Загрузка...
Книга: Право на ошибку (апокалипсис-ст)
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

Сталкеры поднялись. Будучи тренированными людьми, все прекрасно знали, что долго торчать здесь нельзя. Защитные костюмы – это, конечно, хорошо, но и они не вечны. Выстроившись в привычном порядке, напарники двинулись к выходу из тоннеля, который, по словам Стаса, вот-вот должен был появиться.

Оплотовец не ошибся. Примерно через сто метров тоннель завернул направо, и перед друзьями предстала лестница, отвесно уходящая вверх. Вдалеке забрезжил свет. Напарники по очереди начали подъем, а спустя некоторое время выбрались на открытое пространство и заозирались по сторонам.

Выход из подземелья располагался на небольшом возвышении, примерно километром западнее развалин. Холм, поросший скудной растительностью (преимущественно в виде ядовито-желтой травы и чахлого кустарника), опоясывала сохранившаяся в неплохом состоянии дорога. Правее виднелась старая военная часть. Отсюда четко просматривался местами поваленный забор и полуразрушенные здания бывших складов.

– Ф-фух, – выдохнул Чика, облегченно падая на землю. – Наконец-то. Я уже думал – конца и края этому переходу не будет.

Антиквар в это время просмотрел показания дозиметра и, убедившись в отсутствии повышенного фона, открыл шлем, вздохнув полной грудью.

– Не усердствуй так – легкие выплюнешь, – Чика, не изменяя себе, обязательно подначивал напарника, если имелась возможность. – Того и гляди – закашляешься.

Антиквар даже бровью не повел:

– Будешь трындеть – останешься голодным. Ты и так в баре полторы мои месячные дозы сожрал. Причем на халяву.

– Э, ты чего? – обиделся Чика. – Я ее честно заработал! Не надо тут мне предъявлять… и вообще! При чем тут я? Это все эти… Стаса дружбаны меня уговаривать начали!

– Ага! Смотри, Стас, сейчас у него нимб над головой светиться начнет. Хорош дурачком прикидываться. Знал ведь, что тебе пойло фиолетово? Знал?

– Ну…

– Гну, – срифмовал Антиквар. – Знал и промолчал. А это значит что?

Иван с преувеличенной серьезностью оглядел всех.

– А это значит, что вы, любезный, воспользовались незнанием братьев-сталкеров и преследовали чисто коммерческие цели.

По глазам Чики было видно, что он обиделся всерьез и надолго. Сталкер молча стоял, насупив брови. Ответить ему было нечем. Антиквар разделал его под орех.

Иван же, довольный своим пассажем, не собирался долго мучить друга. Помолчав еще с минуту, Антиквар засмеялся, не в силах больше терпеть. К нему присоединился Данилов, сразу раскусивший желание напарника поязвить.

Чика замахнулся на него прикладом:

– Вот как дать бы тебе!.. А потом тебе, – его взгляд переместился на Данилова. – Будете знать, как честных людей подкалывать. Отчитывает он меня. Я тебе дам «без жратвы». Я так не могу! Я ж живой человек!

– Уймись уже, «живой и честный», – Антиквар утирал выступившие на глазах слезы. – Ты лучше вот что… метнись к части. Пробей обстановочку. Кроме тебя некому, не обессудь. Что скажешь, Стас?

– Я не против, – пожал плечами оплотовец.

– Вот и славно. Чика, ждем тебя здесь. Давай, дуй на разведку.

Чика, довольный тем, что его профессиональные качества вновь не остались без внимания, захлопнул шлем и шустро засеменил в сторону дороги, которая уходила к базе. Но в планах сталкера пункта «идти торжественным маршем» не значилось, и, не доходя до дороги добрый десяток метров, он нырнул в кусты, срезая путь.

Раньше военные тщательно следили за территорией вблизи базы, регулярно расчищая подступы. Но после катастрофы все пришло в упадок. С той поры территория вокруг находилась в крайне плачевном состоянии – местность постепенно заросла буйной растительностью. Зона старательно отвоевывала у человека каждый клочок земли. Сейчас сталкерам это было только на руку.

В том месте, где исчез Чикатило, не шелохнулся даже листик. Что и говорить – школа.

– Вот и ладушки. А мы пока посидим и подождем, – с этими словами Антиквар направился в сторону облупившихся строительных вагончиков, одиноко стоящих на холме.

Тем временем Чика, тщательно скрываясь под маскировочной накидкой, которую всегда таскал с собой в рюкзаке, осторожно подбирался к более-менее сохранившейся западной части базы. Некогда монументальный комплекс выглядел печально: половину зданий попросту сровняли с землей, а уцелевшие постройки носили следы массовых разрушений, держась буквально на честном слове. Высокий, более двух метров, забор зиял огромными провалами с торчащими в разные стороны кусками арматуры. По всему периметру складов чернели воронки от взрывов, окруженные курганами перепаханной земли пополам с бетонным крошевом. Разруха и запустение царствовали в этом мертвом месте. Казалось, даже мутанты обходили стороной этот клочок выжженной земли.

Сориентировавшись, Чика направился к одной из таких куч, преодолевая расстояние ползком. Существовала большая вероятность нарваться на вражеских наблюдателей, пришедших заранее, чтобы убедиться в отсутствии неприятных сюрпризов.

Добравшись наконец до заветной груды, Чика удобно расположился на холме и принялся изучать местность. Внешне все выглядело спокойно. Даже слишком.

«Не нравится мне все это, – пробормотал про себя сталкер. – Чересчур сладко и красиво. А главное – никого. Нехорошо».

Сталкер переместил взгляд правее, принявшись изучать здание бывшего штаба части. Строение было сильно разрушено, но основная часть неплохо сохранилась, давая прекрасную возможность укрыться от посторонних глаз.

Он еще раз оглядел здание и уже собирался переключить внимание на другой объект, как вдруг что-то заставило его задержаться.

Вроде только что осматривал – развалюха развалюхой, не заслуживающая ровным счетом никакого внимания. Но еле слышный звоночек тревоги продолжал настойчиво тренькать, заставляя сталкера раз за разом возвращать взгляд к провалам окон и открытым участкам кровли. Вдруг на самом верху двухэтажки что-то блеснуло. Сомнения улетучились как сон. Чика внутренне подобрался. Знакомый блик отраженного солнечного света невозможно спутать ни с чем – такой может оставлять только оптика. К сожалению, расстояние не позволяло точно определить, снайпер это или просто наблюдатель. Сталкер осторожно попятился назад, стараясь ничем не выдать себя. Но внезапно остановился. «А если он не один?» – мелькнула шальная мысль.

Будучи опытным бойцом, Чика прекрасно понимал, что если он двинется хоть на метр – его тут же заметят. И не факт, что дадут так просто уйти. Оставался только один выход – ломиться напролом, не скрываясь, тем самым обескуражив противника. Ход рискованный, но вполне оправданный в такой ситуации. Чика осторожно цокнул языком в микрофон, привлекая внимание напарников. Антиквар отозвался сразу.

– Говори.

– У нас гости, – бросил в эфир сталкер. – Кто-то засел на крыше бывшего штаба.

– Наемники?

– Не знаю, – ответил Чика. – Но скоро буду знать.

– Не выделывайся и дуй сюда, – недовольно буркнул Иван. – Придешь – обсудим.

– У меня есть идея получше. Схожу-ка я к ним в гости.

– Умом тронулся? Куда?…

Не слушая продолжавшего что-то бормотать напарника, сталкер сбросил с себя накидку и размашистым шагом двинулся в направлении разрушенного штаба. Выстрела не последовало.

«Ага. Так я и думал, – облегченно выдохнул про себя Чика. – Интересно стало. Сейчас паковать прибегут. Странно, долго что-то…»

Словно в подтверждение его мыслей из ближайших кустов бесшумно вынырнули две черные тени и молча бросились на сталкера. Действовали неизвестные четко и слаженно. Первый остановил его, преграждая дорогу приставленным к горлу стволом автомата. В этот момент второй ударил сталкера по рукам, выбивая «вал». Затем резко заломил руку, заставляя упасть на колени. Чика не сопротивлялся. Отпор не входил в его планы. Провоцировать нападавших не имело смысла. Основной задачей сталкера сейчас было потянуть время, давая напарникам шанс разобраться в ситуации и уйти, если возникнет необходимость. За Антиквара он не переживал. «Главное, чтобы Стас не дернулся», – подумал Володя.

За все это время никто не произнес ни звука. Наконец один из нападавших поднял руку в немом жесте, призывающем к молчанию. Сталкера рывком подняли на ноги, не спуская с него глаз. И пока один методично обыскивал пленного, другой продолжал держать его в жестком болевом захвате, не давая возможности двинуться. Затем, быстро досмотрев вещи, Чику все так же молча повели в направлении штаба. Сталкеру ничего не оставалось, как подчиниться. Его не убили сразу – значит, он прав, неизвестные хотят разобраться.

Сталкер спокойно шагал впереди, прикидывая варианты. Их было немного. Он не знал, кто перед ним: те самые загадочные личности или переодетые наемники? А поэтому не мог продумать свои дальнейшие действия.

«Главное – потянуть время, – подумал Чика. – Включу дурачка, помычу чего-нибудь, а там, глядишь, все прояснится. Антиквар не мальчик – разберется».

