Загрузка...
Книга: Право на ошибку (апокалипсис-ст)
Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Глава 4

Дождь наконец перестал. От земли вверх потянулись клубы испарений, рисуя в воздухе причудливые фигуры. Стас внимательно оглядывал окрестности, стараясь не уснуть. Темнота постепенно уходила, и на фоне медленно светлеющего неба начали проступать силуэты деревьев, окружавших, будто частоколом, территорию фермы.

Оплотовец с трудом подавил очередной зевок, взглянув на часы. Стрелки замерли на без двадцати пять.

«Собачья вахта» – тяжелое время. Стас помнил, как курсантами они вечно спорили, кто пойдет дежурить в предрассветную смену. Порой доходило чуть ли не до драки. Что поделать – пацаны. Тяжело было, но как все-таки весело…

Светлые мысли о юности сменились воспоминаниями о первом знакомстве с Зоной. Стас искренне удивился, отметив про себя, как быстро летит время. Казалось, только вчера он пересек Периметр в поисках чего-то нового. Оказывается, прошло чуть больше года.

Если бы он тогда знал, что его ждет за ощетинившимся колючкой бетонным забором, наверное, сто раз бы подумал. Но что сделано – то сделано.

Сквозь пелену воспоминаний пробился резкий звук. Визг. Стас тут же щелкнул предохранителем и внимательно посмотрел по сторонам. В районе моста слышалась странная возня. Оплотовец повернулся на звук, пытаясь разглядеть в предрассветных сумерках источник шума, однако расползающаяся в низине дымка свела его потуги к нулю. Резким движением он открыл шлем, напрягая зрение, немного довел ствол в нужную сторону и полностью обратился в слух. Звук нарастал, пока его источник не появился наконец в поле зрения, заставив Данилова облегченно выдохнуть. С диким визгом на насыпь выскочила жуть и, смешно перебирая шестью короткими ножками, попыталась забраться наверх. Но ее планам не суждено было сбыться. Ничего не соображающая тварь на полном ходу влетела в аномалию. Гравитационный поток легко подхватил дико заверещавшую тушку, раскручиваясь все быстрее, пока, наконец, не достиг апогея. Послышалось неаппетитное «чвак», и в стороны полетели куски окровавленного мяса.

Снова наступила тишина.

«Кто же ее так напугал? – подумал Стас, осматривая окрестности. – Или что?»

Внезапно на задворках его сознания зазвенел тревожный колокольчик дурного предчувствия. Стас встрепенулся. Палец механически нащупал спусковой крючок. Снова заныл шрам, и от этого у сталкера снова начался позабытый вроде бы тик. Данилов тряхнул головой и принялся напряженно всматриваться в темноту, пытаясь разглядеть что-либо в зеленом молоке, разлитом в окулярах ПНВ. И когда через секунду рядом на конек крыши присел Чика, Стас от неожиданности подпрыгнул, выставив перед собой оружие.

– Спокойно, – тихим голосом произнес Чика. – Седой… Это я.

– А, чтоб тебя! – Оплотовец поднял забрало и добавил пару непечатных слов. – Жить надоело?

– Заснул?

– Да нет… Задумался. Спать надо, а он бродит, – беззлобно бросил Данилов, отодвигаясь в сторону.

– Не могу, выспался, – ответил Чика, примостившись. – Что видно?

– Да ни хрена… – Стас с силой потер усталые глаза.

– Иди поспи. Я подежурю, – предложил Чика.

– Ну уж нет, – Данилов покачал головой. – Каждый грызет свою морковку. Моя очередь.

– Ты всегда такой правильный? – Чика вдруг улыбнулся.

– В смысле?

– Ну, в смысле – все по уставу, по правилам?

– Ошибаешься, – беззлобно ухмыльнулся Стас. – Правильность тут ни при чем. Внизу спит тот, кто тебе доверяет. Мне, как армейцу, хоть и бывшему, это кажется нормальным.

– Служил? – заинтересованно спросил Чика.

– Было дело…

– А уволился чего?…

– Так получилось…

Данилов призадумался. По прошествии времени обида прошла, уступив место легкой досаде. Но все равно он не поменял своего отношения к негодяям в погонах. Единственное, в чем Стас до сих пор не был уверен – правильно ли он сделал, уйдя в Зону.

Данилов никому об этом не рассказывал, разве что Ваньке Дивному. Но, видимо, сегодняшний день как-то сблизил их с Чикой – этим странноватым, не похожим на обычного человека парнем, поэтому Стаса прорвало:

– Я уволился не сам, меня уволили.

Чика вопросительно посмотрел на оплотовца.

– Знаешь, как поступают с людьми, посылающими начальство куда подальше? – спросил Стас.

– Знаю, – кивнул Чика. – Сам не подарок. Могу правду-матку в глаза так резануть…

– Вот и я резанул, – перебил сталкера Данилов. – Да так, что командир части получил неполное служебное, а меня в течение суток выперли, не дав три дня дослужиться до майора. В итоге ни пенсии, ни выходного…

– А в Зону чего?

– А ты? – вопросом на вопрос ответил Стас.

– Так получилось, – пожал плечами Чика.

– Ну а мне показалось, что так правильно. Кому я нужен на гражданке?

Стас замолчал.

– Сейчас не кажется? – спросил Чика.

– Кажется. В принципе, я нашел себе применение.

– В «Оплоте»?

Стас кивнул:

– Там я среди своих. Понятия, идеи. Зона – опухоль. Ее надо лечить.

– А вы, значит, лечите?…

– Давай не будем… – перебил сталкера Стас. – Я ведь не проповедь тебе читаю. Ты спросил – я ответил. Мне вот, например, тоже многое непонятно.

