Загрузка...
Книга: Право на ошибку (апокалипсис-ст)
Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Глава 2

– Вань, ты такой сегодня загадочный…

Миловидная шатенка перевернулась на живот и, опершись на локти, посмотрела ему в глаза:

– Я прямо не знаю…

Иван надулся от гордости. Еще бы… Затащить в постель такую красавицу и по совместительству дочь завкафедрой – дано не каждому. А он смог. Хотя сил и средств для достижения цели потратил немало. Не обладающему завидной внешностью, но молодому и амбициозному студенту пришлось прибегнуть ко всякого рода хитростям. Но оно того стоило. За этим восьмым чудом света гонялась добрая половина института, раз за разом получая от нее по сусалам. А тут появился какой-то сопляк, и на тебе… «Красавчик, – подумал про себя Ваня, – будет что вспомнить».

Девушка сладко потянулась:

– Я пойду. Мне пора, пока папик не хватился. А ты тоже вставай, котенок… Вставай! – глубокое контральто красавицы сменилось хриплым мужским басом. Иван от неожиданности моргнул. – Вставай, придурок, а то мне от Шекеля так попадет! Ну же…

Приоткрыв глаза, Антиквар несколько секунд пытался определить, где он находится. Красивое лицо девушки сменилось небритой рожей Сиплого – одного из подручных торговца.

Антиквар моргнул и с удивлением уставился на виновника несвоевременной побудки. Удивление сменилось гневом, и в следующую секунду тишину нарушил звук удара. Нога Ивана четко нашла свою цель в виде живота Сиплого. От неожиданности подопечный Шекеля мешком сел на пол, выкатив глаза и пытаясь вздохнуть:

– Ы… Ы-ы-ы… Твою мать, зараза! Ты что творишь, придурок? – обиженный посыльный наконец отдышался и вскочил на ноги, сбрасывая с плеча автомат. – Да я тебя щас!..

– Сиплый, пошел ты знаешь куда, – изрек Антиквар, оставаясь в горизонтальном положении. – Такой сон оборвал. Че тебе надо?

– Надо мне, как же… – сталкер опустил автомат, шмыгая носом. – Дядя Жора за тобой послал. Так что давай поднимайся и пошли!

– Я тебе сейчас так пойду! – мысли окончательно встали на место, и Иван вскочил на ноги, поливая пространство отборным матом. – Вали отсюда, дебила кусок! Вы дадите отдохнуть когда-нибудь?! Что вам всем вечно от меня надо?

Сиплый засопел сильнее, но с места не сдвинулся.

– Ладно, иди… Иди, я сейчас приду, – уже спокойно произнес Антиквар, внутренне коря себя за выходку. Уж кто-кто, а этот тут ни при чем.

– Точно придешь?

– Сказал же…

Сталкер еще секунду потоптался и спустился вниз по лестнице, что-то неразборчиво бубня под нос.

Раздражение Ивана было понятным. Такой у него организм, еще с армии, будь она неладна. Как надо вставать, так тело уже бежит, а мозг только пытается осознать, что происходит. Вот в эти несколько секунд Антиквар мог вляпаться куда угодно. Поэтому, если имелась такая возможность, он обязательно давал себе время полежать, приводя мысли в порядок.

Сегодня такой возможности его бесцеремонным образом лишили, хотя она была явно нелишней – он только вчера вернулся из рейда. Еще и с парнями умудрились крепко выпить по этому поводу. А так как пойло в Зоне – это вам не «Hennessy» в ресторане, последствия распития «горячительных» напитков сомнительного качества налицо. С силой потерев глаза, Иван поднялся и потопал в дальний угол, где сиротливо приютился старенький умывальник.

Несколько раз плеснув на лицо, сталкер уставился на отражение в маленьком осколке зеркала, прикрепленном в верхнем углу.

«Да-а-а, – вспоминая сегодняшний сон, уныло протянул Антиквар, – видела бы ты меня сейчас, прекрасная Полина, не узнала бы…»

Выглядел Иван, словно по нему проехался каток. Лицо помятое, под глазами расплылись синюшные круги. Жутко болела голова, которую необходимо было срочно чинить. Сталкер поскреб недельную щетину, терзаясь сомнениями: бриться или так сойдет? В итоге, после кратковременной внутренней борьбы со своим «альтер эго», склонился в сторону «так сойдет» и всерьез задумался над решением более насущного вопроса:

«Лечиться или не лечиться? Если да, то чем? После таких возлияний я на спиртное еще месяц нормально смотреть не смогу. Надеюсь, хоть пиво не кислое…»

Единственный, кто может тут достать нормальное пиво, – дядя Жора. У дяди Жоры есть канал – то ли миротворцы ему подкидывают, то ли кто-то еще. Благо, до Чернигова недалеко. Вот только окромя него это пиво никто достать не мог. Естественно, цену на него старый скряга заламывал фантастическую. Правда, за вчерашние подвиги Антиквару пара бутылок перепала. Сталкер быстренько полез за пивом, намереваясь как следует похмелиться, чтобы окончательно привести себя из убожеского вида в божеский. Обычно он прибегал к подобного рода «терапии» крайне редко.

В Зоне по-другому нельзя. Позволишь себе расслабиться хотя бы на секунду, считай, что все. Невнимательный сталкер – мертвый сталкер. А какое внимание может быть с бодуна? Это в крутых американских фильмах или романах главный герой сначала высосет пару литров какого-нибудь «жидкого огня» и потом пойдет искоренять врагов демократии. Интересно, кто-то пробовал удержать в руках ствол с перепоя? Прицелиться? Очередями пострелять? Антиквар пробовал – не получается. Если же по этому поводу у него разгорался с кем-либо спор, то ответ всегда был один:

– Покажите мне такого уникума, и я лично подарю ему половину своего добра.

Желающих не находилось. Одно дело – по пьяной лавочке рассказывать в кабаке о своих фантастических возможностях, другое – пойти и сделать.

Сегодня был как раз такой день, когда можно спокойно передохнуть. Кроме того, комбез сталкер отдал Ежу на ремонт. Ввиду того, что комбез у него был не простой, а «золотой», то и починка – дело не одного дня. Антиквар относился к редкому типу людей, которые своей экипировке уделяют повышенное внимание. Сталкер всегда придерживался мнения, что деньги стоит потратить на оружие и достойную защиту, а то потом эти сбережения могут уже не понадобиться хозяину по причине несвоевременной кончины оного. Или их придется тратить в еще больших количествах на лекарства и прочее.

Потянувшись, Иван откупорил пиво, запустив ПДА, который обычно отключал, находясь на стоянке. Новости хлынули потоком:

«Погиб сталкер. Неизвестный, Пустошь. Аномалия „пузырь“», – услужливо выдал некролог компьютер.

– Спасибо, очень рад, – Антиквар поблагодарил машинку за «важную» новость.

