Загрузка...
Книга: После ссоры п-2
Назад: Глава 30
Дальше: Глава 32

Глава 31

Тесса

Наш разговор прерывает мой телефон: он вибрирует, подпрыгивая на комоде. Хардин берет его, смотрит на экран и говорит:

– Это Лэндон.

Протягивает трубку мне, и я отвечаю:

– Привет.

– Привет, Тесса, – говорит Лэндон. – В общем, мама просила позвонить и узнать, придешь ли ты к нам на Рождество?

Его мама такая милая. Готова поспорить, что она накроет отличный стол.

– Ну… да, я с удовольствием. Во сколько приходить? – спрашиваю я.

– В полдень. – Он смеется. – Она уже начала готовить, так что я бы на твоем месте ничего не ел до самого прихода сюда.

– Тогда уже начинаю голодовку, – шучу я. – Мне что-нибудь принести? Я понимаю, что Карен готовит намного лучше, чем я, но я тоже могу что-то сделать. Как насчет десерта?

– Да, можешь принести десерт… и еще… знаю, это так неловко, но если ты будешь против, то так и скажи. – Он понижает голос. – Просто они хотят пригласить Хардина и его маму. Но если вы с ним не в ладах…

– Да нет, все нормально. Вроде того, – перебиваю я.

Хардин удивленно изгибает брови, а я взволнованно ему улыбаюсь.

Лэндон облегченно выдыхает.

– Супер. Тогда, если тебе нетрудно, передай им приглашение.

– Обязательно, – обещаю ему я, а затем, вспомнив кое-что, добавляю: – Что мне купить им, в смысле, что подарить?

– Нет-нет, ничего не надо! Никаких подарков.

Я смотрю в стену, стараясь не обращать внимания на то, как на меня неотрывно смотрит Хардин.

– Понятно. Но раз я все равно принесу подарки, что лучше выбрать?

Лэндон добродушно вздыхает.

– Упрямая, как всегда. Ну, мама любит все, связанное с кухней, а Кен не откажется от пресс-папье…

– Пресс-папье? – ухмыляюсь я. – Это ужасный подарок.

Он смеется в ответ.

– Ну, я купил ему галстук, так что это уже не вариант. – Затем мрачно продолжает: – В общем, если что-то понадобится, звони. Меня просят помочь с уборкой, – говорит он и вешает трубку.

Когда я убираю телефон, Хардин тут же спрашивает:

– Ты пойдешь туда на Рождество?

– Да… не хочу ехать к матери, – отвечаю я и сажусь на кровать.

– Это понятно. – Он потирает подбородок указательным пальцем. – Может, останешься здесь?

Я делаю вид, что рассматриваю ногти, и отвечаю:

– Может… пойдешь со мной?

– А мама останется тут одна? – с усмешкой говорит он.

– Нет! Конечно, нет. Карен и твой отец хотят, чтобы она пришла… чтобы вы оба пришли.

Хардин смотрит на меня так, будто я несу полный бред.

– Ну да. И думаешь, маме захочется встречаться с моим отцом и его новой женой?

– Я… я не знаю, но было бы здорово собраться всем вместе.

Хотя я даже не представляю, как все может сложиться – в основном потому что не знаю, каковы сейчас отношения между Триш и Кеном, если они вообще общаются. И я не вправе просить их собираться вместе, ведь я не член их семьи. Черт, да я даже не девушка Хардина!

– Я так не думаю. – Он хмурится.

Несмотря на происходящее между мной и Хардином, мне было бы приятно провести Рождество с ним, но я все понимаю. Даже заставить его пойти к отцу на праздник одного, без мамы, было бы трудно.

Так как определенная часть моего мозга обожает справляться с поставленными задачами, задумываюсь над тем, что должна купить подарки для Лэндона и его родителей и, может, что-нибудь для Триш. Но что именно? Надо идти прямо сейчас – уже пять, а значит, у меня остается только сегодняшний вечер, ведь завтра сочельник. Не знаю, должна ли я дарить что-то Хардину. Думаю, вряд ли. Было бы странно покупать ему подарок сейчас, когда мы находимся в такой непонятной стадии отношений.

– В чем дело? – спрашивает Хардин, удивленный моим долгим молчанием.

Я устало вздыхаю.

– Мне надо в торговый центр. Вот что получается, если оказываешься бездомным на Рождество, – говорю я.

– Мне кажется, неумение планировать никак не связано с отсутствием дома, – подшучивает он.