– Например?

– Ты ведь служил… – Данилов на секунду замялся, подбирая слова. – Почему не ушел к нам, а остался в вольных?

– Зачем? – многозначительно улыбнулся Чикатило. – Одному легче. Сам за себя, никому ничего не должен.

– Как сказать…

– Я не про деньги… Я про ответственность.

– Поясни, – Стас с интересом уставился на Чику.

– Нечего пояснять. Мне до смерти надоело ходить под кем-то, выполнять приказы. Я не всегда соглашался с теми, кто являлся для меня командиром. Если вижу в этом рациональное зерно – все сделаю. А если бред – пошлю куда подальше, невзирая на возраст, регалии, звания… Наверное, поэтому и был…

– Бывших офицеров не бывает.

– Бывает, Стас, – Чика впервые назвал оплотовца по имени. – Еще как бывает.

Данилов неопределенно пожал плечами, показывая, что ему все равно, хотя это было далеко не так. Что-то недосказанное сквозило в глазах сталкера – какая-то боль пополам с обидой. В свое время этот человек пережил что-то страшное, побудившее его бросить все и уйти. Стас помнил, как отреагировал Чика, встретив своих мертвых сослуживцев. Возможно, они и есть причина его ухода, а возможно, нечто другое. В любом случае вытаскивать клещами из души покалеченного жизнью человека такие вещи не стоит. Стас его прекрасно понимал. Всему свое время.

Раздавшийся справа от дома визг отвлек сталкеров от разговора. На насыпь выскочила очередная жуть. Эта оказалась умнее своей товарки – обошла по дуге место, где притаилась аномалия, и устремилась дальше.

– Чего это они так засуетились? – пробормотал Стас.

– Не знаю… Как будто бегут куда-то, – ответил Чика.

Словно в ответ на вопрос запищал ПДА Данилова. Подняв руку, он посмотрел на экран, где светилось входящее сообщение. Разблокировав клавиатуру, Стас быстро пробежал глазами по тексту.

– Скоро Всплеск.

– Тогда все ясно, – ответил Чика. – Пойду будить Антиквара.

С этими словами сталкер ужом соскользнул с крыши, растворившись в тумане.

«Непрост ты, Володя Чикатило, – подумал Стас, – ой как непрост. Кто же ты?…»

Спустившись вниз, он обнаружил сталкеров занятыми сборами.

– Как дела? – Антиквар посмотрел на Стаса.

– Порядок. Вы получили сообщение?

– Да.

– Есть где укрыться?

– На территории Могильника есть схрон, – кивнул Антиквар. – Нам как раз туда нужно заглянуть. Я надеюсь застать там одного человека.

– Успеем? – с сомнением протянул оплотовец.

Чика поднял рюкзак и закинул его за плечи:

– Успеем, можешь не сомневаться. Тут идти-то.

– Все, пошли, время ждать не будет, – Антиквар махнул рукой в сторону выхода.

Стас уже становился на привычное второе место, когда Иван неожиданно поменял решение:

– Чика в центр, Стас – замыкающий.

Секунду Чика размышлял над предложением напарника, внимательно разглядывая оплотовца, а потом вдруг улыбнулся:

– Нормально. Смотри только у меня…

– Поздравляю, Стас, – Антиквар рассмеялся. – Чика тебе спину доверил. Экзамен сдан на «отлично».

Стас пробурчал что-то типа «ну-ну, экзаменаторы хреновы…». Затем прыснул со смеху. Приятно, когда тебя считают своим.

Заняв первое место и включив ДА, Антиквар осторожно повел колонну по правой стороне извилистого асфальтового полотна, обрамленного густым кустарником. Утренняя прохлада быстро прогнала остатки сна, на смену которым пришло походное настроение.

Зона просыпалась, начинался новый день. На горизонте все отчетливей просматривалась узенькая полоска света, которая становилась все шире, отодвигая тьму дальше на запад.

Дорога к Могильнику сильно изменилась, хотя для Стаса не составляло особого труда ориентироваться на местности. Он запомнил этот маршрут надолго – слишком многое его связывало с этой дорогой.

Солнце наконец сжалилось над истосковавшимися по свету путниками, выглянув из-за верхушек деревьев. Рассвет – явление в этих краях крайне редкое. Небесное светило – нечастый гость в небе. Куда чаще его застилают свинцовые тучи. Этому феномену никто до сих пор не дал внятного объяснения. Как и тому факту, что в Зоне всегда стоял вечный сентябрь. За Периметром времена года менялись по заложенному природой расписанию, а здесь время словно остановилось. Но только оно. Все остальное продолжало идти своим, никому не известным чередом, просто меняя декорации перед очередным представлением, имя которому – жизнь.

Спустя двадцать минут сталкеры подошли к шлагбауму пропускного пункта. Брошенный ржавый БТР, еще с советской символикой, стоял, загораживая проход, возле самого здания пункта, навсегда задрав ствол покореженного ПКТ в немом приветствии. Исписанный матерными словами на всех известных языках бетонный забор местами был повален. Во времена клановых разборок КПП часто переходил из рук в руки, и каждый раз занявшая его группировка оставляла на заборе и стенах здания отличительные знаки своего присутствия. В результате забор, опоясывающий пункт по периметру, стал похож на знаменитую Берлинскую стену.

Внешне все выглядело спокойно, но Стаса вдруг прошиб озноб. Спина тут же покрылась мурашками.

– Стоп! – прохрипел он в эфир севшим голосом.

Сталкеры тут же соскочили с дороги, осматриваясь. Сняв «вихрь» с предохранителя, оплотовец навел ствол в сторону прохода к КПП, не понимая, что заставило его занервничать. Шрам на лице начал зудеть. Открывшееся после ранения чувство вновь проявило себя, постепенно становясь все отчетливей.

