Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 17. Сплошной кошмар
Дальше: Глава 19. Последыши фашистов

Глава 18

Предупреждение пчелы

Этот день не заладился с самого пробуждения. Булат внял предупреждению Татьяны и решил встать на полчаса раньше, чтобы к шести освободить беговую дорожку. Можно было, конечно, устроить забег после нее, но к этому времени чета Бойко приступит к наведению порядка, и занятие бегом будет выглядеть бездельем. К тому же Татьяна сказала, что собирается сегодня съездить в свою фирму и посмотреть, как там продвигаются дела. Потом она наверняка займется шопингом или направится к какой-нибудь подружке. Значит, ему придется сидеть в раскаленной машине.

Булат протянул руку, нащупал будильник и клацнул по огромной кнопке. В этот миг он окончательно проснулся от собственного крика и боли в ладони. Ничего не понимая, Кирилл сел на постели. В какой-то момент ему показалось, что он с силой ударил по канцелярской кнопке. Он посмотрел на ладонь, увидел черную точку в самой ее середине и перевел взгляд на тумбочку. Рядом с будильником корчилась пчела, взявшаяся невесть откуда.

– Вот же непруха! – Булат впился зубами в ладонь, пытаясь вытащить жало, но не тут-то было.

Он откинул одеяло, встал, подошел комоду, открыл верхний ящик, достал небольшую шкатулку, в которую накануне закинул иголки и нитки. Через минуту жало было извлечено. Кирилл прыснул на ладонь одеколоном, натянул спортивные трусы, сунул ноги в кроссовки и вышел из комнаты. В доме было тихо.

Распахнув двери, Булат словно упал в чистое озеро с прохладной водой, окруженное лесом. Ароматы свежести, сосновой смолы, прелых шишек и фиалок вскружили ему голову. Этим воздухом нельзя дышать, его можно только пить!..

Любуясь проснувшейся природой, Кирилл шагнул с крыльца. Подошва на ступеньке, мокрой от росы, скользнула вперед. Он полетел на спину и со всего размаху шлепнулся на крыльцо. Лязгнули зубы, в глазах потемнело. В животе словно что-то оторвалось.

Странно, но боль не мешала ему, хотя поначалу он думал вернуться. Булат пробежал четверть круга и забыл о неприятностях. Чистый воздух, лес, звук шагов тонет в мягком покрытии дорожки. Жизнь прекрасна!

Неожиданно Булат почувствовал, что сзади движется что-то еще, и замедлил шаг. Он услышал частое дыхание собаки, приглушенный стук ее лап по резине и ужаснулся.

«Как я мог забыть, что Туз и Кола меня не знают, а в вольер их загоняют в шесть! – с досадой подумал он. – Что делать? Главное, перестать бояться, – ответил он сам себе. – Собака улавливает страх и становится агрессивной. Останавливаться тоже нельзя. Сейчас в псине проснулся инстинкт охотника. Она загоняет меня, как дичь, ждет, когда я устану, чтобы меньше возиться. Ошибаешься, зверь, я добегу до калитки и выскользну во двор. Главное, успеть ее за собой закрыть».

Дорожка стала плавно закругляться. Неожиданно боковым зрением Булат увидел, что собака не стала вслед за ним повторять ее изгиб, а срезала путь и уже мелькала впереди среди деревьев. Еще немного, и он сам выбежит на нее.

«Может, развернуться и рвануть обратно?» – мелькнула у него мысль.

Но было поздно. Как Булат и предполагал, стоило ему преодолеть поворот, как его взору открылась Кола, лежавшая на пути. Она словно издевалась над ним. Вывалив огромный розовый язык, собака смотрела куда-то в сторону и часто дышала. Ей словно не было никакого дела до незнакомца, который вчера подходил к вольеру вместе с хозяйкой.

Этот тактический ход был известен Кириллу. Стоит ему только попытаться обойти ее, она прыгнет. Он по инерции сделал еще несколько шагов и встал. Сердце тут же стало стучать с утроенной силой.

