Загрузка...
Книга: Война теней
Назад: 18—23 июля 2008 года
Дальше: 30 июля – 1 августа 2008 года

29—30 июля 2008 года

Оставив Майора сидеть, а точнее, лежать в капсуле изолятора, Гоголь развил бурную деятельность.

Первое, что он сделал, – это позвонил председателю Бюро и потребовал от него собрать экстренное совещание, на которое он прибудет через три часа. Из вертолёта, доставившего его к зоне, он потребовал от командира полка истребителей-перехватчиков подготовить ему спарку, с коридором до посадочной полосы Чкаловского. Мудрец получил от него задание собрать все сведения по лагерю НКВД №… авторитету Слямину и пройтись по базе суггесторов, способных активно действовать в пси-режиме.

Последний звонок он сделал, уже надевая лётный перегрузочный костюм, своему хорошему знакомому, тоже генералу, члену Бюро, осуществляющему по должности связь организации с Министерством обороны.

– Это я, – просто представился он, – спишь или на даче?

– Ты что это такой взъерошенный? – усмехнулся в трубку собеседник.

– Проморгали, мать вашу, сто тридцать восьмую зону.

– Почему проморгали? Мне доложили, что там появились какие-то образования, но всё под контролем, сведения будут проверены.

– Вы там что-нибудь разрабатывали по вашей кухне или только вели наблюдение?

– Немного мудрили, но программка была слабенькая, особых надежд на что-то серьёзное не было. Не пропадать же просто добру, вот и копались потихоньку.

– Докопались. Давай команду направить туда батальон химзащиты и спроси у тамошних мудрецов, что им ещё надо для уничтожения всего того, над чем они слабенько поработали.

– Ты горячку не пори. Объясни толком, что случилось?

– Мой опер восемь часов назад из зоны вышел. Образцов работы твоих скляночников он, правда, оттуда не вынес, по причине того, что эти образцы хотели его съесть. Главное в другом. Какие-то твари, и достаточно серьёзные, подготовили прорыв зоны и очень немалого масштаба. Возможно, на несколько десятков квадратных километров.

– А ты не преувеличиваешь?

– Лучше преувеличить, чем уменьшить. Там рядом нитка нефтепровода, так вот по ней они хотели сбросить весь ваш детский сад, который вы там выращиваете, на местность. Всё подготовлено, но те, кто это планировал, чего-то ждут. Я пока не знаю чего. Опер поработал. По его словам, трубу нефтепровода они использовать не смогут, но это не факт. Возможно, теми, кто это готовил, предусмотрены ещё один-два варианта. Моё мнение: разрабатывать объект некогда. Если они почуют оперативников, то сразу же и взорвут там всё к чёртовой матери. Спасатели будут разворачиваться уже в аварийной ситуации, а это, сам знаешь, потеря людей и территории. Площадь поражения будет в несколько раз больше. Я своё дело сделал, решение принимать тебе.

– Спасибо, я понял. У тебя всё?

– Нет. Исполнителями на территории зоны были зомби. Проверь по своим каналам утечку или свяжись сам знаешь с кем, может, они не наши. Фрагменты тел доставлю лично. Посадка на Чкаловском. Подошли людей, пусть заберут и проверят. Кстати, мне эти сведения тоже нужны. Мой человек через несколько часов пойдёт на территорию, где может скоро образоваться или уже образовалась пси-зона. Я хотел бы ему сообщить, что можно там ожидать.

– Тебя понял. Предварительные данные получишь по прилёте. Я сам тебя встречу.

– Договорились. Отбой.

Механизм аварийной ситуации на зоне типа техногенка начинал раскручиваться, и чем больше проходило времени, тем большие силы включались в нарастающий ритм, сдвигающий с мест людей и технику.

Гоголь ещё висел в воздухе на высоте двенадцати тысяч метров, а три генерала уже изучали объект, подлежащий уничтожению, и искали наиболее эффективные пути решения. От самого быстрого и радикального способа собравшийся штаб отказался сразу. Ковровая бомбардировка с последующей обработкой территории напалмом в течение получаса решили бы все проблемы, но рядом был город. Начать эвакуацию – значит предупредить противника, он сразу же нанесёт удар, и тогда жертв мирного населения не избежать. Было принято решение о создании оперативного кольца в пределах пятидесятикилометровой зоны. В течение двенадцати часов в точки ожидания должны были выйти люди и техника: инженерные войска, усиленные подразделениями химической и бактериологической защиты, специальные отряды, вооружённые ручными огнемётами и самоходными установками того же типа. В сам город, на защиту его жителей, на различных типах машин в гражданской одежде выдвигалась рота, вооружённая ракетными огнемётами «Шмель». На поддержку этой группы, в случае начала контакта с зоной, должен был подойти в течение получаса инженерный батальон. В случаях непредвиденных прорывов у руководителя операции в подчинении находились два вертолётных полка и эскадрилья бомбардировщиков.

Спустя три часа план операции по уничтожению зоны № 138 был составлен и утверждён с учётом опасности объекта, прилегающей к нему местности, наличия населения, необходимого количества техники, людей, погодных условий и ещё множества основных и сопутствующих факторов.

На аэродром за Гоголем генерал прислал два вертолёта. В один тут же поместили контейнер с фрагментами, во второй сел прилетевший, которого тут же доставили в штаб по ликвидации аварийной ситуации.

