Загрузка...
Книга: Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры
Назад: Дело Сырцова-Ломинадзе
Дальше: Глава 2 ВЛАСТЬ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА. 1931–1932 гг

Смещение Рыкова

Хотя Сталину не удалось связать напрямую группу Сырцова-Ломинадзе и лидеров «правого уклона», на заседании Политбюро и Президиума ЦКК 4 ноября «правых» поминали не единожды. Особенно сильным нападкам подвергался Рыков, по поводу которого Сталин заявил: «Председатель Совнаркома существует не для украшения, а для того, чтобы он в ежедневной практической работе проводил в жизнь указания партии, в выработке которых он сам принимает участие. Делается это или нет? Нет, к сожалению, не делается. Вот в чем дело и вот откуда наше недовольство. И это, конечно, долго продолжаться не может». Эта явная угроза была лишь одним из элементов подготовки смещения Рыкова, которую Сталин вел в течение многих месяцев.

Одержав победу над правыми, Сталин не торопился закрепить ее организационно, проявляя заметную осторожность в выстраивании новых взаимоотношений в Политбюро. Вывод Бухарина, Томского и Рыкова из Политбюро осуществлялся постепенно и с определенными предосторожностями. Бухарина исключили из Политбюро в ноябре 1929 г. Томского не избрали в Политбюро на новый срок после XVI съезда партии, в июле 1930 г., когда формировались новые руководящие органы ВКП(б). Рыков вошел в новый состав Политбюро и оставался в нем еще несколько месяцев, до декабря 1930 г. Вместе с тем Сталин не мог позволить себе и излишнюю осторожность. Провалы «генеральной линии» объективно усиливали позиции «правых». При определенных обстоятельствах вполне могла возникнуть идея новой консолидации руководства. Идея тем более естественная, что Рыков по-прежнему занимал ключевые посты в партийно-государственном аппарате. Фактор Рыкова и судьба поста председателя СНК представляли для Сталина одну из значительных политических проблем на этом этапе.

Рыков был одним из старейших и заслуженных членов партии, в которую он вступил в семнадцатилетнем возрасте уже в 1898 г. Не закончив учебу на юридическом факультете Казанского университета, он стал профессиональным революционером-подполыциком. Активно участвовал в революции 1905–1907 гг. Неоднократно арестовывался, ссылался. В первом советском правительстве Рыков занимал важный пост наркома внутренних дел. В годы Гражданской войны занимался организацией экономики, снабжением Красной армии. Будучи одним из создателей системы «военного коммунизма», он не стал ее активным приверженцем. В своих работах военного периода Рыков, как отмечает современный исследователь его государственной деятельности, «предстает перед нами, скорее, практиком, внимательно присматривающимся к окружающей действительности, не впадающим в крайности, готовым к компромиссу […]». После смерти Ленина Рыков сменил его на посту председателя Совнаркома. Это не означало, что Рыков стал преемником Ленина, но, несомненно, свидетельствовало о том, что он был одним из самых влиятельных советских лидеров. Возглавляя правительство, Рыков объективно, в силу занимаемой должности, обладал значительной властью, держал в своих руках важнейшие механизмы управления страной. Сталину было трудно контролировать деятельность СНК, тем более что по сложившейся в 1920-е годы традиции правительственные органы обладали значительной самостоятельностью. Определенную роль играло и то, что Рыков по национальности был русским, выходцем из крестьянской семьи и в силу этого больше подходил на роль лидера крестьянской России, чем Сталин и его закавказские соратники.

Более опытный и сдержанный, Рыков не допускал столь откровенных политических ошибок, как, например, Бухарин. Несмотря на политическое поражение, Рыков старался вести себя осмотрительно, но с достоинством. Осуждая свои прошлые ошибки в выступлениях на различных партийных собраниях, он пытался не переступить определенной грани, сохранить политическое лицо. Вынужденный проводить сталинскую политику скачков, Рыков при каждом удобном случае сигнализировал о нарастании экономических диспропорций и предлагал решения, которые объективно противоречили курсу Сталина. В Политбюро, которое состояло в основном из политических «комиссаров», Рыков единственный достаточно основательно разбирался в проблемах повседневной экономической жизни и административной практики. Это, скорее всего, также заставляло Сталина терпеть Рыкова во главе правительства. Долгие месяцы Рыков подвергался различным нападкам, обвинялся в сочувствии «вредителям» и «антипартийным элементам», но оставался на своем посту.

