Загрузка...
Книга: Лаврентий Берия. О чем молчало Совинформбюро (гроссмейстеры тайной войны)
Назад: Вооруженные побеги в годы войны
Дальше: Вредители не дремлют

Антисоветское подполье начинает войну

В своих сообщениях в Москву работники низовых подразделений НКВД, непосредственно связанных с обслуживанием ГУЛАГа, отмечали:

«В первый период Великой Отечественной войны антисоветская вражеская работа проявлялась в виде создания среди агрессивно настроенной части заключенных повстанческих организаций и групп, подготовки вооруженных и групповых побегов, диверсионных актов, распространения среди заключенных пораженческой фашистской агитации, усиления бандитизма и других уголовных преступлений.

Наиболее активную повстанческую работу проводили заключенные, осужденные за участие в антисоветских организациях, заключенные прибалтийцы, пособники и агенты немецких оккупантов, бывшие военнослужащие, осужденные за антисоветскую деятельность, дезертирство и измену Родине, а также мобилизованные немцы, репрессированные для трудовой повинности в лагерях и колониях».

А вот цитата из документа, подготовленного на основе этого и других сообщений с мест:

«…По донесению оперативно-чекистских отделов ИТЛ, в последнее время отмечается усиление вражеской работы контрреволюционных элементов в лагерях.

В Нижне-Амурском, Унженском, Сибирском, Печорском, Кукойском и др. ИТЛ выявлены повстанческие группы, участники которых подготовили вооруженные выступления, разоружение стрелков военизированной охраны и групповые вооруженные побеги…

В Ныробском отделении Усольлага ликвидирована разветвленная вооруженная фашистская повстанческая организация, руководимая… эстонцем Холландом. Участниками организации – эстонцами, финнами и русскими белогвардейцами – был создан ряд штурмовых групп, разработан план разоружения стрелков охраны и организации восстания заключенных.

В результате принятых мер восстание было предотвращено в тот момент, когда участники организации, разоружив одного стрелка ВОХР, пытались разоружить других стрелков.

Учитывая усиления вражеской работы антисоветских элементов в ИТЛ, оперативный отдел ГУЛАГа обращает внимание на то, что выявление повстанческих настроений и формирований в лагерях и колониях НКВД является в настоящее время важнейшей задачей ОО лагерей и ИТК.

Особое внимание уделить агентурной разработке содержащихся в ИТК немцев, а также заключенных прибалтов…»

В конце декабря 1941 года начальник оперативного отдела ГУЛАГа подготовил докладную записку, адресованную заместителю наркома внутренних дел В. В. Чернышеву. В ней он писал:

«В 28 исправительных лагерях НКВД за время войны выявлено и ликвидировано свыше 70 повстанческих групп и организаций, активными участниками которых являлись 650 заключенных».

Он назвал некоторые из этих групп.

В августе 1941 года ликвидирована группа Шулика – вольнонаемного Норильского лагеря НКВД. В нее входило 20 человек.

Осенью 1941 года в Северо-Железнодорожном лагере (Коми АССР) было ликвидировано четыре антисоветских повстанческих организации: «Комитет восстановления России»; группа троцкиста Ключникова, грузинского меньшевика Джами и бывшего казачьего атамана Ковалева (15 человек); группа Затанадского – 150 человек. Намеренья у всех трех формирований были одинаковыми – нападение на стрелков ВОХР, захват радиостанции и аэродрома и т. п.

В Печорском лагере лидеры повстанческой организации путем разоружения охраны и вооружения заключенных планировали захватить власть в Коми АССР.

В Унежском лагере (Горьковская обл.) семь повстанческих групп, возглавляемых осужденными за антисоветскую работу заключенными. Приурочили свое выступление «к моменту захвата немцами г. Москвы и ставили своей целью разоружение охраны и присоединение к действующим немецким войскам».

В Кулойском лагере (Архангельская обл.) тоже готовилось вооруженное восстание. После начала бунта один из заключенных должен был на самолете улететь к немцам.

В Нижне-Амурском лагере (Дальний Восток) повстанческая группа (50 человек) под руководством Сереброва-Бибикова планировала разоружить охрану и захватить город Комсомольск-на-Амуре. Свое выступление они приурочили к нападению Японии на СССР.

Несмотря на все принимаемые меры, полностью угрозу восстаний заключенных в годы Великой Отечественной войны нейтрализовать не удалось. Об этом свидетельствует данные за 1945 год. Согласно тексту документа:

«В 1945 году в 26 лагерях и колониях МВД было выявлена и ликвидирована 51 повстанческая организация. Участники их подготавливали вооруженное выступления заключенных, разоружение военизированной охраны и уход на волю…»

На протяжении всей войны в ГУЛАГе регулярно возникали антисоветские повстанческие организации. Вот несколько типичных примеров.

В Норильском ИТЛ в ночь с 23 на 23 ноября 1941 года была сорвана попытка вооруженного выступления. Повстанцы планировали: «разрушить линию связи, захватить дежурный вахтерский взвод, артсклад и тюрьму». У них было изъято: «двадцать гранат, кинжалы, когти для проводов связи». Следствием было установлено, что организация возникла в октябре 1941 года и в нее входило свыше ста человек, в т. ч. пятеро вольнонаемных.

