Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 2

Часть II

Глава 1

Всякое препятствие любви только усиливает ее.

Уильям Шекспир

Алла слишком долго держалась. Пока покупала в Хитроу билет до Москвы, пока ждала посадки, пока сидела в узком кресле, стиснутая с обеих сторон жесткими локтями мрачных британцев. На борту Бритиш Эйрвейз она все еще ощущала себя в невыносимой Англии: стюарды-роботы, безразличные, как резиновые куклы; пассажиры, ворчащие по поводу раннего рейса и нежелания покидать дивное Королевство ради дикой России.

А в Москве ее прорвало. Слезы лились рекой, застилая туманом глаза. Алла пыталась унять рыдания, но не могла: сидела в железном аэропортовом кресле и жалела себя. Глупо было ломать характер в угоду обстоятельствам. Почему она решила, что вот так, запросто, превратится в обычную клушу и тут же встретит настоящего мужчину? Будет с ним счастлива? Бред сумасшедшего.

Англичане давно похватали с ленты свои чемоданы и разъехались по делам – зарабатывать на «дикой России» бешеные деньги. Ее одинокий коричневый чемодан катился по кругу.

– Девушка, у вас потерялся багаж?

Она подняла глаза, услышав обеспокоенный голос.

– Н-н-нет, – стуча зубами, Алла кивнула на ленту, – во-о-он мой чемодан.

Молодой человек в форме подошел к багажному транспортеру и легко, словно пушинку, поднял поклажу. Подкатил чемодан к ее ногам.

– Этот?

– Да, – она кивнула, вытирая кулаками мокрые щеки, – спасибо!

– Не за что, – он улыбнулся, – только не плачьте.

– Не буду, – пообещала она, чувствуя, как слезы высыхают.

– Удачи!

Алла открыла рот, чтобы еще раз поблагодарить, но юноша уже бежал вверх по эскалатору. Оказалось, нужна была самая малость, чтобы уверенность вернулась к ней, крупинка внимания. Алла теперь твердо знала, что делать.

Они с Вадимом пока еще не разведены, все можно исправить! Стоит только забыть о гордости и позвонить мужу. Бессмысленно играть в покорность судьбе, Алла привыкла распоряжаться собственной жизнью по своему усмотрению. Пока она не начала слушать бредни психологини о том, что ей нужно «найти в себе женщину», все шло хорошо. И карьера, и семейная жизнь складывались как нельзя лучше. Система дала сбой только в тот момент, когда она вздумала перестраивать себя.

Вадим – это часть ее самой, и никакого другого мужчины не надо. Семь лет брака, закономерный кризис – ничего страшного, если задуматься. Зря она не настояла на разговоре в тот вечер: два здравомыслящих человека всегда могут договориться между собой. Алла решительно достала из сумки телефон и набрала номер Вадима.

– Алло? – спросил он настороженно.

– Здравствуй!

Далекий и невыносимо родной голос мужа вызвал дрожь в ее теле. Алла резко замолчала, не в состоянии произнести больше ни слова: в горле появился проклятый ком. На глаза снова вернулись слезы. Как же она соскучилась по Вадиму!

– Ты в порядке?

Алла лихорадочно соображала, как быть – нажать отбой немедленно, чтобы он не узнал о ее слабости, или покончить с образом железной леди. Она продолжала молчать и давиться слезами, прижимая трубку к щеке.

– Алена, – он понизил голос, – я на работе! Не молчи, не могу долго говорить.

– Мне, нам… нужно встретиться.

Как она ни старалась это скрыть, в голосе прозвучали слезы.

– Ты уже улетаешь?

– Куда?! – она удивилась.

– В Соединенное Королевство, – Вадим усмехнулся.

– Откуда ты… Нет, наоборот. Только что прилетела из Лондона!

– Понимаю.

Алла замолчала в замешательстве: она не говорила Вадиму о своей поездке. Что он мог понимать? Разве что позвонил ее родителям, и они умудрились сказать о «командировке», которую она выдумала для них.

– А я что-то не очень…

Он пропустил этот комментарий мимо ушей.

– Давай вечером, после работы, – согласился он.