Стас перевел взгляд на сталкеров. Два ствола методично рыскали по двору, выискивая причину внезапной задержки.

Антиквар нажал кнопку вызова и дважды цокнул языком, привлекая внимание Данилова. Тот пожал плечами и рукой указал влево, в направлении забора. Чика тут же переместился, спрятавшись за углом КПП. Антиквар подтянулся к Данилову:

– Чего тебя колбасит? Я уже не первый раз замечаю.

– Ты у меня спрашиваешь? – огрызнулся Стас.

– Тихо, не заводись, – примирительно сказал Иван. – Что случилось?

– Не знаю, но туда нельзя.

– Что значит «нельзя»?

– То и значит, – упрямо повторил Данилов. – Там кто-то есть.

Антиквар понимающе кивнул. Подобные вещи иногда происходят с человеком, заставляя его по непонятным причинам метаться в панике или трястись как в лихорадке. Это инстинкт самосохранения пытается достучаться до разума, стараясь предупредить хозяина об опасности. Вольные бродяги – народ особый, именно инстинкты часто спасали им жизнь. Не доверять тому, что чувствуешь, – глупо. Сомневающиеся, доверяющие только глазам или технике почти всегда отправлялись к праотцам. Чувства – вот самая лучшая техника.

– Что делать будем? – Иван посмотрел на оплотовца.

– Понятия не имею, – Стас продолжал внимательно всматриваться в проем двери КПП. – Но проверить надо.

Антиквар нажал вызов:

– Вован! Глянь.

– Понял, – буркнул сталкер. – Прикройте.

Чика высунулся из-за угла, знаком показывая, что готов действовать. Затем приподнялся с колена и, пригнувшись, рванул к КПП. Остановившись возле самого входа, замер, прислонившись к стене, и вызвал напарников:

– Как?

– Никого, – в тон ответил Антиквар.

Подождав минуту, сталкер бросил в эфир:

– Я вхожу.

Чика слегка присел и на полусогнутых ногах вошел, растворившись в полумраке проема.

Чувство тревоги, терзающее Стаса, усилилось. Оплотовец несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь успокоиться и унять дрожь в руках. Удавалось с трудом. Руки вспотели, судорожно сжимая автомат, в коленях по– явилась предательская слабость – следствие выброса адреналина. Не боится только дурак, да и то потому, что ничего не знает. Подняв автомат, Стас определил сектор обстрела и принялся ждать развития событий.

В это время Чика крался по комнате. Свет с трудом проникал в помещение. Разглядеть что-либо в царившем там полумраке было практически невозможно. Сейчас сталкер был похож на сжатую до предела пружину, готовый в любую минуту сорваться, завидев хоть намек на опасность. Сердце бешено колотилось в груди, с трудом прокачивая кровь через суженные адреналином сосуды, в голове шумело. Указательный палец замер на спусковом крючке, глаза медленно сканировали пространство, стараясь не упустить ни малейшей детали.

Сталкер прислушался. Стояла ватная тишина. Казалось, даже вороны умолкли, словно ожидая чего-то. Прямо перед ним виднелось выбитое окно дежурки. Чика осторожно заглянул внутрь – ничего необычного. Поломанный стол дежурного, разбитый шкаф с оторванными дверьми, топчан и груда какого-то тряпья в углу – вот и все, что удалось рассмотреть в полумраке. Медленно переступая, Чика направился дальше. Под подошвами похрустывал мелкий мусор, стреляные гильзы и прочий хлам, обязательно попадающийся под ноги в неподходящий момент. Стараясь двигаться бесшумно, Чика матерился про себя, поминая предыдущих «гостей» пропускного пункта, умудрившихся набросать здесь столько барахла. Приходилось периодически отвлекаться, посматривая вниз, дабы не споткнуться о какую-нибудь дрянь. За дежуркой располагался второй выход из здания, который нужно было проверить, прежде чем звать остальных. Проходя мимо входа в комнату, сталкер еще раз окинул ее взглядом, постепенно смещаясь в сторону выхода. Вдруг его как током ударило: «Тряпки! Их там нет!»

От сильного удара в грудь Чика отлетел на несколько метров и с грохотом впечатался в стену. Воздух выскочил из легких, словно пробка из бутылки. Если бы не бронежилет комбинезона, то перелом грудной клетки был бы гарантирован. Из проема двери показалось существо, одетое именно в ту самую груду тряпок, которая до этого момента спокойно лежала в углу дежурки.

– Ы-ы-ы! Ба-ба-ба-аб! – промычал леший, распрямляясь во весь свой немалый рост и занося для следующего удара гипертрофированную правую конечность. Надрывно кашляя и отплевываясь, Чика дернулся в сторону, на ходу пытаясь выдернуть из кобуры пистолет. Автомат вылетел из рук при падении, и искать его сейчас было сущим самоубийством. Пальцы беспомощно скребли по клапану кобуры, сталкер изо всех сил старался достать спасительное оружие. Наконец ему это удалось. Чика успел сделать всего один выстрел, прежде чем рука лешего с силой опустилась вниз. Ему повезло. Пуля по касательной зацепила череп, мутант дернулся и промахнулся. Кулак размером с пудовую гирю проломил пол буквально в нескольких сантиметрах от головы сталкера. Рука застряла, отчего леший потратил несколько секунд, вытаскивая ее назад. Опытному бойцу больше не требовалось. Вскочив на ноги, Чикатило несколько раз выстрелил в мутанта. Он прекрасно знал, что убить того можно только попаданием в голову. Сталкер не надеялся убить тварь сразу, ему нужно было другое. Мутант нападает, только если уверен, что противник слабее его. Если тот даст отпор – леший сразу пытается укрыться, чтобы прийти в себя и снова напасть. Но для этого нужно время, которого Чика ему давать не собирался.