– Извини, – поздоровавшись за руку с генералом, проговорил Гоголь. – У меня для вас нет никакой полезной информации, зато много неотложных дел. Всё это мне нравится не больше, чем вам, но у меня такое ощущение, что это только первый ход в хорошо рассчитанной многоходовке, где каждый наш шаг предусмотрен противником. Я хочу ещё до начала всего знать конечную цель их операции. Если я прав и это мне удастся, то мы выиграем эту драку с наименьшими потерями. Поторопи своих спецов с фрагментами. И вот что я ещё подумал. Вы же собираетесь всё там сжечь?

– Естественно.

– Без авиации?

– По крайней мере, на первоначальном этапе.

– Я тут подумал о рельефе местности.

– Мы это учли.

– Не сомневаюсь. Я подумал о другом. Вы будете делать дамбы, завалы, накапливать то, что на вас выйдет, и сжигать. То, что не движется само, будет течь на вас по склонам, скатам, балкам. А что противостоит огню?

– Вода.

– Правильно.

– Чёрт возьми. Если они взорвут пару дамб, то это расширит зону поражения, ускорит распространение. С таким объёмом мы можем не справиться, – озадаченно проговорил генерал.

– Высылайте немедленно сапёров и антидиверсионные группы на опасные участки. Не мне тебя учить. Это мой подарок, а я поехал к себе. Помни, мне нужны результаты по фрагментам. Ещё один момент. Учтите, вода может быть для них средой, в которой они быстро размножаются.

Генерал уже не слышал Гоголя. Перед его мысленным взором лежала просмотренная много раз карта, и он прикидывал, что можно и нужно срочно изменить и где взять дополнительные силы.

При выходе из здания Гоголя остановил незнакомый капитан:

– Генерал приказал передать вам сведения, которые вы просили. – И протянул запечатанный конверт плотной бумаги.

– А может, это не мне?

– Вы с ним только что разговаривали, и генерал сказал вручить человеку вот с таким. – Капитан сделал движение на своём лице, изобразив огромный нос.

– Тогда мне. Генералу спасибо, и передай, что я в долгу не останусь.

Капитан козырнул и, уступая дорогу, потупил взор.

Гоголь только усмехнулся. Он привык к подначкам и не обращал на них внимания.

Кто-то тронул его за рукав.

– Машина вон там, – проговорил его личный шофер и двинулся в сторону от вертолётной площадки.

Гоголь сел на заднее сиденье и, включив монитор экстренной связи, набрал нужный код. На экране появилось крупным планом лицо Мудреца.

– Рассказывай, что у тебя, – без предисловий и приветствий потребовал генерал.

– Ты по зоне в районе Семёновска?

– Нет, я по твоей зоне, которая сидит на стуле. И не каркай, зоны там пока никакой нет.

– Ну если ты так считаешь… – начал обиженно Мудрец.

– Короче.

– Если совсем коротко, то там артефакт в виде ведун-камня.

– А если немного пошире? – слегка удивленно попросил Гоголь.

– Всё, что надо, у тебя на столе в справке с фамилиями, датами и фактами.

– И когда это ты всё успел?

– Я начал с того момента, когда ты отправил Майора с Малышом в разведку и они натолкнулись на Аграфену с артефактом.

– Может, ты тогда скажешь, где и как эта ведьма нашла такую милую козочку?

– Скорее только предположительно.

Изображение застыло на экране. Из динамика не раздавалось ни звука.

– Мудрец, ты что там, уснул? Я должен каждое слово из тебя тащить?

– Нет, – собеседник на экране ожил, – просто я ещё раз прошёлся по цепочке, нет ли где ошибки. Коза из лаборатории номер семнадцать Минобороны. Они там по-прежнему пытаются создавать суперсолдат и между делом работают с животными. Коза была в лаборатории, но следов её не нашли.

– При чём здесь следы? Она что, убежала?

– Извини, не сказал. Лаборатория сгорела. У них там случилась авария. Когда начали расследование и проверку наличия всех объектов, то козы и след простыл. Сильно пострадал экспериментальный материал, несколько сотрудников, ну и, естественно, оборудование. Завлаб лежит в коме, обгорел процентов на семьдесят.

– А что насчёт камня?

– Ты пока едешь, лучше справку прочитай, которую генерал тебе передал. Там всё про этих суперов должно быть. Про камень долго.

– Мудрец, ты откуда о справке знаешь?

– У тебя на коленях конверт лежит, мне кончик виден. По фактуре – минобороновская бумага. Что ты мог у них ещё запросить, когда сам только из командировки и тему суперов затронул?

– Я думал, тебе зарплату надо поднимать за твою прозорливость, а ты просто аферист, с Майором пообщался.

– Про зарплату мысль мудрая, радостная, хотя и довольно запоздалая. Полагаю, реализовать её ещё не поздно, а то всё время о моей зоне, сидящей на стуле, больше разговор идёт.

– Если справка стоящая и ты вычислил ведун-камень, то считай, не только зарплату, но и орден заработал.

– Если у вас всё, то я отключаюсь, кое-что тут срочно доделать надо.

– Что вдруг так официально?

– За ордена и зарплату начальство только официально благодарить полагается.

– Так ещё ведь нет пока ничего.