* * *

Овчаров нервничал. На лице полковника застыло выражение полного безразличия к окружающей обстановке. Однако люди, давно знавшие командира, прекрасно видели, что он переживает. Расположившись на единственном чудом уцелевшем табурете посреди беспорядочно разбросанного вокруг хлама, полковник украдкой поглядывал на часы, теребя в руках зажигалку, подаренную женой на десятилетнюю годовщину свадьбы. С этой безделушкой он не расставался никогда, считая ее свое-образным талисманом.

Причина для переживаний была весомая – по имеющимся у Овчарова данным, в месте, где находились спецназовцы, должна была произойти загадочная сделка. Внешне все выглядело банально, но вокруг было напущено столько туману, что аналитики сразу заподозрили в этом подвох. Кроме того, вооруженное нападение на один из военных складов за Периметром давало все основания полагать, что продавать будут нечто особенное. Вот только что – выяснить так и не удалось. Теперь полковнику представилась прекрасная возможность одним выстрелом убить двух зайцев: сорвать сделку, а также захватить и допросить исполнителей. В том, что они расколются, Овчаров не сомневался. Деньги деньгами, но жить хочется всем.

После всех согласований по предстоящему заданию Овчаров вывел группу ребят в Зону. Успешно высадившись неподалеку от разрушенной военной части, спецназовцы заняли здание бывшего штаба. Расставив в ключевых точках наблюдателей, полковник принялся ждать дальнейшего развития событий. Точными данными насчет того, откуда должны были появиться как продавцы, так и покупатели, Овчаров не располагал. И это очень напрягало видавшего виды полковника – он не любил действовать вслепую, имея на руках лишь минимум информации. В таких случаях всегда существовал риск того, что ситуация выйдет из-под контроля, а этого допустить было никак нельзя.

Наблюдатели вторые сутки «пасли» вверенные им сектора. Очередной день подходил к концу, но ситуация так и не прояснилась. По-прежнему никто не появился.

Пискнула рация:

– Овчар – Ведун!

Полковник оживился:

– Ведун – Овчар. На приеме!

– Человек на северо-западе!

– Определили кто?

– Похож на сталкера. Вот только…

– Что? – полковник начал заметно нервничать.

– Устроился очень грамотно. Как по учебнику. Лежит, наблюдает. Может засечь.

Насчет последней фразы Овчаров сильно сомневался. Его ребята не зря считались лучшими. Немало было затрачено времени и сил на подготовку каждого. За любого из своих парней полковник мог поручиться лично. Опасность крылась в другом: невесть откуда появившийся наблюдатель мог испортить им всю обедню. Да, возможно, это обычный сталкер, до которого ему и дела нет. Но что, если неизвестный прислан покупателями? Тогда план Овчарова мог полететь в тартарары. Решение пришло сразу:

– Ларри!

– Ответил! – раздался голос командира отряда, временно сдавшего полномочия, пока операцией командовал Овчаров.

– Отправь парочку ребят. Пусть возьмут этого бродягу и приведут сюда. Только тихо. Посмотрим, что за фрукт.

– Принял.

Не успел полковник отключиться, как рация вновь ожила голосом командира наблюдателей.

– Овчар – Ведун. Мы раскрыты.

– Что?… – полковник не поверил своим ушам.

– Он встал и движется прямо к нам. Какие указания?

– Ждать. Ларри! Я не понял?…

– Уже послал, – ответил капитан.

Двое бойцов стремительно преодолели расстояние от штаба до забора и скрылись в зарослях.

«Занимательный человечек. Сначала засек, а после открылся, – подумал полковник. – Знает, что его так просто не грохнут. Интересно, откуда он вылез?»

Через пять минут появились двое спецназовцев, ведущих пленного сталкера. Полковник нахлобучил шлем, скрывая лицо, и принялся ждать. Через минуту пленного втолкнули в комнату. Следом за конвоирами зашла еще пара бойцов, беря непрошеного гостя в клещи.

Полковник внимательно рассматривал пленного. Овчаров сразу понял, почему этот человек так заинтересовал наблюдателей Ведуна – он явно был профессионалом. Об этом говорили манера держаться, выправка, жесты. Да и экипировка захваченного в плен сталкера также отличалась от стандартной. Комбинезон «Кольчуга 5М» – такими комплектовались подразделения спецназа и штурмовые отряды военных сталкеров. Полковник не стал ходить вокруг да около:

– Ты кто?

– Сталкер, просто сталкер. А вы?

– Грибники, – парировал полковник. – В лес пошли, погулять…

Овчаров призадумался. Что-то шевельнулось у него в памяти. Голос говорившего показался до боли знакомым.

«Бред», – отогнав лезущие в голову мысли, он продолжил допрос.

– И что ты здесь делаешь, просто сталкер?

– Мимо шел. А че, нельзя? Дык я ж не против. Нельзя так нельзя. Можно, я пойду?

Полковник чуть качнул головой. Стоящий сзади боец сильно приложил пленного по почкам. Тот упал на колени, да так и остался сидеть, не поднимая головы.

– Здесь вопросы задаю я. Так что заканчивай ломать комедию. Мимо он шел… ну-ну. Это бабушке своей расскажешь.

– А я что? Решил покопаться – вдруг ценного чего раздобуду?

– А залег чего?

– Так кто ж его знает? Может, нечисть какая тут бродит али люди злые? Откуда ж мне знать, начальник?

Полковник голову дал бы на отсечение, что под поляризованным забралом сталкер корчит ему рожи, прикидываясь дурачком.

– И ты просто встал и пошел?

– Ну да. Смотрю, никого. Ну и пошел, значит. А тут эти вон налетели. Отпустите, братки. Я простой сталкер. У меня ничего нет, – заныл пленный.

– Что при нем было? – спросил Овчаров, обращаясь к конвоирам.

– Вот, – один из сопровождающих протянул полковнику объемистый рюкзак. – И еще автомат.

У командира перехватило дыхание.

«Нет, не может быть», – пронеслось в голове. Полковник не мог поверить в увиденное.

На левой стороне рукоятки была изображена кобра, а с другой стороны красовался характерный вензель с инициалами: «В.Г.». Такой вензель всегда наносил только один человек. Овчаров постоянно ругал его за эти художества, но тот с завидным упорством портил казенное имущество.

– Откуда у тебя это, сынок? – полковник показал пленному автомат.

– Нашел, – уклончиво ответил сталкер.

– Нашел? Где?

– А вам-то что? – удивился сталкер. – Где надо – там и взял. Купил…

– А ну-ка, Гюльчатай! Открой личико!

– Это еще зачем? Тут же радиация. Опасно может быть…

Со всех сторон защелкали предохранители, и на пленного уставились четыре ствола.

– Открывай давай, не то сами откроем!

В следующую секунду мирно стоявший на коленях сталкер исчез. Вернее, так показалось окружившим его конвоирам. Через мгновение находившийся справа боец согнулся пополам – пленный с невероятной быстротой вогнал колено ему в пах. Стоящие вполоборота охранники ринулись в то место, где только что находился сталкер. Но он уже был за их спинами. Комбинезоны спецназовцев были очень хорошо защищены, но нападавший знал, куда бить. Издав сдавленный стон, один из охранников рухнул на пол. А пленник тем временем уже нажал на лодыжку второму спецназовцу, лишая его равновесия. Затем от души врезал ногой по забралу падающего конвоира, одновременно перепрыгивая через него. Схватив за голову лишенного чувств бойца, сталкер прикрылся им, словно щитом, не давая охранникам возможности выстрелить. Четвертый конвоир попытался обойти его сбоку, но сталкер, мигом разгадав маневр, бросил бесчувственное тело ему под ноги, тем самым заставив спецназовца отпрыгнуть в нужную сторону. Через мгновение, охранник упал, успокоенный прикосновением пальцев к нервному узлу на шее. Все эти маневры пленный производил с невероятной скоростью. Он ни разу не остановился, не споткнулся, молниеносно перемещаясь по комнате. Держа в поле зрения присутствующих в комнате людей, крутящийся как волчок сталкер, не колеблясь, подхватил лежавший на полу автомат и, не сбавляя темпа, уложил охранника сильным ударом приклада в основание шеи.

Овчаров обомлел. Но уже через секунду пришел в себя и коршуном бросился на неизвестного сталкера, только что уложившего четверых бойцов как детей.

Полковник был тертый калач. Через мгновение он остановил сталкера встречным ударом, выбивая из рук автомат, затем ударил ногой в живот, отбрасывая назад. Тот кубарем покатился по полу, но тут же вскочил на ноги. Развернувшись лицом к Овчарову, неизвестный встал в стойку, готовый отразить любой выпад полковника. Не издав ни звука, сталкер и спецназовец сцепились в смертельной схватке.

Дальнейший бой напоминал танец – настолько четкими и лаконичными были движения каждого. В окружающей тишине раздавались лишь хруст валявшегося под ногами мусора и шумное дыхание людей. Удар, перехват, блок, еще удар. Прыжок, перекат. Движения короткие, резкие. Ничего лишнего, только поймать, достать, покалечить. Руки и ноги дерущихся переплетались в странную, непонятную простому глазу вязь. Любой пропущенный удар – фатален.

Казалось, прошла уйма времени. На самом деле бой занял всего секунд тридцать.

