Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Глава 8

Душа покрывает себя позором, когда не в силах устоять против наслаждения или страдания.

Марк Аврелий

В разверзнутый зев коричневого чемодана летели платья, джинсы, свитера. Алла время от времени косилась на кособокую кучу и пыталась определить на глаз, хватит или нужно еще. Через четыре часа из Домодедова в Лондон улетал ее самолет.

Последнюю неделю Алла провела словно в коме. Не выходила из дома и не вставала из-за компьютера. Она пыталась отыскать в себе изъяны, которые мешали ей быть счастливой, с твердым намерением раз и навсегда истребить свои недостатки. Можно было привлечь к этому процессу психологиню, которая звонила время от времени и интересовалась, когда они возобновят встречи, но Алла вбила себе в голову, что за те немалые деньги, которые попадали в карман врачевательницы после каждого сеанса, эта дамочка просто обязана была предотвратить ее развод! По сути, с этой целью Алла к ней и пришла: хотела наладить отношения с мужем. Но психологиня ничего путного не сделала. Напротив, теперь стало ясно, к чему привели ее «благие» намерения и труды.

Алла и сама толком не знала, что именно ищет в Сети, – окрестила женские форумы «птичьим двором» и, презирая себя, торчала на них, читала чертовы статьи и электронные книги, в названии которых присутствовало слово «любовь». Ей всегда казалось смешным языческое преклонение женщин перед мужчинами, она не видела разницы между возможностями и способностями двух разнополых существ – разве что обстоятельства жизни могли их установить. Но сейчас, день за днем, углубляясь в идиотские вопросы «чем женщины отличаются от мужчин?», она начинала верить в установленные природой правила. И отчетливо понимала, в чем ее собственная беда: ровно в половине случаев описания мужчин совпадали с ее собственным характером. А рассказы о женских «инстинктах» казались сказками из курятника. Не было в ней ничего подобного. Никогда!

Наткнувшись на странный труд «Почему мужчины хотят секса, а женщины – любви», Алла окончательно скатилась в депрессию. Она начала читать из любопытства. Казалось странным, что успешные и любящие супруги Пиз – о них она слышала как о выдающихся корпоративных тренерах – решили вдруг таким странным образом поставить вопрос. Ее-то собственные отношения с Вадимом доказывали обратное: ей всегда нужен был секс, здоровое удовлетворение нормальных потребностей, а муж больше ценил в их браке духовную часть. Во всяком случае, он мог спокойно обходиться без физической близости – важнее было дружеское участие и поддержка. Почему ее муж не хотел секса «в любое время, в любом месте и почти в любых условиях», тогда как сама она только и делала, что мечтала о нем? Получается, они с Вадимом были неизведанным третьим полом?

Читала она с кислой миной: от любых попыток зачесать всех под одну гребенку Алле всегда становилась тошно. Мужчины в книге были сексуальными маньяками, женщины – сентиментальными дурами.

Вот, например, вопрос. Отчего женщины вступают в случайные связи? Конечно, их интересует не секс – так считали авторы. Им просто не хватает любви, у них упала самооценка и есть желание проверить потенциал мужчины для будущих отношений. Удивительно, что эти самые женщины не понимают элементарных вещей: случайный секс не предполагает никаких «будущих отношений», а неприятный осадок от бессмысленных телодвижений в постели с чужим человеком многократно превысит сомнительное удовольствие. Если мужчина действительно желает женщине добра, он позволит ей раскрыться и раскроется сам, прежде чем предложит постель. Если нет – хотя бы опасность превратиться в жертву чужой прихоти, а то и преступления должна удерживать дам, жаждущих любви. И чтобы почувствовать все это, не нужно ехать «к тебе или ко мне» – достаточно перекинуться парой слов и посмотреть друг другу в глаза.

Алла окончательно перестала что-либо понимать. Мужчиной она не была по рождению, женщиной не могла стать по определению, которым награждали «слабый пол» психологи и прочие шарлатаны. Она забрела в тупик и хотела лишь одного – забыться.

Именно в этот момент, когда она оказалась на дне отчаяния из-за провальных попыток разобраться в себе, ей написал Брайан.