Алле показалось, Вадим понял ее состояние. Она уже не сомневалась: он жалеет о том, что натворил, а сам не звонит лишь потому, что испытывает чувство вины.

– Ты приедешь домой?

– Не стоит, – он выдержал паузу, – это будет несправедливо.

– В каком смысле?

– Несправедливо по отношению к моей новой жене.

Алла замерла. Губы ее не шевелились, руки застыли, даже веки словно окаменели и перестали моргать. Он сказал «жене» – не «девушке», не «подруге». Что произошло в его жизни за то короткое время, что они были врозь?!

– Пока еще, – голос ее сломался, – я твоя жена.

– Помню, – Вадим вздохнул, – но тебе, наверное, нужны документы о разводе? Не беспокойся, повестка в суд уже должна была прийти. Я думал, ты ее получила.

– Нет…

– Странно.

Они молчали, погрузившись каждый в свои мысли.

– Где? – Алла наконец вышла из оцепенения.

– Давай на Шмитовском, в том кафе? – он сразу понял ее вопрос.

– Хорошо.

– Тогда в семь.

Растерзанный чемодан валялся на полу посреди спальни. Жалкая, худая и взъерошенная, словно зимний воробышек, Алла стояла посреди никчемного дворцового великолепия, возведенного как доказательство собственного могущества. Смешно. Сплошные иллюзии. В тридцать три года все достижения коту под хвост.

На комоде перед ней лежала повестка в суд. Заседание через месяц. Алла прекрасно знала, что на него можно не ходить, но дальше все пройдет по известному сценарию: неявка ответчика, снова неявка, удовлетворение просьбы истца. Тот самый Вадим, которого она вытащила едва ли не с того света и научила жить, теперь избавлялся от нее. Неужели эта его «новая жена» надежнее, умнее и сможет поддерживать все начинания так же, как поддерживала она?!

До семи вечера оставалось еще пять часов, но Алла была не в состоянии усидеть на месте. Как автомат она приняла душ, уложила волосы, подрисовала губы, глаза и облачилась в деловой костюм. В этой официальной броне всегда чувствовала себя защищенной.

Зима уже засыпала снегом двор – бедную «Тойоту» пришлось выкапывать из-под сугроба. В разводах примерзшей к бокам грязи извлеченная на свет машинка выглядела неважно. Алла села за руль, прогрела двигатель и поехала на автомойку. По крайней мере, это тоже был способ убить время.

И все равно на Шмитовский она приехала слишком рано. С трудом нашла место для парковки в одном из соседних дворов, добрела до кафе и села за столик у окна. Ожидание скрашивал крепкий черный кофе. Алла пила как автомат, пока не почувствовала, что у нее кружится голова, только тогда остановилась. Она нервничала и не знала, что говорить, какие приводить аргументы, но понимала одно – Вадима нужно вернуть. Любой ценой, какими угодно посулами. Пока не сумеет решить этой проблемы, ни о чем другом даже думать не сможет! И как тогда жить?

– Здравствуй, – Вадим подошел незаметно, – хорошо выглядишь!

– Спасибо, – она подняла на него глаза и не узнала: что-то в его облике изменилось.

– Как жизнь? – Он сел напротив.

– Никак. Жить не получается.

– Почему? – Вадим искренне удивился.

Алла разозлилась: видимо, ее муж до сих пор не понимал, что его уход перевернул все с ног на голову. Она неожиданно потеряла точку опоры. А нелепые попытки обрести ее вновь с другими мужчинами уничтожили веру в себя.

– Я боюсь.

– Чего?! – Вадим улыбнулся, приняв ее слова за шутку.

– Всего, – Алла отвернулась и стала смотреть в окно. Она не умела объяснить своих чувств, особенно если за ними скрывалась противная и стыдная слабость.

– Я тебя не понимаю, – признался он, – ладно, давай ужинать.