Оба изрядно устали. Проведя очередную серию ударов, Овчаров скинул мешающий дышать шлем, утирая лицо. Одновременно с ним сбросил шлем сталкер. Полковник посмотрел на противника и ахнул.

Матерый боец, прошедший огонь и воду, не смог сдержать вырвавшийся вздох изумления, когда перед ним возник невесть как воскресший старший лейтенант Владимир Гайдамак.

– Гайдамак?! Живой?!

– Командир?! – теперь уже Чика был не в силах сдерживать эмоции. – Я!

В комнату с грохотом ворвались спецназовцы во главе с заместителем Овчарова и тут же встали как вкопанные, лицезрея сцену встречи командира с недавно плененным сталкером.

– Что? – хмыкнул Гайдамак. – Не ждали?

– Капец, – выдавил из себя Ларри. – Чтоб меня жуть изнасиловала. Вован!

Капитан бросился к старлею. Остальные бойцы, узнав товарища, которого они давным-давно похоронили, бросились к нему, наперебой хлопая того по плечам.

– Да вы что?! Сговорились? – промычал Гайдамак в объятиях друга. – Убьете к чертям собачьим!

– Тебе теперь все нипочем, не ной! Ишь ведь, живой, волчара!

Тем временем спецназовцы привели в чувство бойцов, пострадавших от рук и ног Чики. Те поднимались, потирая ушибленные места, недоуменно разглядывая сцену встречи.

– Ты мне чего людей калечишь? – притворно-сердитым голосом пробурчал Ларри.

– А что мне делать оставалось? – развел руками Чика. – Сидят неизвестные наблюдатели. Берут меня в плен. Знаков различия нет. У них что, на морде написано: «Мы из спецназа»?

– Да, понятно, – улыбнулся Ларри.

– Простите, парни, – извинился Чика перед спецназовцами.

– Нечего извиняться, – зарычал на подчиненных полковник. – Расслабили батоны, вот и получили по полной программе. Ну ничего, вернемся на базу, я вас под орех разделаю. Будете у меня с лопатами на лужайке тренироваться. От забора и до ужина. Брысь отсюда, вояки хреновы!

Понурив головы, бойцы поплелись к выходу.

– Остальные тоже свободны, – скомандовал Овчаров. – Ларри, останься.

Собравшийся было уйти капитан развернулся на каблуках и подошел к командиру.

– Так, теперь с тобой, – повернулся полковник к Чике. – Рассказывай.

– Что рассказывать? – спросил Чика, глядя прямо в глаза Овчарова.

– Володя, ты охренел? – полковник посмотрел на сталкера, словно на умалишенного. – Во время выполнения боевой задачи, год назад, без вести пропала группа спецназа. Все до единого. Вас записали погибшими, семьям выплачивают пенсию. И тут передо мной стоит один из двадцати «призраков». Живой и невредимый. Ты считаешь, тебе нечего мне сказать?

– Может, еще отчет написать? – съязвил Чика – Я, между прочим…

– Не дерзи мне, пацан, – перебил его Овчаров. – Когда твои мама и папа только думали, делать тебя или нет, я уже под пулями ходил. Так что не испытывай мое терпение, как бы хорошо я к тебе ни относился.

– Кто-то еще выжил? – тихим голосом спросил Ларри.

– Никого, – Чика вдруг погрустнел и осунулся.

– Одним вопросом меньше. Идем дальше… куда ты пропал? – Овчаров быстро взял себя в руки и продолжал уже спокойным тоном: – Почему не вышел на связь? Мы искали вас, но так и не нашли. Только сгоревший вертолет и все… ни тел, ничего…

– Неудивительно, – с сарказмом ответил Чика.

– Вова, не темни, – сдавленно сказал полковник. – Я действительно ничего не знаю.

Пискнула рация:

– Овчар. Здесь Ведун. По направлению к базе крадутся двое неизвестных сталкеров.

– В расход, – бросил в эфир Овчар.

– Стой! – крикнул Чика. – Командир, не трогай их. Пусть пропустят.

– Ведун, отставить! Пропустить. Ларри, тебя это тоже касается. Предупреди людей. Если увидят – пусть не останавливают.

– Приняли, – отозвался наблюдатель. Капитан кивнул.

– Кто это? – Полковник повернулся к своему бывшему подчиненному.

– Один из «Оплота», второй – сталкер, мой напарник.

– Напарник? Сталкер? – Овчаров вопросительно поднял бровь. – Ты сдурел, старлей? У тебя допуск к секретности по первому списку, а ты со сталкерами шашни крутишь? Да за одни эти слова тебя можно смело отдавать под трибунал. И грохнуть прямо здесь. Я ничего не понимаю… как ты, военный, можешь иметь с ними что-то общее?

– Вас это не касается, – отрезал Чика. – Многое изменилось, Леш. Старший лейтенант Владимир Гайдамак погиб вместе со своим отрядом при выполнении боевой задачи. Его больше нет. Есть Вова Чикатило, вольный сталкер.

– Что?! – одновременно воскликнули офицеры.

– Что слышали. Я потерял все… себя, ребят, будущее, – голос Чики сорвался, сталкер охрип. – Я пришел с теми, кого смог спасти, в точку сбора. Мы ждали вертолет, но он не пришел. Нас попросту бросили. Оставили подыхать, как ягнят на заклание. Эти люди честно служили своей стране. А она пинком под зад отправила их умирать. Отправила и забыла. Стерла как ненужный файл. Все… нет меня… умер… для всех. Для тебя, вон его и всех остальных. Ты просто не представляешь себе, что мне пришлось пережить и видеть. Как похороненные мною ребята шлялись мертвые по Зоне, бросаясь, как упыри, на все живое. Вот так вот, как тебя сейчас, их видел! Ты думаешь, Леш, это можно забыть?

Сталкер замолчал, тяжело дыша.

– Ладно, к этому мы еще вернемся, – спустя минуту выдавил из себя Овчаров. – Сейчас ответь мне вот что: что ты здесь делаешь?

– Давайте подождем моих напарников, а потом сообща решим, что и как нам делать. Я смотрю, вы ведь тоже сюда не пивка попить пришли? – прищурился Чика.

– Есть немного…

* * *

– Стой, куда?… – крикнул Антиквар.

Но было поздно. Чика отключил радиостанцию.

– Бегом, – бросил Иван недоумевающему Данилову.

Похватав вещи, сталкеры бросились к базе. Не добежав примерно с километр, друзья остановились, внимательно осматриваясь.

– Смотри! – Стас ткнул пальцем в сторону западной части базы.

Антиквар проследил за его рукой и увидел, как Чику вели двое неизвестных. Дойдя до забора, люди скрылись от глаз сталкеров.

– Приехали, – пробормотал Иван, опускаясь на землю.

– И что? – задал риторический вопрос Стас. – Идем за ним?

– Нет, – отрезал напарник. – Подождем пока. Подумаем.

– Антиквар, чего ждать? – не унимался Данилов. – Его там сейчас на куски порвут.

– Не порвут, – отрицательно мотнул головой Иван. – Если б хотели – убили сразу. Вован – боец, он никогда ничего просто так не сделает. Если решил пойти – значит, уверен, что его сразу не прихлопнут. Он просто хочет потянуть время, подождав нас, а потом постарается переломить ситуацию. Минут пятнадцать – двадцать у нас есть точно. А дальше разберемся. Пошли.

– Куда?

– К бабам, – съязвил Антиквар. – Вытаскивать будем. Ты что думал, я напарника своего кину?

– Ясно, – пробормотал оплотовец. – Тогда давай так. Вон там, – он указал рукой в сторону небольшой рощицы, расположенной примерно в километре от места, где они стояли, – есть лаз. Его в свое время прорыли на случай, если базу обложат. Вход замаскирован, но мне там приходилось ползать. Для повышения квалификации, так сказать. Место знаю очень хорошо. Лаз выходит прямо в подвал штаба. Идеальная штука для эвакуации. Нам сам бог велел им воспользоваться.

– Голова, – уважительно согласился Антиквар. – Я думал – придется напролом. А чего сразу не сказал? Чика бы не полез в логово.

– Веришь, забыл, – виновато протянул Стас.

– Да-а-а. Склероз у вас, батенька, прогрессирует.

– Тебя б так взрывом приложило… и не такое забудешь, – огрызнулся Данилов.

– Ладно-ладно, – извиняющимся тоном сказал Иван. – Пошли, поглядим, что за нора такая.

Примерно через двадцать минут сталкеры подобрались к мертвой роще некогда молодых кленов. Перекрученные под невообразимым углом, лишенные коры, деревья казались чудищами, явившимися прямо из детских сказок. Возле поваленного ствола Стас остановился и принялся откидывать в сторону дерн.

– Надо было в схрон забраться, – раздосадованно пробубнил Антиквар. – Когда теперь получится.

– Кто о чем, а вшивый о бане, – поддел напарника Стас. – Успеешь еще. Куда он от тебя денется?

– А что? – развел руками Антиквар. – Это вариант. Тем более вы мне за артефакт торчите. В общем, с вас код, товарищи.

– Вот барыга, – Данилов невольно рассмеялся. – Тут друга вытаскивать надо, а он прибыль считает.

– Ну, бизнесмена не убьет ничего.