«В Усольском лагере в 1942 году выявлено несколько повстанческих групп, участниками которых являются члены литовской военно-фашистской организации „Шауляй“ (так в тексте документа. – Прим. авт.) и военно-фашистская повстанческая организация, состоящая из заключенных, прибывших из Эстонии. В состав организации входили бывшие офицеры эстонской армии и политические деятели фашистских партий Эстонии „Вапс“ и „Кайцлит“.

Руководителем организации являлся бывший военный министр Эстонии генерал Соотц (в документе ошибка, военным министром Эстонии с 1933 года по 1939 год был генерал-лейтенант Пауль-Адольф Лилль, который был арестован в 1940 году НКВД, в октябре 1941 года осужден, а в марте 1942 года обвинен в организации вооруженного восстания в лагере. Умер в Свердловской тюрьме в мае 1942 года. – Прим. авт.), бывший начальник Генштаба эстонской армии генерал Реек, полковник Генштаба эстонской армии Курвиц, германский разведчик Зигерт фон Кооль.

Участниками организации был разработан план разоружения военизированной охраны и ареста лагерной администрации. После этого попытаться связаться по радио с командованием германских войск и просить направление в лагерь воздушного десанта. Повстанческие группы прибалтийцев в Усольлагере рассчитывали на то, что немцы, зная месторасположение лагеря, сбросят с самолета на территорию лагеря оружие, которым заключенные вооружатся и выступят в помощь немецким войскам. По делу осуждено 149 человек».

Добавим другие подробности, которые не были отражены в этом документе. Например, члены группы обвинялись «в распространении слухов о скором взятии города Молотова немцами, о неизбежной гибели советской власти и призывали к оказанию помощи немецким войскам». Свои агитационные лозунги они вырезали на деревьях, организовывали саботаж, чтобы привлечь на свою сторону как можно больше заключенных. Восстание планировалось осуществить силами четырех взводов при утреннем разводе. Также, по версии следствия (сейчас это проверить невозможно), подпольщики сумели раздобыть телефонную трубку и с ее помощью слушали все разговоры по телефонной сети лагеря.

В начале ноября 1942 года в Москве получили сообщение о том, что в «Интинском ИТЛ оперативно-чекистский отдел вскрыл и ликвидировал повстанческую организацию среди заключенных». Вот подробности этого дела:

«Следствием установлено, что участники организации вели подготовку вооруженного выступления заключенных, содержащихся в лагере.

Для руководства восстанием был создан штаб повстанческой организации, возглавляемый осужденным Рысь В. П., в прошлом инженером железнодорожного транспорта, осужденного в 1941 году к 10 годам за контрреволюционную деятельность.

В штаб входили заключенные: Баландин Е. А., Радомский Н. С. и немцы Шеймон Э. П., Штумпф К. К. и Лейкам Г. И. (все осуждены на разные сроки за контрреволюционную деятельность).

По заданию штаба в ряде подразделений Интинского лагеря были созданы повстанческие группы по принципу пятерок.

В соответствии с планом намечалось ночью разоружение военизированной охраны, нападение на штаб и казармы ВОХР, Управление лагеря и Оперчекистский отдел, захват радиостанции и телефонного узла.

С целью получения аммонала и других взрывчатых веществ для изготовления бомб была завербована раздатчица аммонального склада вольнонаемная Маникина Ф. А.».

А вот еще одно дело. В Тагильском лагере в 1942 году выявлена повстанческая организация, в которую входили казахи и кумыки, осужденные за националистическую деятельность. Руководителем организации был заключенный Сафарбеков, до ареста работавший уполномоченным уголовного розыска Управления милиции Узбекской ССР.

По заранее разработанному плану бунтовщики планировали поджечь лагерные постройки, разоружить военизированную охрану и уйти из лагеря, пробраться на Кавказ и в Казахстан для организации повстанческих выступлений среди населения. По этому делу репрессировано 11 человек.

В 1943 году на строительстве Челябинского металлургического комбината «была раскрыта повстанческая организация, руководителем которой являлся Тряутвейн, бывший секретарь Красноярского РК ВКП(б) республики немцев Поволжья. Активными участниками организации являлись: бывший 2-й секретарь РК ВКП(б) Роот, а также бывшие партийные и советские работники Вебер, Генг, Мартенс и др.

Участники организации готовили вооруженное выступление среди немцев. Некоторые из участников организации оказались германскими разведчиками. Осуждено 32 участника организации».

В Северо-Уральском лагере в 1943 году ликвидирована повстанческая организация под названием «Железная гвардия», состоявшая из румын. Численность группы – 31 человек. Ею руководили заключенные «Кожухарь – немецкий разведчик, Пынзаро – бывший сотрудник немецкой полиции, Шугой – бывший комендант одной из окружных организаций румынской фашистской партии „Железная гвардия“, и другие». Участники организации готовили операцию по захвату оружия, освобождению заключенных и организации побега из лагеря. По делу осужден 31 человек.

Ликвидированная в Норильском лагере в 1944 году повстанческая организация «состояла из заключенных, бывших командиров латвийской армии». По делу было осуждено 13 человек, в т. ч. «полковники латвийской армии Рожинскис и Абольтинси, подполковники Пласс, Платай и др.».

Еще один групповой побег (30 человек) был предотвращен 27 января 1945 года в Джидинском лагере. Тогда с территории лагерного пункта, расположенного в 4 километрах от границы с Монголией, попыталось уйти в Маньчжурию группа во главе с начальником отделения военизированной охраны. Бандитами был убит комендант лагерного пункта.

Назад: Вооруженные побеги в годы войны
Дальше: Вредители не дремлют

Загрузка...