Загрузка...
Книга: Богатый ребенок, умный ребенок
Назад: Глава 11 Разница между хорошими и плохими долгами
Дальше: Глава 13 Другие способы повышения финансового IQ вашего ребенка

Глава 12
Обучение на настоящих деньгах

Когда мои мама и папа заявили, что у них нет денег, чтобы послать меня в колледж, я не расстроился. “Все нормально, — сказал я. — Мне не нужны ваши деньги, чтобы учиться дальше. Я найду способ самому заплатить за свое образование”. Я мог говорить так уверенно, потому что уже давно зарабатывал собственные деньги. Но вовсе не эти заработанные мной деньги должны были помочь мне получить диплом. Помочь мне должны были уроки, которые я получил, зарабатывая деньги. А началось все с того достопамятного дня, когда мой богатый папа лишил меня моих десяти центов в час. В девять лет я начал учиться выживать без посторонней помощи.
Я перестал помогать своему сыну и начал его учить
Недавно ко мне пришел один отец и с порога заявил:
— Думаю, мой сын может стать вторым Биллом Гейтсом. Брайану всего четырнадцать, но он уже серьезно интересуется бизнесом и инвестициями. А после того как я прочитал ваши книги, то понял, что только портил его. Стараясь помочь, я фактически становился у него на пути. Поэтому, когда он пришел ко мне и сказал, что ему нужны новые клюшки для гольфа, я предложил ему попробовать решить проблему по-другому.
— А каким образом вы становились у него на пути? — поинтересовался я.
— Я учил его работать ради денег. При таком подходе, если бы он пришел ко мне и попросил эти клюшки, я сказал бы ему, пусть сам заработает денег и купит себе клюшки. Но ваши книги заставили меня понять, что я учил его быть работягой-потребителем. Я убеждал его в необходимости трудиться за деньги, вместо того чтобы помочь ему стать богатым человеком, который знает, как заставить деньги работать на него.
— Так что же вы сделали по-другому?
— Я сказал ему походить по району и узнать, кому нужно сделать какую-нибудь работу. Раньше я дал бы ему карманные деньги и посоветовал сэкономить на них себе на клюшки.
— Очень интересно, — заметил я. — Вместо того чтобы внушать ему, что он заслуживает денег автоматически, вы посоветовали ему найти работу и заработать деньги.
Утвердительно кивнув, гордый собой отец продолжил: — Я думал, что он распсихуется, но его заинтересовала возможность начать собственное дело и добиться чего-то самому, а не просить деньги у меня. Так он и сделал, подрядившись стричь газоны на все лето, и вскоре у него уже были 500 долларов, которых с лихвой хватило бы на клюшки. Но потом я предпринял совершенно неожиданный ход.
— И что же вы сделали?
— Я привел его в брокерскую компанию, и он купил на 100 долларов быстрорастущих акций взаимных фондов. Я сказал ему, что эти деньги пойдут на оплату его обучения в колледже.
— Это хорошо, — заметил я. — Ну а потом вы разрешили ему купить клюшки?
— Э-э нет, — протянул гордый родитель, чуть не лопаясь от гордости в предвкушении моей реакции. — Потом я сделал то, что сделал бы ваш богатый папа.
— И что же это было? — осторожно поинтересовался я.
— Я забрал у него 400 долларов и сказал, что подержу их у себя, пока он не найдет активы, которые смогут купить ему клюшки.
— Что? — изумился я. — Вы сказали ему купить активы? Значит, вы еще больше затянули момент получения им заслуженного вознаграждения?
— Да. Вы сами писали, что затягивание момента вознаграждения — это важный эмоциональный фактор развития интеллекта. Поэтому я забрал его деньги и отложил день получения награды.
— А что произошло потом?
— Ну, примерно полчаса он бесился, но потом понял, чего я добивался. Как только он осознал, что я пытаюсь его чему-то научить, то начал думать. И после того, как он понял, в чем была моя цель, он усвоил урок.
— А в чем, собственно, состоял урок?
— Он вернулся ко мне и сказал: “Ты пытаешься сохранить мои деньги, ведь так? Ты не хочешь, чтобы я растранжирил их на набор клюшек для гольфа. Ты хочешь, чтобы я достал себе клюшки, и при этом не выпустить из рук мои деньги. Ты этому хотел меня научить, да?” — отец лучезарно улыбнулся. — Он усвоил урок. Он понял, что теперь он может сохранить свои трудовые деньги и все равно получить клюшки. Я был так горд за него.
— Надо же, — только и смог произнести я. — В четырнадцать лет он понял, что может получить клюшки и при этом сохранить деньги?
— Совершенно верно. Он понял, что может иметь и то и другое.
И опять я смог сказать только:
— Надо же, — а затем добавил: — Большинство взрослых так никогда и не усваивают этот урок. И как он добился своего?
