Загрузка...
Книга: Право на ошибку (апокалипсис-ст)
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

Глава 5

Всплеск лютовал около двух часов. Стены подвала ощутимо дрожали, напоминая всем собравшимся о том, какие силы сейчас бушуют наверху.

Перекидывающиеся короткими фразами сталкеры не подавали виду, что их волнует происходящее, однако каждый уже сто раз успел подумать о том, что его ждет после.

Закончилось все так же внезапно, как и началось. Грохот наверху затих, земля перестала дрожать. Пора было выбираться – напрасная потеря времени никак не входила в планы Антиквара и его группы. Он всегда рассчитывал время с запасом, исходя из того, что Зона – не парк с аллеями и задержка может возникнуть внезапно.

Сталкеры тоже собрались. В Могильнике у них был постоянный схрон, куда они возвращались после долгих рейдов. То, что группа Антиквара застала их на месте, было большой удачей.

Купец уже вовсю раздавал указания. Стаса очень удивило отсутствие бубнежа или простого трепа между бродягами: среди оплотовцев бытовало мнение, что вольные – все сплошь остряки и балагуры. Но нет. Ни одного лишнего слова. Отряд предельно собран и внимателен. Закончив говорить со своими людьми, Купец подошел к Антиквару:

– Мы готовы, вы как?

– Порядок.

– Тогда идем. Сейчас ребятки посмотрят, что там, и дадут сигнал выдвигаться. Вы куда сейчас?

– К «Оплоту».

Купец кивнул и повернулся к своим:

– Джексон, Михей, Найф! Гляньте, что наверху!

Трое сталкеров натянули маски и пошли к выходу.

– Пять минут, я думаю, никого не напрягут, – проговорил торговец.

Послышался лязг открываемого люка, какая-то возня. Потом тишину прорезал противный визг, сменившийся серией выстрелов из дробовика. После чего послышался трехэтажный мат, и еще примерно через минуту в проем просунулась голова Михея. Сталкер стянул маску, широко улыбнулся.

– Чего там? – спросил Купец

Михей изобразил страдальческое выражение лица и сквозь смех выдавил:

– Фон почти в норме. Пока еще ничего не вылезло. Вот только… Жуть переночевать решила. Джексон ее не увидел, за кучку мусора принял. Вот и… – далее он говорить просто не мог, сотрясаясь от приступов неудержимого хохота.

Народ, проникшись комичностью ситуации, тоже не выдержал и начал хохотать. Учитывая мощность дробовика Джексона, жути досталось прилично. А если учесть, что он расстрелял ее в упор, – скорее всего, сам сталкер оказался основательно измазан. Причем это еще не самое страшное. Смех Михея и остальных был вызван другим. Жуть – существо очень вонючее. Так что в мощности миазмов, которые теперь исходят от Джексона, можно было не сомневаться. Когда хохот заполнил, казалось, весь бункер, Купец махнул рукой:

– Все, хорош. Двинули.

Сталкеры по одному, как чертики из коробки, повыскакивали наверх. За ними на свет вылезли Антиквар, Чика и Данилов. Замыкал шествие задержавшийся буквально на пару секунд Купец. Подопечные торговца грамотно расположились вокруг вагона, внимательно осматривая пространство вокруг. Всплеск мог загнать даже под дырявую крышу кого угодно. Так что опасность повстречать какой-нибудь экземпляр местной фауны сбрасывать со счетов не следовало.

Дальше их пути расходились.

– Ну что? – Купец на слова не разменивался. – Удачи вам.

– И вам.

– Если не сложно – поделитесь итогом ваших поисков. Вы ведь их ищете? Мерков?

– Хорошо, – согласился Иван. – Тем паче и нам есть от этого интерес.

– Вот и я о том же.

Вся группа по очереди подняла руки в прощальном жесте и растворилась в мутной пелене дождя, который всегда шел после Всплеска. Напарники еще немного постояли, глядя вслед удаляющимся сталкерам, и вышли через второй вход, ведущий к базе «Оплота».

– Вано, – позвал напарника Чика.

– Чего?

– Давай к роще сходим…

– На кой? – Антиквар остановился, стряхивая капли со стекла шлема.

– А чем в баре платить будем?

– На бар я оставил.

– Ну допустим, – не унимался Чика. – А патроны, а жратва, а ремонт? Мне после лешего комбез проверить надо…

– Вот же зануда, – в сердцах бросил напарник. – Времени нет совсем, а ты со своими схронами.

– А ты жлоб, – съязвил Чикатило, подливая масла в огонь. – Сейчас почти обед. С базы «Оплота» один хрен до рассвета не дернемся. Вот скажи мне, за срок до утра я рассчитываться буду? Это Стасу бесплатно все: напоят, накормят да спать уложат. А с тебя сдерут три шкуры. Мне оно надо – выслушивать потом, что, дескать, ты говорил, а Чика не послушал?…

– Достал, – Иван махнул рукой. – Все равно не уймешься, пока не будет по-твоему.

– Я о тебе забочусь, дурило, – рассмеялся Чика и обратился к Данилову: – Дуй за нами. Заглянем в старый схрон возле аномальной рощи. Пороемся, поглядим, что осталось. С вашими разговаривать дорого. А нам тем более.

– Почему? – удивился Данилов.

– Да так… – неопределенно ответил Чика. – Всяко было… Расскажу как-нибудь.

Иван, продолжая бурчать на напарника, взял левее. Выйдя на дорогу, сталкер пересек асфальтовое полотно и зашагал к роще, расположенной в противоположной стороне от ангара, где они пережидали Всплеск. Оплотовец прикинул расстояние – получалось около двух километров, если идти не сворачивая. Но кто сказал, что в Зоне есть прямые пути? Стасу показалось, что за то время, пока он не появлялся в Могильнике, хлама здесь стало еще больше.

– Зараза, не люблю я это место, – продолжал ворчать Антиквар, умело лавируя между широкими озерцами ядовито-зеленого цвета.

– А кто виноват? – продолжал издеваться над напарником Чика. – Кто этот схрон придумал? Значит, терпи. Ты его еще до меня сделал. А все почему? Потому что глупый. Будь на твоем месте я – ни в жисть бы не додумался…

– Заткнись, – зло оборвал его сталкер.

Чика, сообразив, что перегнул палку, замолчал, мерно шагая следом за напарником.

Погода словно издевалась над путниками. Начавший было утихать дождь сменился мелкой моросью, никак не желая заканчиваться.

Несмотря на разгар дня, возникало ощущение, что уже поздний вечер. Серо-черные облака еще не рассеялись после Всплеска.

Группа сбавила темп, постепенно углубляясь в рощу. Они успели пройти совсем немного, когда Антиквар вдруг резко остановился.

– Че встал? – поинтересовался Чика, удивленный внезапной остановкой.

– Ты ничего не замечаешь? – Иван указал рукой на тропу.

Напарники присмотрелись.

– Нет, – ответил Чикатило.

