Загрузка...
Книга: Я хочу быть с тобой
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

Кто слишком часто оглядывается назад, легко может споткнуться и упасть.

Эрих Мария Ремарк

– Алла, куда ты пропала?! – Лена переминалась с ноги на ногу у двери, когда хозяйка вошла.

– Осталась ночевать у родителей.

– Я так испугалась! Ты не брала телефон.

– Да? – Алла вытащила из сумки аппарат и взглянула на дисплей: утром забыла включить звук. – Как там ребята?

– Хорошо, слава богу.

– Что-то случилось? – Алла увидела беспокойство в глазах подруги.

– Ты будешь обедать? – Лена ушла от ответа.

– Да, – Алла сняла шубу, помыла руки и пошла в кухню на умопомрачительный запах солянки. – И зачем ты меня балуешь? Еще привыкну.

– Я не тебя балую, а себя, – Лена смущенно возилась с половником и тарелками, – ты не представляешь, какое счастье. Шикарная квартира. Отдельная кухня. Такое удовольствие стоять у плиты!

– Мне, наверное, не дано.

– Ерунда, – она обернулась к Алле: – Хочешь, научу? Ничего сложного.

– Потом, – мысли об Алешеньке не отпускали. – Что там Борис Кузьмич говорит?

– Пока ничего.

Лена внимательно посмотрела на Аллу, словно раздумывая, стоит рассказывать или нет. Но скрывать правду было бессмысленно – Алла уже почувствовала: что-то произошло.

– Лена, не тяни!

– Алешеньке сделали рентген. Ничего страшного. Но, возможно, придется еще раз оперировать.

– Я это знаю.

– В общем, – Лена поставила тарелки на стол и села сама, – нашли его маму!

– Где?!

– В подвале того самого дома, где они жили.

– Она жива?

– Жива.

– Слава богу! – Алла одновременно почувствовала радость и холод в груди: теперь, когда рядом с Алешенькой будет мать, ее саму уже точно никто к ребенку близко не подпустит.

– Не все так просто.

– Она пострадала? Ее кто-то запер в этом подвале?

– Никто ее не запирал, – Лена махнула рукой, – сама пряталась.

– От кого?! – глаза Аллы невольно расширились от изумления.

– Ох, – Лена расстроенно покачала головой, – я сама до сих пор не могу поверить. От монстров!

– Бред сумасшедшего…

– Так и есть, – она кивнула, – мама Алеши больна, и никто об этом не знал. Женщина не состоит на учете, не наблюдается у психиатра, одна воспитывает ребенка, если так можно назвать.

– А куда смотрели соседи?! Хватило ума обвинить меня в преступлении, написать заявление в полицию, но только не заметить, что творится в соседней квартире!

– Подожди, что за обвинение?

Алла нетерпеливо отмахнулась.

– Не сейчас.

– В общем, временами эта Ольга Соколова была вменяемой, – Лена вздохнула, – но иногда у нее начинались какие-то галлюцинации, и она громила все вокруг. Сражалась с чудовищами.

– А Алешенька?

– И он попадал под горячую руку. Иногда она бушевала по нескольку дней подряд, ему приходилось отсиживаться в подъезде. Почти ничего не ел, а соседи делали вид, что ничего не замечают.

– Откуда ты все это знаешь?

– Максимка рассказал, – Лена пододвинула тарелку, из которой поднимался ароматный пар, поближе к Алле, – Алешенька общается только с ним. После того как насмотрелся на мать, боится женщин. Думает, мы все такие.

– Так вот в чем дело!

Лена кивнула, потом спохватилась, что не дала ложки. Вскочила. Алла сидела не шелохнувшись, пытаясь сообразить, что теперь будет с ребенком.

– И где она сейчас?

– В психиатрической клинике. Скорее всего, ее лишат родительских прав.

– А Алешенька?

– Ему еще месяца три в больнице лежать. Дальше будет видно.

– В каком смысле? – Алла насторожилась.

– Я так поняла, уже работает орган опеки. Борис Кузьмич сказал, сначала будут искать родственников.

– А если их нет?

– Определят в детский дом.

– Так нельзя! – Алла вскочила с места и стала метаться из угла в угол. – Ребенку нужна семья!

– Смотря какая семья, – Лена тяжело вздохнула, – я вот только сейчас, когда отец Максимки ушел, почувствовала себя человеком.

– Вы с Максимкой и есть семья, – Алла нервничала, – а Алешенька один! Он же маленький!

Лена посмотрела на подругу с сочувствием.

– Алеша спрашивал о тебе.

– Правда?!

– Да. Думает, ты больше не приходишь, потому что обиделась на него. Максимка пытался переубедить…

– Бедный малыш!

– Давай я поговорю с Борисом Кузьмичом? Может, тебе разрешат?

– Бесполезно! – Алла опустила глаза. – Пока полиция не снимет обвинения, меня даже на порог не пустят.

– Я не понимаю, что произошло?

– Соседка Соколовых решила, что, если я помогаю Алешеньке, значит, я его и сбила! А потом стала замаливать грехи.

– Но ты же не виновата!

– Кого это волнует?! – Алла вздохнула. – Я у них подозреваемый, мучить будут меня.

– Что собираешься делать?

– Будем бороться! Кажется, так говорит Борис Кузьмич. У меня нашелся один студенческий друг. Говорят, хороший адвокат.

– Слава богу!

– Надеюсь, поможет.

– Аллочка, – Лена смутилась, – ты для нас и так много делаешь. Но если он твой друг, поговори о нас с Максимкой, а? Может, возьмется?

– Обязательно поговорю!