– Не сомневаюсь, – проронил Стас, отбрасывая остатки дерна, прикрывшего довольно широкий проход, – я всегда говорил, что Шекель – это вирус. Заражает всех и вся. Пошли.

Сталкеры по очереди забрались в тоннель, ведущий прямо к бывшему штабу.

После недолгого, но далеко не комфортного ползания по узкой кишке подземного хода, напарники добрались до подвала.

Стас осторожно отодвинул большой лист металла, прикрывающий выход, и выглянул наружу. Кругом царила темнота. Включив ПНВ, он внимательно осмотрелся и, не заметив присутствия людей, выбрался из тоннеля, уступая место Антиквару. Сталкер не заставил себя долго ждать – сноровисто вылез наружу и пристроился рядом.

– Куда?

– Наверх, куда же еще, – прошептал Стас. – Видимо, лаз они не обнаружили, значит, чувствуют себя в без-опасности.

– Как думаешь, это наемники?

– Посмотрим. Хотя мне кажется – да. Военные обязательно бы все прошерстили и выставили у каждой дырки охрану. А здесь, как видишь…

– Добро.

Соблюдая тишину, сталкеры преодолели подземелье. Выбравшись наружу, Данилов направился к лестнице, ведущей на второй этаж. Знаком показав Антиквару на коридор с несколькими комнатами, расположенными в ряд, Стас взял под прицел ступени. Иван тем временем быстро осмотрел указанные Даниловым помещения. Не обнаружив ничего подозрительного, сталкер подкрался к напарнику. Стас жестами показал дальнейшее направление и начал осторожно подниматься по лестнице. Руки вспотели от напряжения. Он сильно сжал цевье, будто ища поддержки у верного друга.

«Спокойно, спокойно, – уговаривал себя Стас. – Тихонько подняться, и все».

Преодолев пролет, он замер, прислушиваясь. Слева за углом раздавались голоса. Находившиеся в комнате люди абсолютно не скрывались.

Стас поднялся на второй этаж и, достигнув угла, осторожно выглянул в коридор. Антиквар неотступно следовал за ним, не забывая следить за тем, что происходит сзади.

Голоса зазвучали громче, и оплотовец вскоре четко различил голос Чики, что-то отвечающего неизвестным. Махнув рукой напарнику, Данилов подобрался вплотную к комнате, откуда слышался разговор. Показав Ивану приготовиться, досчитал до пяти и ворвался в помещение.

– Стоять, не двигаться! – крикнул Стас, беря на прицел троих, находившихся в комнате. Следом за ним влетел Антиквар, оглашая пространство трехэтажным матом. Внимательно рассмотрев вероятного противника, напарники разинули рты от удивления. Перед глазами сталкеров стоял живой и невредимый Вова Чикатило, мирно беседующий с двумя неизвестными, одетыми в точно такие же, как у него, комбинезоны. Возникла пауза.

– Антиквар, рот закрой, – раздался насмешливый голос Чики. – Муха залетит. Пушки опустите, воины.

Стас нервно хихикнул, до сих пор не придя в себя.

– Елки-палки, Вован! Тебя убить мало! – Антиквар, увидев напарника, облегченно выдохнул. – Мы его спасать ринулись, а он тут треплется.

– Некогда объяснять, проходите сюда, – махнул рукой Чика. – Я тут кое-кого встретил. Только не пугаться и за оружие не хвататься. Это мои бывшие коллеги.

– Какие еще коллеги? – подозрительно спросил Антиквар. – Я чего-то не знаю, Вов?

– Давай потом, время дорого, – попытался отвертеться Чика.

– Никаких «потом», – отрезал Антиквар.

Чика потоптался на месте, не зная, с чего начать.

– Хорошо. Ведь все равно когда-нибудь узнаешь. Так что, наверное, лучше сейчас. Хотя то, что ты сейчас услышишь, тебе вряд ли понравится.

– Я уже ничему не удивлюсь, – бросил Антиквар. – Валяй.

– Меня зовут Гайдамак Владимир Валентинович. Я старший лейтенант спецназа. Военный сталкер. До знакомства с тобой, Антиквар, я командовал взводом. А это мой бывший начальник, полковник Овчаров.

– Вот оно как… – еле слышно сказал Иван, исподлобья глядя на стоящего перед ним напарника. – Ну и сука ты, Вован…

Больше не говоря ни слова, Антиквар развернулся к напарнику спиной и побрел к выходу.

– Стоять! – раздался за спиной резкий окрик.

Вслед за криком послышались сухие щелчки предохранителей и лязг передергиваемых затворов.

Обернувшись, Антиквар увидел, как полковник и стоявший рядом с ним спецназовец целятся в него из автоматов. Иван перевел взгляд на Данилова. Оплотовец держал на прицеле военсталов, нисколько не беспокоясь о том, что у тех явное преимущество. Лицо друга оставалось спокойным, можно даже сказать, расслабленным, но было видно, что он следит за каждым движение военных и готов в любую минуту выстрелить. Даже если этот выстрел будет для него последним.

– Что? – с издевкой спросил Антиквар. – Валить будете?

Ларри слегка ослабил правую ногу и попытался уйти с линии огня.

– Еще одно движение, и я разнесу тебе башку, – еле слышно сказал Стас.

Капитан осклабился, но остался на месте, понимая, что оплотовец не блефует.

– Тебя никто еще никуда не отпускал, – сквозь зубы проговорил Овчаров, не спуская глаз со сталкера.

– И, как я посмотрю, не собирается, – сощурившись, полуутвердительно ответил Антиквар.

– Овчар, не дури, – подал голос ошеломленный Чика.

– Не лезь, старлей, – отрезал полковник. – С тобой потом разбираться будем. А что делать с ними – мне решать.

– А не много ли?… – не унимался Иван, сознательно провоцируя военных.

В душе сталкера кипел злоба и обида на человека, которого он считал своим другом. Другом, который скрывал от него правду все это время.

– Не много, – в тон ему ответил Овчаров. – Здесь я командую, и мне решать, кто куда пойдет, а кто останется. Территория оцеплена моими людьми. Любая попытка прорыва закончится для вас плачевно. Так что не дергайтесь, сдайте оружие, и я, может быть, оставлю вас в живых.

– Сейчас, разбежался, – огрызнулся Иван. – Больше тебе ничего не дать? А? Как тебя там… полковник?

– Ну как знаешь… – Овчаров прицелился.

И тут в дело вмешался Чика. Стоявший до это справа от Овчарова сталкер пересек линию огня и заслонил собой Антиквара, приблизившись вплотную к стволу. Подобного хода полковник не ожидал и на секунду замешкался.

– Что ты делаешь? – прошипел Овчаров. – Уйди…

– Прежде чем ты его застрелишь, тебе придется убить меня, – спокойно ответил Чика, глядя прямо в глаза бывшему командиру. – Дай нам уйти. Мы не будем тебе мешать.

– Ты идешь с нами, – возразил полковник. – Это не обсуждается.

– Леш, – Чика осторожно взялся за ствол ствола автомата и отвел от себя оружие Овчарова. – Зачем тебе это?

– Ты дезертир, Гайдамак, – спецназовец даже бровью не повел. Только дрогнувший голос выдавал чувства командира. – Ты не выполнил задачу и сбежал. Должно быть расследование, нужно выяснить все причины…

– А вы дали это сделать? – с горечью в голосе спросил Чика.

– Что?

– Вернуться.

– Что ты хочешь сказать? – полковник непонимающе посмотрел на сталкера.

– Нас даже не пустили за Периметр, открыв огонь. Мы были вынуждены остаться. И никто нас не искал, полковник. Не надо меня лечить! Вы слили нас! Для всех остальных нас там не было! Так что пошел ты знаешь куда!

Овчаров молчал. Он не знал, что возразить бывшему подчиненному. Естественно, никаких поисков не велось, так как группа спецназа шла на зачистку набирающего силу клана «Оплот» скрытно. Военные не хотели иметь под боком условно дружественную силу, которая впоследствии, основательно окрепнув, могла доставить немало проблем. И когда группа внезапно исчезла, о ней тотчас забыли, официально сообщив совершенно другую информацию. Овчаров знал об этом. Догадывался и Чика, хотя, если судить по реакции его сообщников, для всех остальных эта информация так и осталась тайной за семью печатями.

– Я… – начал было полковник.

– Леш, – перебил его Чика. – Я прекрасно знаю, зачем вы здесь. Это и дураку понятно. Мы пришли сюда по те же души, что и вы.

– Откуда ты…

– Знаю? – сталкер рассмеялся. – Это Зона, командир. Поверь мне, вы не в курсе и половины того, что тут на самом деле происходит. Так что твое удивление мне вполне понятно.

– Хорошо, – сказал Овчаров. – Что ты хочешь?

– Уйти, – просто ответил Чика. – Я так понимаю, сделать вы нам ничего не дадите?

– Правильно понимаешь.

– Я так и думал. В принципе, наша задача выполнена. Потому мешать никто никому не будет. Решай.

– А ты?… – спросил полковник.