С лондонским коллегой Алла познакомилась пять лет назад во время командировки в Лондон. Симпатичный добродушный парень, ее ровесник. Они поддерживали веселую переписку и изредка встречались на корпоративных мероприятиях то в Лондоне, то в Москве. Брайан миллион раз звал ее в гости, но, будучи дамой замужней, Алла не воспринимала его приглашений всерьез. Так, форма вежливости.

Но на этот раз лондонский друг был, как никогда, серьезен: писал, что слышал о закрытии московского отделения банка, о ее расставании с мужем, и настойчиво приглашал приехать. «Будем ходить по музеям, театрам, ужинать в ресторанах! Хватит чахнуть в своей Москве».

Упрашивать Аллу не пришлось: в тот же день, оторвавшись от самоистязаний, она купила билет в Лондон. Конечно, дружба между мужчиной и женщиной в большинстве случаев невозможна, Алла знала об этом: рано или поздно вскрывается, что «друзьям» хочется большего. И с Брайаном вполне могло выйти нечто похожее. Но теперь это ее не пугало: скорее наоборот, в глубине души Алла стала надеяться на то, что приятельские отношения перерастут в симпатию совершенно другого рода. В конце концов, и с Вадимом у нее было то же самое: сначала они раскрыли друг другу душу, и только потом появилась страсть.

Брайан встречал Аллу в аэропорту – веселый и безумно довольный ее приездом. Обнимал, не мог налюбоваться.

– Привет, красотка! – прошептал, целуя в щеку.

– Привет.

– Рад тебя видеть!

Как же давно никто ее так ласково не встречал, и какое это счастье кому-то быть нужной.

– Я тоже.

– Сейчас приедем домой, – он говорил взволнованно, торопливо, – ты мне расскажешь все об этом засранце.

– О ком?! – на мгновение Алла испугалась, что Брайан знает о махинациях Маккея гораздо больше, чем ему полагалось.

– О своем долбанутом муже. Оставить такую красотку!

– А-а, о Вадиме.

– Даже не произноси этого паршивого имени! Я готов его застрелить.

– Ладно, – она улыбнулась гипертрофированной ярости Брайана.

– Пойдем, – одной рукой он обнял ее за талию, другой подхватил чемодан, и они медленно отправились к поезду.

– Я приготовил для тебя свою комнату, сам перебрался в гостиную, – ответил он на вопрос, над которым Алла ломала голову всю дорогу.

Было приятно, что Брайан отнесся к ней с уважением. В любом случае, нужно было время, чтобы разобраться с переживаниями: с тоской по Вадиму и одновременно злостью на него; с симпатией к Брайну и в то же время неуверенностью в себе.

– Ты лучший друг, – оценила она его деликатность.

– Все будет как ты захочешь!

Он изобразил галантный поклон, и Алла невольно рассмеялась. Как же давно она этого не делала! Оказалось, что свежий аромат Лондона действует на нее гораздо лучше, чем загазованный и спертый воздух Москвы. Когда они вошли в вагон и встали друг напротив друга, покачиваясь из стороны в сторону, Алла начала исподтишка рассматривать Брайна. Воспоминания ее не обманули – он был очень хорош собой: стройный, с мягкими чертами лица, с густыми длинными волосами. Раньше она не замечала невероятного цвета его глаз: они были оливковыми и блестели серебром. Украдкой она взглянула на руки Брайана. Ладони длинноваты, пальцы немного костлявы, но в целом производят приятное впечатление.

Алла выдохнула с облегчением – теперь она не сомневалась в том, что все у них со временем может получиться. Если глаза и уши не обманывают ее, Брайан настроен на нормальные отношения. Ни пошлости, ни торопливости Давида, искавшего партнершу на одну ночь, в нем не было и в помине. Кажется, он готов ждать сколько нужно.

Квартира неподалеку от центра Лондона – от нее можно было пешком добрести до Гайд-Парка – оказалась крошечной, белой и идеально чистой. Алла не поверила своим глазам: никогда не думала, что в доме холостого мужчины возможен такой порядок. Даже ее собственное жилье, несмотря на то, что уборка была единственным видом «женской работы», которую она делала без отвращения, не дотягивала до хирургической стерильности апартаментов Брайана.