– А пусть вам совесть напоминает, что вас за обещанное поблагодарили.

Мудрец отключился.

– Психологи на мою голову, – довольно улыбаясь, пробурчал себе под нос Гоголь, вскрывая конверт.

Лабораторий, занимающихся разработкой тематики суперсолдат, было четыре. В справке указывались краткие методики, по которым работают экспериментаторы, и результаты последних достижений.

«А об аварии ничего не указал, – мелькнуло в голове у Гоголя. – Сидит в Бюро, а болеет за министерство».

Генерала, конечно, можно было слегка подставить на совещании, но оперативник решил, что лучше иметь должника, чем обиженного товарища.

Приехав к себе, он нашёл справку Мудреца на своём столе в опечатанной папке и с интересом окунулся в проделанный анализ. Документ содержал прямые выписки из архивных документов НКВД, сделанные на основании их выводы и даже предложения о дальнейшей оперативной разработке.

 

«СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО

Особый журнал начальника оперативной части спецлагеря № 1769/12

12 марта 1940 года

Сегодня в 20 часов 15 минут по инициативе агента Шнурка мной была проведена с ним беседа, в ходе которой агент сообщил, что в тоннеле № 7 он лично видел постороннего человека. Мужчина высокого роста, около ста восьмидесяти сантиметров, одетый в верхнюю тёплую одежду типа зипун, подпоясанный верёвкой или тонким ремешком. На голове меховая шапка. Из-под шапки по плечам разбросаны длинные белые волосы. В руках неизвестный держал посох или палку. Наблюдение агентом велось в течение не более пяти секунд при слабом электрическом освещении с расстояния двадцати метров. Неизвестный мог направляться в забои № 5, 8, 12. Агент неизвестного не преследовал.

Письменное сообщение агента подшито в агентурное дело № 273/74-36.

Принятые меры:

В присутствии агента осмотрено место, с которого он наблюдал неизвестного. Факт идентичности условий наблюдения подтверждается со слов. Визуально агент мог видеть сообщённую им информацию. Каких-либо следов и вещественных доказательств, подтверждающих сообщение агента, не обнаружено. Агенту запрещено рассказывать кому-либо об увиденном. Быть внимательным к окружающей обстановке в дальнейшем. Поощрён пайкой хлеба и махоркой.

Оценка состояния агента:

В изложении информации последователен и твёрд. Психологически уравновешен. Адекватен в оценках на проверочные вопросы. На момент дачи показаний трезв. Врачебный осмотр отклонений не выявил. Ранее предоставлял полезную и проверяемую информацию (смотри агентурное дело № 273/74-36).

Выводы:

Информация не подтвердилась.

Работа по сигналу.

Доложено рапортом № 869 от 13 марта 1940 года начальнику спецлага (внесено в журнал регистрации рапортов под грифом „Секретно”).

Проведено совещание с сотрудниками оперативной части в 8 часов 00 минут 13 марта 1940 года. Присутствовали все. Акцентировано внимание на странности в поведении контингента, незаметный поиск возможных способов контакта зк за пределами лагеря, обнаружение подкопов с целью побега, обнаружение предметов, свидетельствующих о контактах за пределами лагерной территории, проведение внеплановых обысков.

Капитан государственной безопасности Серёгин В.И.

 

P. S.

Справка составлена по материалам Особого журнала начальника оперативной части Спецлага № … агентурного дела № 273/74-36. Агент Шнурок – Симоненко Виктор Савельевич, осужден в 1935 году по ст. … УК РФ (разбой, бандитизм) к 15 годам лишения свободы. Завербован НКВД в 1936 году. Убыл из лагеря 21 декабря 1941 года с командой № 1834/11 в распоряжение Н-ского военкомата для комплектации штрафных батальонов. Служил в отдельной штрафной роте в/ч 1248. Погиб 14 марта 1942 года. (Информация МО)».

 

«Умели наши предки работать, – одобрительно подумал Гоголь. – Всё в одной бумаге. Нужны подробности – пожалуйста. Ссылки по всем уровням. Бардака было меньше, порядка больше. Правда, тогда они компьютеров не имели. Посмотрим, что там дальше, а то наобещал Мудрец…»

 

(Тот же источник)

«27 марта 1940 года

Сегодня в 22 часа 05 минут по инициативе агента Ролика мной была проведена с ним беседа. Агент сообщил, что подслушал разговор двух зк – Ряжного Владимира Ефимовича (ст. 158 п. … уголовное дело № 11976/48-37, личное дело зк № 2006/12-П) и Аксёнова Николая Ивановича (ст. 158 п… уголовное дело № 9836/48-37, личное дело зк № 1825/12-П). В разговоре Ряжнов В.Е. сказал Аксёнову Н.И., что видел в штольне № 12 неизвестного старика с длинными седыми волосами, пытался проследить за ним, но тот исчез. Аксенов Н.И. посоветовал никому не рассказывать об увиденном, а внимательно смотреть по сторонам. Высказал предположение, что это мог быть местный старатель, знающий выход из рудника за территорию лагеря.

Письменное сообщение агента подшито в агентурное дело № 184/74-36.

Принятые меры:

Ряжнов В.Е. и Аксёнов Н.И. допрошены 27 марта 1940 года.