Непосредственную подготовку к смещению Рыкова Сталин начал осенью после XVI съезда партии. Впервые, судя по известным документам, Сталин сообщил о своем намерении убрать Рыкова Молотову в письме с юга 13 сентября 1930 г. Письмо было конфиденциальным и предназначалось пока только Молотову. «Наша центральная советская верхушка (СТО, СНК, Совещание замов) больна смертельной болезнью, — писал Сталин. — СТО из делового и боевого органа превратился в пустой парламент. СНК парализован водянистыми и по сути антипартийными речами Рыкова. Совещание замов […] имеет тенденцию превратиться в штаб […], противопоставляющий себя Центральному комитету партии. Ясно, что так дальше продолжаться не может. Нужны коренные меры. Какие, — об этом расскажу по приезде в Москву». До принятия этих «коренных мер» Сталин требовал тщательнее следить за Рыковым и правительственным аппаратом, в котором были сильны «кондратьевско-пораженческие» настроения.

Это письмо Сталина во многом объясняло его представление о реальной практике управления государством. Несмотря на политическую победу и овладение партийным аппаратом, Сталин чувствовал определенное противодействие своему курсу со стороны правительственных структур. В значительной степени это противодействие имело объективный характер. Поддерживаемые Рыковым, руководители экономических институтов, прежде всего финансовых органов, старались смягчить разрушительные последствия новой «генеральной линии» при помощи корректирующих решений по отдельным конкретным вопросам. Сталин чувствовал наличие этого глухого противодействия и по своей привычке возводил его в дело политического принципа и влияния чиновников-«вредителей». Особую ненависть Сталина, как видно из письма, вызывало совещание замов — совещание председателя СНК и СТО СССР и его заместителей. Создание этого рабочего органа правительства не предусматривалось Конституцией СССР. Совещание замов было образовано Рыковым и его заместителями по СНК в январе 1926 г. и в мае 1926 г. узаконено решением Политбюро. Совещание создавалось для выработки плана работы СНК и СТО СССР, составления повесток их заседаний и рассмотрения «отдельных административных вопросов, которые не нуждаются во внесении в СНК и СТО». Со временем совещание замов приобрело большое влияние. Собираясь раз в неделю в зале заседаний СНК и СТО СССР, оно оперативно решало многие принципиальные вопросы. Членами совещания замов, помимо Рыкова и его заместителей, были руководители ключевых государственных ведомств (председатель СНК РСФСР, наркомы финансов, земледелия, торговли, путей сообщения, председатели ВСНХ, Госплана, Госбанка СССР). Формально числились членами совещания Сталин, Калинин, Молотов, Ворошилов. Все распоряжения по совещанию (относительно включения в его состав новых членов, составления повесток заседания и т. д.) давал лично Рыков. В существовании этой влиятельной структуры Сталин усматривал угрозу монополии власти Политбюро, в котором он уже добился безусловного большинства.

Вопреки заявленному в письме от 13 сентября намерению отложить решение вопроса о Рыкове до своего возвращения в Москву Сталин решил форсировать события. Уже 22 сентября в новом письме Молотову он предложил «разрешить окончательно вопрос о советской верхушке» — убрать из Совнаркома Рыкова и его заместителя В. В. Шмидта и провести реорганизацию правительства. Сталин предлагал сократить число членов Совета Труда и Обороны, организовать Комиссию исполнения при СНК с целью проверки выполнения решений центра, а также упразднить совещание замов председателя СНК как постоянно действующий орган. Обязанности председателя СНК Сталин предложил возложить на Молотова. На этот раз Сталин просил Молотова обсудить все эти предложения «в тесном кругу близких друзей» и сообщить их возможные возражения.