Отхлебнув пива, продолжил чтение:

«Ламеры! Обновляем прошивку, иначе пеняйте на себя, когда доступа вдруг не окажется. Вояки не дремлют! Потапыч».

«Ищу напарника для рейда в Пустошь. Упырь».

– Ищи, ищи, собака, – с нескрываемым злорадством сказал Антиквар, вспоминая недавний конфликт с Упырем, закончившийся не в пользу последнего. – После такой рекомендации ходить тебе, дружок, одному. Долго и упорно. Законы надо уважать. Пусть неписаные, но законы.

Некоторое время сталкер листал подобные сообщения, собирая и анализируя информацию. Здесь, среди кажущихся никому не нужными фраз и намеков, на самом деле скрыто много полезного и важного. Многие люди не обращают внимания на подобные вещи. Зря. Антиквар занимался особым видом сталкерства. Его не интересовали артефакты и прочий копеечный ширпотреб. Он искал уникальные вещи. А в сети, подобной этой, всегда можно найти что-либо полезное. Например, информацию.

«Погиб сталкер. Капитан Черненко. „Оплот“. Пулевое ранение», – выдал очередное сообщение ПДА.

От неожиданности Иван выпустил бутылку из рук. С гулким стуком та упала на пол, расплескав содержимое. Но сталкер этого даже не заметил. Он все еще никак не мог поверить в то, что видел перед глазами: один за другим на экране высвечивались официальные сообщения клана «Оплот» с некрологами погибших. Всего Антиквар насчитал шестнадцать.

«Шестнадцать человек! Целый отряд! Скоты, уроды поганые! Это у кого же хватило мозгов сотворить подобное, спрашивается в задачнике? Ссориться с оплотовцами – себе дороже. Нрав у Верещагина крут. Теперь его парни перевернут все вверх тормашками, пока не найдут и не вздернут мерзавцев. Кто бы это ни был. Честь клана – превыше всего. Черт, Степан. Даже за капитана твоего не выпили».

Они с Черненко были старыми знакомыми. Теперь в израненной судьбой душе сталкера стало еще одним шрамом больше. И без того поганое настроение упало до нуля.

Пискнул ПДА, принимая новое сообщение:

«Антиквар! Пулей ко мне! Шекель».

«Еще и этот… Ну все, прощай отдых. Если дядька Жора вызывал сам – значит, дело швах. Я ему срочно понадобился. Запахло либо деньгами, либо жареным. А скорее всего и тем, и другим».

– Антиквар! – снизу раздался знакомый голос.

Сталкер сквозь пролом выглянул на улицу. Внизу, переминаясь с ноги на ногу, стоял молодой человек. На вид ему было не больше двадцати пяти лет, хотя биологический возраст сталкера составлял тридцать два года. Всему виной внешность. Невысокого роста, щуплого телосложения, тонкий в кости, паренек вызывал ассоциации с подростком, но отнюдь не с человеком, разменявшим четвертый десяток. А уж тем более не с матерым сталкером, другом и напарником Антиквара – Вовой Чикатило или Чикой, как его привыкли называть друзья.

Чикатило стоял под домом и увлеченно выковыривал мыском тяжелого ботинка намертво вросший в землю камень. Со стороны казалось, будто он так увлечен занятием, что не замечает ничего вокруг.

Антиквар не ответил. В голове сталкера бушевал шторм чувств и переживаний. Не хотелось, чтобы напарник стал «козлом отпущения» для его вспыльчивого характера. Иван достал сигарету и, сунув в рот, принялся ее интенсивно посасывать. Потом запоздало понял, что вставил не той стороной. Раздраженно смял и бросил, втоптав носком тяжелого ботика в дощатый пол. Полегчало…

– Иван! – гаркнул тем временем Чикатило своим фирменным басом, никак не соответствовавшим внешнему виду. – Я тебе че? Пацан? Или мне подняться?…

Придется выходить. Антиквар понемногу успокаивался.

– Ну? – сталкер высунул недовольную физиономию в проем.

– Я тебе дам «ну»! – погрозил пальцем Чикатило. – Слазь давай.

– Что стряслось?

– Шекель рвет и мечет. Сказал тебя из-под земли достать.

Теперь стало ясно. Не дождавшись Антиквара после отправки за ним Сиплого, дядя Жора применил «тяжелую артиллерию» – отправил напарника. Володя был человеком исполнительным. Сказал – сделал. Барыга знал, как добиться результата.

– Иду…

Антиквар залпом допил оставшееся в бутылке пиво, свернул свой скарб и вышел на улицу.

– Да-а-а! – шутливо пробормотал напарник, едва Иван очутился рядом с ним. – Ты выглядишь так, как я себя чувствую…

– Чика, отвали, – в сердцах бросил Антиквар. – Какое мне дело до твоего самочувствия…

– А чувствую я себя хреново, – закончил напарник и вдруг улыбнулся, заговорщицки подмигивая. – Пиво есть?

– Чего это ты болеешь с утра? Тебя ж алкоголь не берет…

– Так это когда закусь есть.

– И чем тебе вчера не понравился ужин?

– Три корочки хлеба?…

– А кто кричал – хочу выпить?

– Э-э-э… Ну да… Так есть или?…

– Или. В отеле временные перебои с провизией. Правда, от этой мелочи наш курорт вряд ли пострадает.

– Да уж!.. Курорт еще тот, – Чика саркастически усмехнулся, соглашаясь с черным юмором напарника.

Пейзаж, окружавший стоящих возле покосившегося крыльца разрушенного дома сталкеров, не менялся с их первого появления здесь.

Слева от выхода горел маленький костерок, где четыре новичка взволнованно обсуждали свои сегодняшние похождения.

– Давно вернулись? – спросил Иван напарника, кивнув в сторону новичков.

– Да только что, – ответил Чикатило.

Иван посмотрел на часы. Старый «Полет» исправно показал половину одиннадцатого:

– Ага, – Антиквар утвердительно кивнул. – Как раз время возвращаться. Вся ночная мразь залезает в подвалы и норы, а дневная наоборот – только-только выползает. Можно потренироваться и, если повезет, притащить Шекелю какую-нибудь фигню, которой как раз хватит на жратву. Не ходить же голодным.

– Вот как раз «фигню» они ему и притащили, отправившись на три буквы.

– Как всегда, – согласился Иван. – Переборчивый наш дедуган стал.

– Времена не те, – парировал Вова. – Сам знаешь, пока стоящий арт найдешь – запаришься.

– Есть такое. Ну, ничего. Пусть тренируются. Им от этого только польза. Позже, через месяц-два, начнут смелеть и потихоньку выбираться с Рубежа дальше, глядишь, найдут более интересное занятие. Или арт какой откопают. Кто не сдохнет – уйдет в кланы либо пополнит ряды вольных сталкеров.

В этом была пусть горькая, но правда. Из вновь прибывших искателей приключений выживают процентов тридцать, а к концу года остается и того меньше. Зона, перекроившая главный закон природы «Выживает сильнейший» на свой, извращенный манер, не давала слабакам ни единого шанса.

