Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Глава 9

Мы так привыкли притворяться перед другими, что под конец начинаем притворяться перед собой.

Франсуа Ларошфуко

– Тебе не кажется, что мы похожи на двух долбаных пенсионеров? – поинтересовался Брайан в один из вечеров.

Уже десять дней они жили под одной крышей – чинно и мирно, как восьмидесятилетние старички.

– Нет, – Алла улыбнулась, – мне нравится.

– Пора развлечься, – заявил он, разливая остатки красного вина по бокалам, – самое время кутнуть!

– Зачем? – Алла лениво откинулась на спинку стула. – Мне и так хорошо.

– Не пожалеешь, – Брайан заговорщицки подмигнул, – я знаю одно чертово место. Взрыв, фейерверк!

– Что это? Какой-нибудь бар?

Единственным недостатком идеального Брайана было то, что он, как выяснилось, любил выпить. Хотя ничего общего с пагубным пристрастием в его любви к алкоголю не наблюдалось: просто пару раз в неделю возвращался с работы на пару-тройку часов позже. Сидел с друзьями в баре, общался, дегустировал виски. Один из его близких приятелей оказался бренд-амбассадором именитого скотча, и их вечеринки проходили в приятном изучении купажа.

– Нет!

– Что тогда?

– Угадай, красотка!

Он взял ее за руку и, не мигая, завороженным взглядом уставился в сапфировые глаза.

– Брайан, я не знаю.

– Подсказываю: там охренительно весело!

– Цирк? – Алла изобразила на лице восторг маленького ребенка.

– Ты издеваешься? – он рассмеялся. – Нет!

– Какое-нибудь экзотическое шоу? – Алла приняла обличие светской львицы.

– Не угадала!

– Так нечестно, давай еще подсказку, – взмолилась она.

– Хорошо, – Брайан хитро прищурился, – это находится в Сохо.

– Что?! – наигранно возмущаясь, она выкатила глаза. – Мы едем в бордель?!

– Фу, детка! – Брайан смешно поморщился. – Что за грязные мысли!

– Тогда я не знаю…

– Ты любишь танцевать?

– Кажется, да.

– Отлично! – обрадовался он. – Мы едем танцевать. Беги, наряжайся в самое сексапильное платье. А я пока наведу чертов порядок.

Вечерние пробки в Лондоне были ничем не лучше московских: машины натужно гудели, бесцеремонно лезли из ряда в ряд. Нервный таксист, брань которого вызывала у Брайана гомерический хохот – видимо, водитель был куда искуснее в этом деле его самого, – так и не довез их до места – заявил, что пешком будет быстрее. И возницу можно было понять: узкие улочки развлекательного квартала были забиты машинами и людьми чуть ли не по самые крыши.

При попытке перебежать дорогу на Брайана с Аллой едва не наехал шикарный кабриолет, в котором три роскошные девицы подпевали Хуанесу. Страстный голос разливался из мощных динамиков по всему Сохо. При первых же звуках «Tengo la camisa negra» Аллу охватило радостное возбуждение: праздник закружился вокруг и побежал по жилам вместе с горячей кровью. Улыбающийся во весь рот Брайан стал вдруг чем-то неуловимо похож на знаменитого колумбийского певца, и Алла почувствовала, что наконец влюбляется. Под длинными темными ресницами она отчетливо видела страстный свет серебристо-оливковых глаз.

Видимо, и девицы в кабриолете уловили сходство нерадивого пешехода с Хуанесом – они нетерпеливо сигналили Брайану, махали ему руками и звали с собой. Но он только смеялся в ответ и кричал, что в его жизни уже есть любовь. Другой не надо. Сердце Аллы заколотилось сильнее от этих слов.

Взявшись за руки, чтобы не потеряться в пестрой толпе, они торопливо пробивались к неведомой цели. Остановились у какого-то неприметного крыльца, Брайан заскочил на минутку внутрь и вышел.

– Я долбаный идиот, – добродушно сообщил он, – нужно было раздобыть флайеры, без них не пускают в этот паршивый клуб.

Он снова взял Аллу за руку и потащил вперед. Мимо проносились сцены из ночной жизни Лондона: тут и там мелькали проститутки, кричали зазывалы, попадались целующиеся пары, встречались одинокие женщины и мужчины, жадно поедавшие глазами прохожих.

– Куда мы? – крикнула Алла, задыхаясь.

Бежать на высоких каблуках по выщербленному и растрескавшемуся асфальту было тяжело. Она то и дело спотыкалась, правая нога разболелась. Но Брайан словно не замечал ее проблем и ничего не слышал. Он как ошпаренный несся вперед.

– Все! – Алла остановилась посреди дороги. – Я больше не могу!

– Что такое, детка? – Брайан наконец обернулся к ней и ласково обнял за талию. Потом опустил глаза и заметил, что Алла стоит на одной ноге. – Красотка, прости! Увлекся своими мыслями.