– Я ухожу с ними, – безапелляционно заявил Чика. – Пусть для всех я так и останусь мертвым. И для тебя тоже…

Овчаров задумался. С одной стороны, нужно было сделать все по правилам, но тогда отвечать пришлось бы и ему самому, а этого полковник очень не хотел. В армии легко умеют назначить виноватого, а так как Овчаров – руководитель экспедиции, исход очевиден. С другой стороны, просто так отпустить троих сталкеров он тоже не мог. Они рассекретили их диспозицию, и гарантии того, что сталкеры не работают на кого-то из участников сделки, не было. Но, зная Гайдамака, полковник был почти уверен, что старлей не стал бы мараться подобного рода делами. И верил ему. Да и закон офицерского братства мешал вот так вот просто взять и слить боевого товарища. Выбор был сложен.

Овчаров потянулся к усику радиостанции:

– Ведун!

– На приеме!

– Сейчас от нас выйдут трое. Пропустить.

– Принял.

– У вас есть пять минут, – выдавил из себя полковник. – Уходите быстро и как можно дальше. Здесь я сам приберу. Нас вы, естественно, не видели. И не дай вам бог сунуться. Пристрелю.

– Спасибо, командир, – благодарно кивнул Чика, поворачиваясь к друзьям. – Уходим.

Стас тут же убрал автомат и посмотрел на капитана:

– Ничего личного…

Ларри усмехнулся уголками губ и тут же потерял к оплотовцу интерес.

Чика сграбастал ничего не соображающего Антиквара и потянул к выходу. Едва они втроем вывалились из комнаты, Иван на секунду остановился и посмотрел на напарника. Затем ухватил того за грудки и притянул к себе, буравя полным ненависти взглядом. Чика дернулся, но напарник держал его крепко. Несколько секунд они стояли вплотную друг к другу, потом Антиквар ослабил хватку. И тут же резко ударил опешившего друга кулаком в лицо, сплюнул под ноги и пошел вперед. Чика потер скулу и понимающе хмыкнул ошеломленному Стасу:

– Заслужил. Идем.

Друзья бросились догонять стремительно уходящего вперед Ивана.

Едва сталкеры вышли за забор части, Овчар вызвал наблюдателя:

– Ведун, это Овчар.

– На приеме.

– Если эти трое попытаются вернуться или появятся в поле зрения – огонь на поражение.

– Даже…

– Даже, – перебил наблюдателя полковник, понимая, о ком тот говорит.

Ларри пристально посмотрел на командира. Но ничего не сказал, лишь покачал головой. Овчаров уловил этот жест:

– Ведун.

– Ответил.

– Засекли направление?

– Так точно, – ответил наблюдатель. – Примерно километр на северо-запад.

– Так там же… – встрял в разговор Ларри.

– От Гайдамак, – рассмеялся полковник. – Я бы удивился.

– Главное, чтоб под шальную не угодил, – протянул Ларри.

– Кто? Гайдамак? – хмыкнул Овчаров. – Этот задохлик здесь не окочурился, а ты говоришь…

Тем временем Стас и Чика поравнялись с Антикваром. Иван шел, не разбирая дороги, все удаляясь от базы. В планы Чики это не входило.

– Может мне пояснит кто-нибудь, что дальше-то делать будем? – спросил озадаченный Стас.

Вопрос оплотовца был вполне резонным. Хоть Чика и сказал Овчарову, что свою миссию они выполнили, все прекрасно понимали – это не так. Теперь же, когда опасность быть уничтоженным спецназовцами миновала, Данилов обоснованно требовал пояснений.

– Вано… – Чика позвал напарника. – Антиквар!

К удивлению Чики Иван остановился и повернулся к ним лицом. Но стоял молча, видимо, решив послушать доводы напарника.

– Ты что же подумал… – обратился Чика к Данилову, – мы и вправду уйдем отсюда?

– На ты же сказал…

– А что нужно было им говорить? – всплеснул руками Володя. – Да нас нашпиговали бы свинцом по самую маковку, скажи я им правду.

– То есть ты хочешь сказать, что мы никуда не возвращаемся? – гнул свое оплотовец.

– Блин, Стас, – Чика закатил очи горе. – Не знал бы тебя ранее, подумал бы, что ты идиот. Ну конечно же, мы в деле. Тем паче мы ничего еще не выяснили. Мне же вот этого, – сталкер указал на набычившегося Антиквара, – придурка надо было вытаскивать. А то он всерьез решил, что взвод военсталов – это кучка детей, которых голыми руками можно передушить. Да это отборные головорезы.

– А я не просил меня вытаскивать, – огрызнулся Иван.

– Иди в задницу, дебила кусок, – отбрил его Чика. – Параноик хренов. Ты же пошел меня спасать? Пошел. Так почему же?…

– Я шел спасать друга, который попал в беду, а в итоге спас козла.

– Сука, – сплюнул Чика и кинулся на Ивана.

– Так, стоп! – влез между сталкерами Стас. – Вам что, больше делать нечего? Стоять, я сказал!

– Не просил он, – не унимался Чика, пытаясь дотянуться до Атиквара через плечо теснившего его оплотовца. – А я тебя не просил! И тогда не просил!

– Да знай я тогда – бросил бы тебя к чертям собачьим! – крикнул в ответ Иван.

– Так бросил бы!

– Ну пожалел же урода. Думал, вояка какой-то из миротворцев. Попал, болезный… тьфу, противно.

– Угомонились оба, – перебил сталкеров Стас. – Нашли время и место отношения выяснять. Сначала дело делать надо, а потом разборки устраивать. Как пацаны малолетние, ей-богу!

Иван как-то разом обмяк и потерял интерес к разговору. Чика тоже умолк, тяжело дыша. Сталкеры постояли немного, приходя в себя после перепалки.

– Чика, – окликнул Стас. – Выкладывай, что у тебя там за план.

Сталкер откашлялся:

– Я пока лазал по окрестностям, нашел неплохое местечко, откуда все прекрасно просматривается. И от базы прилично, и до места сделки недалеко. Видно как на ладони. То, что здесь спецназ, нам только на руку – риск быть укокошенными наемниками падает в разы. Вояки все сделают за нас. Мы же, в свою очередь, выведаем информацию, хоть какую-то. Сделка будет сорвана – в этом я не сомневаюсь даже. Шекель нам платит. Твои пацаны, Стас, будут отомщены – пусть не тобой лично, но все же… ты докладываешь Верещагину, снимаешь с себя подозрения. Пусть проверяет. В итоге практически без потерь и каждый при своем. Все в шоколаде.

– В дерьме, – хмыкнул Антиквар.

– Рот закрой, – насупился Чика. – Я все понимаю, но мое терпение небезгранично. Поломаю.

– Хватит, – оборвал их Данилов. – Чика, веди. На месте разберемся. Пока все неплохо.

Коротко кивнув, сталкер повел напарников по узкой тропе, петлявшей по болоту, поросшему куцей растительностью. Сталкеры двигались очень осторожно, боясь оступиться. Болото не внушало доверия, да и местность была незнакомой. Кроме того, существовала опасность нарваться на неприятности, повстречав на пути тех же наемников или покупателей. История со спецназом показала, что не они одни оказались такими умными – их примеру мог последовать кто-то еще, а преждевременно раскрываться в планы группы Антиквара не входило. Тогда их уже ничто бы не спасло.

Едва в предвечерних сумерках появились заросли гигантского камыша, опоясывающего небольшое озерцо, Чика резко взял правее, и вскоре друзья очутились в глубоком овраге. Не давая напарнику и оплотовцу осмотреться, сталкер махнул рукой и полез вверх по склону. Остальные последовали за ним, вскоре очутившись на пологой вершине, откуда открывался хороший вид на развилку между Заброшенной частью и тропой, ведущей к Мертвым землям. Кроме развилки территория вокруг прекрасно просматривалась, при этом самих наблюдателей разглядеть со стороны было практически невозможно. К оврагу вела только одна дорога, которую грамотно расположившаяся по обочинам троица могла бы оборонять сколь угодно долго. Для сталкеров такое временное пристанище было как раз кстати.

– Прилично, – с завистью протянул Данилов.

– Фирма веников не вяжет, – ответил Чика. – И кино не пропустим.

– Это точно, – согласился оплотовец. – Антиквар, как тебе?

Сталкер молча пожал плечами и пошел вниз.

Чика посмотрел ему вслед:

– Ладно, пошли перекусим и будем делить дежурства.

Стас кивнул.

Друзья спустились на дно оврага и расположились полукругом. Огонь разводить не стали, боясь привлечь к себе внимание. Разделив пайки, принялись за еду.

Первым нарушил молчание Стас:

– Чика, может, все-таки расскажешь, что с тобой приключилось?

– Зачем? – сталкер посмотрел на оплотовца. – Что было, то прошло. И так тошно.

– Ну не знаю, – с сомнением в голосе сказал Данилов. – Может, так лучше будет? Облегчи душу. Хотя бы перед ним…

Оплотовец кивнул на молчавшего Антиквара. Чика некоторое время молча жевал, затем отхлебнул воды из фляги и, протянув ее Стасу, достал сигареты. Несколько раз глубоко затянувшись, Чика выпустил дым и замер, уставившись в никуда. Потом вдруг заговорил:

– Думаю, не нужно никому объяснять, кто такие военные сталкеры? Я служил в подразделении под кодовым названием «Кобра».