Он еле заметно улыбается, но его глаза ярко горят…

Он что, флиртует? Эта мысль забавляет меня, и я закатываю глаза.

– Неумение планировать – это не про меня.

– Ну конечно… – с иронией говорит он, и я делаю вид, что замахиваюсь на него рукой.

Он хватает меня за запястье, чтобы остановить «нападение». Все тело наполняет знакомое тепло, и я ловлю его взгляд. Хардин быстро убирает руку, и мы оба отводим глаза. Между нами повисает напряженное молчание, и тогда я встаю, чтобы обуться.

– Поедешь прямо сейчас?

– Да… торговый центр работает до девяти, – напоминаю я.

– Одна? – Он неуклюже переступает с ноги на ногу.

– А ты хочешь пойти? – Я знаю, что это не лучшая идея, но если я желаю хотя бы попытаться двигаться вперед, то почему бы не отправиться вместе за покупками, правда?

– Пойти с тобой по магазинам?

– Ну да… но если не хочешь, то ничего страшного, – неловко добавляю я.

– Нет, я хочу. Просто… не думал, что ты меня позовешь.

Я киваю, беру телефон и сумку, затем выхожу в гостиную, а Хардин идет за мной.

– Мы ненадолго в торговый центр, – сообщает Хардин маме.

– Вдвоем? – нарочно спрашивает она, отчего ее сын закатывает глаза. Когда мы подходим к двери, она кричит вслед: – Тесса, детка, можешь оставить его здесь – я не против.

Я смеюсь.

– Буду иметь в виду, – отвечаю я и иду за ним наружу.

 

Когда Хардин заводит машину, я слышу знакомую мелодию фортепьяно. Он спешит сделать потише, но уже слишком поздно. Я смотрю на него с самодовольным видом.

– Они просто мне понравились, понятно? – оправдывается он.

– Конечно, – дразню его я и делаю звук погромче.

Если бы все всегда было так! Если бы этот легкий флирт, это полное компромиссов общение могло бы длиться вечно! Но этого не будет. Не может быть. Нам действительно надо обсудить все, что произошло, и все, что будет происходить дальше. Я знаю, что нам о многом надо поговорить, но за один раз эту проблему не решить, даже если я буду настаивать. Я хочу подобрать для этого нужное время, а до тех пор просто не спешить.

Большую часть пути мы проводим молча, потому что все слова за нас произносит музыка. Когда мы приближаемся к входу в «Мейси», Хардин говорит:

– Я высажу тебя у двери, – и я киваю.

Я становлюсь под вентиляционной трубой, пытаясь согреться, а Хардин паркуется и затем спешит ко мне по холодной улице.

Целый час я рассматриваю кухонные наборы разных цветов и размеров и наконец решаю купить Карен набор форм для выпекания. Уверена, у нее их и так немало, но, похоже, сад и кухня – ее единственные увлечения, а времени выбрать что-то другое у меня нет.

– Можем отнести это в машину, а потом докупить остальное? – спрашиваю я Хардина, с трудом удерживая в руках огромную коробку.

– Давай я отнесу. Стой здесь, – говорит он и забирает коробку.

Как только он уходит, я пробираюсь в мужской отдел, где сотни галстуков в подарочных упаковках издевательски напоминают, что Лэндон уже воспользовался этим легким вариантом. Я продолжаю рассматривать полки, но не представляю, что купить, – раньше мне никогда не приходилось выбирать «подарок папе».

– Там чертовски холодно, – вернувшись, сообщает Хардин, он дрожит и потирает ладони.

– Ну, может, выходить в метель в одной футболке – не лучшая идея.

Он закатывает глаза.

– Я бы поел, что скажешь?

Отправляемся на фуд-корт: Хардин находит свободное место, и я караулю столик, пока он покупает нам пиццу в единственном приличном кафе из всех имеющихся. Через несколько минут он возвращается с двумя полными тарелками. Я достаю салфетку, беру себе кусочек и начинаю есть.

– Какая элегантность, – смеется он, когда я вытираю рот, откусив кусок пиццы.

– Заткнись, – говорю я и откусываю еще.

– Здорово… правда? – спрашивает он.

– В смысле? Пицца? – наивно спрашиваю я, хотя знаю, что он говорит не о еде.

– Что мы тут вместе. Давно такого не было.

– Да… – Я откусываю кусок побольше, чтобы можно было еще немного помолчать.

– Ты давно уже думаешь о том, чтобы двигаться вперед?

Я медленно прожевываю и не спеша запиваю водой.

