Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 9
Дальше: Часть II

Глава 10

Несмотря на все их недостатки, люди больше всего достойны любви.

Иоганн Вольфганг Гёте

– Выпьешь лекарство, детка?

Брайан смотрел на Аллу как на тяжелобольную. Сбросив сапоги, она забралась с ногами в кресло и уже минут десять сидела, сжавшись в тугую пружину, закрыв руками лицо и кутаясь в пальто.

– Нет, – она с усилием отняла ладони.

– Что с тобой?! – Он никак не мог взять в толк, откуда взялась эта странная болезненность.

– Не понимаешь?

– Нет.

– Дай воды.

Брайан отправился в кухню выполнять просьбу. Он знал, что в определенные дни девушки становятся невыносимо капризными, но Алла выглядела так, словно ее пожирала изнутри неведомая болезнь. Столько лет она казалась ему воплощением здоровья, он не замечал ни физических недугов, ни неврастении, которая сейчас была налицо.

Алла приняла из длинных пальцев Брайана стакан. Она не умела объяснить свое состояние человеку, который вырос в Лондоне, среди всех мыслимых ориентаций, религий и рас. Ему никогда не понять того глубинного оскорбления, которое ощущает женщина, видя, как всему ее роду, даже самым достойным и избранным из него, предпочитают подобных себе. Слишком лояльны были его родители, соседи, друзья – он брал с них пример. Вырастил в себе приятие даже самых уродливых явлений.

Впервые с момента приезда Алла подумала о том, что они с Брайаном никогда не поймут друг друга: слишком разные менталитеты. По-настоящему близкими могут стать только люди, которые одинаково смотрят на мир: как она и Вадим.

– Объясни, красотка. – Он пододвинул к ее креслу стул и сел.

– Это сложно, – Алла сделала короткий глоток, – понимаешь, огромное количество мужчин, у которых нет будущего. И столько же несчастных женщин, которые гипотетически могли бы создать с этими мужчинами семью. С точки зрения эволюции их жизни лишены смысла.

– Ты так думаешь?

– Не только я, – Алла улыбнулась через силу, – есть такая книга «Эгоистичный ген». Там все доходчиво объяснили.

– Ричард Докинз?

– Кажется, да.

– Я читал долбаную книгу, – Брайан кивнул, – но ты не права.

– Почему?!

– Потому что и среди паршивых натуралов есть такие, кто не хочет иметь детей.

Алла вздрогнула. В своей внезапной ненависти к геям она забыла об элементарной вещи: она и сама была такой же бесполезной с точки зрения эволюции, как они. Только сейчас она осознала, насколько была не права в своем глупом упрямстве. Но у нее еще оставался шанс все изменить, а у Брайана – нет.

– Таких мало, – прошелестела она.

– Не скажи, – Брайан усмехнулся, – ты, например, семь лет прожила в чертовом браке. И никого не родила. Значит, твой муж-засранец просто не хотел иметь детей!

– Не называй так Вадима! – она гневно сверкнула глазами.

– Почему? Если этот паршивый эгоист испортил тебе жизнь!

– Ты ничего не знаешь…

– Ладно, черт с ним! Но ты должна понять, что многие геи как раз хотят иметь детей!

– Это невозможно…

Она поймала на себе обиженный взгляд Брайана и резко замолчала.

– Алла, – он мялся, тер костлявыми пальцами край своего стакана, – на дворе двадцать первый век. Пробирки. Суррогатное материнство. У нас с Диего обязательно будет ребенок! Самый красивый и умный. Мы всем докажем…

Она отшатнулась. Вжалась в кресло, словно хотела провалиться сквозь него и исчезнуть. Не слышать, не знать! Но материальный мир не собирался преподносить ей волшебных подарков.

– Ты гей? – дрожащими губами спросила она.

– Конечно, – он кивнул так, словно это само собой разумелось, – но с женщиной тоже могу. Просто не хочется.

Алла молчала. Оскорбленная, она почувствовала себя лишним элементом в чужой системе. Брайан не понимал, что сотворил. Любой, даже самый грубый, но при этом гетеросексуальный мужчина не мог бы причинить такого урона ее душе.

– Почему ты выбрал мужчин?

– Ты не обидишься?

Ему и в голову не приходило, что худшее он уже сделал: когда пригласил ее приехать, когда позволил себе понравиться ей. Все это время он вел себя так, словно собирался прожить с Аллой долгую счастливую жизнь.

– Нет…

– Мужчинам легче понять друг друга. Во всех долбаных вопросах: логика, физиология. Понимаешь?