Не сводя с ротвейлера взгляда, Булат наклонился и упер руки в колени.

«Пчела, потом крыльцо, – осенило его. – Ведь все с самого начала указывало мне на то, что сегодня вообще не надо выходить из комнаты!»

Он посмотрел на собаку.

– Кола!

Она не повела ухом.

Кирилл осторожно похлопал себя по бедру.

– Кола!

Собака с показным безразличием лязгнула зубами, пытаясь поймать невидимое насекомое.

– Понятно, демонстрация силы. – Он с досадой вздохнул и выпрямился. – Что, так и будешь лежать?

Булат прикинул время. По всему выходило, что терпеть осталось минут пятнадцать. Но когда придет Бойко, Кола может захотеть показать ему все свои способности и преданность. Появление хозяина всегда провоцирует собаку на демонстрацию рвения.

«Но ведь Бойко как-то смог ее приручить! – осенило Булата. – Чем я хуже? Тем более что Татьяна уже подводила меня к клетке».

Кирилл вытянул губы и стал медленно приближаться к ротвейлеру.

– Кола, Кола!..

Язык собаки исчез в пасти, взгляд стал напряженнее, но она по-прежнему старалась вести себя невозмутимо.

– Хорошая собака! – похвалил Булат, делая следующий шаг.

В тот момент, когда его ступня встала на землю, Кола вдруг прыгнула на Булата. Он чудом увернулся, успел двинуть ее кулаком в шею и бросился прочь. Кирилл на ходу материл пчелу, которая толком не сказала ему, что нельзя выходить, и издохла. Он пронесся между деревьями, разорвал грудью хитросплетения каких-то кустов и вылетел на берег пруда.

Инерция не позволила ему остановиться, и Булат шагнул в заросли камыша. Его нога по щиколотку ушла в грязь и болотную жижу, а тело продолжило полет. Он взмахнул руками, рухнул в воду и тут же вскочил на четвереньки. Кирилл перебирал руками и ногами, отползал от берега и с ужасом ждал, когда собака прыгнет ему на спину. Вот и вода, свободная от камыша.

Глубина была уже достаточной. Он встал во весь рост, сделал еще шаг и оказался по грудь в воде. Разрывая ногами и руками стебли кувшинок, проволокой тянущиеся со дна, Булат развернулся. В проходе, образованном им в зарослях камыша и осоки, собаки не было.

«Неужели Кола отказалась от погони? – мелькнула у него мысль. – Нет, – возразил он сам себе. – Не та порода».

Кирилл оттолкнулся от дна и в два взмаха достиг середины пруда. Однако попытка встать не увенчалась успехом. Он сумел коснуться песчаного дна, когда вода над головой сомкнулась.

Булат вынырнул и осмотрелся. На деревянных мостках под ивами никого нет. Со стороны дома, где берег был свободен от камыша и белел чистым песком, тоже.

– Кола! – Он оттопырил нижнюю губу и попытался сдуть какую-то мерзость, прилипшую к брови.

В конечном итоге Кирилл решил, что собака отстала, и осторожно поплыл к импровизированному пляжу. Как раз за ним и находилась желанная калитка. Однако силуэт зверя, притаившегося на границе песка и травы, заставил его зло выругаться и отказаться от попытки выйти на берег. Булат вернулся на середину водоема.

Кола догадалась, что супостат раскрыл ее коварный замысел, встала и лениво подошла к берегу.

– Вода холодная! – предупредил ее Булат. – Не хватало еще, чтобы ты простудилась.

Неожиданно ему показалось, что где-то смеется женщина.

«Русалки, что ли, со страху мерещатся?» – подумал он и перевел взгляд на дом, видневшийся за деревьями.

По тропинке в направлении пруда шла Татьяна в майке и шортах.

– Что вы там делаете? – звонко спросила она.

Татьяна наверняка по-своему поняла его выходку. Ведь накануне они обсуждали вопрос посещения бассейна.

