Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Глава 7

Мы перестаем любить себя, когда перестают любить нас.

Анна Сталь

Первые хлопья снега, липкие и тяжелые, падали на волосы и ресницы. Под ногами скользкой ледяной коркой хрустела поздняя осень. Алла с тоской взглянула на свою припорошенную снегом машину: в будний день серебристая «Тойота» смотрелась в огромном дворе одиноким подкидышем. Разноцветные соседки с утра разъехались по делам, а она одна стояла без дела. Терпеливо ждала, когда хозяйка возьмет себя в руки и найдет им обеим занятие. Мысленно подсчитав, что не садилась за руль уже несколько месяцев, Алла, извиняясь, дотронулась до настороженно оттопыренного зеркала-уха и пешком пошла к метро. В банке ее ждали к пяти.

Мистер Маккей вышел навстречу Алле с лицом цвета древнего пергамента. Они помолчали, глядя друг на друга, и Алла первой отвела взгляд: на убитого горем старика сорока шести лет было больно смотреть. Всего-то полгода назад он, улыбчивый, молодой, упоительно-рыжий и с хитрым блеском в глазах, походил на огненное торнадо. Банкротство банка сделало свое дело: теперь Маккей напоминал выжженный холм. Это все, что осталось от бушевавшей в нем веселой стихии.

– Здравствуй, – он попробовал улыбнуться. Губы растянулись, из их уголков побежали морщины.

– Добрый день, – Алла испытывала одновременно жалость и злость: кому как не ей было знать об истинной роли Энди в «успехах» банка.

– Зайди ко мне, – пригласил он, распахивая дверь кабинета, – поговорим.

– Только быстро, – Алла заглянула за плечо Маккея. Некогда шикарный начальственный кабинет лежал в руинах: мебель вывезли, по полу разбросаны бумаги. И только чудом сохранившийся письменный стол возвышался, словно корабль, среди белых завалов-льдин.

– Мы с тобой последние, – объяснил Энди, – но жизнь продолжается.

– Для кого как, – промямлила она, пробираясь вслед за вчерашним президентом к столу.

Порывшись в ящиках, Энди отыскал наконец-то, ради чего Алла приехала, и протянул ей небольшую зеленую книжицу в картонной обложке.

– По собственному желанию, – пояснил он, не дожидаясь вопроса, – как в заявлении.

– Я поняла.

Алла спрятала документ в сумку, даже не заглянув в него. Развернулась и собралась уйти, но Энди остановил:

– Какие планы?

Раньше звук его голоса был символом стабильности и уверенности в завтрашнем дне, теперь эта магия исчезла бесследно. Загробная, тягучая речь Маккея выводила Аллу из себя.

– Поеду домой, по дороге куплю вина. Отпраздную освобождение.

– Я не об этом, – он расстроенно покачал головой, уловив в иронии «железной леди», как он называл Аллу в прежние времена, глухое отчаяние, – есть планы на будущее?

– Нет, – она бросила на бывшего начальника испепеляющий взгляд.

– Злишься на меня? – он наконец догадался.

– Мне не давали такого права.

Энди вздохнул.

– Как твой супруг? – Он все еще не хотел ее отпускать, словно присутствие Аллы, его правой руки, придавало сил.

– Работает.

– Есть успехи?

– Да.

– Хорошо.

Алла помолчала.

– Он бросил меня.

Маккей моргнул, губы его дрогнули. В глазах промелькнуло неясное выражение – то ли сочувствия, то ли радости.

– После всего, что ты сделала для этого человека?!

– Да, – Алла безразлично пожала плечами, – но я даже рада. Мы оба переросли этот брак.

– Он подонок! – Энди прищурился.

– Не смейте так говорить, – Алла сделала шаг к двери, – до свидания, мистер Маккей.

– Не уходи, – он схватил ее за руку и умоляюще посмотрел в глаза.

– Не могу остаться, – она осторожно вытащила руку, – я напишу.

