Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

Глава 5

Доброта в женщине, а не соблазнительные взоры завоюют мою любовь.

Уильям Шекспир

Вадим проверял уже несколько раз – всю неделю Вали не было дома. Она говорила, что состояние мамы нормализовалось, обещала не проводить в больнице дни напролет, но, как только он уезжал на работу, ее словно ветром сдувало.

Сегодня он понял: так дальше продолжаться не может. Получается, он вырвался из одного обмана только ради того, чтобы окунуться в другой? Утром он встал как ни в чем не бывало, оделся, позавтракал и, чтобы не вызывать подозрений жены, вышел из дома ровно в восемь утра. Отогнал машину за угол и стал ждать.

Валя, опасливо озираясь, появилась в дверях подъезда ровно через десять минут. Вадим уже готов был к чему угодно: к любому доказательству того, что жена тайно встречается с другим мужчиной, что завела любовника. Но ничего похожего на романтику в облике Вали не было: в ее руке был только полиэтиленовый пакет с фруктами, а на плече болталась термосумка. Она прошла мимо своей машины и торопливо направилась в сторону Шмитовского проезда.

Сообразив, что следить за пешеходом в автомобиле не получится, Вадим оставил свою «Тойту» во дворе и, стараясь держаться на расстоянии, пошел за женой. Вскоре он уже знал, куда она идет: Валя собралась переходить дорогу у детской больницы.

Он не понимал, каким образом мать Валентины, пожилого человека, могли положить сюда, но обрадовался главному: жена его не обманула. Она не встречалась тайком с другим мужчиной, и уже это одно было для него несказанным счастьем. Все остальное можно обсудить и решить. Лишь бы между ними не было лжи.

Пока Валя дожидалась зеленого светофора на перекрестке, Вадим перебежал дорогу по пешеходному переходу чуть поодаль и стал ждать жену на проходной. Замер в стороне от шлагбаума, чтобы она не заметила его и не попыталась ускользнуть. Что бы там ни случилось в жизни Валентины, а он сделает все, чтобы ей помочь.

– Валя! – она испуганно обернулась, проходя через калитку для посетителей, и столкнулась глаза в глаза с Вадимом. – Проходи вперед, не мешай людям.

Споткнувшись, она шагнула на территорию больницы и отступила на шаг. Глаза ее в страхе метались, она ловила ртом морозный воздух, как рыба.

– Иди сюда, – Вадим взял ее под локоть и увел с прохода. – Давай, выкладывай, я тебя слушаю!

– Мне…

Она пыталась заговорить, от напряжения на глазах даже выступили слезы, но ни одного слова так и не слетело с ее губ.

– Послушай, – Вадим обнял жену и прижал к себе, – тебе нечего бояться! Скажи, что происходит? Я во всем тебя поддержу.

– П-п-правда? – отогретая его объятиями и словами, она наконец заговорила.

– Клянусь!

– А вдруг, – она дрожала в его руках, – вдруг ты бросишь меня?

– Обязательно брошу! – он нагнулся и поцеловал ее в холодный нос. – Если ты еще хоть раз вздумаешь мне солгать.

– Вадечка, – Валя подняла на него щенячьи глаза, в которых стояли слезы, – я боялась! Очень боялась тебе говорить!

– О чем? Твоей маме совсем плохо?

– Нет, – она смотрела на него с сомнением, – мама поправляется. Не в этом дело.

– А в чем?

– Мы с тобой знакомы всего…

– Полгода, – он закончил ее фразу, – и что?

– Это не так много, я не знала, как ты будешь реагировать, – Валя с надрывом вздохнула.

– Валентина, – его строгий, почти учительский тон заставил ее вздрогнуть и выпрямить спину, – за эти полгода я прожил новую жизнь. Понимаешь? Я люблю тебя. И буду любить, если ты никогда, ни при каких обстоятельствах не станешь мне врать!

