди выдернул чеки.

– А теперь прячем головы в песок, страусы, – радостно протянул Чика и, дождавшись, когда друзья спрячутся в укрытии, дернул за веревку. Раздался взрыв.

Поднимая тучу пыли, вверх полетели камни, балки опор и прочий хлам, которым был завален вход. Ждать пришлось долго. Поднятая взрывной волной пыль и мелкий мусор все никак не могли улечься. Наконец, дождавшись момента, когда впереди прояснилось, сталкеры подошли к проходу. На разгребание остатков завала ушло не более десяти минут, и вскоре путь был полностью свободен.

План Стаса оказался довольно рисковым. К сожалению, иной возможности незаметно подобраться к Заброшенной части в Мертвых землях у них попросту не было. Оплотовец осторожно подошел к входу. Внимательно посмотрел в кромешную тьму, пытаясь что-то разглядеть, а потом Стас включил мощный фонарь на шлеме и сделал первый шаг. Второй. И тут же замер, услышав предупреждающий окрик Антиквара:

– Стоять!

Данилов встал как вкопанный, с поднятой ногой.

– Опусти ногу, не дергайся, – голос напарника действовал на него успокаивающе. – Слева аномалия. Бери правее.

Стас послушался. Отвлекаться на свой детектор он не мог, боясь не заметить что-то важное, и полностью зависел от товарищей.

– Правее, еще правее. Стоп. Теперь налево, на десять часов. Осторожно, правее «зажигалка». На одиннадцать еще одна. Иди строго прямо, ни шагу в сторону.

Стас послушно двигался в направлении, которое указывал Антиквар. Сам Иван вместе с Чикой шли точно след в след за оплотовцем. Пока путь был вполне терпимым, но бывалые сталкеры знали: так долго продолжаться не будет. Петляя, выискивая узкие проходы между аномалиями, напарники медленно продвигались по тоннелю.

Стас приблизительно помнил расположение аномалий в тоннеле, но однозначно в нем уверен не был, поэтому шел словно впервые. Никому не известно, что преподнесет следующий метр. Антиквар продолжал монотонно бубнить, буквально пошагово выстраивая маршрут движения. Следующие десять метров группе пришлось преодолевать практически на коленях – с потолка огромными гроздьями свисала радиоактивная плесень. Время тянулось невероятно медленно. Казалось, дороге сквозь тоннель не будет конца. Пройдя, судя по ориентирам, примерно половину пути, сталкеры, уже потерявшие счет времени и количеству человеческих останков, беспорядочно разбросанных на полу, столкнулись с серьезной проблемой. Дорогу им преградило казавшееся сплошным поле гравитационных аномалий.

– Все, – выдохнул обессилевший от огромного напряжения Антиквар. – Приехали.

Напарники выглядели не лучше. Теперь троица топталась в нерешительности, соображая, что делать.

По негласному сталкерскому поверью назад идти было нельзя. Вольный бродяга никогда не пойдет назад по одному и тому же маршруту – обязательно погибнет. Эта примета появилась не зря. Многие умерли, считая, что можно пройти назад так же, как и пришел. Умерли, недоумевая… если Зона пустила тебя куда-то, то назад пути не будет.

– Выхода нет, – пробормотал Стас.

Люди стояли и молча смотрели на гудящую и искрящуюся субстанцию, выстроившуюся перед ними. Антиквар, поразмыслив, полез в карман:

– Что? – посмотрел он на недоумевающих сталкеров. – Берем болты и пошли. В первый раз, что ли?

– Нет, не в первый, – оплотовец не мог понять, к чему клонит Антиквар. – Но там нет прохода!

– Ошибаешься! Есть! Посмотри внимательно. Ты видишь, чтобы какая-нибудь аномалия пересекалась с другой?

– Нет.

– Значит, проход есть. Просто разрешающей способности детектора не хватает его выделить. Аномалии показываются сплошным пятном. Расстояние слишком маленькое. Может, корпус человека, может, половина – я не знаю. Но оно есть. Однозначно. Просто болтами надо аккуратно его найти.

С этими словами Иван бросил болт перед собой. Пролетев примерно с метр, железяка угодила аккурат в аномалию. «Грави» загудела и с оглушающим хлопком разрядился. Та же участь постигла ее товарок. Постепенно, бросок за броском картина стала более-менее проясняться. Стас, будто завороженный, наблюдал, как Антиквар, словно заправский художник, выкладывал из болтов причудливый узор. И этот узор был их жизнью – тонкой нитью, отделяющей троицу от неминуемой смерти.