– Плаваю! – Булат посмотрел на Колу. – Вон тренер.

Татьяна увидела собаку и приказала ей:

– Кола, ко мне!

Зверюга бросила на Булата раздосадованный взгляд, подбежала к хозяйке и села у ее правой ноги.

– А вы не могли бы дать такую же команду и мне? – Кирилл дунул на водомерку, пробегающую перед его носом. – Я у левой ноги пристроюсь.

– Выходите! Через час выезжаем.

Он подплыл к берегу, не спуская с собаки взгляда, вышел на песок, стянул кроссовок и вылил из него воду.

– Странно, почему она не кинулась за мной в пруд? – пытаясь сгладить неловкость, спросил Булат.

– Кола знает, что мой муж на лето выпускает сюда крокодила, – спокойно ответила Татьяна.

– Что? – Кирилл недоверчиво посмотрел на нее. – Шутите?

– Шучу, – подтвердила она и неожиданно вскрикнула: – У вас кровь!

– Где? – Он оглядел себя, поднес к лицу ладони.

Левая рука была окровавлена.

– Пустяки, о траву, наверное, порезался.

– Идите в дом! – строго сказала Татьяна. – Горе вы мое.

Последняя фраза, случайно сорвавшаяся с ее уст, заставила екнуть сердце Кирилла. Он обошел дом и поднялся на крыльцо. Следом шагала Татьяна.

– Пойдемте, я перевяжу вам руку, – бросила она на ходу.

– Не стоит, – возразил он.

На самом деле ему так хотелось ощутить прикосновение пальцев этой женщины, что Булат даже мысленно отругал себя за возражение, сорвавшееся с языка.

– Ждите в комнате, – бросила Татьяна и стала подниматься по лестнице.

Когда она постучала, Булат уже был в сухой одежде.

– Садитесь! – скомандовала женина. – Рану промыли?

– Еще в пруду, – пошутил он.

Татьяна поставила на столик пластиковую аптечку, открыла ее.

– Давайте сюда руку.

Он подчинился. Татьяна некоторое время разглядывала три параллельные борозды. Средняя из них была весьма глубокой.

– Это вы не о траву порезались, – сделала она заключение и подняла на него взгляд. – Как бы сухожилие не повредили. Шевелить пальцами можете?

– Могу. – Он для наглядности сжал кулак.

Булат понял, что наткнулся на стекло или острый камень, когда полз на четвереньках, и в горячке не почувствовал боли. Да и холодная вода выполнила роль анальгетика. Кровь почти перестала идти.

Татьяна обработала кожу вокруг раны зеленкой, наложила повязку, выпрямилась и заявила:

– Водить вы сегодня не сможете.

– Почему?

– Я сказала нет, значит, нет! – отрезала она. – Повезло мне с вами.

– Муж не разрешает вам садиться за руль? – догадался Булат.

– Он категорически против того, чтобы я ездила по городу. Смешно сказать, шесть лет живем вместе, а я лишь пару раз прокатилась, когда он был выпивший.

– Значит, собака – тоже предупреждение.

– Как это понять?

– Сегодня меня прямо в ладонь пчела укусила. – Булат показал ей руку. – Она сидела на кнопке будильника. Потом я поскользнулся на крыльце. Когда понял, что за мной гонится собака, подумал, что первые две неприятности были знаком. Нельзя ходить в сад! Кола меня отчего-то не покусала, зато я порезал руку. Теперь выясняется, что вы тут же решили воспользоваться этим, чтобы покататься на машине. Значит, все, что со мной произошло до этой минуты, можно считать попыткой высших сил не дать мне сегодня поехать с вами.

– Думаете, если я сяду за руль, будет беда? – спросила Татьяна.

Он кивнул.

– Сплюнь! – сказала она на «ты» и стала складывать инструмент. – Сейчас завтрак, потом сразу выезд.

Назад: Глава 17. Сплошной кошмар
Дальше: Глава 19. Последыши фашистов

Загрузка...