Загрузка...
Книга: Хозяин. Сталин и утверждение сталинской диктатуры
Назад: Формирование сталинской фракции
Дальше: Сталин ищет «врагов»

Коллективизация и крестьянская война

Распространенное в массовом историческом сознании и в работах многих историков и публицистов жесткое противопоставление «программ» Сталина и «правых» — «программ» индустриального скачка и продолжения нэпа, — как правило, искажает реальную ситуацию в ее конкретном историческом развитии. Все противоборствующие в Политбюро группы считали своим приоритетом проведение политики быстрейшего индустриального развития и упрочения военного потенциала СССР. Разногласия касались методов проведения этого курса. Приверженность «правых» к относительно сбалансированной экономической политике вовсе не означала, что они откладывали индустриализацию в долгий ящик и не были готовы корректировать нэп. Громкие революционные и безответственные по своей сути требования Сталина отбросить экономическую целесообразность, в свою очередь, не означали, что сталинская политика была оптимальной и действительно вела к реальному и эффективному ускорению индустриализации. Противопоставление сталинской форсированной индустриализации и бухаринско-рыковского «продолжения нэпа» фактически означает противопоставление реализованного курса Сталина, который не раз изменялся и корректировался, и нереализованных принципов «правых», застывших на уровне общих заявлений и не проработанных практически именно по причине своей нереализованности. В действительности, ни Сталин, ни «правые» в период своей борьбы за власть не имели четких представлений о практических шагах, которые нужно будет предпринять уже завтра. Настаивая на продолжение нэповской политики, «правые» никогда не провозглашали ее догмой, тем более что сам нэповский курс продемонстрировал свою гибкость и изменчивость даже в те несколько лет, которые он существовал. Еще меньше был готов к принятию ответственных и эффективных решений Сталин. Сталинские маневры в 1928 г. вполне подтверждали характеристику Бухарина, данную им в разговоре с Каменевым в июле этого года: «Это беспринципный интриган, который все подчиняет своей власти. Меняет теории ради того, кого в данный момент следует убрать». Основным принципом действий Сталина было ленинское «сначала ввязаться в борьбу», абсолютный приоритет задачи захвата власти перед задачами позитивного строительства.

Одержав победу над группой Рыкова-Бухарина, Сталин оказался перед сложнейшей проблемой выработки и реализации практической политики, прежде всего в области хозяйственного строительства. Не имея выверенной программы, не понимая, что делать с экономикой, Сталин прибег к испытанному способу — перенесению в хозяйственную сферу большевистских методов «классовой борьбы», превращению экономических преобразований в очередную революцию. Основой этой политики было форсированное, без оглядки на социально-экономические ограничители и потери, наращивание капитальных вложений в индустрию и насильственное массовое создание колхозов. По многим параметрам сталинский скачок являлся возвращением к политике «военного коммунизма» периода Гражданской войны. Экономические стимулы и методы организации производства и труда почти полностью подменялись политическими кампаниями и репрессиями. Дезорганизация финансовой системы и торговли, огромная инфляция объявлялись закономерным результатом движения к социализму, к отмиранию товарно-денежных отношений и введению продуктообмена между городом и деревней.

Подобные теории служили обоснованием левацкой практики организации хозяйственной жизни. В начале 1930 г. была проведена реформа кредитной системы, отменявшая взаимный коммерческий кредит предприятий и вводившая прямое автоматическое финансирование Госбанком плановых заданий. Воссоздавалась неповоротливая сверхцентрализованная система управления промышленными предприятиями через отраслевые объединения ВСНХ. В сфере организации труда на первый план выдвигались штурмовые методы и репрессии. С конца 1929 г. началась массовая кампания ударничества. Под административным нажимом в ударники записали значительную часть рабочих. В условиях разрушения системы заработной платы всячески поощрялась практика «уравнительного социализма» — коммуны в промышленности и сельском хозяйстве, построенные на принципах равной оплаты труда и совместного владения даже предметами повседневного обихода. Обычная система управления экономикой оказалась разрушенной. Промышленные предприятия переходили под власть парткомов, профкомов, представителей ра-боче-крестьянской инспекции и ОГПУ. На деревню обрушилась кровавая и разрушительная кампания коллективизации. Оборотной стороной и необходимым условием поддержания высокого градуса штурма и натиска была борьба с «врагами» — специалистами-«вредителями», «кулаками» и т. д. На них списывали провалы сталинской политики и нарастание социально-экономического хаоса.