– Ты не знаешь мой адрес!

– Эдинбург, Шотландия, – усмехнулась она, – Энди Маккею.

Он улыбнулся через силу, а потом собрался с духом:

– Переезжай в Эдинбург, попробуем что-то вместе придумать! Будет здорово.

– В Шотландии и без меня безработица.

– Я помогу.

Алла не была уверена в том, что Энди сумеет помочь хотя бы себе, но промолчала. Впрочем, за годы президентства в русском отделении британского банка он успел обложиться таким количеством всевозможных долей и акций, что в деньгах у него недостатка точно не будет. Недальновидные англичане сделали большую глупость, когда на место еврея пригласили шотландца.

– Спасибо.

– Так ты едешь со мной?

– Нет.

– Почему? Теперь, когда твой Вадим…

– Это ничего не меняет!

Маккей часто заморгал. На потухшие глаза навернулись слезы. Он никогда до конца не понимал эту твердую, как кремень, женщину, хотя она была единственным человеком в неприветливой и холодной России, на которого он мог по-настоящему положиться. Алла помогала ему во всем, не задавала лишних вопросов и держала язык за зубами. Она ничего не требовала взамен, кроме того, что заслуживала и так – благодаря уму и невообразимому трудолюбию.

Однажды, еще на заре своей русской карьеры, он сделал этой девушке серьезное одолжение. И, несмотря на то, что свои интересы в этом деле мистер Маккей тоже учел, Алла была ежеминутно благодарна ему целых шесть лет.

– Тогда до встречи, – в голосе Энди Алла услышала сожаление, патинированное надеждой.

– Прощайте.

– Я сам буду писать тебе. Мы обязательно встретимся!

Не в силах дальше растягивать эту бессмысленную сцену, Алла решительно вышла, захлопнув за собой дверь.

Она стояла на перроне подземной станции метро и пропускала третий поезд подряд. Куда ехать? Дома невыносимо. Эйфория после ухода Вадима быстро сменилась злостью, с которой она пыталась бороться, но все время жестоко проигрывала. К родителям не хотелось. Скрыть ситуацию, глядя маме в глаза, она не сможет, а объяснять что-либо не готова. Настоящих друзей или подруг – таких, с которыми можно поделиться самым сокровенным и не бояться удара в спину, – у нее больше нет: в карьерном альпинизме давно растеряла всех. Просто потому, что не было времени ни на телефонные разговоры, ни на встречи с ними. А коллеги, которых считала приятелями, на поверку оказывались завистниками и конкурентами.

Вадим был единственным близким человеком. И то, что после стольких усилий он посмел ее бросить, вызывало ярость.

Женская мстительность всегда казалась Алле порождением ущербного интеллекта – сильная личность способна простить. Человек с большой буквы, сколько бы обид и боли ему ни причинили, не идет по пути разрушения, он ищет способ начать новую жизнь.

Но Алле было нелегко подавить в себе желание отомстить. Слишком хорошо помнила о том, что муж бессовестно воспользовался ее «путевкой в жизнь»: это она, как Пигмалион ваял Галатею, создавала мужчину своей мечты. Превращала потерянного в огромном мире мальчишку в сильного воина. Пошла на сделку с совестью, чтобы дать ему старт. И все ради того, чтобы в один прекрасный день результат многолетних трудов достался не ей?

Мудрецы говорят: делай добро и бросай его в воду, ибо нельзя требовать ни от кого благодарности и признания заслуг. Интересно, много ли в мире людей, которые способны этому следовать?

Алла очнулась от мыслей под грохот четвертого поезда. Быстро перешла на противоположную платформу, заскочила в вагон и поехала в центр. Достаточно! Незачем хоронить себя в обидах и сожалениях. В прошлое возврата нет, значит, нужно искать новый путь.