– Хорошо, – Валя зажмурилась и, не выпуская Вадима из объятий, прошептала: – У меня есть сын…

Он почувствовал, как его лоб покрылся испариной, а земля начала уходить из-под ног. У Вали? Ребенок? И он ничего об этом не знал?!

– Когда ты успела? – он едва ворочал языком. В его представлении Валя и сама была еще ребенком.

– В институте, – она намертво впилась в Вадима, его собственные руки теперь безвольными плетьми висели вдоль тела.

– И где же его отец?

– В том-то и дело! – она не удержалась, расплакалась. – Он бросил меня, как только узнал о беременности. Сказал, чтобы делала аборт.

– Вы вместе учились?

– Да! Но потом он перевелся. В другой институт.

– А ты?

– Я родила. – Слезы текли по ее лицу в три ручья. – Я же не знала, что это будет так трудно! Невыносимо! Что я не справлюсь!

– Почему?!

Он смотрел на Валю с искренним любопытством, без всякого осуждения. Только тот, кто прошел через схожие жизненные испытания, имеет право на суд: его опыт был совершенно другим, он не мог знать, что ей пришлось пережить.

– Потому что не смогла доучиться. Потому что ребенок без конца болел. Потому что не получалось выйти замуж: как только парни слышали о том, что у меня есть сын, они бежали сломя голову.

– А ты?

– А я умирала, – она продолжала всхлипывать, – знала, что сама разрушила собственную жизнь. Если бы не ребенок, я была бы счастлива!

Вадим внезапно перенесся в собственное прошлое. Вспомнил отчаянное чувство пустоты после гибели отца: он был никому не нужен и испытывал жестокое чувство вины только потому, что все еще жил. Но он был виновен! А что плохого сделал крошечный ребенок, которого еще до рождения не принял собственный отец? Он появился на свет невольно и так же невольно стал помехой для счастья собственной матери.

– Как его зовут? – Вадим ласково улыбнулся Вале.

– Андрюша.

– Красивое имя.

– Правда?! – она изо всех сил прижалась к нему. – Вадечка, я безумно тебя люблю!

– Нужно было сразу познакомить меня с Андрюшей, – он поднял руку и осторожно погладил Валю по мягким волосам.

– Прости, Вадечка, прости! Я глупая.

– Нет, – он со вздохом прижал ее к себе, – просто еще молодая.

– Прости…

– Ты не сказала, что с ребенком. Почему он в больнице?

– Катался с горки, неудачно упал.

– И что? – сердце Вадима заколотилось.

– Ничего страшного, – Валя торопливо успокоила его, – сломал ключицу.

– А у бабушки от испуга давление?

– Да, – она опустила голову ему на плечо, – гипертонический криз.

– Бедная моя Валечка, – он продолжал гладить ее по голове, – оказалась меж двух огней.

– Представляешь, – она всхлипнула, – как их угораздило!

– Андрюшу не разрешают забрать домой? – Он не успел даже подумать о том, справится ли с моментальным превращением в отца.

– Ой, – Алла отчаянно замотала головой, – врач говорит, нельзя! Мало ли! В больнице все под контролем.

– Ясно, – он на мгновение прижался губами к ее макушке, – тогда попроси, чтобы мне тоже оформили пропуск.

– Тебе?!

– Да, – он отстранился и посмотрел на нее с улыбкой. – А чему ты удивляешься? Я, как отец ребенка, имею право.

– Ты… как отец…

Бледно-голубые глаза Вали стали совсем прозрачными из-за стоявших в них теперь уже счастливых слез.

– Что же ты плачешь? – Вадим продолжал улыбаться, глядя на нее. – Если я люблю тебя, значит, и Андрюшу тоже.

– Я боялась, – она спрятала лицо у него на груди, – ты же не хотел детей! Мне было так страшно!

– Хотел, – он тяжело вздохнул, – очень хотел, Валечка.

В его кармане зазвонил телефон. Стараясь не потревожить Валю, которую обнимал одной рукой, он достал аппарат и прижал его к уху.

– Алло?

– Вадим? – прокуренный голос был ему незнаком.