Алла с удивлением наблюдала за новым Вадимом. Уверенным жестом он подозвал официанта и на память, без меню, выбрал несколько блюд для себя и жены. Раньше он такого себе не позволял: всегда спрашивал о ее желаниях и подолгу уточнял детали. Теперь даже не посмотрел в ее сторону. Что это? Пренебрежение? Ненависть? Алла не знала. Всматривалась в лицо мужа, пока он говорил, и не находила знакомых черт. У него откуда-то появились щеки – видимо, «новая жена» преуспела в кулинарии. Губы, наоборот, как будто, стали тоньше, а глаза – темнее и жестче. Алла торопливо перевела взгляд не его руки: только они и остались такими, как прежде. Подвижными, гибкими. Это вселяло надежду.

– Повестка пришла, – сообщила она, когда официант удалился.

– Хорошо.

– Я не вижу смысла идти.

– Странное заявление. Мне казалось, тебе нужна свобода.

Алла видела, что Вадим не понимает ее. Раньше он улавливал истинный смысл ее слов по выражению глаз, по интонациям. Сейчас даже не смотрел на нее и не пытался вслушиваться.

– Объясни, – заранее ненавидя себя, Алла приготовилась задать извечный женский вопрос, – что со мной не так?

– Все так.

– Тем более я не могу понять! Почему ты ушел?!

– Алена, – он наконец посмотрел на нее, – я от тебя устал. А еще больше устал от того, во что сам превратился рядом с тобой.

– Во что?!

– В тряпку. – Он говорил с трудом, перешагивая через себя ради каждого слова. – В ничтожество, в холуя. Ты не оставила во мне ни капли мужской гордости.

– Неправда…

– Правда, – он широко кивнул. – Давай не будем делать вид, что ты не унижала меня.

– Как?!

– Запросто, – он усмехнулся и посмотрел ей в глаза, – у меня нет желания это обсуждать.

– Зато у меня есть! Ты должен нормально все объяснить, – Алла вернула себе повелительный тон из прежней жизни.

– Не думаю, – Вадим откинулся на спинку стула, давая возможность официанту поставить перед ним тарелку. – Приятного аппетита.

Он воспользовался ситуацией и ушел от темы, чтобы больше к ней не возвращаться. Теперь Алла понимала, почему он настоял на встрече в кафе: был уверен, зная ее выдержку, что на людях она не позволит себе ничего лишнего. Отчаявшись достучаться до Вадима, Алла молча ковыряла вилкой в своей тарелке, всеми силами сдерживая подступившие слезы.

– Я все равно не понимаю, почему ты бросил меня, – прошептала она, глядя в стол.

– Были причины.

– Из-за нее?

– Нет. Из-за тебя.

– Вадим, – она подняла взгляд, физически, словно боль, ощущая свое унижение, – я не сделала тебе ничего плохого.

– Неужели?! – Его глаза сверкнули такой злостью, что Алла отшатнулась.

– Бред…

– Не могу не согласиться.

Они долго молчали. Вадим напряженно ел, Алла смотрела в стол. После, повинуясь жесту мужчины, подоспел официант со счетом.

– Не переживай, – Вадим сосредоточенно перебирал содержимое бумажника, – все имущество останется за тобой. Собственно, чтобы сказать это, я и согласился прийти.

– Сколько ей лет?

– Какая разница?

– Она красивая?

– Алена, – он с изумлением посмотрел на жену, – с каких пор ты занялась самоедством? На тебя не похоже.

– Вадим, я не могу так, – едва слышно прошептала она.

– Как?

– Не могу жить без тебя, – повторила она, глядя ему в глаза.

– Это иллюзия, – Вадим мотнул головой, – ты боишься отпустить прошлое. Чувствуешь за меня ответственность.

– Нет!

– Алена, – он поднялся из-за стола, – не вынимай душу! Если возникли временные разногласия с человеком, который готов закрыть вакансию мужа, это не повод бежать ко мне. Наберись терпения. Все встанет на свои места…

– Прекрати. У тебя нет права так говорить!

Он расстроенно повел плечом, встал из-за стола и направился к гардеробу. Махнул на прощание рукой и исчез.

Нечеловеческих усилий Алле стоило встать, делая вид, что ничего страшного не произошло. Сдерживая внутреннюю дрожь, она надела шубу, вышла на улицу и моментально замерзла – зуб на зуб не попадал, хотя вечер выдался на удивление теплым для декабря. Мягкий пушистый снег падал и тут же таял.