Чика сглотнул ставшую вязкой слюну и снова затянулся, вспоминая:

– Я давно уже понял, что человеческая жизнь зачастую ничего не значит. Если кому-то что-то нужно сделать чужими руками – он обязательно это сделает. А каким макаром – плевать. Главное – цель. Так было и с нами. Кто-то особо «умный и уполномоченный» умудрился дать приказ на выполнение операции как раз накануне Всплеска. Информации было кот наплакал. И как я ни добивался подробностей, везде мне отвечали: «На месте получите все инструкции». Какие инструкции? Для чего? Никто не знал. Нас тупо подняли на рассвете и отправили в Зону.

«Летите, пацаны, а там на месте разберетесь».

Ну мы и полетели. Вот только не туда и не так. Вертушка угодила под Всплеск аккурат во время высадки. Я было дернулся отменять все на хрен, да куда там… вертушку основательно тряхнуло, а потом просто перевернуло вверх тормашками. Пацаны из первой партии посыпались вниз, как горох из банки. Пилот пытался удержать машину, но было поздно. Перед нами из ниоткуда возникло странное свечение, и нас втянуло неизвестно куда.

Чика запнулся, видимо, заново переживая те страшные события. Но быстро собрался и продолжил:

– Помню смутно… как мы оказались на земле, и куда пропал вертолет – одному богу известно. С местом тоже была полная неразбериха. Это теперь я понимаю, что нас затянуло в пространственный пузырь.

Просто вертолет попался ему на пути, когда он только родился. Это и спасло нам жизнь. Первое, что я сделал, – попытался собрать бойцов. Из всего отряда уцелело только десять человек. КПК не работали, а карту… карту можно было спокойно использовать в ближайшем сортире. Все метки оказались никуда не годными.

Чика ненадолго замолчал, глядя в пустоту. Тлеющая сигарета нервно подрагивала в пальцах сталкера. Он изредка затягивался, заново прокручивая в голове давние события. Никто не подгонял его, не требовал продолжения. Наконец Чика вздохнул и продолжил:

– Кое-как сориентировавшись на местности, я отдал приказ на выдвижение в точку эвакуации. По моим расчетам, мы находились примерно в десяти километрах от места рандеву. А потом начался ад. До точки добралось только трое – кто-то сгинул в аномалии, несколько человек погибли, прикрывая наш отход от мутантов. Добравшись до места, мы похоронили ребят и, запустив маяк, стали ждать вертолета. Однако ни через сутки, ни через двое нас так и не забрали. От нервов крышу просто срывало. Прождав еще полдня, я принял решение выходить самостоятельно. Мы начали продвижение в сторону Периметра. А вот с этого места началось самое интересное. На подступах к границе Зоны по нам открыли огонь на поражение. Даже слушать не стали. И тут я все понял. Нас просто слили. Открестились и сделали вид, что ничего и не было. Мне больше ничего не оставалось, как увести группу вглубь Зоны.

Через два дня, когда запасы пищи и воды подошли к концу, я потерял последних. Один из сержантов не выдержал постоянного напряжения, помешался рассудком и пустил себе пулю в лоб. Второго, сильно раненного тварью, я пристрелил сам. Не надо на меня так смотреть, – голос Чики сорвался на хрип. – У парня началось сильное заражение. Скорее всего, в кровь попал вирус с зубов мутанта. И мне пришлось его убить, иначе он уложил бы меня… ну а спустя сутки меня подобрал Антиквар.

– Вот такие дела, – выдавил Чика, виновато глядя на друзей. – Дальше вы и так знаете.

Стас встал и подошел к нему. Слегка хлопнул по плечу, выражая сочувствие. То, что пережил этот сильный в душе человек, не пожелаешь и врагу. Данилов это прекрасно понимал.

– Антиквар? – Чика обратился к напарнику. – Если у тебя есть претензии – предъявляй. Я все пойму. Тот, кем я был когда-то, остался в прошлом. Очень многое изменилось, да и я стал другим. Понятное дело, это не оправдание. Ты можешь относиться ко мне так, как тебе вздумается. В любом случае я обязан тебе жизнью. Так что…

Антиквар зло смотрел в глаза человеку, которого когда-то нашел в развалинах умирающим от ран и голода. Который после стал его другом. Напарником, уже не раз спасавшим его шкуру. В душе сталкера бушевал шторм. С одной стороны, он ненавидел военсталов – многие погибли от их рук. Но с другой – Чика… Человек, с которым он бок о бок прошел через огонь и воду. Ел из одной тарелки. Который много раз на деле доказал свою дружбу и преданность их делу. Сталкер боролся с собой. Он не знал, что ему делать – любить или ненавидеть.

После долгой внутренней борьбы взгляд Ивана смягчился:

– Ладно, проехали… что было – прошло. Пора делом заниматься.

Чика молча кивнул. Слова были лишними.

Стас смотрел на товарищей. Разные люди, абсолютно разные судьбы по стечению обстоятельств встретились здесь, но у каждого свой путь и свои цели.

Поужинав и распределив очередность дежурств, сталкеры улеглись спать.

А утром их поднял Чика. Едва Стас открыл глаза, как увидел склонившееся над ним лицо сталкера. Поняв, что напарник проснулся, Чика приложил палец к губам и поманил его за собой. Схватив автомат, Данилов взобрался вверх по склону и увидел лежащего там Антиквара. Заметив оплотовца, Иван приветственно кивнул и указал рукой в сторону тропы, ведущей из Мертвых земель.

– Наемники…

Стас посмотрел туда, куда указывал Антиквар.

В предрассветных сумерках вдоль тропы скользили серые тени.

Наемники шли не спеша, поделив пространство на секторы, прикрывая друг друга, умело используя рельеф и не делая резких движений. Стас невольно засмотрелся, отмечая подготовленность бойцов. Что и говорить, многие из них были профессионалами в своем деле, не пожелавшими служить в армии «за так» и не нашедшими себе места в жизни. Тем не менее навыков и знаний у каждого было предостаточно, что не раз доказывалось ими на деле. Всякий знал: наемники – опасный противник.

Спустя несколько минут довольно большая группа проследовала мимо холма, где прятались сталкеры, и затаилась в небольшой роще, опоясывающей полянку неподалеку от разрушенной части. Расположились грамотно, дабы со стороны ничто не указывало на их местоположение.

– Так, продавцы прибыли, – прошептал Антиквар. – Осталось дождаться покупателей.

Те не заставили себе долго ждать: спустя полчаса на поляну вышли люди в серо-зеленых комбинезонах. У Стаса перехватило дыхание, он дернулся, словно от удара током, и перевел взгляд на друзей.

– Они? – спросил его Чика.

– Они, – прошептал оплотовец, узнав расцветку комбезов.

Сталкеры прильнули к оптике, боясь пропустить малейшую деталь. Группа неизвестных медленно вышла к центру поляны, построившись уступом так, чтобы никто из них не перекрывал сектор обстрела другого. Никто не суетился, внешне все выглядело спокойно, но Стас был уверен, что это только внешне. Участники сделки не доверяли друг другу.

Немного подождав, наемники появились в поле зрения покупателей. Численностью они превосходили их вдвое, но, казалось, командира неизвестных это не сильно беспокоило. Похожие на пришельцев из фантастических фильмов покупатели спокойно стояли и ждали, пока наемники подойдут ближе. Оружия никто не опускал, участники сделки держали друг друга под прицелом. Не доходя до гостей нескольких метров, продавцы остановились, и от основного строя отделились два человека. В руках один из них держал небольшой металлический кейс. Командир покупателей обернулся, махнул рукой и тоже сделал несколько шагов вперед. Из середины строя вышло двое – они держали за ручки большой контейнер. Определить вес ноши было довольно сложно, но, судя по походке державших его людей, весил груз немало.

– Артефакты, – догадался Чика.

– Сто процентов, – согласился Антиквар. – Знать бы еще, что там…

– Спросить? – подколол напарника Чика.

– А иди ты…

Тем временем участники сделки остановились друг напротив друга. Старший наемник сделал знак сопровождающему. Тот открыл кейс и показал покупателям содержимое. Покупатель кивнул, удовлетворившись осмотром. Затем махнул рукой двум своим людям, державшим контейнер. Те осторожно приблизились и положили ношу на землю.

Наемник открыл крышку и заглянул внутрь.

– Сейчас начнется, – догадался Чика.

Словно по команде, из зарослей, окружавших поляну, послышался еле слышный хлопок, в сторону торгующихся полетело несколько шашек, которые, упав, тут же взорвались, ослепляя стоящих вокруг нестерпимо ярким светом. Как только свет погас, на поляну начали выскакивать черные тени спецназовцев.

В следующую секунду старший отряда покупателей выпустил в ослепшего наемника длинную очередь. Затем, схватив с помощником кейс, бросился под прикрытие деревьев. Остальные залегли и, прикрывая командира, открыли огонь на поражение. Получившие неожиданный отпор спецназовцы тут же перегруппировались и принялись методично уничтожать противника, выбивая сражавшихся одного за другим. Эфир наполнился переговорами бойцов, сталкеры отчетливо слышали резкие команды Овчарова, приглушенную ругань обороняющихся наемников и редкие фразы неизвестных покупателей. Постепенно ситуация перешла под контроль военсталов. Судя по переговорам, потери у спецназовцев были минимальны, двое раненых и один убитый, в то время как наемникам пришлось совсем худо. Попав под кинжальный огонь с двух сторон, они разом лишились доброй половины людей и теперь пытались хоть как-то выйти из боя. Покупатели же сопротивлялись с фанатичным усердием. Они оказались в явном меньшинстве, однако никто из них не покинул поля боя. Воспользовавшись суматохой, покупатели грамотно ушли с острия атаки спецназа и теперь, заняв более выгодную позицию в тени деревьев, ожесточенно били в двух направлениях, нисколько не заботясь о последствиях. Но силы все равно были неравны. Военсталы постепенно окружали противника. Еще немного, и капкан захлопнется.