– Вешка…

– Какая вешка?

– Та, что я оставлял на случай, если придем. Чтоб тропу не перепутать… Ее нет.

– Нормальный ход… – буркнул Чика, снимая автомат с предохранителя. – Где была?

– Тормозишь? – в тон ему ответил Антиквар.

– А я помню?

– Справа, на молодой березке.

– Точно, была такая, – согласился Чика. – Может, мутанты?

– На высоте человеческого роста?

– Упырь? – предположил Стас.

– Ага, гнездо себе на дереве свил, – съязвил Иван. – Нет, упырь это место обходит. Я же не дурак, делать схрон так, чтобы потом от мутантов отбиваться. Тут что-то другое.

– Давай я первый, – предложил Чика.

Возражений не последовало. Сталкеры перегруппировались и медленно двинулись дальше, внимательно осматривая каждый куст. Стас несколько раз глубоко вдохнул. Организм реагировал на возможную угрозу, приводя себя в состояние готовности, насыщая кровь адреналином, отчего руки оплотовца ощутимо подрагивали. Стараясь унять предательскую дрожь, Стас сконцентрировался на тропе, пытаясь разглядеть опасность, но вокруг были только деревья.

Идущий впереди Чика опустился на одно колено, рассматривая тропу.

– Не нравится мне это… – обронил сталкер, продолжая разглядывать землю под ногами. – Здесь кто-то был, причем недавно…

– Следы? – спросил Стас.

– Да, свежие. Еще не размытые.

– Давно проходили? – спросил Антиквар.

– Я тебе что? Следопыт со стажем или экстрасенс? – разозлился Чикатило. – Следы вижу, а кто и когда – не знаю.

– Ладно, давай потихоньку… – предложил Иван. – Смотрим в оба.

– Антиквар, – позвал начавшего подниматься сталкера Данилов.

– Чего?

– А сколько еще идти?

– По тропе примерно с километр: нужно обойти рощу по краю. Потом тропа поворачивает в сторону «Точмедприбора», а нам нужно левее, в чащу. Схрон там.

– Не пойму, зачем такую дугу делать? – удивился оплотовец.

– А как ты думаешь? – съязвил Антиквар.

Сталкер нервничал из-за странных следов, обнаруженных Чикой.

– Я не думаю, я спрашиваю, – в тон ответил Стас.

– Рощу не зря называют аномальной, – сжалился над оплотовцем Антиквар. – Если идти по прямой – до тайника не более двадцати минут ходьбы. Но там, прямо в центре, расположена очень нехорошая дрянь. Аномалия. Причем довольно приличная по размерам и, главное, невидимая. Ну, почти… Внешне все выглядит как обычно – трава, деревья, кусты. Однако стоит только ступить в ее границы, все начинает плыть и колыхаться, будто ты в озеро вошел. Вот только дна там нет. Совсем. Человека засасывает как пылесос. Раз – и нету. Куда пропадает тело – тоже неизвестно, но «утопленники» больше нигде не всплывают. И Всплеск не Всплеск – ей по барабану. Понимаешь? Как дыра в земле. Человек куда-то проваливается и исчезает. Детекторы ее не видят, проверяется только болтами. А когда ее товарки повылазят – совсем сложно пройти. Могут и дорогу перегородить. Я однажды вообще не прошел. Натыкало так, что застрял. Еле выбрался.

– Понятно, – озадаченно пробормотал Стас.

– Чика! – вызвал сталкера Антиквар. – Пошли, а? Может, кто на «Точмед» потопал?

– Не знаю, – неопределенно ответил Володя. – Не нравится мне это… Ладно. Свалить всегда успеем.

Троица осторожно продолжила путь, напряженно всматриваясь в окрестную растительность. Стас нервничал. Появившееся вначале напряжение усилилось. Что-то неприятно давило Данилову на мозг, заставляя нервно сжимать-разжимать пальцы на цевье автомата. Несколько раз дернулась щека – давал о себе знать тревожный тик.

«Наверное, аномалия излучает, – подумал Стас. – Что-то совсем распустился. Везде страсти мерещатся»

Тем временем сталкеры подошли к месту, где тропа уходила вправо и далее на северо-запад.

– Так, – почему-то шепотом сказал Антиквар. – Теперь очень осторожно. Она рядом. Стас! Иди строго за Вованом, он знает дорогу.

Данилов кивнул.

Группа прошла еще немного, когда Антиквар хлопнул оплотовца по плечу. Тот остановился, оборачиваясь.

– Смотри, – с этими словами сталкер достал из кармана болт и бросил его в середину лужайки, расположенной слева от них.

Болт, описав небольшую дугу, упал недалеко от замерших сталкеров и пропал, оставив после себя зыбкие круги на траве – будто кусочек железа упал не на землю, а в поросшее плотным ковром из ряски озеро.

А потом произошло нечто странное. Высокая трава заколыхалась, полянка забурлила, все хаотично поплыло, перемешиваясь, перекручиваясь, как мираж в пустыне, дразнящий обезумевшего от жажды путника. Затем все встало на свои места, словно и не было брошенного болта.

– Видел? – тихо спросил оплотовца Антиквар.

– Такое? Нет… – Стас судорожно сглотнул, представив, что происходит с человеком, угоди он в такую аномалию. Мозг отказывался поверить в увиденное.

– Впечатлился?

– Не то слово, – выдавил из себя оплотовец.

– Ладно, идем. А то Чика вон уже приплясывает.

Лежащее на земле тело Стас увидел случайно. Из-за моросящего дождя видимость оставляла желать лучшего, и издалека силуэт напоминал небольшую кочку на тропе. Идущий вторым Данилов не сразу отреагировал на препятствие, посчитав, что Чика видит все сам. Однако сталкер в этот момент рассматривал кусты справа от дороги, и Стас счел нужным предупредить напарника.

– Чика, стой!

Володя замер:

– Что?

– Смотри, – оплотовец указал на тропу, где лежало тело. – Видишь?

Чикатило посмотрел туда, куда указывал Стас.

– Похоже, человек.

– Вот и мне так кажется.

Словно в подтверждение слов Стаса кочка зашевелилась. Сталкеры увидели, как рука лежащего приподнялась и тут же бессильно упала.

– Так, назад, – отреагировал Антиквар. – Уходим. Уходим, говорю!

Сталкеры начали пятиться.

Не заметив выступавший из земли корень, Данилов зацепился за него ногой и упал на спину. Это его спасло. Из кустов слева послышались выстрелы, и над головой сталкера просвистело несколько пуль.

– Засада! – успел крикнуть Данилов, прежде чем больно ударился спиной о землю. Сердце ухнуло, страх схватил Стаса за горло, дыхание сбилось.