«Так нам и надо, уродам! – подумал Антиквар и зло сплюнул. – Привыкли считать себя венцом творения, а тут такой облом! Оказывается, есть покруче экземпляры. Будет нам наука, нечего гадить там, где живешь. Уж если нагадили – милости просим, отвечайте по полной программе».

– Чего плюешься? – спросил Чика, отбрасывая с лица непослушную прядь. В отличие от Антиквара, всегда стригущегося «ежиком», Володя «франтил» и носил волосы средней длины. Именно эта косая челка, вечно спадающая ему на лоб, придавала его внешности еще более явное сходство с мальчишкой. Эдакий школьник в бронежилете, невесть откуда взявшийся на просторах Зоны.

– Да так, – пожал плечами Иван. – Думы посещают. Невеселые…

– Кончай хандрить. Нервы – штука неизведанная. Вдруг тебя посреди рейда клин как схватит? И куда я тебя, шпалу такую, потащу? – Чика с притворным удивлением посмотрел на долговязую фигуру напарника – Вова едва доставал ему до плеча.

– Это еще кто кого потащит…

– Ну, вариантов тьма. Выбирай, – не унимался напарник, поддевая Антиквара. Будучи очень грамотным во многих вещах человеком, Володя поступал так не зря. Он давным-давно прочитал все новости. И прекрасно понимал, как Ивану сейчас тяжело. Зная характер друга, сталкер потихоньку подшучивал над ним, пытаясь вернуть на нормальные рельсы.

– Не кумарь, я тебя прошу, – бросил Антиквар.

– Молчу-молчу, – не сменив полушутливого тона, Чикатило поднял вверх руки. – Больше не буду.

– То-то, – буркнул Иван.

Недовольства в голосе напарника поубавилось. Чего, собственно, и добивался Володя. Довольный результатом своей импровизированной терапии, Чика замолк и как ни в чем не бывало пошел рядом.

Сталкеры поравнялись с новичками. Те прекратили треп, уставившись на легендарных ветеранов. Антиквара всегда бесило подобное отношение к его персоне. Себя к этой категории он не причислял, а другим сталкерам настоятельно рекомендовал не приписывать ему сверхъестественных способностей. Но слухи – вещь страшная. Раз за разом Зону облетали истории – одна страшнее другой, постепенно обрастая все новыми и новыми «фактами». Приходилось терпеть.

Мельком стрельнув взглядом в направлении часового, охранявшего лагерь, Иван приветственно махнул тому рукой. Сталкер кивнул в ответ, вновь уставившись на дорогу. Лагерь всегда находился под присмотром – возможность застать врасплох его обитателей абсолютно исключалась. В памяти крепко засел прошлогодний налет наемников, который вряд ли смогли бы отбить, не окажись рядом взвода «Оплота» под командованием лейтенанта Петрушина. Появись они хоть часом позже, весь молодняк приказал бы долго жить.

Синдикат давно косился на деревню. Ему позарез нужна была новая база. Старую, на Пустоши, военсталы вынесли подчистую, оставив после себя сплошные руины. Теперь там только куча мусора и блокпост на входе. Но деревню все же смогли отстоять, спасибо «Оплоту».

Некоторое время друзья шли молча. Первым заговорил Чикатило.

– Новость слышал? – осторожно, словно опасаясь неожиданной реакции, сталкер посмотрел на Антиквара.

– Угу, – утвердительно кивнул головой Антиквар.

– Вань, я…

– Чика, все в порядке.

Сталкеры давно уже привыкли к постоянно витающему рядом духу смерти. И отношение к старухе с косой у них было примерно такое же, как у патологоанатома, жующего бутерброд во время вскрытия. «Не мы такие – жизнь такая», – крылатая фраза подходила к ситуации как нельзя лучше. У всех здесь были друзья, знакомые. Но это Зона. Не знаешь, что с тобой будет не то что завтра, а через какой-нибудь час. Да что там час – десять минут. Сегодня – ты, завтра – тебя. Зачем заморачиваться?

Антиквар еще некоторое время шел молча. Затем, оторвавшись от размышлений, повернулся к напарнику:

– Не знают кто?…

Чика покачал головой:

– Нет. Но наши там уже побывали. Тройка Борьки Психа возвращалась с Озера. Они и поймали сигнал. Рванули туда, но опоздали. Дошли только на рассвете. Бойня была серьезная, камня на камне не осталось. Дело швах, напарник. Кто-то явно решил поиметь на свой зад приключений. Верещагин такого не прощает.

– Бандиты? – неуверенно спросил Антиквар.

– Нет, – отрезал Чика, – слишком чисто сработано. Бандиты так не могут. Со стороны нападавших ни одного трупа, унесли с собой. Бандюки бы обобрали и бросили. Это они только на словах друг друга братвой называют. Так, для колорита. На самом деле там ЧЧВ полный.

– Короче, – подвел черту Антиквар, – нечего гадать и спорить. Все равно никто ничего не знает толком.

– А ты у оплотовца спроси. Может, он что скажет?

Антиквар тут же насторожился:

– Какого оплотовца?

– Приходил тут один, Шекеля спрашивал. Ему сказали, что он никого не принимает с утра, особенно на рассвете, но тот все равно поперся, – Чика ухмыльнулся. – Стучал так, что весь молодняк на уши поднял. Они там с торгашом долго орали через дверь. Потом вдруг все стихло… До сих пор торчит там. Не выходил. По крайней мере, я не видел.

За разговорами сталкеры не заметили, как подошли к бункеру торговца.

Недалеко от входа в «святая святых» расположилась компания ветеранов и громогласно ржала, как табун лошадей.

– О, Антиквар! Анекдот хочешь? – всхлипывая от все еще продолжавшего душить смеха, спросил сидевший с краю сталкер в поношенном комбинезоне.

Сзади сдавленно застонал Чика, закатывая очи горе.

– Валяй, авось порадуешь, – поморщился Антиквар. Настроение никак не располагало выслушивать очередную «бородатую» шутку, замусоленную по всем окрестностям и пересказанную на все лады. Но от него все равно не отстанут.

«Разговаривают два упыря, старый и молодой. Молодой спрашивает у старого:

– Слушай, а ты как человека ловишь?

Старый отвечает:

– Ну, как-как? Просто! Подкрадываюсь, невидимый. Потом выбегаю на него и давай минут пять – десять гонять перепуганного, по кругу. Ну а потом за горло хвать, и все. Потом жру.

– Тю! А че, сразу нельзя за горло и жрать? – спрашивает молодой.

– Можно и сразу. Вот только его с дерьмом жрать-то придется!»

Троица дружно заржала.

– Старо, – усмехнулся Антиквар, – этот прикол я еще в школе знал.

– О, что я тебе говорил, Хряк?! – пуще прежнего заржал второй. – А ты мне втюхивал: «Не знает он. Не знает!» Пора менять репертуар. Гони тридцатку, проспорил.