В результате долгих манипуляций сталкеру наконец удалось проложить путь. Среди гудящего и искрящегося нагромождения пролегла тоненькая дорожка белого цвета. К каждому болту был привязан маленький кусочек ткани, чтобы можно было видеть его издалека. Простая, но тем не менее действенная вещь.

– Ну что? – Антиквар старался придать своему голосу спокойное выражение, но получалось с трудом. – Вперед?

Стас распрямился:

– Хорошо, я поведу.

– Ну, благородство в наше грустное время – редкость. Но мне кажется, оно сейчас не к месту.

– Это еще при чем?

– А при том, брат, что хоть ты и хороший парень, но у меня опыта все же больше. Я бывал в таких передрягах, которые тебе и не снились. А делать так, чтобы ты сдох, у меня желания нет. Так что схема такая: первым иду я. Мне лучше видно, где и как болты лежат. Потом Стас. Чика, замыкаешь. И не надо бухтеть, я вас прошу. Все, пошли.

Антиквар, не дожидаясь возражений со стороны друзей, сделал первый шаг, затем второй. Через некоторое время путь сталкера стал напоминать танец средневекового шамана. Не хватало только бубна в руках – настолько причудливо и необычно выглядели его движения. Стас, отпустив напарника на несколько метров, шагнул следом. Никогда еще ему не приходилось двигаться так близко к аномалии. Дозиметр верещал как припадочный. От повышенного магнитного фона в глазах рябило. Пространство вокруг окрасилось в мутно-серый цвет – а ведь в тоннеле и без того было темно. Свет исходил только от фонаря, закрепленного на шлеме сталкера.

Воздух гудел. Стас двигался словно лунатик, не отдавая отчета движениям. В голове гудело. Все лишние мысли были затоптаны, забиты и загнаны в дальние уголки сознания, остались только рефлексы. Он то приседал, то, наоборот, переступал через невидимую границу, то крутился вокруг своей оси. Волосы встали дыбом, лицо заливал пот. Подлые капельки периодически попадали в глаза, вызывая нестерпимое жжение, отчего рука постоянно тыкалась в прочный пластик шлема, вынуждая Стаса отвлекаться от тропы. Но он упорно двигался вперед. Хотя слово «вперед» не совсем соответствовало действительности – иногда приходилось возвращаться, выписывая причудливые петли. Данилов четко следил за белыми кусочками ткани. Если он хотя бы на миллиметр оступится, от него не останется даже воспоминаний. Где-то на задворках подсознания Стас ощущал, что сзади двигается Чика. Но помочь или хотя бы обернуться он не мог. Наконец после, казалось бы, бесконечной свистопляски посреди аномалий Данилов вышел из поля.

Примерно в метре от выхода на корточках сидел Антиквар, дожидающийся друзей. Свое дело он сделал. Теперь сталкер позволил себе на время расслабиться. Сил смертельно опасный путь у него отнял больше, чем, наверное, у марафонца километры изнурительного бега. Шлем Иван не раскрывал, радиация не давала такой возможности. Но, несмотря на то что лица сталкера не было видно, по ссутулившейся фигуре легко было понять, что он очень устал. Данилов подошел к нему и сел рядом.

– Порядок?

Антиквар молча качнул головой в ответ. Через секунду из аномального марева показался Чикатило. Фигура в черном комбинезоне искрилась и переливалась. Проходя через аномалии подобного рода, сталкер попадал под влияние сильного электромагнитного поля и радиации. Защита костюма не пропускала вредное излучение, однако со стороны, да еще и в темноте человек был похож на новогоднюю елку. Данилов не видел себя, но вряд ли он выглядел лучше. Володя устало протопал к сидящим возле стены друзьям и плюхнулся рядом.

– Ну, как дела?

– Нормально, – ответил Стас.

– Антикварыч, ты как там?

– Жить буду. Сейчас посидим маленько и дальше пойдем.

Стас в который раз поразился силе и выдержке товарища. Чика, словно читая мысли оплотовца, ехидно рассмеялся:

– Что? Устал, бродяга?

– Есть немного.

– Ну ничего. Придет со временем. Ты вон с нашего дяди Вани пример бери. Отпрыгал, аки зайчик, через поле аномалий и не жужжит. Слышал, чего говорит: «Щас, пять сек, пацаны, и пойдем!» Тут пока пролезешь – упаришься раз двадцать, а ему все нипочем. Тренировка. Это вам не «мелочь по карманам»…

– Давай-давай, заливай, говорун.

