Загрузка...
Книга: Лаврентий Берия. О чем молчало Совинформбюро (гроссмейстеры тайной войны)
Назад: Глава 5 Восставший ГУЛАГ
Дальше: Вооруженные побеги в годы войны

Усть-Усинское восстание

Время действия: январь – февраль 1942 года. Место действия: райцентр Усть-Уса Коми АССР – старинное село на берегу реки Печора и его окрестности.

По северным меркам поселок с населением 4,5 тысячи человек – почти город. Здесь были сосредоточены все районные учреждения, в том числе, разумеется, и райотдел НКВД. Именно здесь получали документы об освобождении. В Усть-Усе был большой консервный завод, аэродром. Здесь помещалось Печорское управление речного пароходства, склады и базы. Усть-Уса была важнейшей перевалочной базой для северных лагерей, строительства Печорской железной дороги. Через нее шли этапы на Воркуту. Когда дорога была построена, значение Усть-Усы стало падать.

Вокруг Усть-Усы располагалось несколько лагпунктов Воркутлага и Печжелдорлага. Один из них – воркутлаговский Лесорейд, примерно в 6 километрах от села, на другом берегу Печоры. Он был при запани, куда поступал лес с верховьев реки. Здесь плоты распаковывали и лес грузили на баржи, поднимавшиеся по Усе на Воркуту. Зимой заключенные работали на лесоповале. Вот в этом лагпункте и произошли решающие события.

Лагпункт по меркам ГУЛАГа был небольшой, а в зимнее время, когда реку сковывал лед, часть заключенных отправляли в другие лагеря. По состоянию на 1 декабря 1941 года там находилось 202 заключенных, из них 104 осужденных по политическим статьям.

Вдохновителем и организатором восстания был… тридцатитрехлетний начальник лагпункта Марк Андреевич Ретюнин. Уроженец Архангельской области, в 1929 году он был осужден на 13 лет за бандитизм (участие в ограблении банка). В 1939 году освободился и остался вольнонаемным в лагерной системе. Знавшие Ретинина характеризовали его как сильную личность, пользовавшуюся безусловным авторитетом у заключенных, как жесткого администратора, способного любой ценой «обеспечить план», что, по-видимому, помогло ему довольно быстро «сделать карьеру». В то же время многие отмечали его любовь к поэзии и слабость в политических вопросах.

Идеологом бунтовщиков был заведующий лесобиржей Алексей Трофимович Макеев. До ареста в 1938 году – крупный хозяйственник, управляющий трестом «Комилес», член бюро Коми ОК ВКП(б). Осужден по «политической» статье. Проходил по одному делу со всей партийной верхушкой во главе с первым секретарем обкома. Сначала приговорили к расстрелу, но затем заменили пятнадцатью годами лагерей.

Среди руководителей восстания были два опытных офицера – «троцкиста» Иван Матвеевич Зверев и Михаил Васильевич Дунаев. Первый трудился завхозом, а второй – прорабом. Также в числе руководителей восстания следует назвать и осужденного по статье «контрреволюционная деятельность» и отсидевшего «червонец» за бандитизм заместителя начальника лагпункта А. И. Яшкина.

Подготовка к восстанию началась еще в августе 1941 года. В декабре того же года прошло три организационных собрания. О готовящейся акции знало не больше 15–20 человек, да и лагерное начальство доверяло Марку Ретюнину.

План заговорщиков был такой: освободить заключенных, обезоружить охрану, неожиданно захватить Усть-Усу и тем самым парализовать местную администрацию. Далее основной отряд должен был совершить бросок на Кожву, к железной дороге, а оставшиеся в Усть-Усе для охраны – связаться с управлением Воркутлага и предъявить ультиматум: освободить всех заключенных. Основной отряд по железной дороге от Кожвы должен был двигаться в двух направлениях – на Котлас и Воркуту, освобождая по пути заключенных.

Таким образом, в короткий срок восставшие расчитывали создать мощную армию. А. Макеев уверял, что к восставшим присоединятся спецпоселенцы и местное население. Он предлагал агитировать за отмену колхозов и отменить продовольственные карточки, выдавая продукты со складов. Впрочем, никакие политические программные документы восставших не известны.

Наступил день восстания – 24 января 1942 года. Это был субботний день, и по распоряжению Ретюнина все свободные охранники пошли мыться в баню (банщик – китаец Лю Фа – был в числе заговорщиков). Как только за ними закрылась дверь, инициативная группа обезоружили стрелка на вахте и дежурного в казарме. Там находились еще два стрелка, которые пытались сопротивляться. В результате один был убит, а второй – ранен. Так пролилась первая кровь.

Захватив оружие (12 винтовок и 4 револьвера), восставшие вывели незадачливых любителей бани и вместе с разоруженными охранниками заперли в овощехранилище. Но один из стрелков все же сумел убежать, что сразу поставило под угрозу весь план восстания. Марк Ретюнин послал по баракам агитаторов – призывать к восстанию. Были открыты склады, заключенные стали получать добротные армейские полушубки, валенки, шапки, грузить на сани продовольствие.