Как свидетельствуют многочисленные факты, инициатором политики «большого скачка» выступал Сталин. Под его нажимом нарастала радикализация «генеральной линии». XVI конференция ВКП(б) в конце апреля 1929 г., закрепив разгром «правых» и лидерство Сталина, в своих решениях в целом все же ориентировалась на сравнительно умеренный экономический курс. Проект первой пятилетки наряду с существенным ростом крупной промышленности (к концу пятилетки в 2,8 раза) предусматривал значительные капитальные вложения в сельское хозяйство. В резолюции конференции говорилось, что «при максимально возможном развитии совхозов и колхозов основной прирост сельскохозяйственной продукции в ближайшие годы падет на индивидуальное бедняцкое и середняцкое хозяйство […] мелкое хозяйство далеко еще не исчерпало и не скоро исчерпает имеющиеся у него возможности». Принимаемые в этот период показатели пятилетнего плана исходили из того, что к концу пятилетки в 1932/33 г. в колхозах намечалось объединить до 20 % крестьянских хозяйств. Однако даже эти высокие цифры пятилетнего плана, как по индустриальному росту, так и по уровню коллективизации, утвержденные весной 1929 г., не устраивали Сталина.

В июне-ноябре 1929 г. Политбюро приняло решения, которые существенно увеличивали задания пятилетки по ключевым отраслям промышленности. Очередные хлебозаготовки в деревне сопровождались возраставшим насилием над крестьянами, репрессиями против «кулаков» и все более активным административным насаждением колхозов. Накануне пленума ЦК ВКП(б), который был призван закрепить эту политику, 7 ноября 1929 г., «Правда» опубликовала печально известную статью Сталина «Год великого перелома». Она нацеливала на резкое увеличение капитальных вложений в тяжелую промышленность и массовую коллективизацию. Вопреки данным статистики, зафиксировавшей на 1 октября 1929 г. уровень коллективизации в 7,6 % крестьянских хозяйств, Сталин объявил, что в деревне началось массовое колхозное движение. Сталинская статья фактически имела директивный характер. Она неоднократно цитировалась на пленуме ЦК, который собрался в Москве 10–17 ноября 1929 г., и предопределила его решения. «[…] Задача советской власти — догнать и перегнать в технико-экономическом отношении передовые капиталистические страны — может быть выполнена в кратчайшие исторические сроки», — провозгласил пленум. Исходя из таких представлений, на 1929/30 хозяйственный год были намечены очень высокие темпы индустриализации — 32,1 % роста валовой продукции крупной промышленности против 21,5 %, предусмотренных на этот год по пятилетнему плану. Одновременно пленум утвердил лозунг перехода к «сплошной коллективизации». Принятие этих решений сопровождалось разнузданными обличениями «правых». Бухарина на пленуме вывели из Политбюро. От Рыкова и Томского потребовали полной лояльности и предупредили о возможности применения по отношению к ним «организационных мер».

Отсутствие в решениях пленума конкретных показателей уровня коллективизации было неслучайным. Сталин предпочитал нагнетать темпы создания колхозов аппаратными методами, делая вид, что центр лишь следует за инициативой мест. Однако фактически Сталин тщательно контролировал и стимулировал эту «инициативу».