Тут же послышались чьи-то крики, спустя мгновение из зарослей выскочили люди. Один из неизвестных бросился к вскочившему на ноги оплотовцу. В руках нападавший держал автомат, но, вопреки ожиданиям, не выстрелил. Перехватив оружие прикладом вперед, человек замахнулся для удара, целясь Стасу в лицо. Тот резко присел под летящий в него приклад и, вскинув автомат, нажал на спуск. Прогремела короткая очередь. Нападавший согнулся и рухнул лицом вниз, словно ему поставили подножку. Разобравшись с противником, Стас поискал глазами напарников.

Антиквар лежал на земле, придавленный телом, облаченным в рваный сталкерский комбинезон. В руках нападавший держал нож, пытаясь вонзить его сталкеру в грудь. Иван ухватился обеими руками за запястья неизвестного, сопротивляясь неумолимо приближающемуся лезвию. Подскочив к борющемуся напарнику, Данилов наотмашь ударил прикладом его противника по голове. Тот дернулся, заваливаясь на бок. В этот момент Антиквар ослабил хватку, и нож скользнул по его предплечью, разорвав ткань комбинезона. Сталкер вскрикнул от боли, отпихивая уже потерявшего сознание человека. Через мгновение Иван выхватил нож, вонзив его в шею нападавшему. Брызнула кровь, попав на стекло шлема Антиквара, но он этого даже не заметил – вскочил на ноги и бросился на помощь дерущемуся Чике.

Тот в помощи не нуждался – у ног сталкера валялся один из неизвестных с неестественно вывернутыми руками, а второй пытался высвободиться из мертвой хватки, которой его держал Чикатило.

Попытка нападавшего ударить сталкера со спины прикладом старого охотничьего ружья оказалась плачевной. Покончив с первым противником (жестким ударом вбив ему кадык в горло), Чика повернулся на сто восемьдесят градусов, умело уходя в сторону от падающего ему на голову приклада, резко пошел на сближение и врезал неизвестному ногой в пах. Перехватив ружье за ствол, Володя провернул его, заламывая руку упавшего на колени человека. Раздался хруст ломающейся кости. Человек дико закричал от боли. В этот момент к дерущимся подскочил Иван и с размаху ударил нападавшего ногой, разбивая тяжелым, окованным железом ботинком ему лицо. Человек перестал кричать, захлебнувшись собственной кровью пополам с крошевом из зубов, выбитых сильным ударом.

– Погоди! – крикнул Антиквар, видя, как Чика поднял руку. – Узнаем, что это за чмо!

Сталкер кивнул и ухватил неизвестного за волосы, задирая ему голову.

– Ты кто? – Иван присел, оказавшись на уровне глаз мужчины. В перемазанном кровью шлеме сталкер выглядел впечатляюще. – Говори, пока я добрый.

– Пошел ты, утырок, – ответил человек, сплевывая осколки зубов.

Выхватив нож, Антиквар приставил лезвие к горлу пленного:

– Я больше повторять не буду! – зарычал сталкер. – Кто вы такие и что вам надо? Почему напали?

Угроза подействовала. Человек закатил глаза и инстинктивно дернулся, пытаясь отстраниться от лезвия.

– Тихо-тихо, братуха, – затараторил пленный. – Мы это… нычку себе смастерили, решили пересидеть, оттопыриться. Ломает… Вот.

– Оттопыриться? – переспросил сталкер. – А это кто?

Антиквар указал на лежащее на земле тело.

– А я знаю? Терпила какой-то. Шел по тропинке. Ну, мы думали, разживемся немного. Подранили, обшмонать хотели… А он пустой. Ну, мы и бросили его. Мля, пацаны, не мочите!!! Гадом буду, я не по своей воле… Бабла нет, ломает!

Стас обомлел. Такого он не ожидал. Люди, напавшие на троицу сталкеров, оказались отморозками – бандитами, которых ненавидели даже свои собратья по ремеслу. Шайка, состоявшая сплошь из законченных наркоманов и алкашей, отрицающих любые понятия и законы. Главное – кого-то замочить, обобрать, чтобы потом ширнуться или надраться дешевым пойлом, а там хоть трава не расти. Естественно, при таких раскладах никто из них долго не жил, что, в общем-то, не мешало этим отбросам нападать на кого ни попадя, творя порой самые настоящие зверства. Удивление Данилова было вызвано тем, что когда «Оплот» принялся наводить порядок в районе Могильника и прилегающих к нему территорий, за отморозков принялись в первую очередь. В свое время окружающие деревья пестрели телами бандитов, болтающимися на импровизированных виселицах, словно новогодняя елка – игрушками. Но, как оказалось, некоторым «экземплярам» удалось выжить.

Теперь Стас понял, почему раненый оказался еще жив. Это была излюбленная тактика отморозков. Они выслеживали на тропе одинокого человека, нападали, грабили, а затем оставляли умирать на земле, прячась неподалеку. Если к раненому кто-то подходил – он становился очередной жертвой. Если же приманка погибала – нисколько не расстроенные изверги спокойно уходили в надежде найти кого-нибудь еще.

– Антиквар, Чика, – подал голос Стас. – Это отморозки.

– Хрена себе!.. – удивленно воскликнул Иван. – Откуда?

– Хороший вопрос. Но это они, точно тебе говорю. Их метода. Поверь, мы в свое время столько их перевешали…

– Ну тогда нам же легче. Не придется ни перед кем ответ держать. Иди, посмотри пока раненого.

Стас направился к распластанному на земле телу.

Глаза пленного расширились от ужаса. Он понял, что уже не жилец. В выжженном наркотой мозгу еще сохранились остатки инстинкта самосохранения. Отморозок засучил ногами, пытаясь уклониться от прижатого к горлу ножа, заныл от сковавшего его животного страха, но разжалобить сталкеров не получилось. Блеснуло лезвие, перерезая пленному горло. Хлынула кровь, отморозок захрипел. Чика отбросил от себя тело уже мертвого бандита и, открыв забрало, брезгливо поморщился:

– Мразь…

– И не говори, – подтвердил Антиквар.

– А ты кровожаден, Вань.

– Да ну, – сталкер стянул шлем и сплюнул на землю, – патроны на него тратить. Представь, что они бы с нами сделали, попадись мы им. Сволочи, руку порезали…

– Сильно?

– Да нет, пропахал чуток. Комбез жалко, штопать придется. Стас! – Иван окликнул оплотовца. – Что там?

Стас как раз осматривал неизвестного.

Человек был еще жив, но, судя по еле слышному хриплому дыханию, уже умирал. Данилов оказался прав. Сталкер, видимо, возвращался из ходки, нарвался на бандитов и теперь погибал, получив несколько серьезных ранений. По всем законам природы он должен был уже скончаться, однако продолжал дышать. Стас осторожно перевернул одетое в рваный плащ тело на спину.

– Сталкер, серьезно ранен, – Данилов, перевернув жертву отморозков, в ужасе отшатнулся. На него смотрели абсолютно черные, лишенные белков глаза. Человек закашлялся, изо рта потекла тонкая струйка темной крови:

– Помоги. Пожалуйста…

– Ну и кого ты нашел? – раздался голос подошедшего сзади Антиквара. – Ты хоть знаешь, кто это?