Аксёнов Н.И. с самого начала допроса стал сотрудничать, подтвердил показания агента Ролика о состоявшемся с Ряжновым разговоре, но никаких новых данных о неизвестном не сообщил, ссылаясь на то, что после разговора до момента допроса Ряжного больше не видел.

Ряжнов В.Е. от сотрудничества отказался, хотя был изобличён на очной ставке показаниями Аксёнова Н.И. После проведения допроса третьей степени признался, что видел неизвестного в штольне № 12, но только со спины. Это высокий мужчина с энергичной походкой, одетый в тёплый полушубок или зипун, подпоясанный тонким ремешком. На голове шапка, из-под которой видны длинные седые волосы. Ноги обуты в плетёные лапти, в руках имел длинную палку. Ряжнов преследовал его до третьего забоя и наблюдал с расстояния в десять – двенадцать метров. Незнакомец зашёл в забой, свернув за угол. Когда Ряжнов спустя несколько секунд заглянул в забой, то там никого не было. Он обыскал забой, имеющий длину в десять метров, но незнакомца не обнаружил.

Провести осмотр штольни № 12 и забоя № 3 в присутствии Ряжнова В.Е. не представилось возможным. После допроса его физическое состояние зафиксировано врачом Сергеевым М.П. Рекомендован трёхчасовой период реабилитации (справка № 178). Ряжнов В.Е. помещён в изолятор, где покончил жизнь самоубийством путём повешения. Смерть зафиксирована в 4 часа 27 минут 28 марта 1940 года (справка № 036 по изолятору № 2).

Осмотром штольни № 12 и забоя № 3, проведённым 28 марта 1940 года в 5 часов 47 минут, следов, указывающих на присутствие постороннего, не обнаружено. Замаскированных ходов и тайников не найдено. На участке пересечения штолен № 10 и 12 в ста двадцати метрах от забоя № 3 обнаружен кусочек лыка размером два на пятнадцать миллиметров. Фрагмент потёрт, изношен. Специалистом института растениеводства (доктор наук, профессор) зк Хворостовым А.В. (ст… уголовное дело № 15374/14-36, личное дело зк № 3547/16-Б) заявлено, что предоставленный ему на осмотр предмет размером два на пятнадцать миллиметров растительного происхождения является липовым лыком. Справка исполнена лично зк Хворостовым А.В. в моём присутствии.

Выводы:

Полагаю, что наличие неизвестного на территории Спецлага №… нашло своё подтверждение. Основанием для данного вывода считаю совпадение описания неизвестного показаниями зк Ряжнова В.Е. и агента Шнурка, данными независимо друг от друга, производными от первоисточников показаниями зк Аксенова Н.И. и агента Ролика, обнаружением фрагмента лыка.

Работа по сигналу.

Доложено рапортом № 1034 от 28 марта 1940 года начальнику спецлага (внесено в журнал регистрации рапортов под грифом „Секретно”).

Проведено расширенное совещание сотрудников оперативной части с приглашением начальника по режиму капитана Сувалкина Н.К. в 9 часов 05 минут 28 марта 1940 года. Разработаны оперативно-заградительные мероприятия, засады, совместно со службой режима спецлага (место, время, состав указаны в плане №… от 28 марта 1940 года). Усилен режим по наблюдению за контингентом с учётом постановки задач на совещании от 13 марта 1940 года. Доложено рапортом № 1035 от 28 марта 1940 года начальнику спецлага (внесено в журнал регистрации рапортов под грифом „Секретно”) Оперативно-заградительные мероприятия проводятся под кодовым названием „Старик”.

Дополнение.

Начальником спецлага №… 29 марта 1940 года возбуждено уголовное дело № 326/17-40 по факту подготовки побега заключёнными. Все документы от 12, 13, 27 и 28 марта 1940 года по факту фиксации неизвестного на территории спецлага приобщены к уголовному делу.

 

P. S.

Всего за период с 12 марта по 15 мая 1940 года в особом журнале начальника оперативной части спецлага №… зафиксировано шесть случаев появления неизвестного старика. Разыскные мероприятия результатов не дали.

Справку составил Мудрец».

 

(Тот же источник)

«7 апреля 1940 года

Сегодня в забое № 6 штольни № 10 произошло обрушение кровли. Запись в журнал внесена по причине гибели двух оперативников и сотрудника режимной части, осуществлявших оперативно-заградительные мероприятия, засаду, по коду „Старик”.

Журнал медицинской части спецлага №…

Смолин Сергей Борисович 1917 года рождения поступил в медчасть 23 апреля 1940 года. Личное дело зк №… В спецлаг поступил этапом 12 февраля 1940 года с диагнозом „рак желудка”. Рост один метр семьдесят шесть сантиметров. Вес пятьдесят шесть килограммов. На момент поступления в медчасть вес сорок килограммов. Полный отказ от пищи. Помещён в отделение для умирающих.

 

РАПОРТ начальника медсанчасти спецлага №… начальнику медицинской службы восточно-сибирского управления ГУЛАГ НКВД РСФСР

„…Зк Смолин С.Б. самостоятельно вышел из отделения для умирающих, потребовал пищи, с аппетитом поел и уснул. Через три недели на больничном пайке набрал пятнадцать килограммов веса. В настоящее время находится в медсанчасти в качестве санитара.