5 января 1930 г. под давлением Сталина было принято постановление Политбюро (оформленное как постановление ЦК), существенно сокращавшее сроки коллективизации для зерновых районов. При этом постановление требовало от партийных организаций «возглавлять и оформлять стихийно растущее снизу колхозное движение».

Был взят курс на «ликвидацию кулачества как класса». Для претворения этих установок в жизнь в деревню двинулись десятки тысяч различных уполномоченных из городов, а также мобилизован районный и деревенский актив. Центр, действуя в основном путем поощрения соревнования между регионами и повседневными указаниями на страницах партийной печати (прежде всего «Правды») требовал от этих людей одно — как можно быстрее и любыми средствами загнать крестьян в колхозы. При этом в полном соответствии с общим ультралевым курсом ставка делалась на создание коммун с максимальным обобществлением крестьянского имущества, вплоть до домашней птицы и даже личных вещей. Вопреки официальным оптимистическим заявлениям о добровольной коллективизации, сталинское руководство не питало иллюзий по поводу того, что на самом деле согнать крестьян в колхозы можно будет только силой. Поэтому одним из главных рычагов коллективизации являлось так называемое «раскулачивание» — аресты и высылка наиболее опасной для режима части сельского населения. Массовый террор был важнейшим методом создания колхозов. С одной стороны, опасаясь судьбы репрессированных односельчан, крестьяне, стиснув зубы, шли в ненавистные колхозы. С другой — конфискованное имущество репрессированных, по расчетам сталинского руководства, должно было составить основу производственных фондов колхозов.

Давление Москвы, откуда постоянно раздавались призывы об «уничтожении кулачества как класса», в соединении с инициативой местных руководителей и активистов способствовали широкому распространению репрессий уже в то время, пока в Политбюро и ОГПУ только разрабатывались планы единой операции против «кулаков>> в масштабах всей страны. Однако апогея террор в деревне достиг именно в период проведения такой централизованной операции. Программа этой общесоюзной акции была представлена в постановлении Политбюро от 30 января 1930 г. «О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации» Все «кулаки» (достаточно условное определение, под которое на практике подводились все недовольные властью или заподозренные в недовольстве) разбивались на три категории: 1) «контрреволюционный кулацкий актив», подлежащий заключению в лагеря или расстрелу; 2) «остальные элементы кулацкого актива», высылаемые в отдаленные местности страны; 3) «кулаки», которых оставляли в районах их проживания, но расселяли на неудобных землях вне пределов колхозов. Репрессивные меры против первой и второй категорий Политбюро приказало провести в течение четырех месяцев, в феврале-мае, установив следующие лимиты: от 49 до 60 тыс. человек направить в лагеря и от 129 до 154 тыс. выселить в отдаленные районы. Семьи «кулаков» первой и второй категорий, как правило, также подлежали отправке в ссылку. Исходя из этого постановление предполагало расселить в Северном крае, Сибири, на Урале и в Казахстане 160–170 тыс. семей «кулаков». Более того, и эти цифры не являлись окончательными. По ряду областей и республик лимиты предстояло установить дополнительно. В общем, речь шла примерно о миллионе репрессируемых. 2 февраля 1930 г. на основании постановления Политбюро от 30 января был издан приказ ОГПУ № 44/21, в котором подробно определялся порядок проведения этой акции. Для рассмотрения дел по первой категории в полномочных представительствах ОГПУ на местах создавались «тройки» (представители ОГПУ, регионального комитета ВКП(б) и прокуратуры), а для руководства операцией по выселению — «оперативные тройки». Пакет инструкций в приложении к приказу подробно описывал технический порядок проведения депортаций.