– Не удивляйся, – засмеялся он, увидев ее расширившиеся глаза, – рано утром приходила чертова уборщица. Специально, перед твоим приездом.

План действий у Брайана был простой: пока он на работе, Алла проходит по одному из заготовленных им маршрутов – он специально начертил заранее несколько вариантов на карте. Но для начала лучше поехать на автобусную экскурсию, чтобы сориентироваться. А вечерами они будут ходить в бары, в рестораны – всюду, куда только Алла захочет.

Оставив на столе под изящной фарфоровой статуэткой мальчика-пастушка пятьдесят фунтов, Брайан подхватил свой тощий портфель и убежал в офис. Алла была тронута неожиданной заботой. Вадим никогда не давал денег жене: в этом не было необходимости. Все, что было нужно ей лично, она покупала сама, а хозяйственные покупки всегда делал он. Алла понятия не имела, откуда в доме появляется стиральный порошок, где продается средство для мытья посуды или окон. С грехом пополам научилась покупать продукты, да и то только в последние месяцы совместной жизни, когда ей решительно нечем было себя занять.

Ей захотелось немедленно сделать что-то приятное для Брайна. Вместо того чтобы отправиться на экскурсию, она приняла душ, переоделась и вышла на улицу в надежде найти супермаркет. Как самой настоящей женщине, ей вдруг приспичило поухаживать за мужчиной, накормить его, когда он вернется с работы. И она была приятно удивлена этим желанием, появившимся в ней.

За несколько дней в Лондоне жизнь Аллы вошла в размеренную колею. Она лечилась от прежней боли и мучительных мыслей с таким проворством, что удивлялась самой себе. В Москве мысли о Вадиме преследовали ее постоянно, каждую секунду, и нечеловеческих усилий стоило отвлечься от них. Здесь перерывы затягивались порой на полчаса, и, обнаружив это, Алла радовалась как девчонка.

Утром она бродила в свое удовольствие по самому красивому из городов, что ей доводилось видеть, а ближе к вечеру шла в магазин, покупала продукты и готовила нехитрый ужин. Неизбалованный Брайан был рад всему: намытой рукколе с хлебом и ветчиной, переваренным макаронам с овощами из консервной банки, жесткому, неумело поджаренному мясу. Он хвалил Аллу так горячо, словно она каждый день совершала ради него гражданский подвиг, а не выполняла самый обычный набор домашних дел, с которым справлялась, приходя вечером после работы, любая российская женщина. Алла списывала его восторги на английский уклад: видимо, здесь жены не истязали себя ежевечерним стоянием у плиты. Наверное, поэтому Брайан с таким трепетом и относился к ее стараниям.

Алла вдруг обнаружила, что ничего оскорбительного или неприятного больше не видит в извечном женском труде, в досадных и отнимающих драгоценное время хлопотах. Ей было приятно радовать хорошего человека. И она с волнением ждала того момента, когда ее благодарность превратится в страсть: в том, что это произойдет, Алла уже не сомневалась.

Деликатность Брайана оказалась феноменальной: ни словом, ни жестом он не давал понять, что ждет от нее большего. Принимал с радостью знаки внимания и не подталкивал к отношениям, до которых Алле еще только предстояло дозреть. За это она была признательна ему вдвойне: ей нужно было забыть Вадима и отпустить прошлое.

Постепенно, шаг за шагом, из маленькой разбойницы она начала превращаться в счастливую женщину. Ту, для которой нет высшей радости, кроме размеренной жизни рядом со своим мужчиной.

Еще год назад Аллу потрясло бы и огорчило подобное известие: она презирала пресловутое «женское счастье». Для сохранения себя ей нужен был подвиг, труд; служение надеждой и опорой своим близким. Раньше она с ужасом думала о перспективах слиться с глупой и зацикленной на внешности, тряпках и бытовых вопросах женской толпой. Потому и бежала от материнства – ничто так не приземляет, как немощь беременности и следующая за ней физиологическая, а не духовная жизнь.

Но сейчас, рядом с Брайаном, она наслаждалась каждым часом и лечилась от ран. Надуманные страхи и абстрактные идеи больше не имели власти над ней – она наконец нашла свою тихую гавань.

Назад: Глава 7
Дальше: Глава 9

Загрузка...