Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 18. Предупреждение пчелы
Дальше: Глава 20. Изменение плана

Глава 19

Последыши фашистов

Уже вечерело, когда команда Тита добралась до последних частных домов. Дальше высились пятиэтажки.

В бронетранспортере, медленно перекатывающемся вслед за бойцами, уже сидели трое мужчин призывного возраста. Все они как один заявляли, что никакого отношения к ополченцам не имеют. Каждому задавался один и тот же вопрос: желает ли он служить в украинской армии? Ответы походили один на другой.

Конечно, Тарас понимал, что никто из них воевать не хочет. Но попробуй сказать «нет». Изобьют или пристрелят прямо во дворе, на глазах у детей. Желание пойти добровольцем изъявил даже подслеповатый парень без правой руки, потерянной еще до войны в автокатастрофе. Тит лично проверил его культю, убедился в том, что она старая, и отпустил калеку.

В отличие от них гвардейцы никого не усаживали в свой бронетранспортер, а вели по улице. У них улов был в три раза больше. Оно и понятно, они гребли всех подряд.

Тарас к своему удивлению увидел среди понуро идущих мужчин двух женщин. Одна, помоложе, несла на руках маленького ребенка. Вторая вела за руки двоих.

– Чего они творят? – удивился он.

– А кто их знает? – Тит ударил ногой калитку.

Она с грохотом распахнулась. Боец по фамилии Понедилок устремился в дом. Изнутри донесся грохот бьющейся посуды и женский крик.

– Давай за ним! – приказал Тит.

Тарас в два шага проскочил веранду, пробежал по коридору и оказался на кухне.

– Есть в доме террористы? – рычал Понедилок, направив автомат в голову женщине, лежащей на полу.

– Нет! – завопила она. – Откуда им тут взяться? Давно ушли! Потом солдаты все проверили.

– Ты одна здесь живешь? – продолжал допрос Понедилок.

– Мужа бомбой месяц назад убило. – Женщина прижала к лицу платок и протяжно всхлипнула.

– Подпол есть?

– А как же! – Она встала на четвереньки, ухватилась за край стола и выпрямилась.

– Ты что, ее ударил? – с трудом сдерживая себя, спросил Тарас.

– Сама упала через порог. – Понедилок цокнул языком. – Я женщин не трогаю.

– Ей-богу, сама. – Женщина испуганно посмотрела на Тараса и бочком прошла в коридор.

Бойцы направились следом за ней и оказались в небольшом помещении, приспособленном под кладовую.

– А чего пусто? – удивился Сидорук, обведя взглядом полки.

Лишь с потолка свисала гирлянда луковиц, а на полу валялись две тыквы.

– Сепаратисты все позабирали?

– Вот подпол. – Женщина показала на люк.

Понедилок нагнулся, взялся за кольцо и приподнял крышку.

– Чего там? – спросил Сидорук.

– Мышь в петле. – Понедилок бросил крышку. – Даже картошки нет.

– Тит! – раздался со двора голос Гончарука. – Поди сюда!

– Чего там еще? – недовольно пробурчал Титович.

Тарас направился следом за ним.

Гончарук стоял посреди двора, уперев руки в бока и широко расставив ноги.

– Она сказала, что никого в доме нет? – спросил он.

– Да.

– Гранату дай. – Гончарук, глядя на сарай, протянул к нему руку.

– Какую?

– Железную!

– Нет, ты не понял, командир, – ощупывая подсумки, залепетал Тит. – У меня есть лимонки и РГД.

– Давай лимонку.

Тит вложил ему в руку гранату.

Гончарук направился к сараю, на ходу вырвав кольцо.

– Чего это он? – Тит бросил на Тараса испуганный взгляд.

Но оба уже догадались: Гончарук нашел людей, которые затаились в подвале.

Так и есть! Войдя в сарай, он нагнулся, приподнял деревянную крышку люка и метнул туда гранату.