Документы, регламентирующие проведение этой первой столь массовой карательной операции сталинского периода, в значительной мере послужили моделью для последующих государственных террористических акций 1930-1940-х годов. Сами же аресты и депортации «кулаков» в полной мере продемонстрировали черты, характерные для всех сталинских массовых карательных акций, прежде всего невероятную жестокость, порожденную директивами Москвы, «перегибами» исполнителей и отсутствием материальных ресурсов для обеспечения карательных акций, что умножало страдания жертв террора. Легче всего органы ОГПУ выполняли директивы в отношении «кулаков» первой категории. На 24 апреля 1930 г. их было арестовано около 124 тыс., что означало перевыполнение плана (49–60 тыс.) в несколько раз. Иначе обстояло дело с «кулаками» второй категории. С первых шагов операции стало ясно, что для выселения сотен тысяч людей отсутствуют элементарные ресурсы. Однако от депортаций никто не собирался отказываться. Многие десятки железнодорожных эшелонов, до предела забитые крестьянскими семьями, потянулись на Урал, на Север, в Сибирь. Эти многодневные перевозки были страшным испытанием. От железнодорожных станций измученных людей нередко пешком многие километры гнали к «местам вселения». «Раскулаченных» размещали в неприспособленных для жизни бараках, церквах. Мужчин, как правило, отделяли от семей и увозили на различные работы. Женщины, дети и старики оставались без средств существования. Ужасные условия содержания, голод, тяжелый труд вызывали массовую смертность, особенно среди детей. Все это заставило на ходу корректировать масштабы операции. На конец мая 1930 г. в ссылку было отправлено около 100 тыс. семей (полмиллиона человек), что значительно, на 60–70 тыс. семей, не дотягивало до намеченных планов.

Используя угрозу «раскулачивания» и арестов власти сумели достаточно быстро поднять уровень формальной коллективизации до заоблачных высот. Если на 1 октября 1929 г. в колхозах числились 7,5 % крестьянских хозяйств страны, то к 20 января 1930 г. — 21,6 %, а к 20 февраля — 52,7 %. В реальности за этими высокими цифрами скрывалась страшная и трагическая реальность. Многочисленные уполномоченные по колхозам и местные активисты вели себя в деревнях как орды захватчиков в завоеванной стране. Крестьян арестовывали, в лучшем случае унижали и избивали, требуя вступления в колхозы. Обычным делом были грабежи и присвоение имущества «раскулаченных» активистами и уполномоченными. Широкое распространение получили закрытие церквей и аресты священнослужителей, надругательство особенно со стороны комсомольской молодежи над религиозными чувствами крестьян (устройство в церквях собраний с красными флагами и музыкой, организация «карнавальных шествий» в ризах, изъятых из церквей и т. д.). Даже информация, поступавшая Сталину, содержала ужасные факты, хотя и была неполной. Так, 7 марта 1930 г. Сталин разослал членам Политбюро и Президиума ЦКК докладную записку ОГПУ, в которой сообщались некоторые детали коллективизации на Украине и в Центрально-Черноземной области. Бригады по коллективизации, как следовало из этой записки, расхищали имущество крестьян, избивали их, раздевали и голыми выгоняли на улицу, у матерей отнимали маленьких детей, насиловали женщин, применяли пытки (например, подвешивание) и т. д. Аналогичная информация по более широкому кругу регионов была отправлена Сталину в тот же день заместителем председателя ОГПУ Ягодой.