Не разбирая дороги, безо всякой цели, Алла брела, повторяя как заклинание слово «развод». Она уговаривала себя не паниковать. Просила смириться. Тысячи людей каждый день расстаются и начинают новую жизнь. Ей повезло: нет ни имущества, которое нужно делить, ни детей, с которыми придется справляться в одиночку. Не наступил пока тот унылый женский возраст – еще один «подарок» жестокой природы, – после которого не остается надежд. Самый безболезненный вариант! И Вадим, наверное, прав: их расставание не означает вечного одиночества. Но, несмотря на все убеждения, она чувствовала себя так, словно переживала смерть близкого человека.

– Осторожней!

Алла врезалась в плечо пожилой женщины, пролепетала: «Простите, бога ради» – и растерянно остановилась. Куда она идет? Где-то во дворах, неподалеку от ресторана осталась ее машина. Алла беспомощно оглянулась, развернулась в обратную сторону, но так и не поняла, в какой именно двор ей нужно свернуть.

Пока бродила по каменным лабиринтам, переходя из одного в другой, стемнело окончательно. Снег прекратился. Серые пятиэтажки – кажется, рядом с какой-то из них Алла припарковалась – были похожи друг на друга, как близнецы. Она шла наугад, и ей было безразлично, сколько времени придется скитаться по ночной Москве. Дома ее никто не ждет.

Раньше она боялась темных дворов, каждый раз вспоминая трагедию в жизни Вадима, а сейчас было все равно. Какой смысл волноваться за жизнь, которая не нужна даже ей? Наоборот, она готова умереть – лишь бы муж заплакал о ней! Мысли о смерти вызывали бредовые картины: муж в истерике цепляется за гроб и не дает опустить его в землю. Винит себя в смерти Аллы. Если бы не он, жена не оказалась бы ночью одна в чужом дворе и не получила бы нож в спину.

Алла, вздрогнув от собственных кошмарных фантазий, оглянулась. Вокруг было тихо: ни шороха, ни припозднившихся прохожих. Старые дворы-пенсионеры спали глубоким сном посреди беспокойного города, словно не были его частью. Как и сама Алла. Они вместе откололись от этого мира, перейдя в измерение ненужности и безвременья.

Алла увидела свою машину и автоматически ускорила шаг, направляясь к ней. Но вдруг ее отбросило в сторону мощной волной. Она даже не поняла: то ли сама инстинктивно отпрянула от дороги, то ли что-то оттолкнуло ее, но мимо на невозможной для узенького двора скорости пронесся, словно призрак, огромный автомобиль. Через мгновение раздался глухой стук, визг, скрежет тормозов. Черная, необычной формы машина, остановившись всего на секунду, снова рванула вперед и, выписывая опасные зигзаги на скользкой дороге, исчезла.

Несколько секунд Алла стояла, беспомощно глядя вслед старому «Линкольну» – даже в темноте его величественные очертания нельзя было спутать ни с чем, потом бросилась к месту аварии. Она бежала, а ее воображение рисовало сбитую невменяемым водителем собаку: очень уж похожим на щенячий был тот ужасный визг.

На асфальте рядом с подъездом чернело бесформенное пятно – издали Алла не могла толком разглядеть очертаний животного. Только почувствовала, как к горлу подступает тошнота, и сбавила шаг. Несчастная собака не подавала признаков жизни: не скулила, не шевелилось. Наверняка сдохла на месте.

Алла испытала запоздалый ужас – какая-нибудь секунда, лишний шаг – и на месте этого пса могла оказаться она сама!

Горячая волна окатила ее с ног до головы, Алла расстегнула шубу и медленно, борясь со страхом, приближалась к месту аварии. Чем ближе она подходила, тем хуже понимала очертания жертвы: то ли огромная овчарка, то ли ньюфаундленд. Угораздило бедолагу выскочить в самый неподходящий момент!

Алла подошла, присмотрелась и отпрянула с криком – перед ней на асфальте лежал ребенок.

Назад: Глава 10
Дальше: Глава 2

Загрузка...