– Во, видал?! Уже огрызается!

– Ты, я смотрю, тоже не сильно уморился, – полушутливо произнес Стас.

– Так конечно, – Чика был в отличном настроении и продолжал подтрунивать над всеми и вся. – Он меня знаешь как загонял? У-у-у! И все ему не так: то бегаешь плохо, то лазать не умеешь, то летать…

– Стас, слушай его больше. Он тебе сейчас такого расскажет. Это он с виду такой – типа серьезный и грозный. А на самом деле редкостный балабол.

Данилов сидел и тихонько похохатывал над дружеской перепалкой напарников.

– Шучу, – Чика стал снова серьезным. – Мне оно действительно нипочем. Тренировали нас, сам понимаешь, на совесть. Поди, служил – знаешь. А вот откуда у этого гражданского столько выдержки – ума не приложу. Ты мне скажи, Стас, только честно – сможешь артефакт из «зажигалки» достать?

– Нет, конечно. Мне руки дороже.

– Во, а он смог.

– Вован, кончай человеку втюхивать, – вмешался в разговор Антиквар, представляя, на что сейчас похоже лицо Данилова. – Ты его слушай больше. Было дело. На спор. По пьяной лавочке сцепились мы с одним сталкером. А все почему? Потом, что слухи – они ведь разные бывают. Вот прошел и такой, что, мол, я могу любой артефакт откуда угодно достать. Все мне нипочем. Так меня тот спорщик как увидел, так давай грузить: «Что, и правда любой? Не врут?» А я возьми и по-пьяни тявкни: «Конечно, не врут! Ты что, сомневаешься?!» Так мы с ним и поспорили. Все бы ничего, да только наш разговор полкабака слышало. Я как проснулся, как вспомнил! Ну, думаю – все. Приехал. Репутация – она, брат, на дороге не валяется. За свои слова надо отвечать. Пришлось ответить.

– Так как ты его достал? – не унимался Данилов.

– А вот это, оказывается, очень просто. Если знаешь, как делать. «Зажигалка» – она ведь не простая. Любой аномалии нужно время, чтобы опять активизироваться. Обычно это занимает от двух до семи секунд. Все зависит от типа и «возраста» после Всплеска. Так вот, «зажигалка» – самая долгая из всех. Семь секунд – уйма времени. Как только мы нашли такую, где артефакт светился, я ее болтом разрядил, а как только потухла, хвать, и будь здоров! Нет, там, конечно, жарко. Очень. Но если не голыми руками, пара секунд тебе не повредят. Так, обожжешься как о чайник с кипятком, но в целом терпимо. Короче, репутацию свою я спас. С тех пор постарше стал, ума поднабрался. Ведь сколько не ходи по Зоне, а все равно все тут сдохнем.

– Почему?

– Потому, что назад дороги нет, – грустным голосом выдавил из себя Чика. – Зона внутри каждого из нас. Она проклеймила тебя, меня, Антиквара, всех… мы – ее собственность. И что делать с нами – она сама решает. Захочет – сдохнешь. Захочет – живым уйдешь. Но все равно вернешься. Это наркотик. Привыкание стопроцентное. Ты ее ненавидишь, проклинаешь, а она тебя тянет, гадина. Манит, старуха проклятая, как хозяин собаку конфетой. Понаблюдай за собой. И ты поймешь.

Стас призадумался. А ведь действительно, Чика в чем-то прав. Каждый раз, уходя и возвращаясь из рейда, оплотовец ненавидел Зону. Он видел смерть друзей, видел то, что она сделала с природой некогда красивого уголка Украины. Он проклинал ее несколько раз кряду. Но потом, придя в себя после тяжелого выхода, чувствовал, как его снова и снова тянет туда. Нет, никто из них уже никогда не станет нормальным человеком. И дело тут не в здоровье, которого здесь тоже, конечно, не приобретешь. Дело в психике. Ты с ужасом начинаешь осознавать, что стал зависимым от всего этого. Как на войне. Только здесь она другая – страшная, подлая. Ты словно пешка бродишь по доске, пытаясь стать ферзем. Но этого никому не достичь, ибо ферзи здесь не мы, а кто-то другой. Кто? Ответа на этот вопрос у него не было. Да и, наверное, ни у кого из них.

Тяжелые размышления Данилова прервал Антиквар:

– Все, ребятки, пойдем. В разрушенной части отсидимся.

Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Загрузка...