На насилие деревня ответила восстаниями. Если за 1926–1927 гг. органами ОГПУ было зафиксировано в общей сложности 63 массовых выступления в деревне, за 1929 г. — чуть более 1300 (244 тыс. участников), то в январе 1930 г. количество выступлений превысило 400 (около 110 тыс. участников), а в феврале достигло уровня 1066 (214 тыс. участников). Волнения происходили в основном на почве несогласия вступать в колхозы, а во многих случаях были попыткой защитить «раскулаченных» от арестов и выселения или церкви от закрытия. Несмотря на то что информация о выступлениях крестьян, массовых выходах из насильственно созданных колхозов и «перегибах» поступала в Москву регулярно, Сталин до определенного момента практически не реагировал на нее. Скорее всего, он был уверен, что волна крестьянских выступлений не представляет особой угрозы, а является лишь неизбежным сопротивлением «отживающего класса». Однако в самом конце февраля в Москву начали поступать все более тревожные сигналы. Из тематических папок архива Политбюро, с которыми в 1960-е годы удалось познакомиться В. П. Данилову (сейчас эти документы закрыты в Архиве Президента РФ) следует, что непосредственным толчком для принятия решения о вынужденной корректировке курса были сообщения из нескольких регионов страны о нарастании крестьянских волнений. Первое пришло 26 февраля по прямому проводу из Харькова (тогда столица Украины) от секретаря ЦК КП(б)У П. П. Любченко и председателя ЦИК УССР Г. И. Петровского. В нем шла речь о волнениях в приграничном Ше-петовском округе, начавшихся 24 февраля. Толпы крестьян требовали открытия церквей, ликвидации колхозов, избивали активистов. Любченко и Петровский писали, что причинами выступлений были «недостаточная подготовка в отдельных селах коллективизации при форсированном темпе (обобществление инвентаря, посевматериала в двухдневный срок при решении собрания, не имевшего кворума), головотяпство комсомольцев, которые производили сбор утильсырья путем массовых фактических обысков дворов; головотяпство с закрытием церкви […]». Любченко и Петровский ставили вопрос об исправлении «грубого извращения партийных директив». Как справедливо отмечал В. П. Данилов, в этом документе содержались важные положения, ставшие основой последовавших вскоре выступлений Сталина. Главное среди них — объяснение «извращений» «головотяпством» местных работников. Это была ложь, поскольку работники на местах действовали в соответствии с директивами центра. Однако такая ложь открывала перед Сталиным возможности для политических маневров.

Как следовало из других сообщений, поступивших в те же дни, аналогичные события происходили в Казахстане, Воронеже и даже в непосредственной близости от столицы. В частности, в ЦК было направлено постановление бюро Московского обкома от 28 февраля «О политическом положении в московской деревне в связи с событиями в Петелинском районе Рязанского округа». Волнения в Пете-линском районе начались с событий 21 февраля в нескольких деревнях. Крестьяне разобрали обобществленный скот, семенные фонды, вернули имущество раскулаченным. Ударив в набат и разослав по соседним деревням делегатов, инициаторы движения способствовали его распространению. 23–27 февраля в Петелинском и Тумском районах Рязанского округа волнениями было охвачено, по официальным данным, 42 населенных пункта. Был убит один милиционер, ранены 8 активистов. Крестьяне, вооруженные кольями, оказывали сопротивление «изъятию кулаков». Сотрудники ОГПУ применяли оружие, в результате чего были убиты, согласно официальным сообщениям, трое и ранены шестеро крестьян29.

Нараставшие волнения крестьян, а также возможность срыва весеннего сева заставили власти отступить. 28 февраля 1930 г. Политбюро приняло решение поручить Сталину 2 марта 1930 г. выступить в газетах со статьей по поводу ситуации с коллективизацией. Опубликованная 2 марта статья «Головокружение от успехов» в целом содержала оптимистические оценки «огромнейших достижений» в деревне и объявляла «коренной поворот деревни к социализму» «обеспеченным». Вместе с тем Сталин осуждал отдельные «антиленинские настроения» — насаждение коммун, обобществлявших все имущество крестьян, нарушения «принципа добровольности и учета местных особенностей», снятие колоколов с церквей. Вину за эти явления Сталин полностью возлагал на местных работников. 10 марта на места было разослано постановление ЦК «О борьбе с искривлениями партийной линии в колхозном движении», которое требовало ориентироваться на создание артелей и возвращение крестьянам обобществленной птицы, коров, мелкого скота, приусадебной земли, «прекратить в какой бы то ни было форме насильственную коллективизацию», исправить «ошибки», допущенные при «раскулачивании», прекратить практику массового закрытия церквей. В общем, речь шла о временном отступлении с целью успокоить крестьян и дать им провести сев.