Однако призыв к восстанию поддержали далеко не все. Часть эаключенных, испугавшись последствий, разбежалась. Некоторые, убежденные в безнадежности предприятия, активно убеждали восставших одуматься, защищали лагерное имущество. Всего за организаторами пошло около ста человек. Они построились в колонну и двинулись к Усть-Усе. Было пять часов вечера. С начала восстания прошло около часа. Через полчаса колонна подошла к нижнему концу села. Разбились на две группы, оставили обоз и вошли в село. Поначалу усть-усинцы ничего не поняли – их сбила с толку добротная армейская экипировка повстанцев: решили, что это какие-то учения. Неожиданность обеспечила восставшим первоначальный успех.

Первая группа (у них было всего 4 винтовки на 12 человек) захватила почту и перерезала связь. Обошлось без жертв. Вторая группа, которой командовал сам Марк Ретюнин, первым делом захватила здание местной «тюрьмы» – КПЗ. Здесь произошел первый бой – два стрелка охраны оказали сопротивление и были убиты. В камерах оказалось 38 арестованных. Из них 12 человек, в основном обвинявшихся в контрреволюционных преступлениях, примкнули к восставшим. Во время захвата здания охраны пароходства было ранено двое охранников и замполит. Добычу составили 10 винтовок и револьвер. Третья группа пыталась захватить аэродром, где стояли два самолета. Но охрана была предупреждена поваром лагпункта – китайцем – и оказала организованное сопротивление. Повстанцы вынуждены были отступить, а один из них даже попал в плен. Кроме этого, обитатели поселка смогли сообщить по рации в Сыктывкар о ЧП. Да и рабочие консервного завода начали готовиться к обороне.

Очередной бой разразился около здания милиции. Восставшие так и не смогли захватить его и были вынуждены отступить. В десять часов вечера из соседнего лагпункта Поля-Курвья прибыл отряд из 15 стрелков лагерной охраны. Они были уверены, что в Усть-Усу высадился немецкий десант.

В ходе боя погибло 9 повстанцев, еще один был тяжело ранен (легкораненые, вероятно, ушли с отрядом). Среди жителей Усть-Усы жертв было значительно больше. Погибли 14 человек (в том числе убитый шальной пулей ребенок) и 11 были ранены. Также удалось задержать 40 человек, и еще около 20 сдались добровольно (считая и разбежавшихся из КПЗ, но не принявших участия в восстании).

Всего из Усть-Усы ушел 41 человек (из них 35 – политические) на 10 санях. Они еще надеялись прорваться на Кожву. Восставшие пока не знали, что уже получено сообщение об усть-усинских событиях в Сыктывкаре, срочно оповещены все райкомы ВКП(б), собираются силы для ликвидации восстания. Руководить подавлением восстания было поручено секретарю Коми обкома ВКП(б) Важнову и заместителю наркома внутренних дел Коми АССР Симакову. На всех возможных направлениях движения отряда были выставлены заслоны. Предупреждены начальники лагпунктов. Все мероприятия проводились в строгой секретности.

Из Усть-Усы повстанцы двумя группами двинулись на юг, в сторону Кожвы. Вскоре вышли на подкомандировку Кыдзразди. Следующий бой, а вернее, нападение произошло в деревне Акись, где остановился на ночевку обоз с оружием и немногочисленной охраной. Один из охранников был убит, а начальник ранен. Трофеи напавших: 18 винтовок, 2 револьвера, гранаты, много патронов. Теперь небольшой отряд был хорошо вооружен: более 40 винтовок, 23 револьвера.

25 января 1942 года отряд вошел в деревню Усть-Лыжа. Здесь они забрали со склада магазина продукты, и ушли на стоянку оленеводов (в 70 километрах от деревни). Именно здесь 28 января произошел финальный бой.

Повстанцы укрепились на обоих берегах Лыжи в снежных окопах и открыли сильный огонь по вохровцам. Перестрелка длилась до позднего вечера. Затем атаковавшие позорно бежали с поля боя, а на следующий день только 35 человек из 100 согласились вновь атаковать бунтовщиков. Точное количество погибших и умерших от ран вохровцев неизвестно. Официально 15 человек, но в актовых записях о смерти, хранящихся в республиканском архиве ЗАГСа Коми, фигурирует 19 фамилий убитых. Плюс множество обмороженных. Не всех погибших следует записать на счет бунтовщиков. Многие вохровцы стали случайными жертвами своих товарищей.

Когда новый отряд 26 января 1942 года добрался до места боя, там уже никого не было. Потеряв 16 человек убитыми (по другим документам – 15 человек), повстанцы ушли в верховья Лыжи. Там в охотничьей избушке состоялся последний совет. Их оставалось около 30 человек, измученных, почти без боеприпасов. Надежды на победу не было. И все же они решили не сдаваться, хотя отлично понимали, что их ждет. Повстанцы разбились на группы, чтобы попытаться спастись, затерявшись в лесах и тундре. Это было безнадежным предприятием – спастись зимой, когда лес голый, без поддержки местных жителей (а те справедливо считали их бандитами), да к тому же обложенным со всех сторон (была задействована даже авиация), – было невозможно. Последняя группа была ликвидирована 6 марта 1942 года.

Вот так закончился самый «громкий» и кровавый побег периода Великой Отечественной войны. Если бы не количество жертв, то о нем бы знал только узкий круг историков.

Назад: Глава 5 Восставший ГУЛАГ
Дальше: Вооруженные побеги в годы войны

Загрузка...