…Медсанчасть не располагает какой-либо аппаратурой для диагностирования состояния Смолина С.Б. Внешние данные позволяют сделать вывод, что зк абсолютно здоров.

…Полагаю, что зк Смолин С.Б. может быть направлен в один из институтов для изучения феномена выздоровления. Указанное послужит советской науке и сохранит жизни наших товарищей, так необходимых стране.

Начмед спецлага №… капитан НКВД Харитонов Д.М.”»

 

«Смолин, Смолин, что-то эта фамилия мне напоминает», – мелькнуло в голове у Гоголя, и он стал читать дальше.

 

«P. S.

Номера и подробности опущены, всё проверено. Академик Смолин С.Б. в шестидесятых годах работал совместно с Королёвым. Умер в 1999 году в возрасте 82 лет.

Справку составил Мудрец».

 

«Неуловимый старик, гибель засады, устроенной на него, необъяснимое выздоровление Смолина, – размышлял Гоголь. – Как говаривали мудрецы, случай – это непознанная закономерность. Я тоже в случаи не верю, но в этот раз они как-то далековато лежат друг от друга. Объединены только общей территорией, на которой происходили, хотя это тоже немало.

Местный старатель. Ходит где хочет, потому что уверен, что его не поймают. Так уверен? Обрушение наверняка было не одно. Вертухаи под него попали случайно. Или нет? Медицина знает не один случай необъяснимого выздоровления. Но почему именно Смолин? Всё-таки случай? Или…

Ладно, посмотрим дальше, что накопал Мудрец».

 

«ПРИКАЗ №…

начальнику спецлага №…

г. Москва 8 мая 1948 года

В подчинённом вам учреждении отбывают наказание Костров Сергей Юрьевич, осуждён по уголовному делу № …

личное дело зк №…, Сороков Матвей Васильевич, осуждён по уголовному делу № … личное дело зк №…, и Трошин Константин Сергеевич, осуждён по уголовному делу № … личное дело зк № …

В заочном судебном заседании военным трибуналом московского гарнизона… нашли своё подтверждение доказательства преступлений, совершённых Костровым С.Ю., Сороковым М.В. и Трошиным К.С. …

В связи с вынесенными приговорами в отношении вышеуказанных лиц, приговорённых к исключительной мере наказания социальной защиты,

Приказываю:

Изолировать Кострова С.Ю., Сорокова М.В. и Трошина К.С. от основного контингента, отбывающего наказание.

Передать Кострова С.Ю., Сорокова М.В. и Трошина К.С. Спецконвою, прибывающему к вам 12 мая 1948 года.

Старший конвоя капитан НКВД Федюнин Б.К.

Первый заместитель НКВД РСФСР …».

 

«Группе специального расследования НКВД РСФСР

от бывшего начальника спецлага №…

Объяснение

Согласно выполнению приказа №…, доставленного спецкурьером 9 мая 1948 года в 12 часов 24 минуты в отношении Кострова С.Ю., Сорокова М.В. и Трошина К.С., могу пояснить следующее:

Указанные в приказе лица 9 мая 1948 года в 13 часов 02 минуты были помещены в отдельные камеры изолятора № 2 спецлага.

10 мая 1948 года в 6 часов 00 минут в момент подъёма было установлено, что камеры осуждённых пусты. Были предприняты…

Оперативно-разыскные мероприятия результата не дали. Способ побега не установлен.

 

P. S.

Изучены все имеющиеся материалы по факту побега. Способ установлен не был. Проведена проверка возможных репрессий в отношении семей беглецов. Сотрудниками НКВД семьи не найдены. С момента образования спец лага №… фактов побега заключённых в документах не зафиксировано, кроме вышеуказанного.

Справку составил Мудрец».

 

«Вот от этого уже не отмахнёшься. Как обстоятельно подвёл к выводу, шельмец, – имея в виду Мудреца, одобрительно подумал генерал. – Даже семьи прикрыл. НКВД после этого несколько лет лихорадило. Не любили его руководители неясностей в своей работе, да и не допускали их.

Сколько там ещё Мудрец накопал? – откладывая прочитанную страницу, подумал Гоголь. – Ага, всего полторы. Уверен, что он дошёл до сегодняшнего дня, иначе это не Мудрец».

Генерал вновь принялся за чтение.

 

«СПРАВКА

Все изученные мной документы подтверждены архивными материалами и свидетельствуют о том, что лица, отбывавшие наказание в спецлаге №… в период с 1936 по 1948 год, в том числе ушедшие из лагеря на комплектацию штрафных подразделений, погибли либо умерли.

Во внутренних документах спецлага № … после 1940 года не отражено сведений о присутствии на территории неизвестного с вышеуказанными приметами.

В Семёновске 6 мая 1948 года патрулём был задержан старший сержант Маховиков Иван Сергеевич, кавалер трёх орденов Славы, бывший зк спецлага №…, уволенный из армии и находящийся в запасе. Судимость с Маховикова И.С. снята, как с лица, искупившего свою вину кровью.

Причину появления в Семёновске объяснил ностальгией.

С Маховикова начальником НКВД Семёновска взята подписка о неприближении к спецлагу №… и обязанность покинуть край в суточный срок.