Однако статья Сталина и решение ЦК не внесли успокоения. В них не было главного — объяснения, что же делать с уже созданными путем насилия и принуждения колхозами. Крестьяне взяли решение этой проблемы в свои руки, разрушая колхозы силой, разбирая обобществленное имущество и семена, восстанавливая ликвидированные единоличные межи. Противоречивые сигналы из Москвы лишь стимулировали антиколхозные выступления крестьян, порождая одновременно растерянность у местных активистов. Март 1930 г. оказался пиком войны в деревне. На этот месяц пришлось 6528 массовых выступлений, что составляло около половины всех выступлений за 1930 г. Если считать, что официальная цифра количества участников выступлений в 1930 г. — около 3,4 млн человек соответствует действительности, то можно предположить, что в марте в волнениях участвовали 1,5–2 млн крестьян. Верхняя граница является предпочтительной, так как высокая интенсивность выступлений корреспондировала с ростом количества участников каждого из выступлений. На март месяц пришлось 80 выступлений так называемого «повстанческого типа» из 176, зафиксированных в 1930 г. в целом. Согласно классификации ОГПУ, это были выступления, «проходившие под лозунгами свержения советской власти, руководимые повстанческими центрами, сопровождавшиеся разгоном сельсоветов, попытками расширения территории, охваченной выступлением, вооруженным сопротивлением властям». В ходе таких выступлений наблюдались «занятие основных стратегических пунктов и учреждений, выставление пикетов и заслонов, формирование отрядов или групп вооруженных и т. п.».

Интенсивные антиправительственные волнения наблюдались во многих регионах страны. Крупные вооруженные группировки действовали в Казахстане, в горских районах Северного Кавказа и в Закавказье (в Армении, Нахичеванский край и Карабахский округ Азербайджана). Массовые выступления крестьян, ликвидация колхозов и разбор коллективизированного имущества, препятствия выселению «кулаков», избиения коммунистов и активистов были распространенным явлением в центральных областях, включая Московскую, в Поволжье, в Сибири, Закавказье и Средней Азии.

На Украине, где в марте была зафиксирована 45 % всех крестьянских выступлений, происходивших в этом месяце по стране, особое беспокойство властей вызывали восстания в пограничных районах. В Тульчинском округе на 16 марта волнениями и восстаниями были охвачены 15 районов из 17, всего 153 села. Из 50 сел были совершенно изгнаны представители советской власти и вместо них избраны старосты. В большинстве сел округа были ликвидированы колхозы. Восставшие избивали коммунистов, комсомольцев и актив, изгоняли их из сел. В некоторых селах наблюдались вооруженные выступления, вырывались окопы и устраивались заставы, восставшие вступали в перестрелку с карательными отрядами ОГПУ Вытесняемые карателями из сел, крестьяне бежали в леса. В центр Джулинского района был захвачен крестьянами под предводительством некой Задорожной. Она возглавила вооруженный отряд и объявила себя диктатором. Выманив Задорожную на переговоры, чекисты арестовали ее. Волнения и выступления охватили и другие пограничные округа Украины, а также Молдавскую автономную республику.

События на западных границах породили в Москве страхи по поводу возможного вмешательства в события Польши. В принятом 15 марта 1930 г. постановлении Политбюро говорилось, что, «по имеющимся данным, есть все основания предположить, что в случае серьезных кулацко-крестьянских выступлений в правобережной Украине и Белоруссии, особенно в связи с предстоящим выселением из приграничных районов польско-кулацких контрреволюционных и шпионских элементов, польское правительство может пойти на вмешательство». Постановление предусматривало усиление войск ОГПУ в этих районах и недопущение там массовых выступлений.19 марта председатель ГПУ Украины получил от Сталина указание принять более решительные меры в отношении пограничного Тульчинского округа, а также вновь возникавших волнений. Сталин требовал, чтобы Балицкий «не речи произносил, а действовал более решительно». Оскорбленный Балицкий ответил, что он лично выезжает в «угрожаемые участки» с опергруппой, а не руководит «только из вагона» Указания Сталина вызвали соответствующую реакцию. Как записал в своих бумагах Г. К. Орджоникидзе, выезжавший с инспекцией на Украину, восстания в пограничных Тульчинском, Шепетовском и Могилевском округах было «подавлено вооруженной силой, пустив в ход пулеметы и в некоторых местах пушки. Убитых и расстрелянных 100, раненых несколько сотен».