– Да.

– Вы «Линкольном» еще интересуетесь или уже нет?

– Интересуюсь, – он насторожился.

– Можете посмотреть, – предложил продавец. – Сегодня удобно?

– Да, – Вадим сразу же согласился. – Во сколько?

– А чего тянуть? Приезжайте…

– Хорошо, – он взглянул на Валину макушку, – пришлите мне, пожалуйста, адрес.

– Не вопрос! Если что, звоните. Меня Ильей зовут.

– До встречи, Илья.

Собеседник отключился, а Вадим не без труда отстранился от все еще плачущей Вали.

– Прости, Валечка, мне пора, – он снял перчатку и вытер слезы с ее щек, – передавай от меня привет Андрюше.

– Передам.

– Он обо мне знает?

– Да.

– Вот и хорошо, скоро познакомимся!

– Да, – она смотрела на Вадима так преданно, так доверчиво, словно раз и навсегда вверила ему собственную жизнь.

– Вот и умница. Я побежал!

Он торопливо поцеловал ее в губы. Валя улыбнулась сквозь слезы. Вадим шел к выходу из больницы и спиной чувствовал на себе ее благодарный и любящий взгляд.

До своей машины он добежал всего за пару минут – не успел даже осознать случившееся и уж тем более – привыкнуть к мысли о том, что он внезапно стал отцом. Наверное, на это нужно какое-то время. Но он постарается. Попросит Валю показать ему фотографии сынишки, рассказать о нем, а завтра познакомится с ним в больнице.

Расставив в этом деле все по местам, Вадим переключился на другие мысли. Об Алле.

Конечно, он заранее знал, что шанс на успех в его затее ничтожен, но все равно считал своим долгом продолжать поиски. В конце концов, он обязан сделать для Аллы что-то в ответ на ее многочисленные одолжения. Хотя бы ради того, чтобы вернуть уважение к самому себе.

За прошедшие несколько дней Вадим успел посмотреть четыре машины, но ни одна из них не была похожа на ту, что описывала Алла. Ни разбитых фар, ни вмятин на левом крыле, ни матового черного цвета увидеть ему так и не пришлось.

На четырех автомобилях объявления о продаже в Москве «Линкольна» интересующей его модели закончились – все-таки не самая ходовая машина. Недолго думая, он сам разбросал по всем автомобильным ресурсам запрос: «Куплю «Линкольн Таункар» 1990–1994 годов выпуска». И вот первый звонок.

Вадим свернул с центральной улицы в какую-то подворотню. Если верить навигатору, его «пункт назначения» был уже совсем близко. Во дворе дома, адрес которого прислал Игорь, Вадим увидел знакомые очертания. Длинная машина стояла на крошечной парковке, неуклюже выставив зад на проезжую часть. Припарковав рядом свою «Тойоту», Вадим вышел и начал осмотр. Цвет заведомо не подходил под описания Аллы, но перекрасить машину можно достаточно быстро. Жестяные работы и замена фары требовали времени, и в любом случае остались бы следы вмешательства мастера. Но ничего подобного Вадим и в этой машине не находил: помятости, царапины и сколы присутствовали в изобилии, но в совершенно других местах. Разочарованный, он на всякий случай снова обошел автомобиль и вернулся в свою машину.

На этот раз повезло хотя бы в том, что не придется общаться с владельцем – решил не звонить Илье. Хозяева старых машин класса «люкс» напоминали ему помешанных или маньяков: они готовы были часами рассуждать о «Линкольнах», а прочие средства передвижения считали жалкой пародией на свой любимый американский бренд. За несколько встреч Вадим настолько утомился от их рассуждений, что предпочитал не только не вступать в дискуссию, но и не видеть хозяев в глаза.

Бросив прощальный взгляд на нелепый претенциозный «корабль», пришвартовавшийся во дворе обычного панельного дома, он с удовольствием положил руки на руль своей японской любимицы и выехал со двора.

Назад: Глава 4
Дальше: Глава 6

Загрузка...