Стас, не теряя времени, полез в рюкзак за медпакетом:

– Это темный, – выдавил из себя оплотовец, уже вспомнив об одном из самых странных и загадочных кланов Зоны.

Говорят, группировка появилась, едва зародилась Зона. Темные ни с кем не контактировали, жили своей, никому не понятной жизнью. Многие распускали слухи, что клан состоял из тех, кто выжил во время появления Зоны. В принципе, это было очень похоже на правду: полулюди-полумутанты с серой от постоянного облучения кожей, напоминающей печеное яблоко, всегда были одеты в рванье и использовали радиоактивное оружие. И это далеко не весь список странностей, приходящихся на эту группировку. Эти люди, хотя людьми их можно было назвать с очень большой натяжкой, знали Зону как свои пять пальцев. В отличие от всех остальных, темные являлись полноправными хозяевами этих земель. Зона была для них домом, и без нее они не могли жить.

– Что ты делаешь?! – голос Антиквара сорвался на крик. – Ты же сам сказал – это темный!

– Я собираюсь ему помочь…

– Головой ударился? Никто и никогда не помогает темным. Они не люди.

– Это сталкер… раненый. Антиквар, отвали – не твою аптечку тратят. Не мешай, – Данилов уперся окончательно и принялся раскладывать на земле препараты, выискивая стимулятор и «Тромбокол».

– Ошибаешься, брат. Именно «Оплот» практически полностью вырезал весь клан, когда счел их мутантами. Так что это еще бабка надвое сказала.

– Меня там не было, я их не вырезал, – парировал Стас, делая темному укол адреналина.

– Стас, надо уходить. У нас нет на него времени. Он все равно умрет.

В этот момент заскорузлые, лишенные ногтей пальцы сталкера цепко ухватили оплотовца за рукав. Темный открыл свои нечеловеческие глаза и прохрипел:

– Оставь… я сам… – и на секунду замолчал, собираясь с силами. – Он прав, вы должны уходить. Ты и так сильно мне помог, сталкер. Иди.

– Ты же видишь, он жив… – не сдавался Данилов. – Я догоню…

– Хорошо, не задерживайся, – Антиквар побежал в направлении дороги, где их дожидался Чика.

Темный опять открыл глаза и попытался улыбнуться:

– Странно… Мы с тобой… – раненый поперхнулся. – Заклятые враги. Почему ты помогаешь мне?

– Не знаю, – Данилов на секунду задумался. – Вернее, знаю…

Он действительно поступил по-другому. Если бы полгода назад они повстречались на дороге, то оплотовец, не задумываясь, всадил бы в темного пулю, как во врага клана. Но, видимо, тот день на Озере навсегда перевернул его мировоззрение. Он мог оставить темного умирать, не боясь, что сталкерская почта разнесет об этом весть. Они враги – все по закону. Но… по какому закону? Кто его придумал? Дух бунтарства, скрывавшийся в душе Стаса, проявил себя во всей красе. Тот самый дух, который помогал ему в детдоме. Тот самый, из-за которого он ушел из армии, не желая подчиняться форменным дебилам, которых там развелось невероятное множество. В умирающем темном Стас вдруг увидел себя в юности. Одинокого, брошенного всеми изгоя, рассчитывающего в этой жизни только на себя. Знающего, что помощи не будет. Вот и сейчас он пошел наперекор законам, основывая свои действия на иных принципах. Тех, которые ему привились еще с пеленок. Нельзя оставлять человека в беде. Темный ранен – ему надо помочь. А потом Зона сама решит, кто и кому враг или, наоборот, друг.

– Но это не важно, – Стас решил не распространяться о своих мыслях незнакомому человеку. – Ты выжил. Зона дала тебе шанс. Значит – имеешь право…

– Право? На что?

– Не мне решать. Я поступаю так, как считаю нужным. Не спрашивай почему. Могу ведь и передумать…

– Спасибо… В отличие от многих, ты остался человеком. Зона не выжгла тебе душу. Иди, – темный толкнул оплотовца в бок. – Иди, тебя ждут.

– Уверен?…

– Увереннее не бывает. Теперь уже все будет хорошо.

Оставив возле лежащего аптечку, Стас быстро закинул на плечи рюкзак и, подхватив автомат, рванул за товарищами, унося с собой все сомнения и вопросы.

Догнав напарников, Данилов привычно втиснулся на место второго номера, подстраиваясь под единый темп. Счетчики Гейгера продолжали изредка потрескивать, указывая путникам, что радиационный фон все еще повышен. И хотя комбинезоны надежно ограждали своих владельцев от лишней радиации, сталкеры, повинуясь инстинкту самосохранения, все равно нервничали и постоянно поглядывали на шкалы приборов, сверяясь с их показаниями.

В схроне пробыли недолго, ровно столько, сколько говорил Чика. Антиквар перевязал руку – благо рана оказалась несерьезной – и привел в порядок комбинезон. Про себя Данилов отметил, что убежище Антиквар обустроил на совесть. Если не знаешь, где и как искать, – никогда не найдешь. Забрав несколько артефактов и пару каких-то неизвестных вещей, тщательно упакованных Иваном в специальные, явно сделанные на заказ контейнеры, сталкеры выбрались наружу. Чика быстро замаскировал вход – да так, что Стас почти сразу потерял место, где находился схрон, – и махнул рукой Антиквару. Иван кивнул и взял курс на блокпост, надеясь скорее выйти к передовой точке «Оплота».

Однако спокойно пройти по маршруту не получилось.

– Антиквар! – позвал сталкера Чика, периодически посматривавший на детектор. – Собаки!

– Этого нам не хватало, – выругался Иван. – Много?

– Не знаю, метка сливается. Скорее всего – стая.

Стас понял причину тревоги ведущего: мутанты после Всплеска становились очень голодными и бросались на все живое в пределах досягаемости их обоняния. Дождь приглушал запахи и частично смывал следы, но риск быть замеченными оставался довольно высоким.

– Далеко? – спросил Данилов.

– В районе вертолетного кладбища.

– Плохо… Пора смываться, иначе могут догнать, – опасливо предложил Стас. – Псины – серьезный противник. Тем паче если их много.

– Да знаю я, – огрызнулся Антиквар. – Побежали, пока они нас не почуяли.

– Черт! – внезапно крикнул Чика. – Почуяли нас, рванули наперерез.

– Зараза, – пробурчал Антиквар. – Будут лезть до последнего. Как ни пытались, а все равно встряли. Стас, чувствуешь что-то?

– Да, глаза отводят, – ответил Данилов.

– То же самое, – подтвердил Антиквар. – Бегом, может, успеем.