– Я-я-я! У-у-у-у! Убью-ю-ю-ю! А-а-а! – заорало существо, когда-то бывшее человеком, и рвануло к выходу со скоростью заправского спринтера. Остатки разума, еще теплившегося в нем, направляли мутанта в укрытие, чтобы пересидеть, регенерировать, а затем снова напасть, когда представится возможность.

– Осторожно! Леший! – с этим криком Чика пулей вылетел в окно, выбив телом ссохшуюся раму.

Предупреждающий крик пришелся как раз вовремя.

Когда несущийся на большой скорости мутант выскочил из здания КПП, продолжая на ходу нести какую-то тарабарщину, его встретили шквальным огнем два дежуривших снаружи. Леший рухнул как подкошенный. Тело мутанта несколько раз дернулось в предсмертных судорогах, но вскоре замерло, не подавая больше признаков жизни. Антиквар и Стас подскочили к распластавшемуся на пожухлой траве Чике, рывком подняли напарника на ноги. Благодарно кивнув товарищам, сталкер поморщился от сильной боли. Грудь ныла после нешуточного удара, заставляя его постоянно кривиться при каждом вдохе. Прищурившись, Чика посмотрел на валяющегося в пыли лешего.

– Ни хрена себе экземплярчик! – сталкер подошел поближе и, остановившись в метре от трупа, снял шлем. – Таких давненько не попадалось. Тем более в этих просторах. Вопрос: почему детектор не засек? А если б вошли? У-у-у, сволочь.

Пнув от души мутанта, сталкер грязно выматерился.

– Я не знаю, – Иван беспомощно пожал плечами. – На экране было чисто. Может, он еще мутировал?

– Куда уж больше? – Чика нервничал от пережитого только что стресса, пытаясь унять дрожь в руках. – Благо Стас почуял… Телепат, блин.

– А я тут при чем? – Данилов непонимающе глянул на Антиквара.

– А при том, что чутье у тебя появилось, брат, – улыбнулся Иван. – Может, контузия сказывается, но то, что это хорошо, – сто процентов.

– Кашпировский, – рассмеялся Чика.

– Чего ржешь, чудовище? – Антиквар повернулся к напарнику. – Благодари бога, что в рубашке родился. Леший хитрый. Он никогда не нападает, если сомневается. Ты был один, а значит, у него был шанс. Скажи спасибо Стасу, что засек его вовремя, – иначе труба. Собирали бы мы тебя по кусочкам.

Чика утер мокрое от пота лицо и протянул оплотовцу руку:

– Чутье есть – остальное дело техники. И еще… Спасибо, – с чувством проговорил сталкер, глядя Данилову прямо в глаза. – За сегодня…

– Не стоит…

– Але, гараж! – влез Антиквар. – Мы кого-то ждем? Всплеск накроет. Вперед. Я веду.

Отряд продолжил движение. Пройдя КПП, сталкеры вышли к Могильнику.

* * *

Могильник – визитная карточка ЧЗО. Типичное проявление человеческой натуры, от природы стремящейся загадить все и вся. Территория образовалась еще во время первой катастрофы. Именно сюда свозилась техника, работавшая при ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Недалеко от КПП располагалось целое кладбище, состоящее из вертолетов, экипажи которых тушили горящий реактор, пожарных машин, грузовиков, всевозможных кранов и прочих транспортных средств. Уничтожить их было невозможно из-за радиации, и весь этот металлолом попросту бросили, создав огромный полигон, простирающийся на несколько километров вокруг. Кроме техники повсюду возвышались курганы радиоактивного хлама, который свозился сюда от ЧАЭС и прилегающей к ней территории. Радиационный фон здесь во много раз превышал норму. Подходить к холмам, ощетинившимся, словно ежи, торчащими в разные стороны «иголками» ферм, балок, бетонных столбов и плит, было очень опасно, так как многие из них содержали остатки конструкций четвертого энергоблока.

Однако для Зоны и ее обитателей радиация была не опасностью, а просто очередной досадной помехой. Свалку быстро обжили, создав более-менее безопасные проходы между самыми большими очагами. Так что вскоре жизнь закипела здесь ничуть не слабее, чем в других местах.

Путники миновали кладбище техники, заросшее высоченным бурьяном, и направились по дороге, напоминавшей полигон по испытанию ракетно-бомбового вооружения. Им приходилось мало того что постоянно петлять между воронками, так еще и обходить большое количество аномалий. Сходить с дороги было очень опасно. Приблизившись к курганам, человек моментально попадал под воздействие сильного облучения. Да и аномалий там попадалось гораздо больше.

Пройдя поворот, Антиквар, занявший место ведущего, повел отряд в сторону старого ангара вагоноремонтного цеха:

– Нам туда, – пояснил сталкер Данилову. – Повидаемся с одним человечком.

Стас понимающе кивнул, продолжая смотреть за дорогой. Взгляд оплотовца безошибочно определил видневшиеся вдалеке огромные цистерны. Далее растрескавшееся дорожное полотно поворачивало на восток прямо к блокпосту «Оплота». К дому.

Стас как раз рассматривал удручающий пейзаж, с надеждой поглядывая на родную тропинку, когда его взгляд скользнул по разбитой автобусной остановке. Внезапно он остановился.

– Э… Какого лысого? – удивленно спросил Чика, на ходу воткнувшись Стасу в спину.

– Вы ничего странного не замечаете? – Данилов кивнул на покосившуюся остановку.