– Вот дает! – присаживаясь на корточки, заявил Тит, глядя на командира, бегущего к ним.

Грохнул взрыв. Сарай на мгновение вздулся. С крыши полетели осколки шифера. Клубы дыма и пыли заполнили двор.

– Господи, ироды!.. Убили! – взвыла женщина, выскочившая из дома.

– Кто там был? – оторопело спросил Тарас.

– А шут его знает, – весело ответил Гончарук. – Подошел, прислушался, кто-то говорит…

Тарас едва сдержался, чтобы не разрядить в этого недоноска автомат.

– Да как же можно, не разобравшись?! Вдруг там дети?

– Нужно! – выкрикнул Гончарук. – Они должны нас с хлебом и солью встречать или подыхать как скоты.

«Боже, где я? Неужели это двадцать первый век и рядом со мной мои земляки-украинцы? Кем мы все стали?» – думал Тарас, глядя в лицо Гончарука, который продолжал что-то изрыгать из себя. Неожиданно тот умолк и посмотрел куда-то в сторону калитки. Супруненко проследил за его взглядом. К ним с улицы направлялся тот самый майор национальной гвардии, которому Тарас недавно отказал в помощи.

– Что, крыс выкуривал? – спросил офицер и показал взглядом на развалины сарая.

– Я их сразу на тот свет отправил, – ответил Гончарук. – Ты чего пришел?

– Я сегодня вот к этому человеку обратился. – Майор бесцеремонно ткнул пальцем в грудь Супруненко. – Говорю, помоги машину починить. Отказал! – Майор вытянул руку в сторону дороги. – Видишь, у меня один бронетранспортер остался?

– И что? – спросил Гончарук.

– Это не иначе как вредительство! – Майор окинул Тараса взглядом, полным ненависти. – Я знаю, он у москалей служил. Даже воевал за них против чеченцев. Дай мне его, я проверю, как он служит нашему народу.

– Забирай, – неожиданно разрешил Гончарук и улыбнулся. – Только вернуть не забудь, а то я у тебя последний БТР отниму.

– Пошли со мной! – Майор вдруг схватил Тараса за шкирку и рванул к себе так, что хрустнули шейные позвонки, а из глаз полетели искры.

Супруненко схватил правой рукой запястье этого типа, вывернул его. Точный удар тяжелым армейским ботинком в солнечное сплетение заставил майора сложиться пополам. Он охнул и почти коснулся лбом земли. Тарас легонько толкнул его в плечо, и тот рухнул.

Во дворе воцарилась тишина. Даже женщина перестала выть. Все замерли в ожидании того, что произойдет дальше.

– Ты что себе позволяешь? – взревел Гончарук, пришедший в себя. – На майора руку поднял?

– Я подполковник. – Тарас зло плюнул себя под ноги. – Не нравится, расстреливайте.

Гончарук перевел взгляд на Понедилка, стоявшего с открытым ртом.

– Чего глаза пучишь? Забери у него оружие!

– Давай автомат. – Понедилок потянул оружие за ремень.

– Руки убери! – Супруненко вялым движением оттолкнул его в сторону и посмотрел на майора, вставшего с земли. – Чего тебе от меня надо?

Тот шагнул к нему. В следующий момент голова Тараса будто разлетелась на мелкие кусочки и рассыпалась по двору. В себя он пришел от боли, разлепил глаза и понял, что висит на плечах двух своих сослуживцев, которые волокут его через дорогу.

Супруненко увидел бронетранспортер гвардейцев, рядом с которым кучкой стояли местные жители, согнанные сюда майором. У мужчин руки за спиной были стянуты скотчем. Чуть в стороне жались к забору из кирпича те самые женщины и дети, которые привлекли внимание Тараса.

Майор встал между ним и женщинами и посмотрел на своих бойцов, что-то бурно обсуждавших рядом с пленными.

– Чего раскудахтались?

Толпа притихла. Все стояли и смотрели на майора.

