Загрузка...
Книга: От мыльного пузыря до фантика (сборник) сиос-1
Назад: Болтливый Язычок Пламени
Дальше: Шит колпак, кроен колпак

История Тропического Растения

Одно из семечек в пакетике под названием «Семена» было совершенно не похоже на все остальные — те, из которых должны были произрасти астры. А вот что должно было произрасти из этого семечка, оставалось только гадать. Но уж, конечно, не астра. Было оно ярко-красного цвета, а по форме походило на пулю.

— По-видимому, из него произрастёт какой-нибудь тропический цветок, — сказали в саду и отвели под это семечко отдельную грядку.

Устроившись на отдельной грядке, оно тут же начало кашлять и чихать, жалуясь на плохую погоду:

— До чего же неблагоприятные условия для произрастания! Может быть, какие-нибудь астры это и устраивает, но только не меня. Я, конечно же, сейчас простужусь окончательно, я ведь растение тропическое!

— Простите, а какого Вы будете цвета? — осмелилось спросить самое бесстрашное из семечек будущих астр.

— Я пока не решило… Выберу себе что-нибудь поярче: скажем, красный с чёрным и жёлтым. И побольше золота: это всегда украшает.

— Ах, какое великолепие… — принялись шушукаться семена астр. — Наверное, в нашем саду никто ещё не видывал ничего подобного!

— Кстати, — некстати поинтересовалось Тропическое Растение, — а кто тут до меня был самый яркий?

— Ходят слухи, что один гладиолус, — наперебой затараторили семена. — У него такое имя, что никому ещё не удалось с первого раза выговорить! Правда, в его окраске нету как будто ничего золотого…

— Он беден? — с ужасом спросило Тропическое Растение.

— Пожалуй, да, — отвечали семена.

— Как это неприлично! — прочувствовало ситуацию Тропическое Растение. — Все мои родственники из жарких стран страшно, страшно богаты… Откуда же он, этот бедняга?

— Кажется, из Голландии…

— Из Гола-а-андии? — Тропическое Растение некоторое время помолчало и потом с горечью произнесло: — Голландия — это такая провинция, чтобы не сказать дыра! У меня на родине даже не слышали про Голландию.

Тем временем семена начали пускать ростки.

— Взгляните! — воскликнул один из ростков. — Какое приятное совпадение: росток нашего заморского гостя так напоминает нас! Выходит, что и тропические растения начинаются с того же, с чего и мы?

Тропическое Растение приосанилось и заявило:

— Дело не в том, с чего начинается растение, а в том, чем оно заканчивается.

И тут все ростки зашикали на простодушного соседа, который, между прочим, так и не понял почему.

…К концу лета каждый обычный росток увенчался хорошеньким цветком: один розовым, другой лиловым, третий жёлтым. И кто бы ни пришёл в сад, всякий восхищался:

— Что за астры! Просто чудо!

Астры страшно смущались от похвал: они-то знали, что настоящее чудо ещё впереди. То-то обомлеют гости, увидев Тропическое Растение! Жаль только, что оно так медленно растёт и до сих пор не зацвело…

— Извините меня, пожалуйста, — обратилась как-то к Тропическому Растению Сиреневая Астра — та самая, что получилась из простодушного ростка. — Извините меня, пожалуйста, но я просто умираю от любопытства, хоть и знаю, насколько оно предосудительно! Скоро ли мы, наконец, увидим Ваш цветок? Очень не хотелось бы увянуть прежде, чем это произойдёт!

— Вместо того чтобы торопить меня, — проворчало Тропическое Растение (в последнее время у него совсем испортился характер), — отодвинулись бы лучше от света. Вы мне полнеба загородили, а ещё и понукаете! Может быть, я в этом году вообще откажусь от идеи цветения.

Астры опять зашикали на простодушное сиреневое существо, которое и на сей раз не поняло, в чём дело: Тропическое Растение находилось так далеко в стороне, что было совершенно неясно, как кто-то из них мог бы загородить от него полнеба…

Между тем становилось прохладно. Астры начинали уже шмыгать носами, боясь расчихаться в присутствии Тропического Растения: если им холодно, то каково же ему, горемычному! Но Тропическое Растение и само жалело себя сильнее всех.

— Поместят в толпу уродов и идиотов, — то и дело доносилось с отдельной грядки, — а потом ждут чудес!

— Неужели мы так никогда и не увидим этого великолепия? — теряя надежду, шептались между собой сильно пожухшие теперь Астры.

А в середине сентября случилось самое страшное: хозяин сада подошел к грядке с Тропическим Растением и вдруг расхохотался:

— И это — всё? — спросил он сквозь смех, разглядывая долговязый зелёный прут без листьев. — Надо же было мне не угадать в красном семечке такой роскошный сорняк!

Тропическое Растение немедленно увяло от злости, Астры же хором разрыдались: хозяин сада, конечно, ошибся и никакой это был не сорняк… Несколько дней оплакивали они кончину заморского цветка, потом устроили ему пышные похороны, возвели огромный памятник, а на памятнике золотыми буквами написали:

ТРОПИЧЕСКОЕ РАСТЕНИЕ

— и выстроились с двух сторон в почётном карауле.

Назад: Болтливый Язычок Пламени
Дальше: Шит колпак, кроен колпак

Загрузка...