Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 16. Ссора
Дальше: Глава 18. Предупреждение пчелы

Глава 17

Сплошной кошмар

После разговора с Коломским прошло уже несколько дней, а Федор Степанович все еще находился под впечатлением от услышанного. Его не радовала та незавидная роль, которую ему отвел однокашник-миллиардер. Как ни крути, а сюжет такого спектакля мог придумать лишь человек с больным воображением.

Подполковник почти перестал спать, а в редкие минуты забытья успевал увидеть целые истории, и почему-то из будущего. Ему зачитывали приговор трибунала, накидывали на шею петлю. Чем больше проходило времени, тем ярче становились сны, похожие на бред.

«Давно понятно, что мне конец, – с тоскою глядя в окно машины, размышлял Федор Степанович. – Коломский сделает меня крайним, а сам выкрутится. Даже не так. Сначала он меня убьет. На труп можно списать все, что угодно. Он сделает заявление, будто я действовал от имени президента, чтобы подставить его. Хотя тут многое не вяжется. Не в моих полномочиях изменять маршруты полетов международных рейсов и перемещать зенитную технику из одного конца страны в другой.

Коломский тоже не имеет таких возможностей. Разве может он проводить учения средств ПВО с привлечением армейской авиации? Нет, без согласия президента или на худой конец министра обороны это невозможно.

В свою очередь, президент побоялся бы взять на себя такую ответственность, не имея поддержки или даже приказа, отданного теми персонами, которые им управляют. А кто они, эти кукловоды? Это тоже ясно. Сотрудники какого ведомства обжились в СБУ? Ведь именно их пожелание не скупиться на боеприпасы, тотально уничтожать города и села Донбасса с рвением выполняет армия.

Они надеялись вынудить Россию вступить на территорию Украины. Такой сценарий не прошел. За ним последовали запрещенные приемы ведения войны. Интенсивному обстрелу снарядами и минами, начиненными фосфором, подверглись практически все города, где, по информации СБУ, работали российские журналисты. Ставка делалась на то, что руководство России увидит такой ужас и не выдержат.

Они просчитались и здесь, поэтому пошли на открытые провокации. Были обстреляны пропускные пункты на границе. Когда на место чрезвычайного происшествия приезжали представители следственных органов России и журналисты, по ним тут же открывался прицельный огонь из стрелкового оружия. Ответом были лишь ноты по линии МИДа.

Американцы недоумевали, чем еще можно расшевелить русского медведя. Мы, сотрудники СБУ, тоже не понимали своих покровителей. Разве мало того, что России отошел Крым? Это же оккупация! И где ваши хваленые зеленые береты и авианосные группы?

За размышлениями Федор Степанович не заметил, что они уже давно едут не туда. Он встрепенулся и выглянул в окно. Мимо тянулся кирпичный забор, нижняя часть которого была закрыта разросшейся травой, а верхняя разрисована нацистскими символами и исписана лозунгами националистов.

– Ты куда меня везешь? Останови машину!

– Уже приехали, – ответил водитель и свернул на улицу, образованную частными домами.

У Федора Степановича зашевелились волосы на затылке и заныло под ложечкой.

«Неужели конец? Но как? – лихорадочно думал он. – Ведь Коломский обещал!..»

Машина круто повернула и вновь устремилась в сторону города.

– Чего ты петляешь?! – стараясь говорить уверенно, спросил Федор Степанович. – Остановись и объясни, что все это значит!

– Мне всего лишь приказано привезти вас на адрес и дождаться.

– Кто приказал?

– Начальник.

– Но я видел его перед отъездом, он ничего мне не сказал! – Морочко окончательно решил, что на адресе его ждет киллер.

Он схватился за дверную ручку. Однако водитель увеличил скорость. Подполковник СБУ не стал прыгать, понял, что покалечится и дальше поедет уже в багажнике.

Впереди появились безликие высотки.

«Удобный район для конспиративных квартир», – с досадой подумал он и принялся грызть ногти.

Водитель свернул во двор и остановил машину.