Хряк обиженно засопел и полез в карман за деньгами:

– Ну, ты меня и вставил, Антиквар. Мог бы притвориться, что не знал, – достав сложенные пополам купюры, протянул их второму сталкеру, которого назвал Ежом. – На! Подавись, упырь поганый.

– Тогда пришлось бы проценты отваливать, – поддел сталкера Чика. – За помощь, так сказать.

Хряк слыл на всю деревню большим скрягой, порой не уступающим по жадности дяде Жоре. Сталкер покраснел и набычился пуще прежнего.

– Не фиг было спорить, не зная, – Еж спрятал деньги в нагрудный карман комбинезона и закурил, довольно скалясь. – А за упыря в следующий раз получишь в рыло.

– Это кто в рыло получит? – начал подниматься оскорбленный Хряк.

– Ладно-ладно, я шучу. Забей… – выпустив струю дыма, сталкер перевел взгляд на Антиквара: – Ты к Аарону Соломоновичу?

– К нему самому, – утвердительно кивнул тот.

– Это хорошо, – загадочно произнес Еж. – Дед злой, что твой пес после недельной голодухи. Сиплого, вон, прогнал. Орет на всех как резаный.

– У него гостей там нет? – осторожно спросил Иван.

– Оплотовец какой-то сидит. С утряни пришел, – цыкнул зубом Хряк.

– Знаете его?

Оба сталкера пожали плечами.

– Что? Прям никто не знает? – не унимался Антиквар.

Еж отрицательно боднул головой:

– Я не видел, может ты, Никифор? – обратился ветеран к третьему сталкеру, мирно жующему травинку. Тот сплюнул небольшой кусочек и прохрипел прокуренным голосом:

– Нет, не в курсе, но снаряга у него недешевая. Да что ты меня спрашиваешь? Я, типа, должен их в лицо знать? Сам, поди, в курсе – какая у них текучка. Иногда пачками ложатся. Идеалисты хреновы.

– Слово, смотрю, заумное вычитал? – съязвил Чикатило.

– А пошел ты, – не обиделся ветеран. – И не такого слыхали. Удивил. Если самый умный – иди, посмотри. Потом расскажешь.

– Хорош орать, – перебил спорящих Антиквар. – Чика, подождешь?

Чикатило согласно кивнул, примостив свой тощий зад рядом с остальными. Иван же направился в подвал к Аарону Соломоновичу по прозвищу Шекель – известнейшему во всей округе торговцу, человеку, способному за деньги решить все проблемы, потому что в курсе каждой из них.

Спустившись вниз, Антиквар толкнул металлическую дверь, которую украшала выведенная неровным почерком надпись: «Оставь надежду всяк сюда входящий!»

Хозяин помещения, как обычно, расположился за стойкой, которая вместе с достающей до пола решеткой из сетки-рабицы отделяла его от внешнего мира. На столе стоял неизменный лэптоп. За спиной возвышался огромный стеллаж со сваленным барахлом. У барыги можно было найти почти все: от иголки до бронепоезда. А если чего не было, он всегда знал, где и почем это можно достать.

Антиквар работал у Шекеля уже третий год. Он с самого начала сообразил, что на артефактах много не заработаешь – всякая мелочь стоила копейки, а настоящие ценности попадались крайне редко. Чтобы попасть в места, где «произрастали» подарки Зоны, нужно иметь хорошую снарягу и оружие. Антиквар решил пойти другим путем. Вместо того чтобы тащиться к черту на рога или носить малостоящие бирюльки, он решил поискать уникальные и по-настоящему редкие вещи, появлявшиеся под воздействием аномалий. С такой идеей сталкер пришел к торговцу, притащив тому вечную лампочку из заброшенного гаража автобусной станции. Электричества там давно уже не было, но никому и в голову не приходила мысль: «А почему лампочки горят?»

Шекель, которого свои называли просто дядя Жора, моментально проникся идеей, быстренько просчитав, как на этом можно заработать. Выдал парню в кредит поношенный комбез и отправил того в НИИ «Точмедприбор», попросив поискать что-нибудь интересное в зданиях комплекса. В награду торговец пообещал подарить костюм и ствол в придачу. Расчет был прост: вернется – молодец, вернется с хабаром – вдвойне молодец, а сдохнет – туда ему и дорога. Зона слабаков не любит.

Торгаш не прогадал. Пронырливый и отчаянный сталкер принес уникальный в своем роде отчет пропавшей без вести группы ученых, занимавшейся изучением артефактов и возможностью их применения в вооружении.

В отчете хранилась бесценная информация о проводимых опытах и испытаниях. Старый барыга открыл рот от удивления, не ожидая, что ему попадет в руки такой клад. Но больше всего торговца удивило то, что на новичке не оказалось ни единой царапины. Как будто не в рейд ходил, а прогулялся вечерком по парку. Грязный, небритый, с черными от недосыпа кругами вокруг глаз, но целый. Только комбинезон местами порвал.

– Будешь работать на меня, если хочешь, – выдвинул Шекель деловое предложение сталкеру. – Нюх у тебя кошерный, а такой нюх ценить надо. Антиквар, блин.

Так и приклеилось к нему это прозвище. Со временем их отношения со стариком перешли в раздел партнерских. Антиквар обрел известность в сталкерских кругах как честный, порядочный человек, знающий себе цену и лишнего никогда не берущий. Люди часто обращались к нему с просьбами. Как правило, он редко отказывал, всегда стараясь выполнить заказ максимально в срок.

Бандиты не раз пытались перехватить удачливого поисковика, но пока их потуги терпели фиаско по причине дружбы оного с «Оплотом». Да и многие вольные бродяги, несмотря на разобщенность, часто выручали.

Закон Зоны: «Сегодня помог ты, завтра помогут тебе». Не помочь товарищу, попавшему в беду, по сталкерским понятиям, – западло. Слух о том, что кто-то скрысятничал, моментально разлетится по всей округе. За такое рано или поздно можно схлопотать пулю или умереть где-нибудь от ран. Никто и никогда не поможет «крысе».

Шекель восседал в своем излюбленном кресле и напряженно рылся в компьютере, изредка приглушенно матерясь. Рядом расположился человек из клана «Оплот». Антиквар внимательно присмотрелся к нему, пытаясь вспомнить, не видел ли его раньше. Высокий, худощавый и, что пора-зительно, абсолютно седой, хотя на вид ему не более тридцати – тридцати пяти. Экипировка действительно поражала. Антиквар даже присвистнул про себя от удивления. ПС3-9МД, броня которого не уступала его доведенной до ума «Кольчуге», и автомат. Наметанный глаз сталкера без труда определил «вихрь» серии 3М с магазином на тридцать патронов и съемным глушителем. Завершал всю конструкцию закрепленный на планке прицел. Автомат явно заказной. Причем стоимость всех доработок вкупе с оптикой и глушителем довольно высока. Сталкер сначала подумал, что перед ним какой-нибудь преуспевающий вольный бродяга, но манера держаться и неизменная выправка выдавали в неизвестном собеседнике человека из клана Верещагина. Не заметив знаков отличия, говорящих о принадлежности сталкера к офицерам, Иван понял, что перед ним обычный рядовой. «Почему один? – задал себе вполне резонный вопрос сталкер. – И откуда у рядового, который в лучшем случае должен ходить с АК, и то вряд ли, такой шикарный ствол? У Повторихина день раздачи подарков?»