Больше не говоря ни слова, сталкеры рванули к спасительному блокпосту «Оплота», надеясь добежать до него раньше, чем их настигнут собаки. Через десять минут быстрого бега, рискуя поломать себе ноги, постоянно спотыкаясь о торчащие из земли куски арматуры и беспорядочно валяющиеся тут и там камни, сталкеры выскочили на небольшой пригорок. Иван пожевал губами… Слишком далеко.

– Антиквар! – позвал напарника Чика. – Тормози. Лучше здесь. Один хрен догонят.

Прикинув расстояние, сталкер мигом оценил ситуацию и понял, что Чикатило прав. Пытаться уйти от собак смысла не имело, стая все равно настигнет их, но уже со спины, когда обороняться будет гораздо сложнее. Бороться с псами легче всего было на открытой площадке – оставалось место для маневра. Если схватка произойдет где-нибудь в замкнутом пространстве – человек обязательно потерпит поражение. Собаки, обычно собиравшиеся в стаи не меньше двадцати особей, просто задавят его массой. Но самый опасный в своре – вожак. Псы, будучи телепатами, послушно двигались за вожаком, который, словно поводырь, вел свое стадо туда, куда считал нужным. Кроме того, с вожаком стая могла спокойно считывать мысли людей, заранее предугадывая их дальнейшие действия. Другое дело, что ментальное давление мог немного ослабить пси-купол, установленный в шлемах сталкерских комбинезонов. На эти самые куполы и была вся надежда.

Встав полукругом, трое сталкеров ждали нападения.

Большой серо-белый клин вынырнул из-за ближайшего к ним кургана, скуля и повизгивая, и с ходу набросился на людей. Антиквар кинул гранату, целясь прямо в центр несущегося по склону клубка. Свора, словно почувствовав что-то, дернулась влево, уходя от опасности. Раздавшийся взрыв не причинил псам большого ущерба – только крайних слегка посекло осколками. Просчитав, куда дернется стая, бросил гранату Чика. Однако псы в какой-то момент резко вильнули в противоположную сторону, и «гренка» разорвалась не там, где рассчитывал сталкер, а немного левее, нанеся своре значительно меньший урон.

– Твою мать! – заорал Антиквар, снимая автомат с предохранителя.

Стая опять вильнула, только уже в обратную сторону, и в этот момент взорвалась граната, которую метнул Данилов. Собаки попытались увернуться, но не так удачно, как в первый раз. Во все стороны полетели ошметки плоти, мутанты завыли, бросившись врассыпную.

Вслед за Антикваром переведя автомат на стрельбу очередями, Стас спокойно и методично, отсекая по два-три патрона, начал выбивать собак одну за другой. Со стороны могло показаться, что это было легко, однако на деле попасть в вертлявую, как уж на сковородке, псину было невероятно сложно.

– Хором не стреляем. Один перезаряжается, остальные прикрывают, – напомнил напарникам Антиквар.

Стас был с ним полностью согласен. Как только у них возникнет пауза при перезарядке, собаки их сразу сомнут. А так, зная, что человек с автоматом – верная смерть, псы не спешили нападать скопом. Они методично кружили вокруг обороняющихся сталкеров, постоянно пытаясь сбить их с толку своими маневрами. Присел, перезаряжаясь, Антиквар. За ним проделал то же самое Чика. Настала очередь Стаса:

– Заряжаюсь, – оплотовец упал на колено, меняя магазин. Оставалось еще три. А потом все.

– Чика! У тебя сколько?

– Два!

– Антиквар?

– Три!

Вдруг псы, как по команде, отпрянули, собираясь плотной группой. Показался вожак. Тварь вскочила на правую гусеницу опрокинутого на бок экскаватора. Оскалив пасть, усеянную рядами острых зубов, мутант грозно зарычал и спрыгнул на землю.

– Все, приехали. Царь пожаловал, – зло пробормотал Чика, меняя магазин.

Пес побежал навстречу сталкерам. Антиквар, не теряя времени, выпустил длинную очередь в направлении стаи. Еще одна тварь, получив несколько пуль в бок, заскулила и упала, засучив лапами.

Тем временем вожак поравнялся со сворой, и собаки, сбившись в клин, атаковали сталкеров. Те, позабыв об экономии патронов, практически прямой наводкой принялись выкашивать несущуюся на них смерть, пытаясь хоть как-то сдержать ее натиск. Кровь и куски мяса летели в разные стороны, но псы, направляемые вожаком, врезались в стоящих людей, разделив их, как нож масло. Стас почувствовал удар сбоку и, потеряв равновесие, упал. Сверху тут же запрыгнула огромная псина, раскрывая жуткую пасть. Стас машинально подставил автомат. Острые зубы тотчас сомкнулись, ломаясь о металл. Не дав мутанту опомниться, Данилов выхватил нож и воткнул твари в брюхо, с усилием провернув лезвие. Собака завыла, отпуская автомат, и упала, суча лапами. Из большой рваной раны хлестала черная кровь. Стас шумно выдохнул. Рука инстинктивно дернулась к лицу, чтобы утереть выступивший на лбу пот… и уткнулась в стекло шлема.

Но псы не дали сталкеру опомниться. Данилов почувствовал, как его ухватили за лодыжку. Подняв автомат, он ударом приклада размозжил покрытую гнойными язвами голову мутанта и вскочил, ведя стволом в поиске очередной псины.

Резкая боль пронзила плечо. Только-только зажившая рана некстати напомнила о себе. Рука оплотовца повисла плетью.

Мелькнула тень. Выстрел. На забрало что-то брызнуло. Кровь.

«Моя?» – промелькнула мысль.

Нет. Собачья. Слева дергалась в конвульсиях очередная тварь. В метре от Стаса стоял Чика, уже переводя ствол на новую цель.

Пересилив боль, Стас поднял автомат.

Но стрелять было поздно. Люди и собаки сплелись в одну сплошную рычащую, матерящуюся кучу. Помочь друг другу сталкеры уже не могли – слишком велик был риск зацепить напарника шальной пулей. Чика ругался, поминая на чем свет стоит всех собак и их дальних родственников. Антиквар, оставив болтаться на ремне бесполезный в таких случаях «вихрь», держал в одной руке «глок»; в другой сталкер зажал нож, которым орудовал, словно казак саблей. Магазины были пусты, снаряжать их было некогда.

Собаки давили числом, бездумно повинуясь воле вожака, который время от времени бросал свою свору то на одного сталкера, то на другого. Плотная армированная ткань комбинезонов трещала по швам, но пока держалась под натиском собачьих зубов. Стас выстрелил, досылая остатки магазина в спину вожака. Извернувшись в воздухе, мутант ушел от пуль и затерялся в рычащем клубке собачьих тел. Повернувшись в сторону Чики, Данилов увидел, как два пса одновременно пытаются с наскока повалить сталкера на землю. Стас быстро подскочил к нему и ударом приклада свернул ближайшей твари шею, затем выхватил «стечкин» и с трех выстрелов уложил вторую. Чика показал ему большой палец. Вдруг его взгляд сместился в сторону:

– Иван! Сзади! – проорал сталкер и бросился в сторону напарника, понимая, что уже опоздал. Огромная туша вожака распласталась в длинном прыжке. Антиквар, как в замедленном кино, начал поворачиваться, вытягивая вперед руку с пистолетом и не успевая, отчаянно не успевая…

В этот момент, откуда-то со стороны ухнул выстрел, потом еще один. Тело прыгнувшего на Антиквара вожака упало на землю – пуля снесла псу череп. Остатки стаи, противно скуля, мигом бросились врассыпную, оставив опешивших от неожиданности сталкеров взирать на поле боя, еще не веря, что все закончилось. Данилов повернулся в ту сторону, откуда донеслись выстрелы.