Однако мартовский взрыв восстаний в деревне заставили центр предпринять дополнительные меры не только карательного характера. Через месяц после публикации сталинской статьи «Головокружение от успехов», 2 апреля, Политбюро утвердило Закрытое письмо ЦК «О задачах колхозного движения в связи с борьбой с искривлениями партийной линии», в котором вновь осуждались местные «искривления партийной линии». Одной из целей письма было разъяснение причин публикации статьи Сталина, которую многие партийные функционеры восприняли как несвоевременную и вредную для процесса коллективизации. «Поступавшие в феврале месяце в Центральный комитет сведения о массовых выступлениях крестьян […] вскрыли положение, которое нельзя назвать иначе, как угрожающим. Если бы не были тогда незамедлительно приняты меры против искривлений партлинии, мы имели бы теперь широкую волну повстанческих крестьянских выступлений, добрая половина наших “низовых” работников была бы перебита крестьянами, был бы сорван сев, было бы подорвано колхозное строительство и было бы поставлено под угрозу наше внутреннее и внешнее положение». С учетом мартовских выступлений письмо требовало «обеспечить действительное, не на словах, а на деле, проведение директив партии по борьбе с искривлениями партлинии в колхозном движении», коренным образом изменить отношение к середняку, содействовать не только колхозам, но и единоличникам в проведении посевной, допустить как временную меру прекращение на время сева выселения «кулаков» третьей категории, подлежащих переселению на неудобные земли в границах данной области, сократить участие войск ГПУ в подавлении волнений, перевести в другие местности работников, «подорвавших к себе доверие в данном районе». Это были уловки, призванные сбить накал войны в деревне и обеспечить проведение сева. Однако они сыграли определенную роль в успокоении крестьян. Уже в апреле волнения в деревне резко пошли на убыль. В последующие месяцы всплески протеста и антиправительственных выступлений наблюдались периодически в отдельных районах страны, не достигая мартовского уровня.

Несмотря на огромный размах, крестьянские волнения, к сожалению, потерпели поражение, добившись лишь временного отказа властей от продолжения коллективизации и «раскулачивания». Практически не имея оружия, крестьяне не выдерживали столкновений с хорошо вооруженными отрядами ОГПУ и мобилизованных коммунистов. Отдельные попытки крестьян объединиться — направления гонцов и делегатов в соседние села, объявления тревоги набатом церковных колоколов — в целом не принесли успеха. Волнения были раздробленными и не координировались. Это облегчало действия передвижных карательных отрядов, позволяло им одновременно контролировать большие территории. Массовые аресты вожаков волнений, «кулаков», сельской интеллигенции, показательная жестокость карателей также ослабляли силу крестьянского сопротивления. В то же время крестьяне вели себя куда более миролюбиво, чем власти. Как правило, они сохраняли жизни своим обидчикам, изгоняли их из сел. В результате правительственные силы не терпели серьезного урона. Свою роль сыграли лживые обещания властей, массовый роспуск колхозов и демонстративные наказания некоторых активистов. Важным фактором ослабления волнений было начало весеннего сева. Крестьяне, отбившись от колхозов, уходили на работу в поля. От сева зависел будущий урожай. Это понимали даже сталинские власти.

Назад: Формирование сталинской фракции
Дальше: Сталин ищет «врагов»

Загрузка...