Антиквар еще раз внимательно посмотрел на «вихрь» сталкера. Что-то он ему напоминал. Пораскинув мозгами, Иван наконец вспомнил. Недавно он делал заказ на два ствола. Себе и Черненко. И оба подобной комплектации. Вот только денег у него не хватило. Потому один из «вихрей» пришел без глушителя. Но сталкер особо не расстроился. Чтобы не выглядеть некрасиво, Иван забрал ствол без глушака себе, намереваясь приобрести его попозже. А вот второй…

«Стоять, Зорька! – пронеслось в голове. – А второй был у Черненко!»

– Пришел? – не дав Антиквару даже рот отрыть, начал разговор Шекель. – Ну и как погода на ЧАЭС?

– Погода? – ошарашенно переспросил тот.

– Да! Погода, черт тебя дери! – торговец вскочил со стула, наливаясь краской. – Где ты столько времени шлялся? Или ты ждал, когда я к тебе приду?

– Что?! – удивление сменилось гневом.

– Успокойтесь, – вмешался человек в комбинезоне «Оплота».

– А тебя вообще никто не спрашивал! – Антиквар тут же переключился на него. – Надел костюмчик и думаешь, уже все можно?

– Это форма моего клана!

– Докажи!

– Вот, – гость закатал рукав, где под сходившей коркой красовалась наколка эмблемы группировки.

– Это ничего не доказывает! Татуировка слишком свежая. И потому такой комбез ты себе позволить не можешь.

– Почему?

– По кочану. И еще ствол.

– А что ствол?

– Он не твой!

– И что?

– А то! – Антиквар схватил пришлого за грудки. – Он по праву принадлежит Черненко!

Взгляд сталкера мигом потух.

– Он умер.

– Так ты, падла, еще и присвоил чужое?…

Такого гость стерпеть не смог. Скулы побелели, горечь в глазах уступила место обиде и злобе:

– Ну, тварь, держись! Я тебя по стенке размажу!

– Эй, горячие парни! – попытался вставить слово Шекель. – Унялись быстро!

Но те продолжали кричать, держа друг друга за жилеты. Тогда торговец выдвинул ящик своего стола.

– Я предупредил. Ща будет громко! – сказал барыга и выстрелил в потолок из пистолета.

Парни, забыв про разборки, присели, держась за уши… Спустя несколько минут сталкеры пришли в себя и, успокоившись, встали у противоположных стен, изредка поглядывая друг на друга.

Наверху послышалась шумная возня. Через несколько секунд в бункер кубарем влетел Чика с автоматом наперевес. Остановившись, Володя с открытым ртом уставился на представшую его глазам картину.

– Чикатило! – рявкнул Шекель. – Ты здесь что-то потерял?

– Я?… Я это…

– Вот и рули, раз «это»! Не мешай беседовать.

– Хорошие у вас тут разговоры, я смотрю, – Чика раздраженно сплюнул и поплелся к выходу.

– Я теперь могу говорить? – торговец перевел взгляд на сталкеров.

– Да.

– Можете…

– Вот и ладно. Теперь слушайте. И не перебивайте! Я вас, сталкерюг, знаю. Кто будет тут ваши останки убирать?

– Молодых позовешь, – огрызнулся Антиквар.

– Позову. Обязательно позову… Но для начала познакомься с рядовым Даниловым…

– Мертвым рядовым… – сквозь зубы выдавил Иван.

– …если бы ты читал мои сообщения, то узнал бы про случившееся уже давно.

– Знаю, – Антиквар все еще не мог успокоиться и часто дышал, пытаясь унять раздражение.

– Да что ты говоришь? – барыга приподнял бровь, изображая удивление. – А ты знаешь, что он единственный выживший в той бойне?

– Догадался…

– Меня спасли, – вставил Стас. – Хотя я не просил этого делать. А ствол… Я забрал его на болотах… Когда уходил. Как он там оказался – понятия не имею.

– Да-да, Антиквар. И такое бывает… – Шекель обратился к оплотовцу: – А ты не расслабляйся, потому как должен теперь.

– Кому это?

– А ты так и не понял, наивная душа? Или ты таки думаешь, в этом мире лечат бесплатно?

– Я понял. Решим…

– Ну, ясное дело, что решишь… Антиквар, ты все уловил?

– Угу…

– Надеюсь, теперь за него не думаешь? – Шекель прищурился, разглядывая сталкера.

– Не решил пока…

– Ну, раз пока не решил, добавь себе еще пару моментов. Для размышления, так сказать.

– Дядя Жора, к чему ты клонишь?

– На тебя водка действует плохо, – съязвил торговец. – Мозг отключается напрочь. Думаешь, зачем Оплот усилил охрану границы Пустоши? И не смотри на меня так. Не я выкладываю новости в сеть.

– Считаешь, все это между собой связано? – Антиквар задумался.

– У нас все идет по расписанию. График достаточно жесткий, – встрял в разговор Стас. – А тут ни с того ни с сего срывают. Да еще и приказывают прочесать весь район. На ночь глядя.

– Вот! – улыбнулся Шекель. – К этому я и веду. С каких делов Верещагину понадобилось в срочном порядке гонять людей на завод? Ночью?

– Думаешь, они что-то знали? – Антиквар в задумчивости почесал нос.

– А ты, значит, думаешь иначе? – раздраженно бросил Шекель.

– Я еще пока ничего не думаю, – парировал Иван.

– Ну да. Простите, бога ради, – голос торговца был полон яду. – Ну, значит, когда ваша милость подумает, поговорим с тобой.

Шекель посмотрел на Данилова.

– Ну-ка, постарайся мне воспроизвести по пунктам – что с вами стряслось. Пока сталкерня не вывалила в сеть сказок – одну страшнее другой.

Стас в деталях, насколько позволяла память контуженного человека, пересказал все подробности.

– И никто их до этого не видел?

– Нет. Но я запомнил эмблему. Правда, смутно.

Торговец покопался в ящике своего необъятного стола и выудил на свет листок бумаги и ручку.

«Оплотовец», как мог, постарался изобразить эмблему, увиденную им у неизвестного сталкера.

Шекель долго вглядывался в листок с изображенным на нем черепом. Затем, почесав живот, посмотрел на Антиквара.

– Видел когда-нибудь? – торговец протянул сталкеру листок.

После минутного раздумья Иван вернул бумажку барыге:

– Нет. Ни разу.