– Куда мы идем?

– Здесь недалеко, – ответил он, поддерживая ее, – на Черинг-Кросс. Лучший клуб в Лондоне, поверь!

– Какая там музыка? – Алла надула губы.

– Охренительная! Много залов, в каждом – свое.

– Ненавижу техно, – предупредила она.

– Ладно, – он улыбнулся и поцеловал ее в щеку, – я понял.

Очередь в клуб, до которого они наконец добрели, начиналась на улице. Алла послушно встала в хвост, а Брайан побежал искать банкомат. От нечего делать она стала рассматривать молодых людей – столичных повес и прожигателей жизни. Одеты они были весело, пестро; парочки и компании громко переговаривались между собой, словно все здесь были знакомы. Всего через несколько минут созерцания шумной толпы Алла с удивлением заметила, что мужчины, случайно встретившись с ней глазами, равнодушно отводят взгляд, словно она была столбом или деревом. Ей стало не по себе. Когда она смотрела на себя в зеркало перед выходом из дома, ей показалось, что коротенькое фиолетовое платье в сочетании с высокими сапогами и расстегнутым длинным пальто делает ее сексуальной. Да и Брайан рассыпался в комплиментах, называл королевой.

Поколебавшись с выводами, Алла стала намеренно ловить мужские взгляды – останавливалась на выбранном персонаже и ждала, когда он заметит ее. Рано или поздно человек действительно обращал внимание на девушку, заглядывал ей в лицо и, даже не пытаясь «прощупать» фигуру, тут же отводил взгляд. Аллу охватила настоящая паника. Она едва дождалась возвращения Брайана – хотела спросить, что с ней сегодня не так? Неужели она настолько некрасива, что ни у одного мужчины не возникает желания лучше ее рассмотреть? А ведь она видела, что в змеистой очереди едва ли наберется с десяток девушек, которые могут сравниться с ней. Большинство «прелестниц» в ярких нарядах отличались болезненной полнотой и некрасивыми лицами.

Улыбающийся во весь рот Брайан наконец показался из-за угла. Он весело помахал ей рукой, и Алла заметила, как счастливо сияют его глаза.

– Вот, – пробравшись к подруге, он тут же выпихнул вперед темноволосого мужчину, который шел за ним следом, – знакомьтесь. Это тот самый бренд-амбассадор. Помнишь, я рассказывал? Диего. Диего, это Алла.

Она взглянула на красавца с латинской внешностью, с легко вьющимися волосами до плеч и потеряла дар речи – настолько он был красив. Тем временем парнишка наклонился к ней, как к старой знакомой, и поцеловал в обе щеки.

– Засранец Брайан долго скрывал тебя, – Диего белозубо улыбался, – ты намного лучше его рассказов.

– Спасибо, – Алла зарделась и опустила глаза, – я тоже наслышана о тебе.

С появлением Диего ожидание перестало быть утомительным: он оказался настоящим кладезем забавных историй. В некоторых его байках Алла узнавала россказни Брайана и со смехом спрашивала, кто у кого слизал сюжет. Оба парня одновременно тыкали друг в друга пальцем и кричали наперебой «он у меня!», «нет, он у меня!». Было видно, что они дружат уже много лет и прекрасно ладят друг с другом.

Наконец длинная лестница подошла к концу. Брайан расплатился за всех троих, подождал, когда каждому на запястье шлепнут чернильную печать с аббревиатурой «G.A.Y», и потащил всех в гардероб. Алла попыталась увязать название клуба Heaven с тем, что значилось на печати, не преуспела и тут же забыла о ней.

– Что пьем? – прокричал Брайан, когда друзья добрались наконец до барной стойки. – Я угощаю!

– Сам знаешь! – проорал Диего в ответ.

Пока мужчины определялись с выбором виски, Алла разглядывала танцующую публику. И только теперь до нее дошло, почему в очереди никто из молодых людей не обращал внимания на нее, – здесь собрались исключительно геи! Парочки возникали тут же, стихийно. В танце один симпатяга клал руку другому на плечо, потом облапливал ягодицы и через мгновение эти двое уже самозабвенно сосались на виду у всех – назвать подобную мерзость поцелуем Алла, как ни старалась, даже мысленно не могла. И дело не в том, что она плохо относилась к каким-то там сексуальным меньшинствам: наоборот, в юности увлекалась всем, что связано с чудачествами человеческой природы. С упоением прочла «Телени, или Оборотная сторона медали» Оскара Уайльда, без конца слушала Дэвида Боуи, боготворила Элтона Джона и понимала: если бы не расширенное сознание и нетривиальный опыт этих людей, они бы, возможно, не внесли в искусство такой огромный вклад.