Маховиков И.С. родился в 1904 году под Архангельском. Отец с матерью, оставив Ивана на попечение деда, Маховикова Савелия Федотовича, и бабушки, Клавдии Поликарповны, в 1906 году перебрались в Петербург. В 1921 году 17 лет от роду Иван Маховиков переехал к родителям. Его бабушка к тому времени умерла.

Дед, Маховиков С.Ф., был расстрелян ВЧК по делу архангельских волхвов в 1922 году. Репрессии семью Маховиковых не коснулись. Отец, Маховиков Сергей Савельевич, был заслуженным участником двух революций, членом партии большевиков, успевший отбыть ссылку.

В 1924 году Маховиков вступает в партию и начинает учиться в Ленинградском политехническом институте. В 1928 году Маховиков женится и спустя два года становится отцом Маховикова Дмитрия 1930 года рождения.

Окончив в 1929 году политехнический институт, работает на автомобильном заводе мастером, позже начальником участка. В 1939 году осуждён за вредительство на 15 лет лишения свободы. Последнее место отбывания наказания – спецлаг № 1769/12.

В 1941 году Маховиков И.С. уходит на фронт в составе отдельной штрафной роты. Два года воюет штрафником без единой царапины (невероятно). В 1943 году получает два ранения, через два месяца выписывается из госпиталя и в дальнейшем несёт службу в обычной войсковой части (пехота). Дошёл до Берлина. Кавалер трёх орденов Славы, ордена Красной Звезды, медали. Увольняется из армии в 1946 году.

Период местонахождения Маховикова И.С. с февраля 1946 года по март 1950 года неизвестен.

Маховиков И.С. поселился в Воронеже в марте 1950 года с женой и сыном.

Местонахождение жены и сына Маховикова И.С. в период с 1937 по 1950 год не установлено.

Маховиков И.С. с 1953 года был председателем Совета ветеранов ВОВ, где активно работал, помогая инвалидам войны и семьям погибших. Умер в 1997 году в возрасте 93 лет. Его сын, Маховиков Дмитрий Иванович, в 1960 году закончил геологический факультет МГУ, постоянно работал в геологических партиях и погиб в одной из командировок в 1973 году.

Маховиков И.С. воспитывал своего внука Константина 1956 года рождения. Внук пошёл по стопам отца, окончил геологический факультет МГУ. В настоящее время находится на пенсии. Постоянно живёт в Новосибирске. Консультирует частные фирмы по вопросам геологии. В полевой сезон, с апреля по октябрь, проводит в экспедициях, изредка возвращаясь в город.

Выводы:

Маховиков И.С. являлся внуком волхва (косвенно подтверждается документами ВЧК), где указывается, что Маховиков С.Ф. опасен для общества. Воспитывался дедом и получил (мог получить) программу пси-коррекции. Получение программы косвенно подтверждается двухгодичным пребыванием в штрафной роте в условиях военных действий без ранений. Исчезнувшая семья Маховикова И.С. вошла в круг оберега в целях сохранения и продолжения рода для передачи пси-программ. Местонахождение Маховикова И.С. в период с 1946 по 1950 год неизвестно. (Предположительно находился в местах силы (камень-ведун) для корректировки, постановки, усиления пси-программ.)

Маховиков Константин Дмитриевич (внук Маховикова И.С.) воспитывался дедом. Большое количество времени находился без визуального контроля со стороны посторонних лиц с возможностью свободного посещения мест силы (камень-ведун) и развития, совершенствования пси-программ.

Согласно информации ведов (папка 23–14/1), знания пси-программ передаётся от деда к внуку.

Предложение:

Выход на прямой контакт с Маховиковым К.Д. с передачей информации о формирующемся (сформировавшемся) в зоне № 18 пси-характере с внедрением негативных пси-программ (чёрный шаман, Аграфена, артефакт коза). Угроза артефакту камень-ведун».

 

«А что, молодец Мудрец. Скорее всего, мы так и сделаем. Конечно, ничего напрямую Маховиков К.Д. нам не скажет, но, как страж порядка в регионе, обязан будет вмешаться или, по крайней мере, отследить ситуацию. Остановить бессмысленную гибель людей, воспрепятствовать появлению чёрных зон, постараться выяснить их прямое предназначение, – сформировалась мысль в голове у Гоголя. – Придётся поехать самому».

Генерал включил монитор. На экране вторично за сегодняшний день появилось лицо Мудреца.

– Хорошая работа, Мудрец, – похвалил генерал. – Думаю, нам удастся не допустить окончательного формирования зоны в районе Семёновска. Так что за свою зону можешь быть спокоен.

– Ты намекаешь на зону, находящуюся на моём стуле?

– Извини. Я мысленно называю зону под Семёновском твоим именем. Ты ведь первым поднял этот вопрос.

– Ладно, проехали. Что решил с Маховиковым К.Д.?

– Мысль хорошая, поеду сам. Пока меня не будет, поддерживай связь с Майором и Лисой, она у нас в районе 138-й техногенки. Если что срочное, меня найдёшь.

– Подожди, – остановил Мудрец генерала, собиравшегося прервать связь, – тебе информация по суперам уже неинтересна?

– Быстро разродились. Давай, обрадуй.

– Радовать нечем. Как я и предполагал, во фрагментах, привезённых тобой, содержатся психотроники, используемые семнадцатой сгоревшей лабораторией. Но что интересно, экспериментальный материал в живом или мёртвом виде весь в наличии, кроме козы.