Банально. И за эту мнимую легкость они готовы расплачиваться постоянной войной с природой?

– Твои родители знают? – она едва шевелила губами.

– Маме сказал.

– И что?

– Немного расстроилась, – Брайан опустил глаза, – но в целом ничего. Приняла засранца. Я же ее сын.

– А отец?

– У меня его нет, – он раздраженно повел плечом, – и никогда не было.

Вот как. Одна социальная проблема порождает другую, и чем шире размах первой, тем сложнее предотвратить последствия. Мужчины бросают женщин с детьми, их сыновья растут с чувством ущербности, им не у кого перенять мужскую модель поведения. Возникает социальная болезнь – гомосексуализм. Как будто обществу мало тех, кто уже рождается с измененной генетической и гормональной базой!

– Брайан, – Алла едва справлялась с собой, – ты многого лишаешь себя.

– Наоборот!

– Идешь против природы…

– Нет! – Брайан начал распаляться. – Любить мужчину всегда было естественно! Вспомни Древний Египет, Древнюю Грецию, Иудею, Китай…

– Заткнись! – Алла не сдержалась, и Брайан в изумлении выкатил на нее глаза. – Содомский грех и мужеложество чем были, тем и останутся. От Книги Мертвых до Библии!

Брайан, возмущенный, вскочил с места. Начал расхаживать взад-вперед по комнате, размахивать руками и что-то доказывать. Алла не слышала его, она боролась с желанием подняться и выйти в окно. Шагнуть вниз с десятого этажа, чтобы избавиться от болезненного осознания: этот мир больше не подходит ей! Стоило выползти из надежной раковины семьи, которая оберегала ее, как она оказалась в аду, полном перевертышей и чудовищ.

Наконец выпустив пар, Брайан успокоился и остановился напротив Аллы.

– Я не хочу с тобой ссориться, детка, – извиняясь, произнес он, – ты мне очень и очень нужна.

– Зачем? У тебя есть Диего!

– Именно поэтому. Ты идеальная женщина, лучшая из них: умная, красивая. Со здоровьем – порядок, ты же знаешь, я могу залезть в любую базу компании. Мы долго искали идеальную маму для нашего малыша. Никаких уборщиц, продавщиц и официанток. Боже упаси. Только лучшие гены!

– Брайан, ты сошел с ума? – пролепетала она.

– Нет. Тебе что, это не льстит? Я же говорю – из всех женщин мы выбрали тебя!

– Я не просила!

– Это огромная честь, – он нервно улыбнулся, – идеальная сделка. Я вижу, что нравлюсь тебе. И он ведь тоже?

– Кто – он?

– Диего. Красавец, правда? Заботливый, нежный. Ты не представляешь, как этот засранец…

– Брайан!

– Мы хотим ребенка, – он опустился перед ней на колени и умоляюще посмотрел в глаза, – мы вместе уже восемь лет. Будем суперродителями, лучше паршивых натуралов!

– Бред сумасшедшего!

– Ты не пожалеешь, детка. Мы все понимаем. Ты была вице-президентом банка, ты очень крутая! Мы заплатим долбаную кучу денег. Наследство Диего…

– Замолчи! – Алла уронила в ладони лицо и стала раскачиваться в кресле из стороны в сторону.

– Успокойся, – Брайан говорил вкрадчиво, – завтра Диего переедет к нам, – мы не хотим загадывать, от кого родится малыш. Пусть будет волшебство! Ты ведь согласна?

Она молчала не в силах до конца осознать сказанное.

– Диего чудесный, я тоже буду стараться…

– Хватит! Заткнись!

– Если тебе не нравится долбаный секс, – Брайан словно глухарь пел свою песню, – пусть будет ЭКО. Мы и за это заплатим! У него умерла в Америке тетка. Дом в Беверли-Хиллз он продаст, и мы миллиардеры. Соглашайся!

Алла почувствовала себя так, словно силы оставили ее – все тело покрылось холодным потом, она не могла даже пошевелить рукой, как после долгой и изнурительной болезни.

– Ты хочешь сделать из меня суррогатную мать?!

– А что? Ты здоровая женщина, значит, можешь родить. Заняться пока тебе нечем. Заработаешь кучу денег! Я узнавал. У вас в стране и за долбаных десять тысяч фунтов по заказу рожают! Прикинь? А мы подпишем царский контракт!

Она больше не могла этого слушать. Брайану было плевать на ее мысли и чувства, он не видел в ней человека, как, вероятно, и в любой другой женщине, – только инкубатор для вожделенного зародыша. Медленно, опираясь на подлокотник, она поднялась из кресла и, брезгливо обойдя Брайана, который пытался преградить ей путь, побрела в комнату. Каждый шаг давался с трудом. Мысли мешались. Было ясно, что нужно бежать немедленно. Но куда ей идти?