Все дружно повернулись в направлении, которое указывал оплотовец. С остановкой и впрямь происходило что-то странное. Стены ее вдруг начали подрагивать, резко теряя очертания, а потом все вернулось в обычное состояние. Наваждение повторилось. И тут как по команде затрещали счетчики Гейгера, указывая на резкое повышение радиационного фона.

– Твою мать, – Антиквар задрал голову вверх и посмотрел на меняющееся с бешеной скоростью небо. – Началось. Теперь тикать. Причем очень быстро. Минут десять у нас еще есть. Он только набирает силу.

Всплеск и вправду только начинался. Пространство принялось кривиться и плыть. Резко потемнело, над головой поплыли свинцовые тучи, висящие так низко, что, казалось, вот-вот заденут макушку случайного зеваки, решившего полюбоваться буйством измененной природы, вместо того чтоб бежать со всех ног к спасительному укрытию.

Сталкеры побежали к вагоноремонтному цеху.

Небо начало приобретать красноватый оттенок, который становился все темнее и темнее, пока не стал почти малиновым. Огромные молнии прочерчивали в небе невероятные узоры. Каждую вспышку сопровождал оглушительный грохот, от которого земля начинала ходить ходуном. Ветер сменился настоящим ураганом. Радиоактивная пыль и мусор тучами кружили над Могильником, собираясь в один огромный смерч, который вот-вот мог начать движение и пройтись по всей Зоне, собирая по пути страшную жатву. Легкие толчки усилились. Рискуя упасть, Стас догнал своих уже возле ворот. Внезапно споткнувшись о выступ, он обернулся, что-то почувствовав. Пробежав взглядом по окрестностям, вдруг заметил на холме фигуру, одетую в длинный плащ. Расстояние было довольно велико, но оплотовцу показалось, что человек поднял руку в приветственном жесте и, повернувшись спиной, исчез за холмом.

«Тьфу, померещится же…» – Данилов чуть не сплюнул, но вовремя спохватился, иначе плевок растекся бы по стеклу шлема. Еще раз кинув взгляд на холм, где он только что видел странную фигуру, Стас припустил за напарниками.

Тем временем Антиквар открыл калитку и последовал в темное нутро ангара, уводя за собой остальных.

– Куда мы? – спросил оплотовец.

Вместо Ивана ответил Чика:

– Здесь довольно глубокий подвал, который одни наши знакомые оборудовали под схрон. Стены толстые, так что Всплеск можно пересидеть абсолютно спокойно.

Антиквар подошел к полуразобранному вагону и прыгнул в расположенную под ним глубокую смотровую яму. Его примеру последовали остальные. По центру располагалась довольно большая крышка люка из цельного листа стали. Антиквар рванул ее на себя. Однако его постигла неудача – люк оказался заперт изнутри.

– Не понял…

Сталкер дернул еще раз. Дверь не поддалась. Тогда он изо всех сил загрохотал по железной крышке прикладом автомата, начиная злиться:

– Какого хрена?! Кто там заперся?! Откройте, не будьте козлами!

После непродолжительной паузы за дверью раздался голос:

– Чего орешь, блин? Че надо, блин?

– Мардин, гадина, открывай! Нас сейчас накроет! – прокричал Антиквар, узнав обладателя голоса по его характерному «блин».

– Ага, блин. Разбежался, блин, – не согласились за дверью. Судя по тону, веские доводы Ивана обладателя голоса не удовлетворили. – Вход платный.

– Мардин! Это Антиквар, открывай, пока я добрый! Иначе скажу Купцу, он тебе яйца оторвет. И мне же потом продаст. Как сувенир.

Подействовало. Заскрипел запор. Сталкер поднял крышку. На него в упор смотрел ствол дробовика.

– Фамилия, имя, отчество, размер головного убора и противогаза?! Быстро!

Иван, пропустив реплику мимо ушей, резко ударил прикладом в темноту входа. Судя по крику и мату, сопровождаемому звуками падения, удар достиг цели.

– Ну, сука, держись! – зло усмехнувшись, сталкер исчез в проеме. Вскоре послышалась возня, к ней добавились глухие звуки ударов. Не дожидаясь приглашения, напарники последовали за ведущим. Стас спустился на бетонный пол подвала. Огляделся.

– Нет, ну блин! Ваще тупой! Юмор у тебя отсох, что ли? – на полу сидел, потирая ушибленную руку, сталкер лет тридцати пяти – сорока, одетый в видавший виды комбинезон. Рядом валялся внушительного вида дробовик, с которым безбоязненно можно было бы ходить хоть на слонов.

– Рот закрой, – сплевывая кровь из разбитой губы, прорычал Антиквар. – Всплеск начался, а он дуркует.

– Совести у тебя нет просто, – добавил Чика. – Вот и выгреб по самые помидоры.

Мардин обиженно засопел, зыркнув на пришедших из-под густой шевелюры:

– Это мы еще посмотрим, кто выгребет…

– А ты гостей в проходе держишь, – не дав ему договорить, вставил Иван. – Некрасиво. Ладно, проехали.

Мардин нахмурился:

– Я на стреме стою, вдруг принесет кого. Вот и жду.

– Дождался? – рассмеялся Антиквар. – Где Купец?

– Здесь.

– Пошли. Негоже хорошего человека, хоть у него и такие уроды в подчинении, заставлять ждать.

– Это кто урод? – Мардин схватился за дробовик.

Больше он ничего сделать не успел. Чика молнией очутился возле сталкера, выбивая у него из рук оружие. Блеснул нож:

– Не советую, – грозно прошипел Чикатило. – Я ж могу и занервничать. Порежу ненароком.

– Чика, остынь…

– Антиквар, не лезь…

– Я сказал…

– Стоп! – со стороны коридора раздался властный голос. Чика отпустил сталкера, убирая нож.