– Что дальше? – едва слышно спросил Федор Степанович, ловя себя на мысли о том, что этот водитель здесь явно не первый раз. Значит, устранение неугодных людей поставлено на поток.

– Третий этаж, сороковая квартира, – сухо сказал водитель и как ни в чем не бывало откинулся на спинку кресла.

Морочко с трудом выбрался из машины, на негнущихся ногах прошел несколько метров и встал. Он отыскал взглядом балкон третьего этажа и тут же заметил, как дернулась занавеска.

– Господи! – Подполковник оглянулся.

Водитель продолжал сидеть, прикрыв веки. Однако внимание Федора Степановича неожиданно привлекли двое крепких мужчин у дома напротив. Они смотрели в его сторону. Морочко обдало жаром. Он резко развернулся, рванул на себя дверь, влетел в темный тамбур, споткнулся, сделал два гигантских шага, но удержался на ногах и не упал. Федор Степанович стал медленно подниматься. В нем с каждым шагом усиливалось желание сходить в туалет по малой нужде.

Он перегнулся через перила и посмотрел вниз. Подвала там не было.

«Идиот! – неожиданно отругал он себя. – Я же сотрудник СБУ!»

Федор Степанович устремился на лестничную площадку и позвонил в первую попавшуюся квартиру. Там послышались шаги и стихли у самой двери.

Он приложил открытое удостоверение к глазку.

– СБУ! Откройте, надо поговорить!

Что-то стукнуло, и дверь открылась. За ней предстал тщедушный парень с испуганным взглядом.

Странно дергая головой, он стал пятиться задом.

– У меня справка! Я признан негодным к службе в армии.

– Вот я и пришел разобраться и проверить, – сориентировался Федор Степанович, догадавшись, что парня уже навещали представители военкомата.

– Так я показывал, – проблеял тот.

– Я хочу посмотреть. – Подполковник нахмурил брови. – Мы всех сейчас проверяем. Вдруг вы просто деньги дали, и военком от вас отстал? Сейчас никому верить нельзя. Одни коррупционеры кругом.

– Понятно. – Парень облегченно вздохнул и исчез в комнате.

– А где у вас туалет? – крикнул вдогонку Федор Степанович и, не дожидаясь ответа, прошел по коридору.

Через минуту он увидел парня с листком в руках. Морочко нарочито долго читал заключение медицинской комиссии. Вернее, просто водил взглядом по строчкам, не разбирая прыгающих букв.

– Что-то не так? – заволновался парень.

– Все нормально. – Подполковник вернул ему бумагу. – Открой дверь.

Он решил сесть в машину, как будто бы уже посетил злополучную квартиру, и приказать водителю немедленно везти его в управление. Однако, спустившись вниз, Федор Степанович неожиданно пришел к выводу, что единственный вариант сейчас бежать к Коломскому и падать в ноги. Хотя кто его знает, как лучше?

Стараясь выглядеть невозмутимо, он открыл дверцу машины и обомлел.

– Здравствуйте! – поприветствовал его невзрачный худой мужчина в очках и похлопал ладонью по сиденью рядом с собой.

Федор Степанович, словно под гипнозом, забрался в машину и закрыл дверцу.

– Чего же вы так? – Очкарик слегка наклонился и заглянул ему в лицо. – Этажи путаете!..

– Разве? – Подполковник оттянул ворот рубашки, вдруг ставший тесным. – А я смотрю, там парень. Стоит, вытаращился…

– Поехали в парк, – бросил очкарик водителю.

«Американец», – по едва уловимому акценту догадался Федор Степанович.

Машина бесшумно покатилась вдоль дома.

«Он даже не сказал, в какой именно парк! – продолжал анализировать ситуацию Морочко. – Да они знакомы! Господи, докатились, даже водители у нас из ЦРУ».

Вскоре машина остановилась у небольшого сквера. Очкарик вышел. Федор Степанович последовал его примеру, огляделся, увидел, что здесь не так уж и безлюдно, и немного успокоился.

Они побрели по дорожке. Навстречу проехал парень на скейтборде. Потом мимо прошла женщина с коляской. На скамейке с газетой в руках сидел старик. Это немного успокаивало подполковника.