— Он начал просматривать в газетах объявления в рубрике “Требуются…”. Потом он пошел в магазин принадлежностей для гольфа, познакомился там с профессионалами, чтобы узнать, чем они живут и в чем нуждаются. Через пару дней он пришел домой и сказал, что ему нужны его деньги. Он нашел способ сохранить их и получить клюшки.
— Расскажите подробнее, — попросил я, с интересом ожидая ответа.
— Через газету он нашел человека, который продавал торговые автоматы со сладостями. Затем он встретился со знакомым профессиональным игроком в гольф и попросил поговорить с владельцем магазина на предмет установки у него в зале двух автоматов. Игрок согласился, после чего сын пришел ко мне и попросил свои деньги. Мы пошли с ним к продавцу автоматов, купили две штуки и запас орешков и конфет всего на 350 долларов, а потом установили машины в магазине. Раз в неделю он забегал в магазин, чтобы перезарядить автоматы и забрать деньги. Через два месяца у него снова хватало денег на клюшки, даже с избытком. И вот теперь у него есть новые клюшки плюс стабильный доход с его шести автоматов, его активов.
— С шести? Я думал, что он купил только два!
— Так и было. Но как только он понял, что автоматы — это его активы, прикупил еще. И вот теперь его фонд на обучение в колледже стабильно растет, количество автоматов увеличивается, а времени и денег у него достаточно, чтобы играть в гольф сколько захочется, потому что ему не нужно работать за деньги, чтобы расплатиться за игру. Он собирается стать вторым Тайгером Вудсом, и мне не придется за это платить. Но что самое главное, он научился гораздо большему, чем в том случае, если бы я просто дал ему деньги.
— Похоже, вам придется делать выбор между Тайгером Вудсом и Биллом Гейтсом?
— Гордый отец рассмеялся.
— Знаете, это, в принципе, не имеет значения. Главное — он теперь знает, что сможет стать тем, кем захочет.
Он сможет стать, кем захочет
Мы долго обсуждали важность уверенности его сына в том, что он сможет стать, кем захочет.
— Мой папа говорил: “Успех заключается в том, чтобы стать тем, кем ты хочешь”, и, похоже, ваш сын уже добился успеха.
— Полагаю, у него все хорошо. Он никогда не входил в круг школьной “золотой молодежи”. Они называют это “следовать ритму другого барабана”. Поэтому теперь, когда у него свой бизнес и свои деньги, мой сын нашел собственную индивидуальность, обрел чувство личной безопасности. Ему не нужно стараться увеличить свою популярность среди толпы “золотых мальчиков”. Думаю, оказавшись под защитой собственной индивидуальности, он задумается о том, кем он хочет стать, а не будет просто пытаться выглядеть “крутым” в глазах друзей. Вся эта история добавила ему изрядную порцию уверенности в себе.
Я кивнул, припоминая свои последние годы в школе. С болью вспомнилось, что я так и остался чужаком, не войдя в круг своих ребят. Я не забыл, как тяжело и одиноко приходится тому, кого не признают и не принимают “крутые” одноклассники. Оглядываясь назад, я понимаю, что обучение у богатого папы помогло мне обрести чувство личной безопасности и уверенности, несмотря на “не слишком крутую” индивидуальность. Я хорошо понимал, что, хоть я и не был ни самым умным, ни самым “крутым” парнем в школе, но когда-нибудь стану богатым. А такая индивидуальность была нужна мне больше всего.
— Скажите, — попросил отец, возвращая меня от школьных воспоминаний к действительности, — чем бы еще вы дополнили обучение моего сына? Он уже многого добился, дела у него идут как нельзя лучше, но я знаю, что ему есть еще чему поучиться. Что вы посоветуете?
— Прекрасный вопрос, — ответил я. — Как у него дела с бумажной работой?
— Бумажной работой? — удивился родитель.
— Да, с документацией… с финансовыми отчетами. Все в ажуре?
— Нет. Он только каждую неделю отчитывается передо мной на словах и показывает выручку, собранную с автоматов, и счета за покупку сладостей для их перезарядки. Но никаких письменных финансовых отчетов. А это не слишком трудно?
— Думаю, он справится. Ничего особенно сложного в этом нет. Собственно говоря, для начала чем проще, тем лучше.
— Вы имеете в виду составление текущих финансовых отчетов, как в “Денежном потоке”?
— Да. Даже не таких сложных. Главное — чтобы по ним он мог составить общую картину своего финансового положения, а затем понемногу, но постоянно добавлял детали и проводил более тонкие различия. Когда он станет это делать, его финансовый IQ начнет расти, а вместе с ним — и его финансовые успехи.
— Для нас это не проблема, — заверил меня отец. — Я пришлю вам копию первого финансового отчета, который мы составим.