– Ну, несколько дней. – Я не хочу, чтобы результатом этой беседы стал скандал, но все же добавляю: – Нам еще о многом надо поговорить.

– Я знаю, но я так…

Его зеленые глаза округляются, и он пристально смотрит на что-то позади меня. Оборачиваюсь, и внутри у меня все сжимается: я замечаю яркую копну рыжих волос. Стеф. А рядом с ней Тристан, ее парень.

– Давай уйдем, – говорю я и встаю, оставив поднос с едой на столе.

– Тесса, ты купила только один подарок. Да и вряд ли они нас увидели.

Когда я снова оборачиваюсь, Стеф с явным изумлением ловит мой взгляд. Не знаю, чему она удивилась больше – мне или тому, что вместе со мной Хардин. Вероятно, и тому и другому.

– Еще как увидели.

Парочка подходит к нашему столику. Мои ноги будто приросли к полу.

– Привет, – неловко здоровается Тристан.

– Привет, – отвечает Хардин, потирая затылок.

Ничего не говоря, я смотрю на Стеф, а затем беру со стола свою сумочку и ухожу.

– Тесса, подожди! – кричит она вслед. Пытаясь догнать меня, она громко топает каблуками по плиточному полу. – Мы можем поговорить?

– О чем поговорить, Стеф? – резко отвечаю я. – О том, как моя первая и практически единственная подруга позволила мне унизиться перед всеми?

Хардин и Тристан переглядываются, явно не понимая, следует ли им вмешаться.

Стеф вскидывает руки и кричит:

– Извини, ясно?! Я знаю, что должна была тебе рассказать, – но я думала, что он все скажет!

– И этим ты надеешься все уладить?

– Нет, я не надеюсь, но мне очень жаль, Тесса. Я понимаю, что должна была все рассказать.

– Но не рассказала. – Я скрещиваю руки на груди.

– Мне не хватает наших встреч, я скучаю по тебе, – говорит она.

– Уверена, тебе правда не хватает того человека, над кем всегда можно посмеяться.

– Это не так, Тесса. Ты мой… ты была моим другом. Я знаю, что облажалась, но мне правда очень жаль.

Ее извинения застают меня врасплох. Но я успокаиваюсь и отвечаю:

– Что ж, я не могу тебя простить.

Она хмурится. А потом на ее лице проступает ярость.

– Но его ты можешь простить? Он все это затеял – и его ты простила. Это, блин, по-твоему, нормально?

Мне хочется нагрубить ей в ответ, даже обозвать, но понимаю, что она права.

– Я не простила его, я просто… сама не знаю, что я делаю, – всхлипываю я и закрываю лицо руками.

Стеф вздыхает.

– Тесса, я не надеюсь, что ты так просто все забудешь, но хотя бы дай мне шанс. Мы можем погулять, только мы вчетвером. От нашей компании все равно ни хрена не осталось.

Я поднимаю глаза.

– В каком смысле?

– Ну, с тех пор как Хардин выбил из Джейса все дерьмо, тот стал настоящим засранцем. Поэтому мы с Тристаном держимся в стороне от всех.

Я перевожу взгляд на Хардина и Тристана, которые наблюдают за нами, а потом снова смотрю на Стеф.

– Хардин избил Джейса?

– Ну да… в прошлую субботу. – Она хмурит брови. – Он ничего тебе не сказал?

– Нет…

Я хочу узнать как можно больше, прежде чем Хардин подойдет к нам и не даст Стеф ничего сказать, но она настроена добиться моего расположения, поэтому тараторит без умолку:

– В общем, все из-за того, что Молли проболталась Хардину про то, как Джейс подстроил все… ну, понимаешь, – тихо добавляет она, – рассказать тебе при всех. – И подхихикивает. – Серьезно, он сам нарвался, а видела бы ты лицо Молли, когда Хардин практически оттолкнул ее в сторону. Правда, ну и сцена, только фотографировать!

Я размышляю о том, что Хардин отшил Молли и побил Джейса в ту самую субботу, когда он приехал ко мне в Сиэтл, но вдруг слышу голос Тристана.

– Дамы, – обращается он к нам, будто предупреждая, что подходит Хардин.

Хардин берет меня за руку, а Тристан начинает тянуть за собой Стеф, но она на мгновение останавливается и, глядя мне в глаза, говорит:

– Тесса, просто подумай об этом, ладно? Я скучаю по тебе.

Назад: Глава 30
Дальше: Глава 32

Загрузка...