После обеда Лена убрала со стола и отправилась спать, а Алла никак не могла найти себе места. Села писать Алешеньке письмо, но потом подумала, что он, наверное, не умеет читать – вряд ли больная мать с ним занималась. Хотела позвонить Максимке, попросить его дать Алешеньке трубку, но вспомнила, что не знает номера его телефона, а разбудить измученную ночной работой Лену не решилась.

Связаться с ребенком она не могла. Оставалось немедленно что-то предпринять ради встречи с ним. Алла торопливо набрала номер Сергея Круглова и, не дав ему опомниться, сообщила, что немедленно едет к нему в офис. Изумленному студенческому другу не оставалось ничего, кроме как продиктовать ей адрес.

Алла бежала по протоптанной в сугробах дорожке к входу в здание, то и дело черпая короткими ботиночками снег. Нужно было не сходить с ума – просто обогнуть офис и войти, как все нормальные люди, с центрального крыльца. Но Алла не могла ждать ни секунды. Припарковалась не с той стороны здания, и теперь неслась напролом.

Снег в ботинках быстро таял, сползал под ступни противными ледяными струйками. Оставалось надеяться, что у Сережи в кабинете найдется обогреватель.

Отряхнув брюки, Алла вошла. Показала охране паспорт, ей тут же выписали пропуск – видимо, Круглов успел предупредить, – и пошла вперед по длинному коридору.

– В конце по лестнице направо! – услышала она подсказку за спиной.

Дверь в офис Сергея Иннокентьевича Круглова украшала золотая табличка с именем адвоката, под которым стояла приписка «кандидат юридических наук». И когда только Сережка успел?

Алла не без труда приоткрыла тяжеленную дверь и столкнулась практически нос к носу с миловидной секретаршей едва ли восемнадцати лет от роду. Девица сидела за рабочим столом, интенсивно жевала жвачку и что-то увлеченно печатала. Судя по счастливому выражению лица девушки, ее беглые пальцы трудились отнюдь не на благо начальника, а на радость завсегдатаям социальных сетей.

На Аллу, появившуюся в раскрытой двери, секретарша не обратила никакого внимания.

– Добрый день! Я к Сергею Иннокентьевичу.

– А? – Девушка, не отрываясь от своего занятия, расплылась в кокетливой улыбке, адресованной кому-то по ту сторону монитора.

– У меня назначена встреча! – Алла повысила голос. – Моя фамилия Немова.

– Что? – Секретарша наконец подняла на гостью глаза и захлопала ресницами. – Немова? Сейчас узнаю!

Она проворно выбралась из-за стола и приоткрыла дверь в кабинет начальника.

– Серега, к тебе пришли!

– Катерина! – откликнулся раздраженный баритон из глубины комнаты. – Я же просил!

– Простите, Сергей Иннокентьевич, – пропела девица с издевкой в голосе, – к вашему величеству пожаловала госпожа Немова!

Не дожидаясь ответа, Катя со злостью захлопнула дверь к начальнику и снова плюхнулась на свой стул. Алла, вытаращив глаза, наблюдала за этой сценой: похоже, с личной жизнью у Сережи все было в порядке, напрасно Иннокентий Семенович беспокоился о разводе сына. Видимо, с некоторых пор Круглова-младшего интересовали совсем юные барышни.

В кабинете послышался грохот, тяжелые шаги, и через мгновение в приемную просунулось красное от гнева лицо начальника.

– Уво… – начал он, но тут же увидел Аллу и, словно забыл, зачем несся к двери сломя голову.

– Аленький! – Его полные губы расплылись в доброй улыбке. – С ума сойти! Ты все такая же красавица.

– Сережка, – она бросилась к нему в объятия, – а ты, наоборот, изменился! Такой стал! Такой…

Запоздало сообразив, что обнимать Круглова на глазах его собственной любовницы, да еще сыпать комплиментами, не стоит, Алла торопливо отпрянула.

– Проходи, проходи! – он зло зыркнул на свою Катерину. – Я тебя ждал!

Едва переступив порог кабинета, Алла увидела – действительно ждал. На столе стояла бутылка коньяка, два бокала, закуска. Сережа усадил ее в кресло, а сам опустился перед ней на корточки и обнял за колени, как раньше.

– Аленький, – прошептал он, – как хорошо, что ты пришла!

– Ты скучал? – Алла улыбалась: такими уютными и добрыми были эти объятия.

– Конечно, – Сережа вздохнул, – время от времени звонил твоей маме. Мы с ней подолгу болтали.

– Она ни слова не говорила!

– Я просил. У тебя была своя жизнь, у меня тоже случилось какое-то подобие любви, – Сергей провел рукой по ее брюкам, – где ты умудрилась так промокнуть?

– Еще и в ботинках снег, – она засмеялась.

– Снимай немедленно! – Сергей сам, не дожидаясь, пока Алла сподобится, начал расстегивать «молнии».

– Подожди! – Алла смущенно схватила его за руки. – А вдруг твоя Катерина войдет!

– И что? – он удивленно уставился на Аллу.

– Приревнует, – она перешла на шепот, – устроит скандал!

– Катька?! – Сергей продолжал смотреть на Аллу с недоумением, потом его лицо вдруг прояснилось, и он захохотал: – Это моя младшая сестра! Мать с ней измучилась: учиться не хочет, работать не хочет. Насильно всучила мне на перевоспитание. А я удивляюсь, что у меня в личной жизни такой провал. Хоть бы одна клиентка! Хотя бы намек!

– И я ведь тоже подумала… – Алла от души рассмеялась.

Сергей выкатил из-под стола обогреватель, включил его в сеть и придвинул к ногам Аллы. Потом разлил коньяк по бокалам, один протянул ей.

– Рассказывай, Аленький. Что у тебя стряслось?

Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Загрузка...