Для рассмотрения письма Сталина «тесный круг», фактически фракционное совещание, от которого были отсечены значительная часть членов и кандидатов в члены Политбюро, собрался 7 октября 1930 г. По договоренности между собой («Мы здесь условились, чтобы каждый из нас написал свои соображения», — сообщал в своем письме Сталину Л. М. Каганович) каждый из участников этого узкого совещания направил Сталину собственное письмо по данному вопросу. Общий же ход обсуждения и его итоги изложил Сталину Ворошилов в письме от 8 октября. Прежде всего Ворошилов сообщил о единогласной поддержке идеи смещения Рыкова: «Дольше терпеть нынешнее положение невозможно». Однако по вопросу о новой кандидатуре мнения разделились. «Я, Микоян, Молотов, Каганович и отчасти Куйбышев считаем, что самым лучшим выходом из положения было бы унифицирование руководства. Хорошо было бы сесть тебе в СНК и по настоящему, как ты умеешь, взяться за руководство всей страной», — писал Ворошилов. Далее Ворошилов постарался обосновать это предложение. Во-первых, льстил он Сталину, «в данный момент, как, пожалуй, никогда раньше, на СНК должен сидеть человек, обладающий даром стратега». Во-вторых, порядок, при котором «штаб и главное командование» находились на Старой площади (там располагался аппарат ЦК ВКП(б)) был, по мнению Ворошилова, «тяжеловесен, мало гибок и […] организационно нечеток». «Ленин, — писал Ворошилов, — и в нынешней обстановке сидел бы в СНК и управлял бы партией и Коминтерном». Стремясь предупредить возражения Сталина, Ворошилов написал о возможных препятствиях к принятию подобного решения: «Они в общем сводятся к трем группам. 1. Международные вопросы. 2. Твое личное настроение и 3. Вопросы непосредственного партруководства». Два первых пункта Ворошилов расшифровывать не стал, так и не прояснив, что он имел в виду под «международными вопросами» (скорее всего, ослабление участия Сталина в коминтерновских делах и нежелательную международную реакцию на слишком откровенную демонстрацию партийной монополии на власть в СССР). Однако хорошо ориентируясь в вопросах большой кремлевской политики и зная настроения и склонности Сталина, Ворошилов специально и достаточно подробно остановился на проблеме «непосредственного партруководства», иными словами, на угрозе отвлечения внимания Сталина от управления партийными делами. Такая угроза, признавал Ворошилов, действительно существует. Однако ее Ворошилов отвел при помощи чисто демагогического приема, вновь ссылаясь на пример Ленина: «Думаю […] нет никаких оснований полагать, что партия и ее органы на 1930 г. менее организованы, прочны (во всех отношениях) и пр., чем то было 10 лет тому назад».

Письмо Ворошилова отражало его точку зрения по поводу смены руководства СНК, а также его понимание позиций отдельных членов Политбюро по данному вопросу. Письма других членов Политбюро Сталину несколько корректировали картину, представленную Ворошиловым. Однозначно в поддержку идеи о «едином руководстве» («как это было при Ильиче») высказался Микоян. Возможно, что столь же однозначно выступал Куйбышев, но его письмо, если оно и было, пока не обнаружено. Что касается Кагановича и Молотова, которых Ворошилов называл в числе своих сторонников, то с ними дело обстояло не столь просто. Молотов в письме Сталину от 9 октября отметил «огромные плюсы» от назначения на пост председателя СНК Сталина, особенно в условиях, когда авторитет СНК упал. Однако одновременно он выдвинул также аргументы против такого решения: Сталин не сможет как прежде руководить Коминтерном и партией (в связи с чем не исключено вообще упразднение поста генерального секретаря ЦК ВКП(б)). В конечном счете от четкого определения своей позиции Молотов ушел. «Во всяком случае этот вопрос можно и должно обсудить только вместе с тобой», — заключил он. Что касается собственной кандидатуры, то Молотов заявил демонстративный самоотвод, посетовав на свою слабость как работника и недостаточную авторитетность.