В следующую секунду из-за угла показался человек. Мягко ступая по бетонному полу, незнакомец подошел ближе и зыркнул на своего подопечного:

– Мардин! Ты где должен находиться?

Тот мотнул вихрастой головой:

– На входе.

– Так иди на вход! И стой там! – прикрикнул на него незнакомец. – Что ты мне здесь устраиваешь?

Стас внимательно присмотрелся к сталкеру. Среднего роста, возрастом около сорока – сорока пяти лет. Движения плавные, отточенные, выдающие профи. Такие никуда и нигде не торопятся, методично продумывая каждый свой шаг. Взгляд цепкий, острый, оценивающий, но в то же время не злой. Спокойный. По одному виду было ясно, что этот человек неоднократно бит жизнью и удивить его чем-то крайне сложно.

– Здорово, Купец!

– Здоровей видали! – ухмыльнулся Купец. – Привет, бродяги. Какими судьбами? Вломились ни свет ни заря, людей переполошили. Мардину, вон, вижу в глаз заехали.

– Ты своего Мардина научи разговаривать сначала, – зло бросил Антиквар.

– Научу, не переживай. Но ты тоже хорош, психопат хренов. Чего бросаешься?

– Всплеск начался, – Антиквар примирительно улыбнулся, пожимая руку Купцу. – А он кренделя выкидывает. Пришлось объяснить.

– А это кто с вами? – Купец вперил в Стаса взгляд умных карих глаз.

Тому сразу стало неуютно, как будто его рассматривали под микроскопом. Но взгляда Седой не отвел.

– Это Стас из «Оплота». Мы познакомились на Рубеже…

– Я понял, – перебив Антиквара, Купец протянул Данилову руку. – Будем знакомы. С каких это пор оплотовцы с такими прохиндеями шастают?

– Это кто прохиндей?! – нахмурился Чика. – Такое впечатление, что вы тут все святые прям.

– Думаю, отвечать уже смысла нет, – Стас пожал руку в ответ, дружески улыбаясь. – Если все и так знают.

Купец кивнул, удовлетворенный ответом. Человек, умеющий держать язык за зубами, в Зоне всегда ценился.

– Стас, это Купец. Местный торговец и по совместительству глава оравы раздолбаев. Тащит отовсюду все что ни попадя и складирует. Плюшкин, одним словом. Видал, какую тужурку себе отхватил? – Антиквар ткнул пальцем в комбинезон сталкера. – Оно и немудрено. Если все гвозди отсюда продать – на десять таких хватит.

Антиквар закатил глаза и с важным видом продекламировал:

– Тащи со Свалки каждый гвоздь – ты здесь хозяин, а не гость!

– Очень смешно, – Купец и виду не подал, что повелся на подвох. – На себя посмотри.

– Так я что? Я ж не складирую – сразу продаю. А вам тут скоро магазин открывать можно будет. Какое-нибудь ООО «Хлам». Или «Чермет продакшн». А я гол как сокол.

Сталкеры рассмеялись. Дружеская перепалка сняла витавшее в воздухе напряжение.

– Так какими судьбами, Иван? – не отставал от сталкера торговец.

– Вот жук, – уважительно проговорил Антиквар. – Ничего от тебя не скроешь.

– А ты поживи с мое – глядишь, тоже в людях разбираться начнешь.

– Что верно, то верно, – согласился Иван. – Дело у нас к тебе. Конкретное…

– Тогда пойдем, – Купец сделал приглашающий жест. – Посидим по-людски. Нечего в коридоре торчать. Дела так не обсуждаются.

И повел сталкеров вглубь просторного помещения, вполне способного вместить не один десяток людей. По меркам Зоны бункер был обставлен просто шикарно. Стас мысленно присвистнул от удивления, представив, сколько времени и сил отняла у людей Купца постройка такого схрона.

Ряд старых панцирных коек, аккуратно стоявших вдоль стены, стол явно казенного образца, деревянные стулья, однозначно позаимствованные из какой-нибудь казармы. Вдоль стола примостились длинные лавки, на которых расположились сталкеры. Несколько человек безмятежно дремали, растянувшись на кроватях, – отдыхали после ходки или дежурства. Остальные не скучали, занимаясь каждый своим делом: кто-то чистил оружие, разложив на столе детали, кто-то ремонтировал комбинезон, латая специальной армированной нитью возникшие по неизвестной причине прорехи. Ни дать ни взять казарма «Оплота» – настолько обыденной и даже домашней выглядела обстановка. Только люди другие…

– Народ! У нас гости! – крикнул Купец, входя в помещение и давая дорогу остальным.

«Народ» вяло поприветствовал вошедших, продолжая заниматься своими делами. Антиквар с Чикой были здесь частыми гостями, поэтому на них не обращали ровным счетом никакого внимания. Данилов же появился в схроне впервые, за что удостоился пары заинтересованных взглядов. Однако, увидев, с кем он пришел, сталкеры моментально потеряли к нему интерес. Оно и к лучшему, Стас не любил быть в центре внимания.

– Педро, – обратился торговец к ближайшему сталкеру, скучавшему возле портативной электроплитки. – Сваргань нам чайку. Будь другом.

Парень, которого звали Педро, быстренько соскочил с табурета и принялся колдовать над плитой, водрузив на нее древний чайник.

– Крут, старик… – завистливо протянул Иван, кивая на добротную двухконфорочную плитку. – Где такое добро надыбал?

– Уметь надо, – снисходительно улыбнулся Купец.

– А электричество давно наладили?