Посреди поляны стоял, широко расставив ноги, долговязый человек, облаченный в черный плащ, под которым угадывался силуэт комбинезона. На плече незнакомца лежало охотничье ружье с дымящимися стволами.

Стас уважительно посмотрел на него: «Вот это рука!»

Он узнал сталкера – это был охотник. Одиночка, промышлявший в Зоне отстрелом мутантов и продававший потом любому желающему трофеи в виде их хвостов или других частей тела. Представители клана охотников частенько заглядывали на базу «Оплота» в поисках ночлега или укрытия от Всплеска. Они всегда ходили только поодиночке, никогда не собираясь в группы, – это была их отличительная черта. Антиквар вскинул оружие, которое сразу же опустил:

– Тьфу ты, Лютый! Откуда, бродяга?

Сталкер пожал плечами и, достав сигарету, с явным удовольствием затянулся:

– Стреляли!

Чика радостно захохотал, к нему присоединился Данилов. Нервное напряжение потихоньку отступало, давая выход эмоциям. Сталкеры опустились на землю – прямо там, где стояли. Сил ни у кого не осталось.

– Чего ржете, уроды? Он меня чуть не угрохал, а они гогочут…

– Не бубни, Антиквар, – ухмыльнулся охотник. – Если б хотел – грохнул, а так…

– Ах ты… – возмутился было сталкер, но потом улыбнулся. – Спасибо…

– Принято, – махнул рукой Лютый. – Какими судьбами?

– Мимо шли. А ты?

– Так стреляли же…

– Стреляли, говоришь? – Антиквар, бывший несколько минут назад в шаге от неминуемой смерти, до сих пор не мог прийти в себя. – Что-то многовато за сегодняшний день. С меня должок, брат.

– Дык это… Зона, брат. Тут каждый час на грани. Насчет должка – ты верно отметил. Разберемся, – довольно осклабился охотник.

– Трофеи твои, если надо. Нам они ни к чему сейчас.

– О, вот это базар! – Лютый вынул нож и принялся за работу.

– Вот только предлагаю трупы стащить в кучу и сжечь. Не хватало еще падальщиков привлечь, – произнес Стас.

Антиквар удивленно уставился на него, подумав о том, как такая мысль не пришла ему в голову:

– А ведь правда. Если за собой не убрать, плохо будет. Лютый!

Охотник оторвался от своего занятия и посмотрел на сталкеров.

– Поможешь бобиков сжечь?

– А то! – кивнул Лютый. – Иначе нехорошо получится. Вы у «Оплота» ночевать хотите?

– Ну да…

– Тогда тем паче подчистить тута все надо. Обидеться могут.

– А где мы дров на них напасемся? – спросил Чикатило.

Антиквар на секунду задумался:

– Может, «зажигалку» покормим?

– Ты ее тут видишь? – хмыкнул Стас. – Я – нет. Рано еще…

– А за пригорком была, свеженькая. Только-только родилась. По детектору помню.

– Годится, – Стас кивнул. – Кормить так кормить.

– Чего тогда стоим? – буркнул Чика, наклонился над ближайшей мертвой собакой и потащил ее за лапу, выискивая взглядом аномалию.

К нему присоединились остальные. Работа заняла около получаса. Наконец, отыскав спрятавшуюся в низине аномалию, сталкеры принялись по очереди стаскивать к ней трупы мутантов, забрасывая их в столб яркого пламени, которым полыхала «подкормленная» зажигалка. Вокруг постепенно распространился запах горелой плоти.

– Пошли отсюда, – недовольно поморщился Чика. – А то провоняем так, что к нам и на метр никто подойти не сможет.

– Не ной, – вставил Антиквар. – Уже уходим.

Иван повернулся к охотнику и протянул ему руку:

– Ну, будь, вражина. Я тебе должен. Скажешь, когда и что.

– Не стоит, – закурив очередную сигарету, Лютый выпустил струю дыма. – Сочтемся.

– Это запросто, – Антиквар снял шлем, утер трясущимися руками потное лицо. – Блин, чуть богу душу не отдал! Давай, брат! Спасибо еще раз!

– Да не стоит. Ты мне помог, я – тебе. Зона!

Стас и Чика по очереди пожали Лютому руку, и тот, закинув «ТОЗ» за спину, пошел в направлении, откуда они только что пришли. Через несколько минут его сгорбленная спина пропала из виду, как будто охотник растворился в воздухе.

– Во дает! – восхищенно проговорил Чика.

– Мастер, – подтвердил Данилов. – Завалить вожака с такого расстояния, да еще и вычислить настоящего – уметь надо.

Антиквар пожал плечами:

– Неудивительно. Охотники только этим и живут. Давай собираться.

Снарядив магазины и очистив себя от собачьей крови пучками травы с землей, чтобы отбить запах, сталкеры были готовы идти дальше. Перейдя дорогу, они вышли к передовому блокпосту «Оплота».

Дождь наконец прекратился. Раскисшая земля не давала нормально идти, заставляя напарников месить грязь, продираясь вперед. Антиквар поначалу вел группу очень осторожно, опасаясь влезть в аномалию – они только-только начали появляться. Если поторопиться, можно было успеть без помех покрыть приличное расстояние. Нужно только достичь дороги, а там будет немного легче.

Через пять минут приличного темпа они выскочили на дорогу и двинулись по разбитому асфальту в нужном направлении. Вскоре показались очертания внешнего периметра блокпоста, до которого оставалось совсем чуть-чуть. Внезапно тишину, нарушаемую лишь эхом шагов, прорезал звук очереди, выпущенной из крупнокалиберного пулемета. Над головами несущихся во весь опор сталкеров засвистели пули. Вся троица упала на землю, прикрыв руками головы.

– Стоять! – раздался усиленный громкоговорителем голос. – Это территория «Оплота»! Дальнейшие действия, совершенные вами без разрешения, будут расценены как попытка нападения. Назовите себя!

Антиквар, которому, как и остальным, лежание на мокрой дороге не доставляло никакого удовольствия, прокричал в ответ:

– Ты чего, с дуба рухнул? Какого хрена по людям стреляешь, железяка страшная?!

– Я повторяю! Назовите себя, или мы будем вынуждены открыть огонь на поражение!

– Слепой?! Или не видишь?