Столь же обтекаемым было и письмо Кагановича, который, как обычно, чрезвычайно старался угодить Сталину и фактически оставлял решение вопроса на полное его усмотрение, заранее соглашаясь с любым результатом. «Из уст партийцев зачастую можно услышать примерно такое: “Вот бы поставить Сталина, это было бы по-настоящему […]” Конечно, это было бы по-настоящему, и партия, и широчайшие массы приняли бы это как настоящее», — писал Каганович 9 октября. Однако тут же высказал свои сомнения: «Во-первых, не сузит ли это решение размаха Вашей работы в частности по коминтерновской линии и, во-вторых, во внутрипартийной жизни. Ведь в особенности в последние годы руководящая роль партии и ЦК поднялась на небывалую высоту и это, т. Сталин, без преувеличения говоря, только благодаря Вам. Основные главные стратегические маневры в хозяйстве, в политике определялись, будут и должны определяться Вами, где бы Вы ни были. Но лучше ли станет, если бы произошла перемена, сомневаюсь. Детальные вопросы хозяйства могут даже отвлечь от обозрения всего поля боя». Все это, делал вывод Каганович, заставляет «остановиться на кандидатуре Молотова».

Более прямой и менее дипломатичный Орджоникидзе в своем письме от 9 октября высказался достаточно определенно: «Конечно, вместо Рыкова надо посадить Молотова».

Судя по письму Ворошилова, ряд членов Политбюро не приняли также предложение о создании Комиссии исполнения. «Куйбышев первый, за ним и я, и Серго высказали сомнения в целесообразности существования такой комиссии», — сообщал Ворошилов. Особенно недоволен был Орджоникидзе, который «опасается, что созданием КИ вносится некоторый элемент, ослабляющий роль РКИ (Наркомата рабоче-крестьянской инспекции, которым руководил Орджоникидзе. — О. X)».

Итак, на основании этих писем можно достаточно подробно воссоздать ход встречи в «узком кругу близких друзей». 7 октября в Москве собрались шесть человек: К. Е. Ворошилов, В. М. Молотов, В. В. Куйбышев, Л. М. Каганович, А. И. Микоян и Г. К. Орджоникидзе. Другие члены Политбюро, работавшие в Москве, — Калинин и Рудзутак — находились на отдыхе (впрочем, скорее всего, они и не входили в группу «близких друзей»), С. М. Киров и С. В. Косиор, руководители Ленинграда и Украины, также были членами Политбюро, но, как обычно, редко появлялись в Москве. Рыкова, формально все еще входившего в Политбюро, по понятным причинам на встречу также не приглашали.

Открыл совещание, скорее всего, Молотов, которому и были адресованы письма Сталина. Задача Молотова заключалась в том, чтобы проявить должную «скромность» и не выказать особой заинтересованности в новой высокой должности. По этой причине Молотов больше говорил о своей неготовности занять столь высокий пост. «Он выражал сомнения, насколько он будет авторитетен для нашего брата и, в частности, для Рудзутака (Рудзутак был заместителем председателя СНК СССР. — О.Х.), но это, конечно, чепуха. Все мы будем его поддерживать, в том числе, я думаю, и Рудзутак. Если бы впоследствии мы ошиблись, тогда Рудзутака можно перевести на другую работу», — сообщал Сталину об этом эпизоде обсуждения Орджоникидзе.

На этот эпизод обсуждения инициатив Сталина необходимо обратить особое внимание. Сравнение Молотовым уровня «авторитетности» Рудзутака и своей собственной свидетельствовало о том, что в кругу высших руководителей по-прежнему существовала своеобразная иерархия, основанная пока не на степени приближенности к Сталину (с этой точки зрения Молотов стоял намного выше Рудзутака), а на прежних заслугах. Эта иерархия была важной составной частью системы «коллективного руководства». Вместе с тем заявление Орджоникидзе о возможности в случае необходимости перевода Рудзутака на другой пост было показателем того, что эта иерархическая пирамида была скорее пережитком прошлого, чем реально действующим политическим фактором.