– Эта эмблема очень напоминает знак одного из кланов наемников, – добавил Стас. – Мы видели такие во время одной из зачисток. Но…

– Что «но»? – перебил его торговец.

– Комбинезоны у нападавших были какие-то странные. Не наемничьи. Те я хорошо знаю. А эти другие. И расцветка…

– Какая? – полюбопытствовал Антиквар.

– Серо-зеленая. Такой нет ни у одного клана.

– Ну что, Ванюша? – усмехнулся торгаш. – Как тебе?

– Дядя Жора, – спокойно проговорил Антиквар. – Я не могу понять. Из-за чего сыр-бор? Ну, появились какие-то сталкеры. Ну, постреляли. Да, я знал Черненко. Мы были приятелями. Но! Это не наше дело. Это забота Верещагина. Чего ты мельтешишь?

– Чего мельтешу? Тебе таки интересно, чего это я мельтешу, значит… Да? – раздраженно бросил Шекель. Не получив ответа, торговец хмыкнул и, налив кофе в чашку, продолжил, важно растягивая слова: – Ну, тогда слушайте дальше. За месяц до сегодняшнего дня по сетке прошла интересная инфа. Причем тупее некуда. Текст следующий: «Срочно куплю три десятка стволов и оптику к ним». Класс? Дальше – интереснее. Сутки спустя пришел ответ: «Есть, берешь?» Ну а дальше идет переписка о сумме и месте сделки. И это в сети!.. «Что тут такого?» – спросите вы. Вот и я бы не придал этому значения. Но! Меня это дело крайне удивило.

– Соломоныч! – всплеснул руками Иван. – Ты можешь говорить толком? Что тебе со всего этого?

– Адрес.

– Отправителя?

– Нет. Получателя. Я его не знаю.

– То есть?

– Ты разве меня не слушаешь? Я в курсе, кто, где и что продает. А тут вообще левый адрес. И не смотри ты на оплотовца. Мы с ним это дело уже с самого утра обсосали. У него свои интересы, а у меня свои. Теперь мне нужно твое мнение, – Шекель умолк и уставился на Антиквара.

Сталкер задумался. С одной стороны, ненавязчивая переписка, каких сотни в сети. Здесь – Зона. Тут всегда кто-то что-то продает и покупает. Но с другой стороны, адрес отправителя заставлял крепко пошевелить извилинами.

«Через Вируса проходит вся инфа по сетке, – подумал Иван. – Стоит кому-то что-то предложить на продажу, Вирус тут же настучит об этом Шекелю».

– А почему такая секретность? Мне кажется, такие хлопоты ни к чему, – удивился сталкер. – Я бы понял, закажи кто-то танк или БМД. Но автоматы…

– Во! – барыга засверкал, словно медный пятак. – Наконец-то разумная мысль за сегодняшний день.

– Ну, допустим… – пробормотал Иван. – Допустим. Это смешно… Но что меняется?

– А почему ты не спрашиваешь, кто послал запрос в сеть?

– ?…

– Наемники.

– Оп-па? – теперь пришел черед удивляться Антиквара. – Каким ветром? Их же вроде как разнесли?

– Именно «вроде как», – съязвил Шекель. – Кое-кто и кое-где решил немного заработать. Короче… Сделка назначена на пятницу. Место – заброшенная военная часть возле Мертвых земель. Сегодня у нас понедельник. Итого четыре дня. Потому я прошу тебя, Антиквар, сходить вместе с ним, – кивок в сторону оплотовца, – и узнать, стволы там или еще что.

– Шекель! Ты кем меня считаешь? Проводником?!

– Ваня, ты опытный сталкер и хорошо знаешь места вокруг. Особенно заброшенную деревню и часть… Только не говори, что ты там никогда не лазил! Кто еще сможет качественно проследить за сделкой? Кроме того… Мне позарез надо узнать, что за поц приторговывает у меня за спиной. Не знаю, как ты, а я лишних конкурентов у себя на горбу взращивать не собираюсь.

Антиквар молча смотрел то на Шекеля, то на оплотовца. Дело было очень опасным. Просто так подойти к наемникам, попытаться выяснить, что они затевают, да еще и скрытно – увольте. Ему жить еще хочется.

– Это нереально, – задумчиво произнес сталкер, – дядя Жора, это же билет в один конец! Да и не мое дело. Вон пусть у их полковника голова болит.

– Она у него пусть болит по своим причинам. С нашими они никак не пересекаются, – ответил торговец.

– Ладно. С наемниками в принципе ясно, – Иван в задумчивости почесал нос. – А каким образом связаны между собой мерки и неизвестные сталкеры, напавшие на отряд «Оплота»?

– Может быть, это они и есть? – предположил Стас.

– Возможно, и так, – согласился Антиквар. – Тогда у меня в голове не укладывается одна вещь. Я бы понял, если бы после той стычки за базе, начались отстрелы оплотовцев. Поодиночке. Месть и все такое. Но чтоб сразу отряд? Неужели у них нет мозгов, чтобы понять – так просто им это дело не сойдет. Их вычислят. Это же какой глупостью нужно обладать? Или…

– Или оно того стоило, – закончил торговец.

– И все равно, – с сомнением в голосе произнес Иван. – Это опасно. Я не вижу ни одной причины рисковать.

Шекель посмотрел на своего лучшего сталкера:

– Я не сказал тебе главного.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Я хочу сказать, что кто-то якобы хочет купить автоматы у Чабана…

– С чем я их и поздра…

Антиквара как током ударило. По очереди переведя взгляд то на одного, то на другого, сталкер все еще не мог поверить в услышанное. Этого человека он разыскивал уже около полугода. Не без причин. Как-то раз Антиквар случайно услышал разговор двух ветеранов. Со слов одного из них, во время штурма базы наемников некоторым удалось спастись. И не просто спастись, а еще и утащить с собой неплохой арсенал, который они потом благополучно схоронили. Руководил всем этим делом Чабан – один из заместителей главы Синдиката. С тех же слов, в ПДА наемника хранилась вся информация о счетах клана, плюс координаты тайника. Сталкер тут же сделал стойку. Подробно выяснив все через различных людей, Антиквар понял, что данная информация – не слухи, и принялся за поиски. Но тот как в воду канул. И вот, по прошествии полугода, этот старый еврей торжественно объявляет ему о наемнике.

«Здравствуйте, я ваша тетя! Приехала из Киева – буду у вас жить, – пронеслось в голове Антиквара, – интересное дело. Вот только каким боком приходится Чабан отряду наемников, напавших на „Оплот“? И почему этот стоит тут один, а не бежит со всех ног к Верещагину, крича и размахивая руками? Логика? Пока не ясно…»

– У меня несколько вопросов. Сначала к нашему гостю, – и сталкер повернулся к оплотовцу: – Зачем тебе проводник? И почему ты до сих пор не сообщил эти новости своему командованию?

