Загрузка...
Книга: Лаврентий Берия. О чем молчало Совинформбюро (гроссмейстеры тайной войны)
Назад: Усть-Усинское восстание
Дальше: Антисоветское подполье начинает войну

Вооруженные побеги в годы войны

Побеги, в т. ч. и с убийством конвоиров и надзирателей, происходят при любой власти. Не был исключением из правил и Советский Союз. Вот статистика побегов с 1940 года по 1947 год.

 

 

Больше всего побегов со счастливым для беглецов финалом произошло в 1942 году. Одна из причин – резкое ослабление режима охраны заключенных, а также неудачи Красной армии. Ведь коренной перелом в Великой Отечественной войне произошел только в 1943 году. А до этого было непонятно, кто победит. К тому же новости в лагеря попадали со значительным опозданием. Поэтому многие из беглецов планировали оперативно добраться до линии фронта и перейти на сторону врага.

На желание сбежать из ГУЛАГа также влияло ослабление охраны. Если перед войной на вышке стоял сытый и довольный службой недавно демобилизовавшийся красноармеец или матрос, то теперь его сменил его отец – ограничено годный к строевой службе, голодный и смертельно уставший от непрерывных нарядов (людей не хватало). Аналогичная ситуация была и в конвойных войсках. Те, кто служил перед войной, воевали на фронте, а им на смену пришли вчерашние школьники, которые регулярно писали рапорты командованию с просьбой отправить их на передовую, туда, где воют их одноклассники.

До начала Великой Отечественной войны за охрану заключенных отвечали конвойные войска и подчиненные НКВД подразделения военизировано-стрелковой охраны, которые комплектовались демобилизовавшимися красноармейцами. Уровень подготовки конвойных войск и ВОХРа был достаточно высок.

В июне 1941 года численность личного состава конвойных войск составляла 38,3 тысячи человек (до 1956 года места лишения свободы, за исключением тюрем, охраняла военизированная охрана, комплектовавшаяся не военнослужащими, а лицами по найму). Внутренние войска отвечали за внешнюю охрану периметров лагерей и конвоирование заключенных. В 1941 году эти задачи выполняли части и подразделения, сведенные в две дивизии (13-я дислоцировалась в Западной Украине; 14-я дислоцировалась в Москве и Подмосковье) и шесть бригад конвойных войск НКВД.

Даже если бы руководство НКВД решило бы использовать военнослужащих внутренних войск в качестве надзирателей и внутрилагерной охраны, то людей просто бы не хватило. Достаточно сказать, что перед войной система ГУЛАГа включала в себя 53 исправительно-трудовых лагеря, 425 исправительно-трудовых колоний, в том числе: 170 – промышленных, 23 – сельскохозяйственных, 172 – контрагентских и 50 колоний для несовершеннолетних. В них содержалось 1,5 млн 525 взрослых заключенных и 429 тыс. 205 – несовершеннолетних. Если к ним еще добавить подследственных, то тогда на каждого военнослужащего конвойных войск НКВД пришлось бы по 56 заключенных. А если вспомнить, что охраннику еще иногда нужно спать и есть, то их количество увеличиться как минимум вдвое.

Охранять вчерашним школьникам и пожилым рабочим приходилось матерых уголовников и бандитов, готовых на все, даже на убийство. Периодически по ГУЛАГу стремительно распространялись слухи, что немцы стремительно наступают, и всех заключенных НКВД планирует расстрелять. Кто-то верил в эти слухи и решал «умереть свободным» – совершив побег.

Нужно также учитывать тот факт, что многие из заключенных ГУЛАГа могли с оружием в руках выступить против советской власти. Прибалтийские и западноукраинские националисты, крестьяне – участники волнений в деревнях, «бывшие люди» (те, кто в Российской империи занимал определенное положение на социальной лестницы, а при советской власти лишился всего этого – чиновники, купцы, офицеры и т. п.)… Было тогда кому начать антисоветские выступления. А потом к ним присоединились бы те, кого называют «толпой» или «болотом». Во время восстаний в ГУЛАГе после войны так оно и происходило. Небольшая из нескольких группа лидеров и активистов начинала акцию, а потом к ней присоединялись сотни заключенных. И вот этот специфичный и многочисленный контингент нужно было охранять. Хотя власти предприняли ряд упреждающих мер по разгрузке лагерей.