Однозначно высказавшись на заседании 7 октября за кандидатуру Молотова, Орджоникидзе в обоснование своей позиции сослался на свои прежние разговоры со Сталиным. Он, в частности, утверждал, что Сталин всегда возражал против своего выдвижения в председатели СНК по причине «нецелесообразности уже в данный момент полного (в том числе и внешнего, перед всем миром) слияния […] партийного и советского руководства». Судя по письму Молотова, информацию Орджоникидзе об опасениях Сталина подтвердил также Ворошилов. Однако Ворошилов не считал эти опасения основательными. Так же думал Микоян и, судя по всему, Куйбышев. Что касается Кагановича и Молотова, то на них обсуждение в «кругу близких друзей», видимо, произвело определенное впечатление. В отправленных через два дня после встречи письмах Сталину выражалось понимание негативных последствий возможного назначения Сталина, о которых, кстати, сам Сталин в письмах Молотову даже не упоминал. Можно сказать, что Каганович и Молотов, обдумав услышанное от Орджоникидзе и Ворошилова, изменили свою позицию. Этим и объясняется противоречие между утверждениями Ворошилова о поддержке Кагановичем и Молотовым предложения о назначении Сталина и содержанием писем самих Молотова и Кагановича, в которых они склонялись к варианту, предложенному Сталиным.

Обсуждение в «узком кругу» в значительной мере выявило настроения Сталина, его ближайших соратников, а также взаимоотношения в руководстве партии на начальном этапе утверждения Сталина в качестве безусловного лидера Политбюро. Сила Сталина заключалась в том, что, фактически не отвечая за конкретные направления хозяйственно-политического руководства, он имел возможность сосредоточиться на решении кадровых вопросов и контроле над партийным аппаратом. Лишь эпизодически Сталин вмешивался в решение тех экономических или социальных проблем, которые либо имели, по его мнению, принципиальное политическое значение, либо могли принести ему определенную политическую выгоду. Это крайне удобное положение постороннего наблюдателя и арбитра объективно не могло остаться неизменным при назначении Сталина председателем СНК.

Легко предположить, что у Сталина не было желания взваливать на себя огромный груз управления правительством. Это требовало немалого опыта и навыка решения изматывающих повседневных проблем, которые у Сталина отсутствовали. Это предполагало огромные физические нагрузки, которых Сталин всегда избегал. Это ограничивало возможности Сталина для политических маневров и возлагало на него прямую ответственность не только за политические решения, но и за повседневную реализацию того курса, который уже в 1929–1930 гг. вызвал крайнее напряжение социально-экономической ситуации. Все это удерживало Сталина от соблазна занять пост председателя правительства и формально закрепить свое положение наследника Ленина. Однако затянувшееся председательствование Рыкова в Совнаркоме дает возможность предположить, что Сталин колебался, долго взвешивал плюсы и минусы, прежде чем решился отдать пост председателя СНК Молотову. Косвенно отражением скрытых стремлений Сталина может служить тот факт, что через десять лет он все-таки забрал этот пост себе.

Согласование в Политбюро вопроса о новом руководителе СНК и колебания Сталина могли быть одной из причин длительной подготовки созыва пленума ЦК ВКП(б), на котором предстояло утвердить соответствующее постановление. Впервые вопрос о созыве очередного пленума ЦК был поставлен на Политбюро 15 сентября 1930 г., однако точную дату созыва в этот день не установили. 29 сентября Политбюро вновь вернулось к решению о пленуме и постановило созвать его 5 декабря.

За время подготовки к пленуму были произведены существенные кадровые перестановки в ВСНХ, Госплане и Наркомате финансов, наносившие косвенные удары по Рыкову. Идейная связь Рыкова с оппозиционерами и «вредителями», как уже говорилось, всячески подчеркивалась на объединенном заседании Политбюро и Президиума ЦКК 4 ноября 1930 г. при рассмотрении дела Сырцова и Ломинадзе. На следующий день, 5 ноября, по докладу Сталина Политбюро утвердило повестку дня предстоящего пленума. На пленум предполагалось вынести рассмотрение контрольных цифр на 1931 г., отчет Наркомата снабжения о снабжении мясом и овощами, доклад Центросоюза о работе потребкооперации. 20 ноября Политбюро вновь перенесло начало пленума на 15 декабря. 30 ноября повестка дня была пополнена вопросом о перевыборах Советов.