– Я вижу лишь троих клоунов, прущих, как танки, на блокпост! Считаю до трех! Раз!..

– Стас, скажи им, а то прихлопнут ненароком, – сквозь зубы процедил Чика.

Узнав обладателя голоса, Стас прокричал в ответ, еле сдерживая радость:

– Прапор! Это ты?!

– Здесь вопросы задаю я! – раздалось в ответ.

– Не дури, Прапор! Это Данилов, рядовой Станислав Данилов из отряда Черненко! Не стреляйте, братья! Свои!

– Данилов?!

– Нет, блин! Бабушка твоя, – в отместку съязвил Чикатило.

– Это кто там еще такой умный?!

– Министр обороны!

– Я сейчас пошучу кому-то!

Возникла пауза – появление Данилова явно привело командира блокпоста в замешательство:

– Рядовой Данилов погиб во время операции! Хватит меня лечить!

– Это действительно я! – крикнул Данилов.

– Чем докажешь?

Настала очередь Седого задуматься. Но ненадолго:

– Две недели назад ты получил от Верещагина выговор за одного из твоих пацанов! Бабенко, сменившись, надрался в баре до синих козявок и перепутал туалет в казарме с каптеркой!

– Допустим… И что?

– А то, что в тот день в наряде стоял я! И ты попросил меня втихаря протащить его в расположение! Чтобы никто не увидел! Но тут, как назло, в казарму принесло Повторихина. Именно в тот момент, когда мы с тобой затаскивали Бабенко на койку.

– Положим, было! – после некоторых раздумий согласился командир блокпоста. – Кто с тобой?!

– Прапор! – выкрикнул Антиквар. – Это Антиквар! Ты там совсем с катушек съехал, черт контуженый?

– Антиквар? А ты что здесь делаешь?

– Слышьте, вы! Может, хватит уже?! – Чика не на шутку завелся. – Я вам тут что, до скончания века торчать должен? Параноики гребаные.

Оплотовцы начали злиться. Со стороны блокпоста периодически слышались отборные ругательства с упоминанием родственников сталкеров и лязганье затворов. Но с места никто пока не сдвинулся – дисциплина. Чтобы разрядить ситуацию, Данилов поднялся и крикнул в темноту:

– Прапор! Кончай выделываться! – Стас поднялся и медленно стянул с головы шлем, чтобы его могли рассмотреть издалека. – Это правда я!

Через несколько секунд со стороны оплотовцев донесся голос командира блокпоста:

– Медленно встали и подходим. Руки держите так, чтобы я видел. И не делайте резких движений.

Стас осторожно двинулся в сторону блокпоста, пересекая первую линию обороны, состоящую из расположенных по обеим сторонам дороги шлакоблоков и мешков с песком. Поверх заграждений на сталкеров негостеприимно взирали стволы двух крупнокалиберных пулеметов. Замершие возле них бойцы целились в медленно идущую троицу, готовые в любой момент открыть огонь. Судя по их недоверчивым взглядам, сталкерам здесь явно не были рады. Антиквар и Чика помалкивали – Зона вольных бродяг закончилась, здесь была территория Данилова.

– С дороги не сходите, там мины, – подсказал один из бойцов.

Стас машинально кивнул. Он ожидал такого приема, хотя до последнего надеялся, что будет иначе.

Постепенно во влажном воздухе начал проступать силуэт магистрального трубопровода, под которым и располагалась передовая точка «Оплота». Стас пригляделся.

Все оставалось как прежде: оплотовца встретил тот же опоясывающий лагерь по периметру двухметровый забор из все тех же кусков бетона, мешков с песком, битого кирпича и железных листов, покореженных пулями. Было видно, что передовой пост клана не раз и не два подвергался испытаниям на прочность.

Недостатка в строительном материале оплотовцы не испытывали – барахла, валяющегося в округе, хватило бы, чтобы построить дом, не то что блокпост.

За забором виднелся старый, с горем пополам покрашенный невесть откуда взятой зеленой краской вагончик отдыхающей смены; древний магнитофон на ящике из-под патронов мурлыкал какую-то песенку. Возле вагончика виднелся вход в подземелье, специально вырытое оплотовцами, чтобы пережидать Всплеск. В проеме стоял, широко расставив ноги, командир блокпоста по прозвищу Прапор, он же Владимир Андрейченко – ветеран клана и, несмотря на жесткий характер, хороший человек, воспитавший не одно поколение бойцов.

Через секунду Стас остановился перед командиром блокпоста.

– Ну здравствуй, Саныч.

– Здравствуй, Стас. Рад, что ты жив.

– Что-то я особой радости не заметил. На землю положил, под стволами ведешь.

– У меня приказ арестовать тебя, парень, – Прапор в упор посмотрел на Данилова.

– Ясно… – пробормотал Стас. – Все как всегда. Думал, хоть здесь…

– Не кипятись, горячий, – перебил его ветеран. – А как ты хотел? Погиб целый отряд, четыре квада отборных бойцов. А ты – единственный – выжил.

– Погоди, Прапор, – вмешался Антиквар. – Ты меня давно знаешь? Как ты думаешь, мне своя шкура не дорога – помогать предателю? Или я совсем умом тронулся?

– Нет, но…

– Вот тебе и «но», – перебил ветерана Иван. – А ты, вместо того чтобы разобраться, кладешь людей мордами в асфальт.

– У меня приказ.

– Да иди ты, – Антиквар ощерился. – Сначала чуть не угрохал, а потом приказами прикрываешься!

– Верещагин объявил чрезвычайное положение, – смягчился Андрейченко. – Блокпосты, патрули обязаны проверять каждого. Это не шутки… Таких потерь у нас давно не было. Понимать должен.

– Ага, еще добавь: «Мы ж бригада! Всех порвем!» Взяли манеру – сначала стрелять, а потом разбираться, свои это или не свои!

– Е-мое, – страдальчески взмахнул руками пожилой ветеран. – Чего ты распсиховался? Как маленький, честное слово.

– А я тебе скажу чего, – не унимался Иван. – Может, ты мне объяснишь, почему на Свалке шарятся отморозки? А вы, вместо того чтобы это дело пресечь, стреляете по честному люду?

– Погоди-погоди, – Прапор непонимающими глазами уставился на Антиквара. – Какие такие отморозки?

– Самые что ни на есть натуральные. Аж четыре рыла. Вон, у Данилова своего спроси.

Иван повернулся к Стасу:

– Стас! Подтверди, что мы беспредельщиков видели.

– Да, Прапор. Только хотел тебе сказать об этом, – поддержал сталкера Данилов. – Буквально полчаса назад мы сцепились с четырьмя отморозками. Это правда.

– Не понял! – поперхнулся командир блокпоста. – Чижиков!

Из проема вагончика высунулась заспанная физиономия командира квада.

– Ась? – недовольно выкрикнул сержант, сонным взглядом уставившись на командира и его собеседников.