Внезапно ситуация на поле боя кардинально изменилась: в дело вмешалась третья сторона. С нескольких сторон в направлении спецназовцев, методично обрабатывающих позиции противника, понеслись выпущенные из подствольников гранаты. Еще секунду спустя прогремела серия частых взрывов, вздымая вверх кучи земли.

– Контакт с противником! Зачистить в ноль! – послышалась в эфире отрывистая команда.

На поляну один за другим выскакивали фигуры в комбинезонах «Оплота», с ходу вступая в схватку. Близлежащая территория взорвалась огнем. Попав под свинцовый дождь и понеся значительные потери, спецназовцы отошли на исходные позиции и залегли, отвечая короткими, но результативными очередями.

– Твою мать! – в сердцах воскликнул Стас. – Какого черта им здесь надо?!

Антиквар с Чикой недоуменно смотрели на разворачивающуюся перед глазами бойню, не понимая, откуда здесь взялся «Оплот».

– Этого нам еще не хватало! – схватился за голову Иван. – Они что? Идиоты?!

– Или приняли военсталов за покупателей. – проговорил Чика.

– Верещагин – придурок конченый. Теперь хана, – прошептал Антиквар. – Сейчас такое начнется…

В это время Стас пытался связаться с товарищами по клану, чтобы остановить их как можно быстрее. Он крыл командиров последними словами, орал в микрофон как резаный. Но его никто не слышал в суматохе боя. Оплотовцы перли прямо на военсталов, по ошибке приняв их за основного противника.

С нескольких сторон ударили пулеметы, вспахивая свинцовым дождем пространство перед позицией военсталов. К ним присоединились одиночные хлопки снайперов «Оплота», которые по одному принялись выбивать бойцов противника. В эфире царил хаос: кто-то кричал, умирая от полученных ран; матерились сержанты, подгонявшие нерешительных; коротко переговаривались спецназовцы, перешедшие от наступления к обороне.

Однако взять противника нахрапом у оплотовцев не вышло. Получив достойный отпор, они замедлились и увязли, распыляя силы на две стороны. Но их было гораздо больше. Медленно и уверенно оплотовцы приближались к спецназовцам, давя их численностью. Быстро разгадав маневр противника, военсталы начали отступать к развалинам, оставляя на поляне тела убитых. Им кровь из носу нужно было укрыться в стенах и перейти к глухой обороне. Оплотовцы усилили огонь, намереваясь сломить сопротивление, не дав противнику отойти под прикрытие стен.

Стас смотрел, не в силах отвести взгляд от страшной картины: довольно большая поляна почти вся была усыпана телами убитых. Кто-то еще шевелился, но сталкеры прекрасно понимали, что это агония, и надежды у раненых нет. Бой постепенно смещался к развалинам. Про наемников и неизвестных личностей все давно уже забыли, схлестнувшись в смертельной схватке.

Вдруг Чика поднял голову и замер, прислушиваясь.

– Что? – спросил его Стас, не понимая, что привлекло внимание напарника.

Сталкер поднял палец, призывая ему не мешать. Но тут уже и Стас уловил какой-то непонятный гул, а вслед за ним и Антиквар повернул голову в том же направлении. Звук усилился, постепенно нарастая. Вскоре он стал настолько громким, что уже не нужно было напрягать слух, пытаясь расслышать его сквозь канонаду. Спустя секунду Чика догадался, что это за гул.

– Вертолет, – тихо сказал сталкер, словно боялся, будто его услышат.

Но его услышали.

– Что ты сказал? – глаза Стаса расширились от ужаса. – Вертолет?

– Погоди, Стас, – вклинился в разговор Антиквар. – Может, показалось?

Сталкер вымолвил последние слова тихим шепотом, сам не веря в то, что сейчас сказал. Этот звук ни с чем нельзя было спутать, если человек хоть раз сталкивался с вертолетами.

– Они вызвали поддержку с воздуха, – Данилов вскочил на ноги и повернулся в сторону развалин военной части. – Надо остановить их, пока не стало поздно.

С этими словами Стас шагнул вниз по склону, но тут же сильный удар сбил его с ног. Кто-то навалился сверху, прижимая оплотовца к земле.

– Куда ты, придурок?! – заорал ему в ухо Чика, наваливаясь еще сильнее.

Стас попытался встать, но не смог – сталкер держал крепко.

– Мне надо к ним! Туда! Надо предупредить!

– Убьют! Лежи! – Чика перехватил правую руку Данилова и выполнил болевой захват, лишая Стаса возможности двигаться. – Ты им уже не поможешь!

В этот момент из-за верхушек деревьев показалась пара вертолетов. Транспортный «Ми-8» и «Ми-24» прикрытия прошли над полем боя, оглашая пространство грохотом, и разошлись в разные стороны, описывая пологую дугу. Сквозь треск помех и крики отчаянно дерущихся людей прорвался голос пилота «двадцатьчетверки»:

– Овчар – Полсотни пятому. Диспозиция?…

– Полсотни пятый – Овчару. Цель на двух часах, удаление пять.

– Вас понял, Полсотни пятый. Ваше место?

– Даю маяк.

– Наблюдаю. Сто третий, маяк принимаешь?

– Есть сигнал, – ответил пилот «восьмерки».

– Подбирай.

– Принял… сейчас вытащим вас, ребята.

– Твою мать! – это уже кто-то из оплотовцев, услышавший радиообмен, начал понимать, что происходит. – Уходим! Уходим, я сказал!

Оплотовцы дрогнули, но было поздно. «Двадцатьчетверка» выполнила вираж и пошла на боевой заход. Разбрасывая вокруг себя огненные шары тепловых ловушек, вертолет резко пошел на снижение, падая на головы оплотовцев подобно ангелу смерти. На мгновение машина окуталась сизым дымом, послышалось далекое «ш-ш-ш-ш», и в месте, где находились оплотовцы, взорвалась земля. В воздух взметнулись столбы огня, дерн, ошметки тел. Эфир наполнился криками умирающих людей, заживо сгорающих в адском пламени. Пропахав НУРСами полосу в несколько сот метров, вертолет забрал вправо, уходя из зоны поражения осколков собственных ракет, и двинулся на повторный заход. Со стороны оплотовцев послышались редкие выстрелы, но бронированной машине такие попадания были как укусы комара. В это время Ми-8 выполнил пологий вираж и пошел вниз, выбирая безопасное место посадки. Когда вертолет завис в метре над землей, экипаж открыл дверь десантного отсека, готовясь принять на борт оставшихся в живых спецназовцев. Вскоре те показались из развалин, таща на себе убитых и раненых. Стас смотрел немигающим взглядом на поле боя, яростно кусая губы в кровь от бессильной ярости. Внизу гибли его товарищи. Гибли глупо, просто так, по прихоти судьбы, и он ничего не мог сделать. В это время следящий за боем Чика ослабил хватку. Повинуясь внезапному порыву, Данилов ударил его локтем в лицо и сбросил с себя. Вскочил на ноги, собираясь кинуться вниз – туда, где вертолет безжалостно крошил позиции «Оплота». Опомнившись, Чика снова набросился на него, пытаясь свалить на землю.

– Чика, не лезь!!! – заорал на него Данилов, отбиваясь от сталкера. – Они же умирают там!

– Остановись, идиот! – сталкер, не церемонясь, ударил Стаса в больной бок.

Тот взвыл от боли, но продолжил бороться. Видя, что напарник не справляется, Антиквар подполз ближе и схватил оплотовца за ноги. Стас цеплялся, греб руками землю, ломая ногти, и ревел как раненый зверь, видя, как выписывающий в небе правильные восьмерки «Ми-24», расстреляв боекомплект НУРСов, принялся перемалывать оставшихся в живых из крупнокалиберного пулемета.

Уже никто не кричал. Если и были оставшиеся в живых, то они просто прекратили всяческое сопротивление и залегли, боясь выдать себя. А пробить из стрелкового оружия бронированного монстра было невозможно. Место, где находились оплотовцы, заволокло черным дымом, и рассмотреть что-либо стало практически невозможно. Вскоре Стас перестал дергаться, лишь тихо скулил от боли:

– Повторихин, будь ты проклят, сука, – еле слышно шептал оплотовец словно заговоренный.