11 декабре 1930 г. Политбюро обсудило проекты постановлений по основным вопросам пленума, но буквально накануне его созыва, 14 декабря, вновь перенесло открытие пленума, на этот раз на 17 декабря. Смысл этого переноса стал ясен на следующий день. 15 декабря член Президиума ЦКК ВКП(б) И. А. Акулов по поручению Президиума направил в Политбюро специальное письмо, в котором предлагал созвать не пленум ЦК, а объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б). Обычно объединенные пленумы ЦК и ЦКК собирались для решения важнейших партийно-государственных проблем. До декабря 1930 г. такой объединенный пленум последний раз собирался в апреле 1929 г. для окончательного разгрома группы «правых». На этот раз Акулов мотивировал необходимость созыва объединенного пленума обсуждением «крупных хозяйственных вопросов». Хотя на самом деле это, несомненно, было связано с предстоящим смещением Рыкова. Предложение Акулова было принято.

Маневры вокруг созыва пленума свидетельствовали о том, что Сталин до последнего момента старался не демонстрировать свои истинные планы в отношении Рыкова. Эта линия была продолжена и на самом пленуме, где вопрос о Рыкове возник как бы случайно, между делом. Первые два дня работы пленума, казалось, не предвещали никаких организационных вопросов. Шло обычное обсуждение повестки дня, произносились традиционные отчетно-бюрократические речи. Признаки подготовленной атаки против Рыкова появились на третий день пленума. Утром 19 декабря выступление Рыкова в прениях по докладу Куйбышева о контрольных цифрах на 1931 г. несколько раз прерывалось репликами с мест, в которых ему напоминали о прежних «грехах» и требовали покаяния. Рыков защищался, достаточно резко заявил, что бессмысленно вспоминать «старые споры», хотя в последних словах выступления вновь заявил о своей лояльности: «Я в величайшей степени убежден в том, что генеральная линия партии является единственно правильной линией, что достигнутые успехи говорят об этом с полной и безусловной категоричностью, что всякое — как теперь принято называть наиболее гнусную форму борьбы — двурушничество, пассивность, нейтральность являются для члена партии совершенно недопустимыми». Несмотря на это, выступавшие затем участники пленума наперебой осуждали Рыкова, обвиняли его в неискренности, называли его речь оппортунистической.

На вечернем заседании 19 декабря с заключительным словом выступил Куйбышев. Оставив в стороне предмет своего доклада — хозяйственный план на 1931 г., Куйбышев начал обличать Рыкова и фактически предложил снять его с поста председателя Совнаркома. «Я считаю, — говорил он, — что между советской и партийной верхушкой при выполнении такого исключительно трудного плана, который стоит перед нами в 31 г., требуется огромная сплоченность. Ни малейшей щелки не должно быть между соваппаратом и возглавляющими его товарищами и руководством партии […] То обстоятельство, что тов. Рыков не стал в ряды активных борцов за генеральную линию, не стал борцом против системы взглядов, вредность которой он сам признал, показывает, что такая щелка есть, пока тов. Рыков возглавляет соваппарат […] Выходит так, что есть ЦК и его руководство в лице Политбюро, Пленума ЦК, это руководство охвачено величайшим воодушевлением социалистической стройки, ведет пролетариат на все новые и новые бои, ожесточенно борется с классовыми врагами и со всякими проявлениями, хотя бы даже завуалированными, враждебной классовой идеологии, и есть верхушка советского государства, которая делает, “что может”! Так дальше продолжаться не может […]».

С. В. Косиор, получивший слово в заключение пленума, предложил освободить Рыкова от обязанностей председателя Совнаркома СССР и члена Политбюро, утвердив новым председателем СНК Молотова, а членом Политбюро Орджоникидзе. Пленум принял эти предложения единогласно.