– Странный вопрос, – ответил тот. – Первое: мой труп не нашли, сто процентов обвинят в случившемся. Прежде чем что-то говорить, надо досконально все проверить и только потом идти. Если я пойду сейчас на базу, со мной никто не станет разговаривать. Повесят, и дело с концом. Второе: один я не дойду. Я только после ранения и территорию восточной части Пустоши знаю не так досконально.

– Понятно. Теперь к тебе, дядя Жора. Почему я?

– Антикварушка, ты тупой? – приторно-ласково, словно у душевнобольного, спросил сталкера Шекель.

– С чего это ты так решил?

– Не хочешь? Могу другому слить инфу. Только после этого не подходи ко мне за скидками и сладкими предложениями…

– Дядя Жора… Ты меня без ножа…

– Зато все, что там найдешь, твое… Кроме ПДА командиров. Есть у меня пара мыслей, что наемники лишь посредники. Имея информацию, можно будет неплохо нагреть на этом руки.

До него только сейчас дошло, почему Шекель так к нему обращался. И дело было вовсе не в хорошем отношении. Деньги и еще раз деньги – вот что интересовало старого торговца. Все остальное – лирика. Ухватив наживку, барыга, словно голодная щука, изо всех сил держался за нее зубами. Хоть у них и были почти партнерские отношения, но процент, который в случае успеха отвалит ему Иван, очень большой. Был еще один момент. Торговец верил в удачливость своего сталкера. Антиквар не раз доказывал это на деле, и старый хитрец поставил на него, надеясь на успех. Вот теперь все стало на свои места.

– Я понял, Шекель. Выходим сегодня. Только Чику предупрежу, – и не говоря ни слова, повернулся к выходу.

– Антиквар!

Сталкер повернулся к торговцу.

– Припасы вполцены.

«Да-а-а, – протянул про себя Антиквар. – А ведь Шекель очень рассчитывает на успех. Ишь как засуетился. Одно слово – барыга».

Но вслух ничего не сказал, лишь согласно кивнул и повернулся к оплотовцу:

– Идешь? – Антиквар оценивающе посмотрел на Стаса.

– Сейчас, только договорю. Ты не против?

– Да ради бога…

– Не переживай. Я не буду тебе в тягость.

– Даже в мыслях не было. Хороший ствол никогда лишним не будет. У Верещагина лошков нет, а каков ты в деле – Зона покажет. Давно в кваде?

– Полгода…

Антиквар кивнул:

– Достаточно. Ну что, будем еще раз знакомы: я Антиквар, можно Иван, но лучше по прозвищу.

Оплотовец ухмыльнулся:

– Приятно познакомиться. Станислав Данилов.

– А кличут как?

– У нас нет кличек.

– Нет, так не пойдет, – Антиквар внимательно присмотрелся к собеседнику, – кличка нужна. Так удобнее. Пока докричишься, тебя уже доедают. Плохо.

Сталкер почесал подбородок. Внезапно его лицо прояснилось:

– Седой! Во, точно. Седой! По-моему, звучит. Тем более оно тебе подходит.

– Как говорил один мой товарищ: «Называйте хоть ведром, только на три буквы не посылайте». Но я возражаю. Мне привычнее по имени.

– Ну, как скажешь… Жду тебя на улице. Познакомлю с напарником и будем собираться.

С этими словами Антиквар кивнул торговцу и пошел к выходу.

Данилов повернулся к Шекелю. Тот состроил умиленное лицо, будто только что съел конфету, о которой мечтал всю жизнь:

– Что-то еще? Мы вроде в расчете, Стас? Или нет?

Данилов вплотную подошел к стойке и наклонился, глядя торговцу прямо в глаза:

– Он надежный человек?

– Надежней не бывает. Антиквар – один из лучших поисковиков. Этот пролезет куда угодно, и без мыла. Так что смею тебя заверить – все будет хорошо. Тем более у него к Чабану свой интерес.

– Тогда будем считать, что Шатуна я тебе простил.

Шекель перевел дух. Больше всего торговец не ожидал, что Стас заявится к нему, вот так – посреди бела дня, и предъявит старый должок. Барыга рассчитывал на то, что молодой сталкер, уходя год назад с Рубежа, никогда больше не вернется. Он ошибся. Тот не только выжил, но еще и вернулся в другом качестве. А ссориться с «Оплотом» у Шекеля не было никакого резона:

– Ну, зачем ты так, Стасик? При чем тут я до Шатуна? Его никто не гнал в Мертвые земли. Он сам туда поперся.

Шекель лукавил. Именно по его вине учитель Данилова, старый сталкер Шатун, был вынужден отправиться в рискованное мероприятие. Из-за проваленной ходки барыга тут же поставил его на счетчик. Сталкеру ничего не оставалось, как согласиться на авантюру, чтобы покрыть долг. Во время ходки ветеран погиб. Стас был в курсе проблем учителя и прекрасно знал, кто виновник случившегося. Но тогда, будучи молодым и неопытным, предъявить ничего не мог. Теперь пришло время платить по счетам. На лице сталкера заиграли желваки:

– Бабушке своей расскажешь, старый хрыч! Но я свое слово сказал. Хотя нет. Еще не все.

– Что ты еще от меня хочешь?

– Ты забыл про деньги, – Данилов повысил голос, делая акцент на последнем слове, – мои деньги. Те, которые ты не выплатил за крайнюю ходку.

– Ах да. Конечно… А бутерброд тебе маслом не намазать?

Стас угрожающе осклабился:

– Можно и бутерброд. Только тогда я вряд ли промолчу о тех делишках, которые ты регулярно мутишь с бандитами. Мне кажется, товарищу полковнику это не очень понравится.

Шекель покраснел как рак и, кряхтя, полез на полку. Немного пошарив, вытащил на свет новенький «стечкин» и три пачки патронов к нему:

– А если так?

– Еще три пачки «СП-6», и в расчете.

Недовольно бубня себе под нос, торговец полез в очередной цинк:

– На, подавись…

– Спасибо, вы очень любезны, Аарон Соломонович. Берегите здоровье, я пойду.

– Вали, чтоб духу твоего здесь не было! – в сердцах выкрикнул барыга.

– Всенепременно, – съязвил Стас и вышел на улицу.

Антиквар стоял возле входа, переминаясь с ноги на ногу:

– Все? – спросил он выходящего Данилова.

– Порядок.

– Пойдем, познакомлю тебя с напарником, – и сталкеры двинулись к полянке возле бункера.

Чика все так же сидел, мирно покуривая. Увидев Антиквара, выбросил бычок в траву и, старательно пряча улыбку, пробубнил:

– Ну че? Как внеочередной сеанс связи с космосом? Состоялся? – он все еще находился в приподнятом настроении и не упустил возможности пошутить. Но, увидев лицо напарника, вмиг подобрался.