– Что предполагаешь?

– Есть три варианта. Утечка информации по экспериментам на сторону. Кто-то где-то занялся копированием. Неучтённые экспериментальные единицы в самой лаборатории. Третий вариант совсем плохой, но он объединяет и подтверждает два первых. Над суперами работал человек из самой лаборатории. Неучтённые единицы из лаборатории без своего человека внутри и, самое главное, без человека на самом верху невозможно вывезти.

– Скорее всего ты прав. Прокрути две версии. Уволившиеся талантливые специалисты. Если таковые есть, сам знаешь, что делать. Второе. Человек, работающий одновременно на два фронта. Тогда он должен был периодически посещать второе место работы, и оно должно быть недалеко от первого. Если что-то найдёшь по второму варианту, подключай Глаза. Определите возможные места нахождения такой лаборатории. Пусть прокатится со сканером, может, засечёт зону нахождения. Защитные экраны, скорее всего, там отсутствуют.

– Понял. Сделаю. Тебе удачи с Маховиковым.

Генерал, не прощаясь, отключился. Надо было вылетать, но предварительно узнать, где сейчас Маховиков – дома или в поле.

Маховиков был дома и даже ждал гостей, вернувшись из магазина с бутылкой вина и закусками.

– Вот к ужину как раз и поспею, – решил Гоголь, осматривая стол перед тем, как покинуть кабинет.

Когда спустя четыре часа он надавил на кнопку звонка квартиры Маховикова, за дверью не раздалось ни звука.

«Вышел куда-нибудь», – подумал Гоголь, но, просканировав пространство, понял, что в квартире кто-то есть, и по частоте вибрации, скорее всего, сам Маховиков.

Генерал толкнул дверь, и она открылась. Он вошёл в коридор и громко спросил:

– Гостей принимаете?

– Хорошим людям всегда рады, – откликнулся плотный высокий мужчина, одетый в рубашку, домашнее трико и тапочки, появившийся в дверном проёме, скорее всего ведущем на кухню.

– Мне нужен Маховиков Константин Дмитриевич.

– Это я, – оценивающе оглядывая Гоголя, проговорил хозяин.

– Я бы хотел с вами поговорить. Меня зовут Пётр Сергеевич.

– Проходите в гостиную. Располагайтесь, я буду через минуту. – Хозяин скрылся на кухне.

Гоголь прошёл в комнату, заставленную хорошей мебелью, и устроился в кресле спиной к окну.

Хозяин действительно появился через минуту в брюках, белой сорочке и сел напротив. Гоголь сразу почувствовал, что Маховиков ощупывает его своим полем, и решил не откладывая приступить к делу.

– Я представляю собой организацию, не совсем традиционными методами решающую возникающие, мягко говоря, экологические вопросы в нашей стране, – начал он. – В настоящее время нас беспокоит состояние территории в области Семёновска, и мы подумали, что ваше мнение может быть полезным.

– Я не сотрудничаю и никогда не сотрудничал с экологами, Пётр Сергеевич, и вряд ли смогу чем-то помочь. По профессии я геолог.

– Но вы бывали в тех местах. Вам знакома их энергетика, которая, к сожалению, в последнее время значительно изменилась. Может, вам о них рассказывали ваш дед Иван Сергеевич или его дед Савелий Фёдорович?

– Вы очень досконально изучили историю моей семьи, не объясните, с какой целью?

– Историей вашей семьи занимался НКВД, а мы просто просмотрели доступные нам архивы.

– Экологическая организация, имеющая доступ к архивам НКВД, – с сомнением покачал головой Маховиков. – Я не думаю, что вы пришли меня арестовывать. Если вы согласны, я вас просто выслушаю. В противном случае вынужден указать вам на дверь.

– Откровенно говоря, я на большее и не рассчитывал. Мы занимаемся аномальными зонами. Вам знакомо это понятие?

Слушатель кивнул.

– Зоны у нас подразделяются на четыре типа. Зоны, образовавшиеся в результате воздействия неземных цивилизаций, техногенные зоны, возникающие в результате аварий, – Маяк, Чернобыль и аналогичные им. Зоны, возникшие в результате природных явлений, такие как магнитные аномалии, связанные с залежами полезных ископаемых различных источников. Зоны, оставленные предками, предыдущими цивилизациями и появляющиеся в результате действий человеческих психополей. Именно они создают определённые эгрегоры, влияющие на окружающее пространство. Часть из этих зон, как нам кажется, абсолютно нейтральны для человека, часть смертельно опасны, но все без исключения в том или ином варианте влияют на окружающую их территорию. Мы пытаемся отслеживать и разобраться во всём, и только начинаем первые попытки вмешательства в тех зонах, которые угрожают чело веку.

– А вы не считаете, что пытаетесь вмешаться в действия божественных сил, знающих гораздо лучше, что есть зло и что есть добро для человека? – неожиданно прервал Гоголя собеседник.