Смещение Рыкова прошло без видимого участия Сталина. Однако во всей этой операции чувствовалась его рука. Начиная от подготовки пленума и заканчивая формулировками о разрыве между партийным и советским руководством, высказанной Сталиным еще в сентябре в письме Молотову и не раз повторенной на декабрьском пленуме. Выступая на пленуме, Молотов предал гласности, не называя, конечно, авторства, предложения Сталина о реорганизации Совнаркома: изменении состава СТО и создании Комиссии исполнения. Долго и тщательно готовившаяся акция против руководства Совнаркома завершилась.

В конечном счете кампании борьбы против «вредителей» и уклонов в партии были методами политической подготовки второй волны сталинской революции, более подробно о которой говорится в следующем разделе.

* * *

1930 г., событиям которого в основном посвящена данная глава, можно считать периодом завершения сталинизации Политбюро. С одной стороны, окончательно победила и стала трагической реальностью предложенная Сталиным политика «большого скачка» — сверхфорсированная индустриализация и массовая коллективизация. С другой стороны, сам Сталин утвердился в качестве единственного лидера Политбюро. Процесс сталинизации Политбюро не был автоматическим следствием разгрома «правых» в 1929 г., хотя эта сталинская победа сыграла ключевую роль. Свое лидерство Сталин настойчиво и целенаправленно продолжал укреплять при помощи политических интриг и подавления инакомыслия. Это было тем более необходимо, что политика «скачка» ввергла страну в нарастающий кризис, самым очевидным проявлением которого была крестьянская война зимы-весны 1930 г. и быстро нарастающая экономическая разруха. Сталинский курс и, соответственно, авторитет самого Сталина по этой причине не могли одержать моральную победу, а основывались преимущественно на силе и страхе.

Массовые аресты, расстрелы и депортации в отношении широких слоев населения страны в 1930 г. дополнялись кампаниями дискредитации и кадровыми чистками в высших эшелонах власти. Основными объектами сталинских атак по-прежнему были «правые», как изгнанный из Политбюро Бухарин, так и сохранявший свои формальные позиции в Политбюро и СНК Рыков. По мере того, как дела в стране становились хуже, Сталин прибегал к более жестким и радикальным методам расправ с оппонентами. Если на первом этапе борьбы с «правыми» Сталин обвинял их в беспринципных подпольных контактах с зиновьевцами (что отчасти было правдой), то в 1930 г. он разыгрывал более зловещую карту косвенной причастности оппозиционеров к «политическому террору» и «вредительству». Под тщательным контролем Сталина ОГПУ фабриковало многочисленные дела об «антисоветских организациях», в планах которых так или иначе в качестве союзников фигурировали лидеры «правого уклона». Консолидации власти Сталина способствовала фабрикация дела Сырцова-Ломинадзе. Заключительным аккордом этой кампании было изгнание из Политбюро и снятие с поста председателя СНК СССР в декабре 1930 г. А. И. Рыкова.

Несмотря на общее усиление репрессивной политики, на данном этапе пока еще наблюдались двойные стандарты ее применения. Оппозиционеров Сталин пока не обвинял (как он это сделает через несколько лет) в прямом участии в «террористических организациях». На них возлагалась моральная ответственность за поощрение «террора» и «вредительства». Потеряли свои посты, но остались на свободе участники «организации» Сырцова-Ломинадзе. Сохранявшиеся традиции и процедуры «коллективного руководства» и «внутрипартийной демократии» предусматривали определенную лояльность по отношению к заслуженным членам партии, пусть даже впавшим в «ересь». Сталин на данном этапе должен был считаться с такими традициями и наличием Политбюро как коллективного органа высшей власти. Как показали дальнейшие события, сложившаяся в 1929–1930 гг. модель «коллективного руководства», возглавляемого единым лидером, не смогла противостоять единоличной диктатуре. Тем не менее механизмы функционирования этой модели заслуживают специального рассмотрения, что будет сделано в следующей главе.

Назад: Дело Сырцова-Ломинадзе
Дальше: Глава 2 ВЛАСТЬ В УСЛОВИЯХ КРИЗИСА. 1931–1932 гг

Загрузка...