Мы пожали друг другу руки и отправились по своим делам. Примерно через неделю я получил по почте копию финансового отчета его сына. Выглядела она примерно так:

 

 

Я послал ответное письмо с поздравлениями и комментариями. Мои комментарии включали вопрос: “А где его личные расходы?” Его отец ответил по электронной почте: “Теперь он ведет учет личных расходов в отдельном финансовом отчете. Не хочет смешивать торговые издержки с личными расходами”.
Я тоже воспользовался электронной почтой: “Прекрасная идея. Очень важно знать разницу между личными расходами и средствами, вложенными в бизнес. Но как насчет налогов?” Ответ пришел незамедлительно: “Не хочу шокировать его раньше времени. Мы займемся этим в следующем году. Пока я даю ему почувствовать вкус победы. С налогами он — познакомится довольно скоро”.
Восемь месяцев спустя
Примерно восемь месяцев спустя его отец прислал мне по электронной почте копию последнего финансового отчета Брайана. “Хочу рассказать вам о последних успехах Брайана. Несмотря на последний спад на рынке, взаимный фонд, где он держит свои деньги на колледж, себя оправдал, и теперь у него там почти 6000 долларов. Он владеет уже девятью автоматами и подумывает о том, чтобы купить новый бизнес — монетные автоматы, такие же, как на игровых карточках в "Денежном потоке". Бумажной работы стало слишком много, и он нанял бухгалтера на полставки. Думаю, теперь самое время поговорить с ним о налогах и представить его фининспектору. Ему только что исполнилось пятнадцать и, по-моему, он уже готов ко встрече с реальным миром. Его табель финансовой успеваемости в полном порядке, и школьный тоже. После того как возросла его уверенность в себе, отметки тоже повысились”.
Дальше шла приписка: “P.S. Брайан даже завел себе подружку и учит ее тому, чему научился сам. Она говорит, что он ей нравится, потому что не похож на других ребят, и она думает, что у него большое будущее. Кстати, мне почему-то кажется, что бизнес интересует ее даже больше, чем его. Его самооценка и уверенность в себе взлетели почти до небес. Но самое главное заключается в том, что он учится стать тем, кем он сам хочет стать, а не пытается быть таким, каким его хотят видеть остальные ребята. Спасибо. Отец Брайана”.
Самые приятные моменты в моей работе
В подавляющем большинстве письма, которые мы получаем по электронной и обычной почте, содержат положительные и воодушевляющие отзывы. Искренне признателен всем, кто прислал нам слова сердечной благодарности. Они вдохновляют нас не останавливаться на достигнутом. Однако наряду с 99 процентами положительных откликов есть и отрицательные. Иногда приходят комментарии такого рода: “Вы не правы. Не могу с вами согласиться” или “Вы порочите все, что мне дорого”. Но, как я сказал, подавляющее большинство приходящей корреспонденции носит положительный характер, и мы говорим вам спасибо за вашу поддержку, которая придает нам силы двигаться дальше. Наряду с этим мы высоко ценим мнение тех, кто указывает нам на ошибки, и сделаем все, чтобы их исправить. Поэтому мы всегда рады узнать ваши мнения — как одобрительные, так и критические. Для нас это одинаково важно.
Нередко мне приходится читать и такие признания: “Вот если бы мне прочитать ваши книги и поиграть в ваши игры лет на двадцать раньше”. Таким людям я отвечаю: “Учиться никогда не поздно и спасибо за признание в том, что кое-что в вашей жизни можно было сделать иначе”. Но есть люди, которые защищают все, что они сделали в прошлом, обвиняют меня в надругательстве над всем, что им дорого, а потом продолжают делать то же, что и раньше, даже если эти методы больше не срабатывают. У многих из них была формула победы, которая обеспечивала им успех в прошлом, но затем перестала работать. А использование устаревшей, изжившей себя формулы победы неминуемо ведет к проигрышу.
Самые приятные моменты в моей работе связаны с откликами родителей, чьи дети взялись за учебу, чтобы обрести финансовую безопасность, финансовую независимость и финансовую уверенность. Дети, которые начинают свое финансовое образование, не дожидаясь, пока им исполнится двадцать лет, придают моей работе особый смысл. Получив возможность обеспечить себе определенную степень финансовой безопасности и финансовой уверенности в самом раннем возрасте, они получают все шансы построить свою жизнь по тому образцу, какой им нравится.
Прочный финансовый фундамент не может обеспечить вашему ребенку решение всех жизненных проблем. Фундамент — это всего лишь фундамент. Но если он достаточно прочен, то дети смогут спокойно расти и свободно принимать решения, которые позволят им прожить жизнь именно так, как они этого хотят.