Но здесь, в стенах пропахшего потом клуба, открытые ласки геев вызывали у Аллы тошноту. Не было ни единой толики человека в этих животных играх: отыскав взглядом привлекательного самца, другой самец тут же впивался в него. Начинал обсасывать и тискать разгоряченную танцем плоть. Неважно, кто ты, не имеет значения, что в голове. Плевать даже на имя – собственное или чужое. В гигантской, трущейся друг о друга, облизывающей массе нельзя было найти ни единого проявления чувств: только похоть.

Алла отвернулась от танцплощадки, но тут же, у барной стойки, наткнулась взглядом на другую картину. Красивая девушка в умопомрачительном красном платье пританцовывала под музыку с коктейлем в руке – стройная, женственная, она напоминала богиню, неизвестно ради чего спустившуюся в преисподнюю. Разве что для наглядного разделения ангельских и адских существ. За ее спиной слились в поцелуе два довольных сатира. Они терлись друг о друга, покрытые щетиной щеки заливал бордовый румянец, кривые ноги переплетались в экстазе. Нимфа их нимало не волновала: она была всего лишь частью клубного интерьера.

– Ты что? – Брайан тряс Аллу за плечо, перепуганный ее остекленевшим взглядом. – Тебе плохо?

– Да.

– Давай выйдем, – он кивнул Диего, чтобы тот прихватил стаканы, и осторожно обнял Аллу за талию, – паршивая духота!

– Что случилось? – Брайан с Диего соревновались в обеспокоенных взглядах. – Голова закружилась?

– Мне не нравится музыка, – с трудом выдавила она.

– Пойдем в другой зал!

– Здесь, – она сделала паузу перед тем, как произнести это вслух, – только геи?

– Нет! – Диего с горячностью возразил. – Это самый крутой клуб в Лондоне. Здесь полно натуралов!

– Я не видела.

– Брось, – Брайан всучил Алле запотевший стакан с янтарной жидкостью и крупными кубиками льда, – выпей, и давай веселиться!

Второй зал, третий, четвертый… У Аллы было такое чувство, что она попала в чистилище. Сквозь плотную массу влажных тел, источавших омерзительный смрад, приходилось пробираться впритирку. Она изо всех сил старалась ни до кого не дотронуться, но это было немыслимо, и каждое прикосновение вызывало в ее воображении образ гниющей плоти. Казалось, даже за самым обычным глотком воздуха в этом прогорклом месте скрываются заражение и болезнь.

Ради Брайана она какое-то время делала вид, что нормально себя чувствует, и даже пыталась танцевать. Но стресс сделал свое дело: ей становилось все хуже. Наконец, переглянувшись, друзья сжалились над слабонервной русской и стали пробираться к выходу. Алла уже ничего не замечала вокруг: ни того, что Брайн держит теперь за руку не только ее, но и Диего, ни того, что симпатичные мальчики пользуются каждой возможностью, чтобы прикоснуться к красивому латиноамериканцу, а он не возмущается, наоборот, нежно улыбается им в ответ.

Сидя в такси, Алла думала только о том, как много толерантное общество совершает непоправимых ошибок. Однополые связи стали чудовищным культом, который непрестанно вовлекает в свой водоворот все новых и новых адептов. Это модно, это весело, это не требует усилий – тело и психология себе подобного с детства знакома каждому. Но ведь громадный слой гомосексуалистов – только сегодня Алла видела сотни человек и впервые задумалась об истинном их количестве – выведен за пределы самого естественного и базового процесса. Над всем, что было создано природой ради продолжения рода человеческого, эти создания насмехаются. Они все больны, только не желают этого признавать.

Удивительно, почему общество до сих пор не объявит гомосексуализм тяжелым недугом? Наравне с алкоголизмом и наркоманией. Эти болезни уничтожают мужчин, а женщин лишают надежды на создание полноценной семьи. И кому, как не женщинам, нужно объединиться против всех этих бед? Нет, слабые создания, обитательницы птичьих дворов, не способны выступить слаженно ни на каких условиях! Им чужда идея революции и перемен: каждая озабочена только своим кусочком счастья, который пытается ухватить. Ради сомнительного благополучия женщины прощают и принимают мнимых мужчин, дружат с гомосексуалистами и страдают от невозможности исполнить собственное предназначение. Вешаются гроздьями на редкого представителя «нормальных мужиков», а потом ревут в три ручья от его же непостоянства. Хотя чего еще можно ожидать от индивидуума, которого избаловали незаслуженным вниманием?

Слишком долго, видимо, Алла спала в своей башне, возведенной работой и браком. Она стала иностранкой в изменившемся мире людей и потому испытывала одну за другой психологические травмы. От явлений, которые всем и повсюду давно казались привычными, – секса без отношений, мужчин без женщин, дыма без огня.

У нее заслезились глаза и заболело сердце. Неужели никто и ничего не сможет изменить?!

Назад: Глава 8
Дальше: Глава 10

Загрузка...