План был простой. Поужинать в хорошем ресторане, на виду у пятничной праздной толпы, а потом заглянуть в какой-нибудь ночной клуб. Неважно, что в подобных заведениях она бывала от силы раза три за всю жизнь: никогда не тянуло. Но сейчас эту меру стоило принять как лекарство. Слишком долго Вадим доказывал ей, что она нежеланна, и эта мысль накрепко засела в ее мозгу. Требовалась срочная реабилитация собственной сексуальности.

Уже в ресторане Алла сделала главное открытие: мужчины смотрят на нее, как и прежде. Окидывают заинтересованным взглядом, а потом то и дело стреляют глазами. Правда, сама она тут же отворачивалась, – никак не могла побороть смущение – и никто из претендентов так и не решился подойти. Но самое важное произошло: она почувствовала, что не безнадежна. Чтобы отпраздновать первую победу, Алла заказала виски с яблочным соком и стала настраиваться на ночной клуб – глупую девическую скромность, не подходящую ей ни по возрасту, ни по положению, надлежало изъять.

Своего Алла добилась: уже с порога ночного заведения чувствовала себя королевой. Играли ее любимый рок-н-ролл, она подобралась ближе к сцене и стала танцевать. Голова наконец отключилась, тело двигалось само по себе. Наверное, со студенческих лет, когда она то и дело выступала на сцене во время бесконечных капустников, ей не было так весело и хорошо! В какой-то момент ее подхватил симпатичный юноша и увлек, закружил. Потом Алла изгибалась и вертелась в центре плотного круга, извлекая из него то одного, то другого танцора, чтобы изобразить вместе несколько задорных па. В самый разгар веселья она почувствовала на себе чей-то взгляд. Начала искать и заметила, как пристально, не отрывая глаз, смотрит на нее ударник со сцены. Увидев, что девушка наконец обнаружила его, музыкант весело подмигнул. Так они и танцевали вместе всю ночь: Алла и его любопытные, насмешливые глаза.

Сцена опустела только под утро, но публика и не думала расходиться. Живую музыку сменили на записи, и самые неутомимые танцоры продолжали кружиться под мировые хиты.

Чтобы немного отдышаться, Алла пробралась к барной стойке. Забралась на высокий стул и заказала коктейль.

– Привет! – прокричал, перекрывая музыку, ей в ухо мужской голос. – Отлично танцуешь!

– Спасибо, – ответила она и обернулась.

Знакомые насмешливые глаза оказались совсем близко. Пока парнишка играл на сцене, Алла успела как следует его разглядеть: высокий, статный и абсолютно лысый красавец. Было что-то невероятно сексуальное в его обнаженной голове, в восточном разрезе глаз, в густых смоляных ресницах. Пухлые чувственные губы дополняли образ плейбоя, а страсть, с которой он играл, заставляла безмолвно стонать от возбуждения. Для себя Алла еще несколько часов назад все решила: если он разыщет ее после выступления, она не станет играть в недотрогу. Какой смысл в ее бесконечном и болезненном воздержании?

– Ты куришь? – спросил он одними губами, чтобы не орать.

Она отрицательно помотала головой.

– Тогда просто пойдем наверх, подышим!

Безо всяких церемоний он взял ее за руку и потащил к выходу. Она не успела опомниться, как уже стояла, прижатая спиной к стене в узком тамбуре, и ощущала на своих губах его губы. Потом музыкант оторвался и посмотрел не нее прищурившись, словно ожидая ответа на свой безмолвный вопрос. Алла чувствовала, что должна что-то сказать, но не понимала, что именно. Мысли путались.

– К тебе или ко мне? – спросил он наконец, не дождавшись ответа.

– Так сразу? – она испугалась.

– Хорошо, – он улыбнулся шире, – давай познакомимся.

– Алла.

– Давид, – юноша прикрыл глаза, наслаждаясь звуками собственного имени, – я на машине. Поехали!

И снова она почувствовала, как неведомая сила потащила ее вверх по лестнице.

– Постой! – закричала она. – Я забыла пальто!

