Загрузка...
Книга: От мыльного пузыря до фантика (сборник) сиос-1
Назад: Слон в полном смысле этого слова
Дальше: Узенькая полоска света

Целая тонна песку

В песочнице забыли Лопатку, Ведёрко и Полосатый Мячик. Они немножко полежали молча, а потом решили поговорить, но не нашли, о чём бы таком… Между прочим, это довольно опасная ситуация, когда не о чем говорить: именно тогда в голову приходят всякие глупости. Так случилось и на сей раз.

— Нами больше не играют, потому что игры закончены, — строго сказала Лопатка, ни к кому конкретно не обращаясь. — И теперь, когда игры закончены, надо начинать дело делать. Ибо делу время, а потехе — час! — Она осмотрелась по сторонам и закончила: — Ишь, как весь мой песок по песочнице разбросали!.. А кому его перелопачивать? Опять мне!

— Разве это Ваш песок? — удивилось стоявшее у краешка песочницы Ведёрко. — Разве у нас здесь не общий песок?

— Здесь у нас весь песок мой, — коротко, но не ясно сообщила Лопатка и воткнулась в самую середину песочницы, чтобы вопросов больше не возникало.

Потом она посмотрела на Полосатый Мячик, который молчал, потому что у него не было слов, и распорядилась:

— Катитесь отсюда!

— И не подумаю, — надулся тот. — Я катился весь день — и теперь отдыхаю.

— Отдыхайте, пожалуйста, в другом месте. Вы всю песочницу собой заняли — другие тоже отдохнуть хотят!

И Лопатка даже ручкой задрожала от возмущения.

— Другие — это кто? — полюбопытствовал Полосатый Мячик.

— Я, скажем, — привела себя в пример Лопатка. — А Ведёрко пускай убирается отсюда — предварительно высыпав из себя мой песок!

— Какая-то Вы на редкость глупая Лопатка, — в раздумье произнёс Полосатый Мячик. — Представьте себе, что кто-нибудь потребует, чтобы я выпустил из себя весь воздух: дескать, воздух не твой!.. Весь воздух, конечно, не мой, но та часть воздуха, которая во мне… — она моя.

— До воздуха — причём как до всего, так и до его частей — мне дела нет. А вот до песка есть! — сказала Лопатка и воткнулась теперь уже непосредственно около Ведёрка.

— Это несправедливо! — разволновалось Ведёрко.

— Хватит разговоров! — отрезала Лопатка. — Я начинаю перелопачивать песок, а Вы… — она с презрением взглянула на Ведёрко, — Вы можете оставить себе свою жалкую горсть! Лишь бы Вы вместе с этим полосатым как можно быстрее покинули песочницу.

Песок полетел в разные стороны — Ведёрко и Полосатый Мячик закашлялись и выскочили из песочницы. И даже одна Собака, которая грелась на солнышке, закашлялась. И даже все прохожие, которые прогуливались во дворе или шли через двор по делам, закашлялись — вместе с Ведёрком, Полосатым Мячиком и Собакой. А потом и весь мир закашлялся, и ничего не стало слышно. Услышать между тем было что: Лопатка, неизвестно с какой целью перелопачивая песок, на чём свет стоит ругала своих бывших соседей.

— Наглецы какие! — бурчала она. — Весь песок испокон веков принадлежит нам — лопаткам, лопатам и лопатищам, так что ни песчинки никто у меня не получит…

При этом песок она перелопачивала так яростно, что песочница мелела на глазах.

— Аккуратнее, Вы же оставите детей без песка! — надрывался Полосатый Мячик, но из-за того, что все ужасно кашляли, никто не мог его услышать. А потом настала ночь.

Утром песка в песочнице не было. Только горстка и осталась на дне Ведёрка, стоявшего в стороне. Из горстки этой не то что кулича — и пончика нельзя было слепить. Понятно, что дети расплакались — да так громко, что одна добрая Грузовая Машина в дальнем конце города услышала их и изо всех своих лошадиных сил помчалась на помощь.

Она неслась по улицам города к плачущим детям — и все машины расступались перед ней, как перед «Скорой помощью». Въехав во двор, добрая Грузовая Машина улыбнулась детям и вывалила в песочницу целую тонну — нет, даже больше! — песку. То-то было радости! Дети захлопали в ладоши и уже хотели нагружать песок в Ведёрко, да вот… нагружать-то оказалось нечем.

— Простите, дорогой Полосатый Мячик, — сказали тогда дети, — не знаете ли Вы, куда исчезла отсюда Лопатка?

Полосатый Мячик, стараясь не глядеть на Ведёрко, ответил:

— Боюсь, что она теперь на дне песочницы… Попробуйте покричать ей.

— Лопатка-а-а! — тут же позвали дети. — Вы где?

— Зде-е-есь! — послышался из-под целой тонны песку слабый голос. — Доста-а-аньте меня отсюда, мне тут стра-а-ашно!

Дети растерялись: они не могли представить себе, как разгрести столько песку просто руками…

— А попробуйте вычерпать песок мной, — стараясь не глядеть на Полосатый Мячик, предложило Ведёрко.

— Целую тонну? — ужаснулись дети.

До самого вечера дети и Ведёрко спасали Лопатку, а Полосатый Мячик пел им бодрые трудовые песни, чтобы не унывали. Когда же Лопатку наконец извлекли на поверхность, вид у неё был настолько кислый, что её даже не стали просить пересыпать песок обратно в песочницу. Попросили об этом Оранжевый Экскаватор.

После того, как Оранжевый Экскаватор закончил работу, Лопатка сказала ему:

— До чего же мило с Вашей стороны, что Вы так долго возились с моим песком! Одной бы мне нипочём не справиться.

Услышав слово «мой», Ведёрко и Полосатый Мячик тревожно переглянулись, а дети спросили их:

— Почему, Ведёрко и Полосатый Мячик, вы тревожно переглянулись?

— Да так… — ответили те. — Не обращайте внимания.

Назад: Слон в полном смысле этого слова
Дальше: Узенькая полоска света

Загрузка...