– Я понимаю вашу обеспокоенность, – негромко проговорил очкарик. – Вы, наверное, подумали, что вас собираются похитить русские?

– Как вы догадались? – схватился за соломинку Федор Степанович.

– А как объяснить, что вы не пришли на указанный адрес, а спрятались?

– Я все-таки работаю в СБУ, – ответил подполковник. – Являюсь носителем важных государственных секретов.

– Но сейчас вы идете со мной и не спрашиваете, кто я, – насмешливо сказал очкарик. – А может, перед вами как раз и есть русский шпион?

– Нет. – Федор Степанович покачал головой.

– Откуда такая уверенность? – спросил очкарик.

– У вас акцент человека, говорящего на английском.

– Давайте присядем, – неожиданно предложил этот субъект и указал на скамейку.

Морочко опять огляделся. Новый прилив страха сковал его дыхание. В голосе этого человека ему вдруг почудились нехорошие нотки. На ватных ногах он прошел к скамейке и сел.

«Сейчас кольнет чем-нибудь, и все!» – мелькнула у него мысль.

– Я в курсе, что вы проинформированы о планах с самолетом…

Федору Степановичу стало дурно.

«Лучше бы уж убили!» – подумал он, а вслух сказал:

– Не понимаю, о чем вы.

– Просто выслушайте меня и можете быть свободным.

Морочко достал платок и прижал его ко лбу.

– Наши специалисты перепроверили расчеты и пришли к выводу, что наземный комплекс «Бук» использовать недопустимо. Ракета сама по себе большая. Ее фрагменты упадут вместе с обломками самолета. После пуска будет долго висеть инверсионный след.

– Какая ракета? – Федор Степанович вскинул брови. – Я ничего не понимаю!

Выдержав паузу, вызванную тем, что мимо прошел какой-то паренек, мужчина продолжил:

– Батарея Коломского выйдет на позиции и приступит к своим тренировкам по реальной цели, роль которой, как и планировалось, будет играть штурмовик.

– Зачем? – непроизвольно вырвалось у Федора Степановича.

– Чтобы оправдать его нахождение в небе, – пояснил очкарик. – У него примерно одна и та же скорость с гражданским авиалайнером. Поэтому он должен заранее оказаться вблизи его маршрута, иначе попросту не сможет догнать.

– Понятно. – Подполковник облегченно перевел дыхание. Судя по всему, сегодня его жизни ничто не угрожало.

– Штурмовик способен подняться на высоту, на которой летают пассажирские суда, даже более. Кроме ракет, которые могут захватить такую большую цель на дальности до пяти километров, мы не исключаем возможность использования автоматической пушки. Точка, где пилот должен обстрелять самолет, определена с таким расчетом, что обломки упадут на территорию России. – Очкарик сунул собеседнику какой-то предмет, похожий на зажигалку. – Возьмите. Это съемная карта памяти. Здесь все расписано. Код доступа к информации – день рождения вашей жены, только в обратной последовательности. Набрать можно лишь один раз. Ошибетесь, сведения будут уничтожены.

– Я одного не могу понять. – Федор Степанович окончательно осмелел. – Зачем мне это знать?

– Разве вы не поняли? – Мужчина блеснул линзами очков. – Пилот тоже ваша забота. Это, пожалуй, самый сложный этап. Не всякий согласится на такое. Для этого нужен маньяк либо полный кретин. Таких трудно найти. А еще необходимо его проверить, убедиться в том, что он все выполнит, подготовить, а после всего убрать.

– Но если он решится выполнить приказ, какой резон ему потом рассказывать об этом подвиге? – удивился Федор Степанович.

– Вы плохо знаете психологию. Наши летчики, сбросившие на Хиросиму и Нагасаки атомные бомбы, узнали о последствиях этих взрывов и полностью изменились. Никто не может гарантировать, что пилот не сболтнет лишнего.

– Не жизнь, а сплошной кошмар, – прошептал Федор Степанович.

Назад: Глава 16. Ссора
Дальше: Глава 18. Предупреждение пчелы

Загрузка...