Он показал рукой на женщин и детей.

– Это жена, мать и сыновья полевого командира Быка, который убивает наших братьев и хочет забрать нашу землю. – Потом майор ткнул в сторону Тараса. – Это негодяй, который родился и вырос на Украине, а потом пошел служить в чужую армию. Сюда его отправили, чтобы шпионить. По крайней мере, я так считаю. Он втерся в доверие к нашим людям и теперь собирает разведданные. В Москве на его счет идут деньги. Думаете, почему террористы атакуют нас в самый неподходящий момент и там, где мы их не ждем?

– Это что же получается? – возмутился бородатый боец. – Чужой среди своих?

Понедилок и Шуфрич увидели, что Тарас сам может стоять на ногах, и отошли от него.

– Зря ты так, майор. – Тарас утер подбородок. – Я служил в России уже давно.

– Все равно нет тебе веры, пока не докажешь на деле свою преданность свободной Украине!

– Расстрелять его! – прохрипел кто-то.

– Мало, – возразил другой голос. – Солярки слить да поджечь!..

– Топливо сейчас на вес золота, – возразил сухощавый бородач. – Лучше отрубить ноги и руки, да бросить тут. Пусть подыхает. Мы так ватников карали.

На затылке Тараса зашевелились волосы.

– Нет. – Майор покачал головой. – Убить его мы не можем. Он из другого подразделения. У него свой командир, который и решит, что делать с этим Иудой. Мы же сейчас просто кое-что проверим. – Майор поманил пальцем боевика, стоявшего к нему ближе всех.

Тот подошел, офицер взял из его рук автомат и развернулся к Тарасу.

– Бери!

– Зачем?

– Расстреляй этот выводок террориста. Докажи свою преданность народу!

Молодая женщина закричала, с силой прижав к себе ребенка. Ее свекровь стала креститься. В глазах Тараса потемнело, а к горлу подступил комок.

– Не бери такой грех на душу, отпусти их! – взмолился он.

– Ты отказываешься стрелять в тех, кто породил врагов Украины?

– Меня убей! – Тарас прижал ладони к груди. – Что хочешь делай, только не трогай детей.

– Если не хочешь стрелять, не надо. – Майор равнодушно хмыкнул, возвращая автомат бойцу. – Мы сами справимся. А ты сейчас показал, как любишь свой народ.

– Ты его сильно любишь? – вскинулся Тарас и шагнул к майору, однако на его плечи тут же легли руки Понедилка и Шуфрича. – Кого расстреливать вздумал?! Опомнись!

– Смотри, как это будет. – Майор самодовольно улыбнулся и повернулся к своим бойцам. – Строиться!

Солдаты разобрались в одну шеренгу напротив забора.

Молодая женщина сползла на землю. Свекровь завела детей за свою спину.

– Приготовиться!

– Да что вы творите? – завопил кто-то из пленных мужчин.

– Отставить! Кравчук! – выкрикнул майор.

– Я! – отозвался бородач, стоявший рядом с пленниками.

– Давай этого заступника тоже к стенке!

Бородач схватил за рубашку мужчину средних лет и потянул за собой. Руки у того были связаны, но он умудрился двинуть гвардейца головой и побежал. Однако наперерез ему бросился какой-то боец и выставил ногу. Мужчина споткнулся и упал лицом в землю. Гвардейцы подхватили его под руки и поволокли к забору.

Тарас зажмурился.

«Почему я не взял автомат и не выстрелил в майора? Ведь мог! Мне было ясно, что он собирается сделать».

Грохнули автоматные очереди.

Тараса больше не трогали. Стараясь не смотреть на трупы, лежавшие у забора, он несколько раз вздрогнул от пистолетных хлопков. Это майор подошел к забору и добил раненых. Потом Супруненко развернулся и побрел прочь, не видя дороги.

Назад: Глава 18. Предупреждение пчелы
Дальше: Глава 20. Изменение плана

Загрузка...