– Возможно, вы и правы, мы можем где-то ошибаться со своим вмешательством. Но было ли ошибкой со стороны вашего деда спасти в спецлаге от смерти будущего академика Смолина, создававшего впоследствии космическую технику, или трёх человек, приговорённых к расстрелу, – Кострова, Сорокова и Трошина? Кстати, мы так и не знаем, по какой причине они избежали расстрела. Мы даже не знаем, где они. – Генерал вопрошающе посмотрел на Маховикова, но, не дождавшись ответа, продолжал: – У нас есть предположение, что наши предки, обладая многими знаниями, сейчас недоступными нам, создали специальные предохранители, способные влиять на развитие цивилизации. Эти предохранители, мы называем их артефактами, так как их действие не вписывается в понимание современной науки, например, такие как ведун-камень, через посредников волхвов, ведунов снимают создаваемое напряжение в социуме, регулируют в какой-то степени его развитие. Пример – Смолин. Или, наоборот, одним движением – исчезновением человека, факта, вещи – приостанавливают события, открытия в той или иной области, тормозя их. Пример – инженер Рокотов. Вам ни о чём не говорит эта фамилия? – Не дождавшись ответа, продолжил: – Рокотов продемонстрировал антигравитационный аппарат. Совершил показательный полёт, а на следующий день его нашли мёртвым. Документы по разработанной им теории антигравитации не обнаружены. Чертежи летательного аппарата уничтожены. Что это, как не вмешательство неизвестных нам сил? Плюс это или минус? Почему и кто решает это за нас?

– А может, сам Рокотов испугался того, что сделал. Может, он решил, что своим открытием подводит человечество к краю бездны? При чём здесь какие-то силы?

– Возможно, но такие случаи не единичны, и не только у нас, но и за рубежом. Умирают и исчезают люди, предлагающие свои открытия в таких областях, как создание двигателей, не использующих продукты нефтепереработки, создающие универсальные пластмассы, способные заменить любой металл. А феноменальные случаи в области саморегуляции и восстановления человека? Один раз получилось – и всё, дальше никак. И объяснения логические находим – испугался, убили конкуренты, украли документы и спрятали под сукно.

– Спасибо за прочитанную лекцию, – перебил Гоголя хозяин, – но я так и не понял, зачем всё это мне было знать и чего вы хотите от меня?

– Извините, увлёкся. Мысли вслух. Я расскажу вам одну очень короткую историю и уйду. Принимать решение останется вам. Дело в том, что я чувствую в создающейся сейчас обстановке угрозу, причём угрозу серьёзную, но не могу понять, в чём она, а когда пойму, может быть уже поздно.

Собеседник опять промолчал, глядя на гостя.

– В районе Семёновска в настоящее время формируется или уже даже сформировалась пси-зона. Эта зона создаётся искусственно усилиями суггесторов. Одного мы зовём чёрный шаман, другой, создав аномалию с использованием артефакта козы, вспугнутый нашими людьми, исчез. Это была женщина. Почти в центре этой зоны находится выработанный рудник, на территории которого располагался спецлагерь НКВД, в котором до 1941 года находился и ваш дед. Зона расширяет свою территорию, но как-то однобоко. Её негативная энергетика, выражающаяся пока в исчезновении людей, направлена в сторону другой зоны, техногенной. У нас есть факты, свидетельствующие, что и в техногенке поработали люди, готовящие прорыв активной, пока биологически непонятной нам массы. В пси-зоне находится кладбище бывших заключённых. Количество похороненных на нём – более двадцати тысяч человек. Если две эти зоны сомкнутся, то, в моём представлении, это будет для страны пострашнее катастрофы в Чернобыле. Мы предприняли кое-какие меры, но не уверены, что они будут достаточны. Мой человек сейчас должен находиться в зоне прииска. Он сам несколько лет рос в техногенной зоне, имеет некоторые не присущие человеку способности и предпримет всё возможное, но он всё же только один. По моим представлениям, там может погибнуть много людей, в том числе женщины и дети. Для объявления эвакуации у меня нет никаких оснований. Меня просто не будут слушать. Вот, собственно, и всё, что я хотел рассказать.

– По вашим расчётам, когда это может произойти? – спросил внимательно слушавший хозяин.

– Я думаю, в пределах суток, возможно, даже быстрее. Все увидят это по телевидению. О пси-зоне не будет знать никто, кроме специалистов, и если прорыв дойдёт до неё, то для всех остальных это так и останется техногенной катастрофой.

– Вы интересный рассказчик, – проговорил хозяин, вставая и протягивая руку гостю.

– А вы удивительный слушатель, – ответил Гоголь, протягивая свою.

Выйдя на улицу, генерал глубоко вздохнул, а потом стал медленно выпускать воздух через плотно сжатые зубы. Беседа далась ему нелегко, и сейчас он успокаивал нервы, отыскивая глазами машину, чтобы добраться до аэродрома. Телефонный звонок оторвал его от этого дела.

– И каковы результаты высоких переговоров? – без какого-либо вступления спросил Мудрец.

– А ты откуда знаешь? Я их только что закончил.

– Я звонил трижды. Была полная тишина. Не отвечал даже оператор.

– Если ему наплевать, что в зоне погибнут люди, то хочу надеяться, что ему не безразличен камень-ведун.

– Он никак себя не проявил?

– Если и проявил, то ухватиться не за что. Особых надежд питать не стоит. Мы, как всегда, одни. У нас есть что новое? Майор в зоне?

– По техногенке никаких сведений не поступало. Телевизор смотрю.

– Буду часа через три. – Гоголь отключился.

Назад: 18—23 июля 2008 года
Дальше: 30 июля – 1 августа 2008 года

Загрузка...