Об этом мало кто знает, но за первые три года войны из лагерей были освобождены и отправлены на фронт 975 тыс. человек. Практически половина обитателей довоенного ГУЛАГа. В соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 июля и 24 ноября 1941 года из мест лишения свободы были досрочно освобождены бывшие военнослужащие, осужденные в годы массовых репрессий, военачальники и другие категории командного состава. Подлежали освобождению и лица, осужденные за прогулы, мелкие хищения, незначительные должностные и бытовые преступления, мелкое хулиганство, а также судимые впервые. Указанные категории заключенных освобождались из мест лишения свободы и призывались через военкоматы в действующую армию. Таким образом, в первые месяцы войны было призвано 480 тыс. человек. Кроме того, на оборонные работы из мест заключения освободили дополнительно 200 тыс. заключенных. В 1942 и 1943 годах были досрочно освобождены и призваны в ряды Красной армии еще 157 тыс. человек. А кто-то говорит, что Лаврентий Берия был патологическим палачом. А ведь при нем было освобождено множество людей.

Зато в лагерях остались осужденные по политическим статьям, а также совершившие тяжкие преступления. А с 1942 года появилась новая категория – осужденные за сотрудничество с оккупантами. А еще через год по этапу пришли «бандеровцы» и «лесные братья». И всех их кто-то должен охранять.

Выше мы писали о том, что пик числа побегов из ГУЛАГа пришелся на 1942 год. А все началось осенью 1941 года.

 

 

Ситуация катастрофическая. Около двух тысяч уголовников свободно разгуливают на свободе. Зимой 1941–1942 года ситуацию удалось переломить с помощью ряда жестких мер. Например, в феврале 1942 года была издана «Инструкция о режиме содержания и охране заключенных в исправительно-трудовых лагерях и колониях НКВД СССР в военное время». Она наделяла оперативно-служебные наряды охраны правом применять в ряде случаев оружие без предупреждения (при побеге заключенных и их преследовании, при нападении на администрацию или конвой). При открытом, злостном сопротивлении заключенных, если это грозило серьезными последствиями, охрана лагеря имела право применять оружие после двукратного предупреждения.

Число побегов после этого сократилось, но теперь беглецы без колебаний убивали конвоиров и мирных жителей, случайно оказавшихся у них на пути, т. к. прекрасно понимали, что им терять нечего. Мы не будем подробно останавливаться на этом вопросе, а процитируем лишь приказ № 0184, датированный 13 мая 1943 года.

«В ИТК № 5 УИТЛК НКВД Татарской АССР практиковалась охрана заключенных, выводимых на работы, одним стрелком. В ночь с 13 на 14 апреля с. г. выведенный на работу по обжигу угля заключенный, осужденный за особо опасное преступление, убил конвоира, сжег его труп на костре и, захватив винтовку, скрылся. Вооруженный побег явился следствием невыполнения УИТЛК НКВД Татарской АССР директивы ГУЛАГа НКВД СССР, категорически запрещающей окарауливание и конвоирование заключенных одним стрелком, небдительности самого стрелка и неправильного подбора заключенных на подобные работы. Вместо использования на таких работах расконвоированных заключенных, осужденных за маловажные преступления, или женщин, был выведен опасный преступник.

Отмечая невыполнение директив НКВД по изоляции и охране заключенных преступников и беспечное отношение к вопросу государственной безопасности, приказываю:

Начальника охраны УИТЛК НКВД Татарской АССР ст. лейтенанта ГБ т. Дубровина арестовать на 10 суток с исполнением служебных обязанностей и удержанием 50 % из заработной платы за каждый день ареста.

Начальника УИТЛК НКВД Татарской АССР майора ГБ т. Киселева, учитывая непродолжительность его работы в УИТЛК, – предупредить.

Народному комиссару внутренних дел Татарской АССР полковнику госбезопасности т. Горбулину по данному происшествию провести строжайшее расследование, лиц, виновных в плохой организации изоляции и охраны преступников в колонии, предать суду. Работу военизированной охраны УИТЛК взять под личный и повседневный контроль впредь до полного выправления положения. Приказ объявить руководящему составу лагерей и колоний НКВД и командно-политическому составу военизированной охраны».

И это не единственный случай. В Буреполомском ОЛП УИТЛК УНКВД Горьковской области четверо особо опасных преступников убили конвоира, завладели его винтовкой и попытались скрыться. Беглецы погибли на следующий день в бою с оперативно-розыскной группой. И таких случаев можно привести много. Да и от рук бандитов гибли не только конвоиры и сотрудники НКВД, но и простые советские граждане, пытавшиеся самостоятельно задержать бандитов. Например, за первое полугодие 1942 года «от выступивших бандитов погибло свыше 40 человек работников НКВД и советско-партийного актива». Это без учета потерь конвойных войск НКВД и ВОХР.

Одиночные вооруженные побеги в любой момент могли перерасти в массовые выступления заключенных. Это прекрасно осознавало руководство ГУЛАГа, а также и те, кто в первую очередь мог стать инициатором таких бунтов.

Назад: Усть-Усинское восстание
Дальше: Антисоветское подполье начинает войну

Загрузка...