– От ЧАЭС, – обронил Купец. Но, заметив удивленный взгляд Антиквара, сжалился, добавив:

– Ладно, я шучу. Генератор. Пацаны в одном домике откопали. Был бензиновый, но наши его довели до ума. Так что подождите, сейчас горяченького попьем.

– Воду где берете?

– Обеззараживаем. Как еще?

– Откуда чай?

– От верблюда, – парировал торговец. – Откуда надо. Не задавай глупых вопросов.

Купец тем временем провел гостей в дальний угол комнаты, где стоял добротный столик и пара стульев. Рядом приютилась аккуратно застеленная армейская койка.

– Падайте, – гостеприимно махнул рукой хозяин. Подождав, пока гости рассядутся, продолжил, глядя на Антиквара: – Излагай.

– Излагать особо нечего, – Иван изо всех сил потянулся, расслабленно откинувшись на спинку стула. – У нас к тебе дело…

– Это я уже понял, – негромко ответил Купец. – А поконкретнее?

– Стас, покажи ему, – вместо ответа Антиквар обратился к оплотовцу.

Данилов полез в карман и выудил оттуда бумажку, на которой недавно рисовал изображение нашивки для Шекеля. Развернув листок, протянул его торговцу. Тот мельком глянул на эскиз и вернул его обратно.

– И?

– Видел такое? – спросил Антиквар, внимательно наблюдая за реакцией собеседника.

– Не знаю… – протянул торговец, делая вид, что рассматривает трещину на дальней стене бункера.

– Купец!

– Что «Купец»? Меня кличут Купец, да.

– Завязывай. Я достаточно хорошо тебя знаю, – Антиквар прищурил один глаз и посмотрел на торговца. – Не ломайся. Ты со своими орлами лазишь где угодно. Ни в жизнь не поверю, что ты с такой штукой не сталкивался.

– А вам оно зачем?

– За шкафом, – встрял в разговор Чика. – Надо, раз спрашиваем.

Между сталкерами и диггером разворачивалась настоящая торговля.

– Понятно… – Купец сложил руки на груди и добавил безразличным тоном: – Что я с этого буду иметь?

– Э, дядя… – Чика посмотрел на торговца, как удав на кролика, и подался вперед. – Не начинай.

Антиквар с трудом сдержал усмешку. Дальнейшее вмешательство в разговор было лишним. Чика оказался в своем амплуа.

Купец закатил глаза:

– Ну не хотите, как хотите. Мое дело маленькое.

– Короче, – не отставал от него Чика. – Тебя спросили: ты видел или нет?

– Допустим, видел.

– Так видел или допустим?

– Че пристал? Видел, – не сдавался торговец. – И что с того?

– Уже лучше, – Чика потер руки. – Так помоги людям, расскажи, где и как.

– Вы мне так и не ответили – что я с этого буду иметь? – торговец продолжал стоять на своем, с невинным видом глядя сталкеру прямо в глаза.

– А ты предложи. Может, и сойдемся.

– Кто-то мне говорил насчет тайника месяц назад? – ехидно улыбнулся торговец.

– А не до хрена ли ты хочешь, Купец? – Чика возмущенно всплеснул руками.

– Нет, – торговец вмиг стал серьезным. – Это бизнес. А информация – самый дорогой и выгодный товар. Институт благородных девиц за забором. Если тебе нужно, а я вижу, что позарез нужно, – вперед. Ты мне, я тебе.

Чика посмотрел на напарника, ожидая его реакции.

Антиквар задумчиво поскреб щетину. Отчасти он был согласен с торговцем – за все надо платить, но почему-то не хотелось. Пораскинув мозгами, Иван понял – другого выхода, кроме как отдать Купцу часть спрятанного хабара, у него нет.

– Ладно, хрен с тобой, – пробормотал сталкер. – Все равно, пока три шкуры не сдерешь, не успокоишься.

– Но… – перебил Ивана Чика.

– Что?…

– Кроме информации с тебя завтрак и три кассеты с химпоглотителем для дыхания, – Володя хитро улыбнулся, подмигнув торговцу.

– А морда не треснет? – изумленный Купец откинулся на спинку стула.

– Она у меня резиновая, – парировал Чикатило. – Там лежит гораздо больше, чем ты сможешь нам рассказать. А про кассеты я вообще молчу. Ну так что? По рукам?

– Как сказать… Ладно, – хлопнул себя по коленям торговец. – Уговорил.

– Вот и славно, – Антиквар внимательно посмотрел на Купца.

– Погодите секунду.

Секунда растянулась на добрых полчаса. Отдав распоряжение Педро насчет завтрака, торговец удалился в противоположный конец комнаты. Там он принялся возиться среди сложенных неравными кучками вещей, изредка приглушенно ругаясь. После продолжительных поисков он наконец выудил объемистый сверток и вернулся к сталкерам, как раз заканчивавшим уплетать за обе щеки горячий завтрак.

– Такая?… – торговец развернул содержимое упаковки, оказавшееся сильно поношенным комбинезоном серо-зеленого цвета, и ткнул пальцем на правое предплечье костюма. Оттуда на людей скалился череп с полыхающим в глазницах огнем.

У Стаса перехватило дыхание. В сознании тут же всплыл человек, целящийся в него из автомата. Вспоминание было настолько живым, что его передернуло.

– Ты чего?… – удивленно спросил его Антиквар.

– Это он, – через силу выдавил из себя оплотовец. Во рту внезапно пересохло. Не понимая, что делает, Стас схватил со стола кружку с чаем и резко опрокинул ее содержимое в рот. Обжегшись кипятком, он тут же пришел в себя и, закашлявшись, сплюнул на пол горячий напиток.

– Э, не сори, – пожурил оплотовца Купец.

– Извини, – пробормотал Стас.