Не дойдя до двери комнаты, Алла медленно обернулась. Брайан все еще стоял на коленях на прежнем месте, с опущенными по швам руками. В его глазах читались боль и крушение лучших надежд. На долю секунды Алла почувствовала жалость к этому заблудившемуся в себе существу, такому же несчастному, как она.

– Брайан, – хриплым голосом произнесла она, – оставь эту идею. Раз и навсегда.

– Какую?

– О ребенке, – Алла смотрела ему прямо в глаза, – у тебя нет права ломать чужую жизнь.

– Что ты несешь?!

– Ребенку нужна мать и нужен отец. Посмотри на себя! Если бы у тебя в детстве был отец, ты вырос бы другим человеком…

Алла сделала оставшихся два шага в комнату и заперла за собой дверь. Она решила: нужно немедленно выбираться из этого сумасшедшего мира. Искать Вадима и просить его, на коленях умолять вернуться назад. Она готова на что угодно: стать другим человеком, полюбить в себе женщину, родить ребенка, лишь бы закончился этот ад! Ее место рядом с мужем: она сама его выбрала, поставила на ноги и научила жить.

Раскрыв на полу чемодан, Алла сгребла с полки вещи и бросила в зев первый разноцветный ворох. Ей было все равно, что на дворе ночь, что самолет в Москву летает по неведомому ей расписанию. Это значения не имело – только уйти.

Брайан остервенело колотил в дверь, что-то орал. Алла различала лишь часть слов, но этого было достаточно, чтобы силы, благодаря внезапно накатившему страху, вернулись к ней.

Он называл себя паршивым дураком, матерился. Кричал, что Диего был прав – нужно было просто поиграть немного в любовь и переспать с ней. Тогда ребенок был бы у них в кармане, а от мамашки они бы легко избавились, выставив ее из страны. Он, мягкотелый баран, чертов гуманист, настоял на том, чтобы все было честно. И поплатился! Диего его убьет. Они зря выбросили на ветер время и деньги.

Женщины все одинаковы! Гнусные твари, сосущие кровь. Они считают, что мужчина им всюду должен. Но с какой это стати?! Ради чего зарабатывать для них деньги, развлекать, одаривать сексом и постоянно получать только новые «хочу» или «дай». Подлые стервы! Алчные существа! Вот и причина, по которой ни один уважающий себя мужчина не хочет быть с ними!

Алла побросала в чемодан свои вещи, переоделась и теперь, окаменев, сидела на краю кровати. Брайан нес околесицу, не имевшую отношения к ее жизни, но легче от этого не становилось. Она считала этого человека другом, возможным возлюбленным, а он лишь терпеливо ждал случая воспользоваться ее маткой. Хуже того, полагал, что всякая женщина – алчная тварь – готова предоставить свое чрево кому угодно за деньги, а потом отказаться от рожденного ею ребенка.

Сердце ее замерло, а потом бешено заколотилось, когда услышала, что Брайан разговаривает по телефону с Диего.

Через тридцать минут хлопнула входная дверь. Приглушенные голоса то ворчали, то ворковали, то ссорились, то мирились. Потом шаги приблизились к двери спальни, и Алла услышала голос латиноамериканца.

– Выходи! – потребовал он.

– Зачем?

– Какой смысл там сидеть? Вместе решим, что делать.

– Я все решила.

– И что? – в его голосе слышалась насмешка.

– Улетаю домой.

– Через окно? – он хмыкнул. – Выметайся через дверь, паршивая Букля. Мы тебя здесь не держим.

– Человека, – влез в диалог Брайан, его голос срывался от пафосного волнения, – можно судить только по долбаным душевным качествам! Ясно?

– Брай, помолчи, – цыкнул Диего, – ты перед кем распинаешься?!

Алла отперла замок на двери и, подхватив чемодан, вышла в гостиную. Оба гея стояли посреди комнаты, чуть поодаль друг от друга, сверля ее презрительным взглядом.

– Каждый достоин счастья, – произнес Диего тихо, глядя в глаза Аллы через прищур, – а ты нет.

Она торопливо надела сапоги и сломя голову выскочила за дверь. Понеслась вниз по лестнице, гремя по ступеням колесиками чемодана, словно в сером многоквартирном доме посреди чертова Лондона никогда и в помине не было лифта.

Назад: Глава 9
Дальше: Часть II

Загрузка...