– Я тебе щас дам «ась»! Вы территорию сегодня прочесывали?!

– Ну!

– Не дерзи! Прочесывали или нет?!

– Конечно! – с сержанта слетели остатки сна, и он недоумевающе уставился на ветерана, пока еще не понимая, куда тот клонит.

– Тогда объясни мне, придурка кусок, как у тебя перед носом сумела пройти четверка бандитов? Что? Не знаешь?

– Я… Да не может быть… мы там каждую щель…

– Я в курсе про ваши «щели», и как вы в них заглядываете, – разозлился Прапор. – В общем так… Сменитесь, зайдешь к командиру взвода. Скажешь, я отправил. И пусть он тебе и твоей, прости господи, троице подберет работу получше. Например, пару огневых точек вокруг базы отремонтировать или ров вдоль забора подправить! Не доходит через голову, дойдет через руки, раз башка дырявая! А я приду – проверю!

– Товарищ прапорщик… – протянул сержант, состроив такую мину, будто у него только что скрутило живот. – Не надо…

– Я не понял! – рыкнул на него командир блокпоста.

– Есть доложить взводному!

– Другое дело, – ответил ветеран, смягчаясь. – А теперь поднимай своих раздолбаев и бегом за периметр. И чтобы каждый сантиметр носом рыли, пока носы не распухнут! Важно все: следы, откуда пришли, сколько было человек. В общем, если какая-то поганая ворона захочет нагадить тебе на шлем – я должен знать! Свободен!

Получивший взбучку сержант вяло козырнул и потопал обратно в вагончик.

– Вот же ж балбесы, – буркнул раздосадованный ветеран. – Каждый раз одно и то же.

– Бывает, – ухмыльнулся Иван.

– Теперь с тобой, – ветеран повернулся к Стасу. – Прежде чем что-либо сделать, я очень хочу знать, что с тобой произошло и каким боком вы с Антикваром связаны.

– Долгая история…

– Я не тороплюсь.

– Зато торопимся мы, Саныч, – парировал Стас. – Времени у нас в обрез.

– Данилов, – командир блокпоста внимательно посмотрел в глаза оплотовцу. – Уйти отсюда ты можешь двумя способами: в наручниках или без. Выбирай.

– Прапор, ты мне веришь? – Стас в упор смотрел на ветерана. – Неужели ты думаешь, будто я мог?

Лицо командира блокпоста посерело от злобы. Кулаки сжимались и разжимались, словно он душил кого-то. Чувства старого оплотовца были вполне объяснимы. Большая часть бойцов погибшего отряда являлись его воспитанниками:

– Тогда кто?

– Саныч, я сам толком не знаю. Меня отбросило взрывом, и я чудом не угодил в аномалию. Потом кто-то притащил меня в какую-то хибару на болоте. Это все, клянусь.

– В какую хибару? К кому?

– Спроси чего полегче, – развел руками Данилов.

– Ясно, – кивнул ветеран. – В общем, так… как только ты появился на Рубеже, Повторихин об этом узнал сразу. Как и по каким каналам – не знаю. Да и неважно. После этого передовым блокпостам и патрулям передали приказ арестовать тебя и доставить на базу. Решение командира вполне объяснимо. Шайка отморозков шляется по Зоне, нападает на «Оплот» и вырезает под корень целый отряд. А одного бойца почему-то оставляет в живых. И этот боец, сначала неведомо куда пропавший, вдруг всплывает на Рубеже. Подозрительно? Более чем… на месте Верещагина я поступил бы точно так же. Арестовал, допросил, вытряс все, что ты знаешь, и…

– Саныч, я…

– Заткнись и не перебивай, – поморщился Прапор. – Посадил под замок до полного выяснения. Но – это если бы я тебя не знал. Полковник – хороший мужик, но он с бойцами пайку не делит, на земле не спит. Короче… приказ – это, конечно, здорово, но я привык доверять своим глазам и опыту. А они мне говорят, что ты предателем быть не можешь. Да и ребята тебе верят.

– Если ты знал, что я живой, какого черта комедию ломал?

– Стас, ты как маленький. Мало ли кто Даниловым назовется?

– Ну, в принципе, да…

– Вот и я о том же. Короче, иди сам. Придешь – молодец, значит, я в тебе не ошибся. Свалишь – пеняй на себя. Но тогда не смей попадаться мне на глаза. Вздерну на первом попавшемся суку, как паршивого пса. Понял?

Стас лишь молча кивнул в ответ.

– Иди, – командир блокпоста хлопнул Стаса по плечу. – С ребятами попрощайся.

– Влетит тебе, Саныч.

– За меня не беспокойся, – хмыкнул Андрейченко. – Я Верещагина еще салагой зеленым помню. Вот таким же, как ты сейчас.

Стас пожал ветерану руку и отошел к остальным бойцам, тут же обступившим его со всех сторон.

– Ну что? – Прапор подошел к Антиквару. – Как сам?

– Нормально. А вы?

– Ничего, служим.

– Водку безбодунную еще не придумал? – усмехнулся Антиквар. – Когда очередной «нектар» творить будешь?

Среди множества достоинств Прапора было одно поистине уникальное – он гнал самогон. Прямо здесь, на блокпосту. Причем самогон превосходного качества – почти такой же, какой наливали в баре на территории базы. Конечно, всю клиентуру он у него не отбирал. Новичков и просто залетного люда там всегда хватало. Однако большой процент ветеранов клана и друзей Прапора из других группировок приходили именно к нему. Ходили слухи, что полковник прекрасно знал об этом, но закрывал глаза на маленькие шалости ветерана, чьи заслуги знал каждый новичок.

– На днях собирался. Придешь?

– Пробу снимать? Легко, вот только… – сталкер покосился на Стаса. – Сбегаем с нашим общим другом по одному делу.

– Ты ему правда помогаешь?

– Вроде того.

– Хорошо.

– Через полчаса смена придет, – ветеран обратился к Антиквару. – Можете их дождаться, если хотите.

– Не стоит, – Антиквар отрицательно покачал головой. – На это времени нет. Спешить надо.

– Ну, дело ваше. Если что – орите, поможем.

– Не вопрос… Стас! Завязывай, – Антиквар окликнул Данилова, которого со всех сторон обступили товарищи по клану. – Потом наболтаетесь, если живы будем. И так уже кучу времени потеряли.

Данилов, по очереди обнявшись с товарищами, быстро направился в сторону сталкеров:

– Да, конечно, идем уже.

– Кончай лыбиться, – ухмыльнулся Чика. – Рот порвешь.

Оплотовец показал ему кулак:

– Видел?…

– Большой, – полушутя отмахнулся сталкер и громогласно заржал.

– Тише ты, гудок паровозный.

– Идем. Открывай, Прапор!

Ветеран повернулся к бойцам, дежурившим у ворот, и махнул рукой. Раздался лязг. Створка с противным скрипом поползла в сторону, открывая проход.

Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

Загрузка...