Но его услышали. Чика прижался щекой к уху товарища:

– Терпи, брат. Терпи… выживи, а потом спросишь… за все спросишь…

«Ми-8», нагруженный стонущими ранеными, медленно поднялся в воздух. Рядовая операция оказалась сущим адом для отряда армейского спецназа. За Периметром уже разворачивались в экстренном порядке лазареты, готовились операционные и просыпались разбуженные тревожной трелью телефона врачи, свободные от дежурства. Те, кому удалось уцелеть, скрипели зубами, глядя в иллюминаторы вертолета на оставляемое поле боя. И непонятно было, чего им хотелось больше – отомстить за мертвых товарищей или успеть довезти раненых. Рассветное небо Зоны рассекла инверсионным следом выпущенная из лесополосы ракета и впечаталась в бок вертолета, едва набравшего с десяток метров. Даже если бы пилот транспортника и заметил ее, сделать он бы ничего не успел. «Восьмерку» качнуло, накренило, затем раздался хлопок, и вертолет, под завязку набитый ранеными спецназовцами, тяжело рухнул на землю. Спустя секунду в месте падения вспыхнул огненный шар. Пилот «двадцатьчетверки» отреагировал мгновенно: развернув машину, он огненным ураганом прошелся по зеленке, выстреливая остаток боекомплекта. Вот только это уже никак не могло помочь тем, чья кожа с шипением лопалась, обугливаясь до черноты среди пылающих обломков вертолета.

– База, двести полсотни пятый. Работу закончил. Сто третий подбит. Возвращаюсь.

Сделав контрольный круг над местом крушения вертолета, Ми-24 набрал высоту и вскоре скрылся за верхушками деревьев, взяв курс в сторону Периметра.

Наступила гробовая тишина. Опешившие сталкеры смотрели на леденящую душу картину, не в силах пошевелиться. Поляну заволокло черным густым дымом, со стороны лесополосы начал разгораться пожар.

Они сидели долго, пока наконец не подал голос Антиквар:

– Надо спуститься и все осмотреть.

– Зачем? – безразлично спросил Чика.

На лице сталкера играли желваки, было видно, что нервы друга были на пределе и что его вот-вот прорвет.

– Идем, Вов, – Иван наклонился и заглянул ему в глаза. – Теперь мы точно должны узнать, из-за чего все это… Стас?

Антиквар обернулся к сидевшему в неестественной позе оплотовцу. Подойдя к нему, сталкер увидел, что тот закатал рукав на правой руке и занес нож над татуировкой клана. Перехватив кисть Данилова, Иван выбил нож и спокойно сказал:

– Заражение будет.

– Плевать. Я ее недостоин. Ведь это я…

– Это тебе сейчас плевать, – перебил его Иван, – а нам еще топать по Зоне. В любой момент занесешь какую-нибудь дрянь, и все…

К удивлению сталкера, это подействовало. Убрав нож, оплотовец поднялся на ноги и зло посмотрел на напарника.

– Ты прав. Вырезать всегда успею. В конце концов, от этого никто не воскреснет. Идем…

Иван кивнул и пошел вниз по склону.

Стас подал руку Чике. Тот принял ее, благодарно кивнув, и вскоре сталкеры зашагали вслед за Антикваром. Спустя несколько минут друзья подошли к поляне. Вблизи картина произошедшей здесь недавно бойни выглядела еще страшнее. Повсюду валялись части тел вперемешку с землей, насквозь пропитанной кровью. Запах гари и разлагающегося мяса бил в ноздри – сталкеры даже опустили забрала шлемов, такой невыносимой была вонь. Опознать кого-либо в этой мясорубке было невозможно. Но все же друзья принялись методично обходить поляну в надежде отыскать хоть что-то. Раненых никто не выискивал – выжить в этом адском месиве было нереально. Сталкеры искали кейс и тех, кто пришел за ним. Буквально рыли носом землю, заглядывали во все углы, осматривая каждый труп, но поиски пока не приносили результатов. Антиквар как раз переворачивал труп наемника на спину, как вдруг тот железной хваткой ухватил его за руку. Иван от неожиданности отпрянул, но наемник вцепился намертво:

– Добей, – еле слышно прошептал он. – Пожалуйста, добей!

Пуля попала ему в живот, вывернув наизнанку внутренности. Наемник чудом выжил, но оставалось ему совсем немного. Подобное ранение смертельно. Каждый вздох приносил ему невероятные мучения.

– Где контейнер? – Иван взял раненого за грудки и с силой тряхнул, причиняя ему адскую боль. – Где кейс?! Говори, ублюдок!

Наемник дико закричал и обмяк. Но сознания не потерял. Видимо, ему не давали лишиться чувств стимуляторы.

– Эти уроды… забрали… ухлопали… как котят, и унесли. Когда вояки напали… те первым делом нас… а потом…

– Скажи мне, что ты принес, и я выполню твою просьбу.

Наемник молчал, только судорожное дыхание выдавало еще теплившуюся в нем жизнь.

– Ну же!.. – голос Антиквара сорвался на крик. – Скажи! Облегчи душу, сука! Тебе ведь уже все равно. Дай пожить остальным!

Наемник закашлялся. Силы оставляли его, но он все еще держался:

– Хорошо… только… мне очень больно.

– Договорились, – голос Антиквара стал тихим.

– Я не знаю, кто это… он… они не люди… люди так не могут… дья…

– Говори, – осипшим голосом Иван еле выдавил из себя слова. – Что в кейсе?

– Я не знаю точно… – наемник судорожно сглотнул. – Какие-то детали и платы управления. Мы нашли их случайно… в схроне… в Пустоши… решили заработать. Денег все равно нет. Бросили левак в сеть, а тут они…

– Что за платы?

– Не могу сказать… всего было два отряда. Один что-то искал для них под землей…

– Это они вырезали оплотовцев? – перебил его Антиквар.

– Да… люди очень серьезные, сделали предоплату… остальное… сказали, что отдадут редкими артефактами… мы выполнили контракт, договорившись о встрече на сегодня… все шло как по маслу, но появились военные. И нам вместо денег прислали порцию свинца.

– Смею тебя заверить, – зло выговорил Антиквар, – ты так и так не получил бы ни копейки. Ты свидетель. А свидетели никому не нужны.

– Наверное, ты прав, – согласился наемник и, отдышавшись, продолжил: – Мы очень долго сидели без работы. И когда появился заказ, я воспрянул духом.

– Зачем им эти детали? – продолжал допытываться Антиквар.

– Кто ж тебе скажет, наивный? Да и какая разница? Есть контракт – надо работать. Единственное, что могу сказать, – эти люди пришли из Мертвых земель. Что-то у них там есть… какой-то схрон или база…

– Короче, – Антиквар видел, что наемник умирает, и принялся его подгонять, чтобы успеть выведать хоть что-то. – Куда они потащили груз? И где нам их искать?

Наемник замолчал. Когда у Ивана начало заканчиваться терпение, ответил:

– Я слышал, где-то есть вход в катакомбы… скорее всего, там… мы пересеклись случайно… они уполовинили нашу группу… хотели добить… но их старший предложил нам работу. Дал приблизительное место, сказал, где искать… сказал, как только найдем, бросить инфу в сеть… сказал какую… ну и сказал, что заплатит…

– Что за старший? Ты видел его? Знаешь?

Раненый наемник слегка качнул головой:

– Нет. Он не показывал лица…

– Ты, не зная, что искать, вот так вот взял людей и пошел?

Лица говорившего не было видно, но, судя по тону, он улыбался:

– Ты знаешь, сколько мне предложили? Да за такие деньги я навсегда бы ушел отсюда и жил где-нибудь в Альпах. Но, видать, не судьба, – наемник снова зашелся кашлем. – Еще эти психи… вырезали отряд «Оплота»… хотя могли тихо пройти мимо… пришлось искать Шведа, чтобы следил на базой… но этот урод облажался и сдох.

– Его убили собственная жадность и две шестерки, – хмыкнул Антиквар. – А был бы жив – неизвестно, чем бы дело кончилось. Это все?

– Все… я… сказал все, что знаю. Теперь твой ход…

Иван протянул руку к замку шлема и открыл забрало. Увидев лицо раненого, Антиквар хищно улыбнулся:

– А вот и Чабан. Ну здравствуй, тварь…

– Давно не виделись, а ты кто?

Антиквар секунду помолчал, а затем ответил полным ненависти голосом:

– Я тот, кого ты и твои уроды загнали в подземелье возле Волхова год назад. Завалили вход и бросили умирать. Должок за тобой…

– Кому должен – всем прощаю, – наемник попытался рассмеяться, но тут же закашлялся, изо рта потекла тонкая струйка крови. – Плевать…

– Последний вопрос, Чабан, – прервал рассуждения наемника сталкер. – Где ты сделал схрон?

– Не было никакого тайника. Никогда, – рассмеялся раненый, пересиливая боль. – Ну что смотришь? Мольбы о прощении от меня ждешь? Не дождешься!

Антиквар с каменным лицом поднял пистолет и, не говоря ни слова, выстрелил раненому наемнику в голову. Тот дернулся и затих.

– Бог простит, – сталкер спрятал пистолет в кобуру. – Парни! Дело швах! Надо догнать этих шизиков, потому как чует мое сердце – они что-то задумали. И это явно что-то нехорошее.

Чика подошел к Антиквару, протянув ему руку:

– Это его ПДА. Здесь карта Мертвых земель и какой-то маршрут.

– Отлично, но нестись сломя голову все равно не будем. Нас будут ждать. И если сунуться нахрапом, нафаршируют свинцом по самое не хочу. Так что идем быстро, но аккуратно. Все равно обратной дороги нет.

Сталкеры забрали оставленные в овраге вещи и бросились в погоню.

Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Загрузка...