Молодые будущие миллионеры
С тех пор как вышла в свет книга “Богатый папа, бедный папа”, ко мне приходят все новые и новые гордые родители, чтобы рассказать истории, похожие на те, что я приведу ниже. Каждая из них наглядно иллюстрирует инициативность и творческий потенциал конкретного ребенка и, на мой взгляд, по-своему поразительна.
Шестнадцатилетний юноша из Аделаиды, Австралия, пришел ко мне и сказал: “Прочитав вашу книгу и поиграв в "Денежный поток", я купил мой первый участок земли, продал часть его и положил в карман 100 тысяч долларов”. Далее он рассказал, что с помощью своего отца-адвоката он провел эту сделку по мобильному телефону, находясь в комнате для самостоятельных занятий в школе. “Моя мама беспокоится, что эти деньги вскружат мне голову, но этого не произойдет. Я знаю разницу между активами и пассивами и планирую потратить эти 100 тысяч на покупку новых активов — но только не на пассивы”.
Молодая девятнадцатилетняя девушка из Перта, Австралия, прочитав мою книгу, принялась исследовать окрестности и скупать дома для сдачи внаем, взяв в компаньоны собственную маму. Она сказала мне: “Мои доходы от аренды уже больше моей зарплаты продавщицы в магазине. Я не собираюсь останавливаться на достигнутом. Пока большинство моих друзей и подруг пьют в пабах пиво, я ищу, куда еще вложить деньги”.
На презентацию одной из моих книг в Окленде, Новая Зеландия, пришла двадцатишестилетняя мать-одиночка и сказала: “Я сидела на пособии, пока моя подруга-врач не дала мне вашу книгу и не предложила: "Давай предпримем что-нибудь вместе". Так мы и сделали. Мы с ней купили клинику, в которой она работала, причем заплатили всего 1000 долларов наличными, а остальную сумму покрыли из денег, проходящих через кассу клиники. Всего одна сделка позволила мне превратиться из матери-одиночки, вынужденной жить на пособие, в финансово свободного человека. Сегодня я сижу дома с ребенком и только наблюдаю за тем, как врачи торопятся на работу в мою клинику. Теперь мы с подругой ищем новые возможности вложения денег, благо времени на это у нас предостаточно”.
Поощряйте и оберегайте творческие способности вашего ребенка
Думаю, вы обратили внимание на то, что большинство из этих молодых людей не боялись использовать долги для своего обогащения. Они не говорили: “Действуй наверняка и не рискуй”. Их не учили бояться ошибок и провалов. Вместо этого их поощряли идти на риск и учиться. Если внушить ребенку страх перед возможными ошибками, то этим можно покалечить или даже подавить в зародыше его творческий потенциал. То же самое происходит, когда родители говорят: “Делай как мы”. А когда мы рекомендуем ему думать самостоятельно, идти на риск и искать собственные ответы, то тем самым пробуждаем таланты ребенка, поощряем и оберегаем его творческие способности.
Меня всегда поражает творческий потенциал молодежи. Рассказанные выше истории — это яркие примеры масштабности такого творчества. Поощряйте финансовое творчество ребенка, пока он не станет взрослым. Вместо того чтобы указывать детям, что им делать, позвольте им использовать природные творческие способности, найти собственные пути решения финансовых проблем и построить себе такую жизнь, которой им хочется.
Наибольший из всех возможных рисков
Один из наиболее частых отзывов, которые я получаю от родителей, играющих в “Денежный поток” со своими детьми: “Дети всегда у меня выигрывают. Они учатся намного быстрее, чем взрослые”. Этому есть много причин. Главная из них заключается в том, что детей пока еще не сковывает страх. У них впереди целая жизнь, и они знают, что если упадут, то всегда смогут снова подняться на ноги. Что же касается большинства взрослых, то чем старше мы становимся, тем больше боимся упасть.
Раз уж нам суждено учиться на ошибках, то наибольшему из всех возможных рисков подвергаются те, кому приходится слишком долго ждать, пока они начнут эти ошибки совершать. У меня есть знакомые, которые больше двадцати лет действуют по одной и той же устаревшей схеме, и сегодня многие из них испытывают большие финансовые трудности. Причина их проблем в том, что в молодости они сделали недостаточно много ошибок. Теперь у многих из них нет для этого ни времени, ни денег, причем первое из этих двух условий, время, нам неподвластно. Поэтому прошу вас: не пренебрегайте моим советом, поощряйте стремление ваших детей играть на настоящие деньги и набираться финансового опыта, который сослужит им бесценную службу и поможет поднять их финансовое благосостояние, когда они станут старше. Потому что больше всех рискуют те, кто не идет на риск и не учится на своих ошибках смолоду. Чем старше человек, тем непоправимее ошибки.
Назад: Глава 11 Разница между хорошими и плохими долгами
Дальше: Глава 13 Другие способы повышения финансового IQ вашего ребенка

Загрузка...