– Дай сюда номерок, – ударник не попросил, потребовал, – и никуда не уходи.

Еще десять минут назад ей казалось, что решение принято. Но сейчас Алла вдруг растерялась и никак не могла сообразить, что нужно делать. От сознания собственной сексуальности она испытывала удивительную радость, но страх оказаться наедине с совершенно чужим человеком охлаждал ее пыл.

Давид вернулся, набросил на плечи Аллы пальто и, крепко обняв ее за плечи, отвел в машину. Некоторое время они молча сидели в автомобиле с заведенным двигателем. Алла, чтобы не смотреть на своего без пяти минут любовника, разглядывала наклейки на лобовом стекле. Давид наконец устал ждать и стал привычно прощупывать почву:

– Так угостишь меня кофе?

– Может быть, – Алла зажалась еще больше.

– Говори, куда ехать.

– Не знаю… А если ты поедешь к себе?

– Я бы с радостью, – он не понял вопроса: вытащил ее запрятанную между коленей ладошку и поцеловал, – но не сегодня. Дома жена.

Неприятное чувство, словно ее с ног до головы окатили грязью, моментально затушило сексуальный пожар. Из легкомысленного романтика Давид за пару секунд превратился в примитивного самца. Настолько прямолинейного, что даже не пытался это скрывать: его не интересуют условности, эмоции, разговоры. Нужна только новая женщина на одну ночь.

– Ты не говорил, что женат, – Алла выдернула руку.

– А ты, хочешь сказать, не замужем?

– Я… мне… – Алла запуталась в определениях, – у нас с мужем скоро развод.

– Почему? – он удивился.

– Наверное, там, где умирает надежда, возникает пустота.

– Не выдумывай.

– Куда мне, – Алла усмехнулась, – это слова Леонардо да Винчи.

– Я не читал.

– А что ты читаешь? – Она готова была ухватиться за любую соломинку, лишь бы увести разговор подальше от секса и потом ускользнуть.

– Ничего, времени нет, – Давид нетерпеливо отмахнулся, – у нас с женой тоже проблемы бывают. Не разводись. Короче, ехать нам некуда. Вот засада!

К счастью для Аллы, он сам придумал достойный предлог, чтобы покончить с нелепой ситуацией.

– Некуда, – уверенно кивнула она.

– А в машине у тебя давно не было? – не унимался джигит.

Он снова попытался ее поцеловать, но Алла проворно увернулась.

– Посреди Москвы? – съязвила она. – Нас арестуют.

– Нет, – Давид не сдавался, – давай уедем в лес. Хочешь?

С каждой секундой становилось все тоскливее и противней. Опьянение, в том числе от собственной сексуальности, словно рукой сняло.

– Не сейчас, – Алла открыла дверцу машины.

– Куда ты?!

– Домой. Мне пора.

– Когда мы увидимся?

– Завтра вечером.

– Ладно, – он обреченно вздохнул, – давай телефон.

– Ты первый, – Алла сделала над собой усилие, чтобы улыбнуться, – я сама позвоню.

Она вбила в смартфон ненужные цифры, окрестив их кодовым словом «Delete», и выскочила из машины.

По ледяной корке, на каблуках, Алла неслась со всех ног к едва открывшемуся метро, и сыпала на собственную голову проклятие за проклятием. Наверное, искусству легкомысленных связей надо было учиться раньше, не в тридцать три года. Столкнувшись с такой возможностью лицом к лицу, она поняла, что не сумеет провести ночь с чужим мужчиной. И потому, что он принадлежал не ей, и потому, что между ними не было и намека на душевную близость. Видимо, Алла безнадежно отстала от жизни, пока страдала трудоголией в банке и находила тихую гавань в своей семье.

Ясно было одно: она сделала несусветную глупость, когда позволила Вадиму уйти. Сильная личность? Клиническая идиотка! Она не должна была, не имела права отпускать своего мужа!

Назад: Глава 6
Дальше: Глава 8

Загрузка...