– А теперь мне кто-то пояснит, что тут происходит? – недовольно спросил торговец.

– Слышал новость о расстреле отряда «Оплота»? – Антиквар, решив, что утаивать больше нечего, выложил главный козырь.

– Слухи – дело такое, – проговорил Купец. – Ты что-то знаешь?

– Стас, – Антиквар кивнул в сторону оплотовца, – был в этом отряде…

Купец напрягся, подавшись вперед.

– И выжил, – закончил предложение сталкер.

– Дела… – протянул торговец, взглянув на Данилова. – Прими мои поздравления.

– Поздравлять особо не с чем, – Антиквар продолжил, не дав собеседнику отвлечься от темы разговора.

– Чего ты как барышня – ходишь вокруг да около? – слегка повысил голос Купец. – Толком можешь сказать?

– Отряд атаковали неожиданно, – вставил Данилов. – Мы проводили патрулирование территории завода, когда все произошло. Кто это сделал – неизвестно. Я был серьезно ранен. Единственное, что помню, – нашивка. Мне удалось рассмотреть ее, прежде чем они ушли.

– А комбинезоны у них, говоришь, какие были? – обратился торговец к Данилову.

– Темно-зеленые. С серым… Насколько мне известно, ни один клан не носит таких.

– Много ты, парень, знаешь… – покачал головой Купец.

– Что знаю, то и говорю, – отрезал Стас.

– Проехали… Короче так, ребятки, – торговец задумчиво посмотрел на сталкеров. – Это форма наемников. Вернее, такую они носили, когда только начали свою деятельность в Зоне.

– Уверен? – с сомнением в голосе спросил Антиквар.

– Уверенней не бывает, – кивнул Купец и продолжил: – Полгода назад мои хлопцы наткнулись на небольшой схрон. Барахла было кот наплакал, но кое-что удалось откопать. Пару комбезов, стволы и старый разбитый ноутбук. Вот там я нарыл о них информацию. Мой Генка способен реанимировать что угодно. Вот… Интересного оказалось немного, однако удалось восстановить базу данных по их предыдущим контрактам, пару карт и всякую мелочь. В принципе, достаточно для того, чтобы сложить о них неплохое представление.

– Понятно, – процедил Иван. – Значит, все-таки мерки.

– Или те, кто выдает себя за них, – подал голос Чикатило.

– Я уже переживать начал, что ты уснул, – подколол напарника Антиквар. – Есть мысли?

– Есть, раз говорю, – Чика пропустил реплику мимо ушей.

– Ну?…

– Во-первых, то, что это мерки, – бабка надвое сказала.

– Это факт, – перебил сталкера Купец.

– Ну хорошо, – продолжил Чикатило. – Во-вторых, я больше чем уверен, Стас, что твой отряд оказался там не случайно. Ты ведь сам говорил – приказ проверить район Завода поступил внезапно. То есть полковник или об этом знал, или догадывался. А вот откуда у него инфа – придется тебе выяснять самому. Мы с Вано ростом не вышли.

– Я сомневаюсь, что командир будет мне что-то объяснять, – прервал размышления Чики Стас. – Обычному рядовому. Даже не сержанту.

– Ну я бы не стал так сразу рубить сплеча, – не согласился с доводами Данилова Антиквар. – Ты выжил. Значит, по-любому что-то видел. А Верещагину как раз очень нужно знать – правильное ли подозрение у него возникло. Хотя, если учесть свершившийся факт гибели полноценного подразделения, опасения твоих командиров оказались не напрасными. Но внести некоторую ясность однозначно нужно. Поверь, он тебя выслушает.

– Хорошо, – согласился Стас. – Допустим, он меня примет. Что это дает? Ведь командир вряд ли располагает информацией, которой нет у нас. Иначе приказ звучал бы по-другому.

– А ты не допускаешь, что им могли впихнуть дезу? – весомо вставил Чика. – Такую штуку состряпать может любой пятиклассник, не то что опытный человек.

– Согласен. А что с этими, в комбезах наемников?

– Тут вариант один, – продолжил рассуждать Чикатило. – Кто-то решил возродить клан, если верить информации Купца. И довольно резво пытается занять место под солнцем.

– Но как только наемники выйдут из тени, начнется новая волна разборок, – подвел итог Антиквар.

– По крайней мере, работы у нас добавится, – поддержал его Стас.

– Не только у «Оплота», – вставил Чика. – Сталкеров вполне устраивает теперешний расклад. Все контракты и заказы идут через них напрямую или через торговцев. Если влезут мерки – хана. Начнется резня.

– Надо предупредить всех, – предложил Стас.

– Пока рано… – парировал Антиквар. – Доберемся до базы «Оплота», там посмотрим. Такие вещи нельзя выкладывать сырыми. Проверим – тогда можно.

– Купец, – оплотовец обратился к торговцу, – отдай мне эту нашивку.

– Зачем?

– Надо, раз прошу…

– Не жмись, – поддержал Стаса Чика. – Уплачено ведь.

– Так уж и уплачено, – недовольно скривился торговец. – Хотя… На кой она мне? Забирай. Это все, надеюсь?

Данилов кивнул, давая понять, что разговор окончен, и спрятал нашивку в карман.

– Ладно. Ваши размышления, конечно, интересны, но предлагаю отдохнуть, пока трясет, – подвел итог Купец. – Занимайте пустые койки. Нас немного поубавилось, так что не переживайте, никто вас не сгонит.

После короткой паузы торговец грустно вздохнул:

– За последние три недели – пять человек.

– Сочувствую, – подал голос Иван.

– Да что там… – Купец махнул рукой. – Отдыхайте, в общем.

Назад: Глава 3
Дальше: Глава 5

Загрузка...