Антиквар пожевал губами:

– Знакомься. Данилов Стас, «Оплот». Единственный выживший из отряда Черненко. И он идет с нами. Выходим сегодня вечером. Подробности расскажу позже. Стас, это Вова Чикатило. Мой напарник. Кстати, отдай ему свой ПДА, он загрузит все необходимые данные.

Чика оценивающе посмотрел на сталкера и пожал протянутую руку:

– Рад знакомству. Будем идти торжественным маршем в сопровождении почетного эскорта?

– Я один. Мои не знают, что я здесь.

– Не боись, – вставил Антиквар, – теперь точно знают. Зуб даю, Шекель уже отстучался полковнику насчет тебя. Плюс сталкеры по сетке разнесут благую весть, если уже не разнесли.

– Это вряд ли, – возразил Данилов. – Старый еврей ничего и никому передавать не будет.

– С чего такая секретность? – удивился Чика.

– Я его попросил.

Антиквар с прищуром взглянул на нового знакомого. Парень был не так прост, каким хотел казаться.

– Идем, – и, посмотрев на вопросительное выражение лица Данилова, пояснил: – Надо забрать мой комбез, и твою «пээску» немного до ума доведем. Наш Ежик не зря свой хлеб ест – ходячий конструктор «Сделай сам». Пси-защита у тебя хреновая.

– Спасибо, мы с ним уже знакомы. Так что как специалиста я его знаю, – ответил Стас. – Мне у него еще и автомат до ума довести надо. Клинит.

– А ты его откуда знаешь? – удивленно спросил Антиквар.

– «Сталкер, как и Зона, начинается с Рубежа», – изрек Данилов старую поговорку, принятую в среде вольных бродяг. – Я ведь тоже здесь долго жил.

– Шатуна хромого знал? Тогда понятно. То-то я смотрю, лицо знакомое, – уважительно произнес Иван, вспоминая убеленного сединами ветерана, бесследно сгинувшего полгода назад где-то на просторах Мертвых земель. Старый сталкер часто любил повторять эту пословицу, причем, не всегда к месту.

– Он меня учил, – пояснил Стас.

– О, так у нас ценный кадр. Тем лучше. А насчет автомата не парься, Ежик поможет, у него сейчас работы мало. Вон, курит сидит. Так что пошли, вылечим твой агрегат. Тем более ты его знаешь – не нужно сто раз уговаривать. Деньги есть?

– Откуда?

– Ну, придумаешь что-нибудь. Еж и бартером брать любитель.

Сталкеры двинулись в сторону домов. От плохого настроения не осталось и следа. Благодаря врожденному оптимизму, Антиквар не мог долго находиться в удрученном состоянии. Сегодня его опять ждала работа, а для таких, как он, – это и труд, и увлечение. Впереди была очередная встреча с Зоной, готовящей очередное испытание на прочность, которое сталкер пока проходил, не собираясь проигрывать и в этот раз.

Чика с кряхтением поднялся и направился в соседний дом, в подвале которого обитал местный хакер, по совместительству – администратор сталкерской сети, по прозвищу Вирус. Нужно было выполнить поручение Антиквара и запастись всем необходимым для рейда. Сталкер очень ценил своего напарника за немногословность, если касалось дела, и хозяйственность, которой в силу своего характера сам не обладал.

Иван вернулся спустя полтора часа. Чика сидел на земле и увлеченно смазывал автомат. Этот ритуал он проделывал каждый день. В Зоне оружие довольно быстро приходило в негодность. И если не ухаживать, то скоро от него оставались только «рожки да ножки».

– Порядок? – спросил Антиквар.

– Как в аптеке, – в тон ему ответил Чика. – Как наш новый друг?

– Нормально. Сводил к Ежу. Они, оказывается, уже знакомы. Сейчас там консилиум на тему: «Усовершенствование тактико-технических характеристик сталкерских комбинезонов в полевых условиях». Еж свободные уши нашел. Ты ж знаешь – ему только волю дай, весь лагерь замучает. Хотя мастер от бога. Что скажешь про этого Данилова?

– Вроде ничего, – крышка ствольной коробки, щелкнув, встала на место. Аккуратно протерев корпус «вала» ветошью, сталкер продолжил: – Все будет зависеть от того, куда нас нелегкая засунет. А Зона по местам сама расставит. «Будет день – будет пища», – говорили мудрецы. Здесь очень быстро понимаешь, кто есть кто и чего он стоит.

– Все взял?

– Да, детекторы у нас свои, патронов дед отсыпал полцинка, по мне – многовато. Если учесть харчи, плюс медкомплект, да и еще пару кило всякой всячины – обалденная дробь получается. И это… Я тебе новый «Глок» у Шекеля выторговал. Хороший. Тридцатизарядный.

Антиквар рассмеялся. Он прекрасно знал, как выглядела торговля. По части прижимистости Чика не уступал самому торговцу, а посему словесные баталии у них возникали постоянно и порой доходили чуть ли не до поножовщины…

– Спасибо, брат. Представляю рожу дяди Жоры. Надеюсь, хоть не за банку тушенки выторговал?

– Нет, обижаешь. Так круто я еще не умею. Но, как говорится, нет предела совершенству. Ладно. Давай конкретней, куда мы топаем и с чего такая спешка? Зуб даю – это из-за этого парня.

Антиквар задумчиво потер подбородок. Вытянув из протянутой Чикой пачки сигарету, прикурил и глубоко затянулся, пуская дым кольцами.

– Почти. В пятницу на территории бывшей части наемники решили замутить маленький гешефт под названием «Кто быстрей и подешевле продаст тридцать стволов». По имеющимся данным, тендер выиграли они.

– И что?

– Шекель подозревает, что там дело не в оружии, а в чем-то покруче.

Чика присвистнул:

– Ни хрена себе! Это что ж там такого продать собираются?

– А вот это нам с тобой и нашим новоиспеченным другом предстоит выяснить. И, по возможности, сорвать им это дело. Не исключаю, что под землю лезть тоже придется.

– Ну, хорошо. А у нас там какой интерес?

Антиквар внимательно взглянул на напарника:

– Руководит сделкой наш старый знакомый – Чабан.

– Вот ка-а-ак? – протянул напарник. – А я-то грешным делом подумал, будто ты в альтруисты подался.

– Нет, конечно. Хоть Черненко и был хорошим парнем, но бесплатный мститель – это не про меня. Есть еще один момент. По словам Шекеля, наймы с кем-то снюхались. И этот кто-то хорошо их покрывает, раз они могут беспрепятственно бродить по враждебной территории, да еще и с такими последствиями. «Оплот» – не единственные, кто попал под раздачу.

– Да уж. Хорошенький такой бутерброд получается.

– Ага, вкуснее не придумаешь. – Антиквар выпустил дым и уставился на небо, затянутое серыми тучами.

– Я понял, брат. Значит, будем есть дело, – Чика передразнил крылатую фразу из старого, еще советского мультика. – Когда идем?

– Сегодня вечером. Хоть и не хочется переться на ночь глядя, но надо. Можем до базы «Оплота» не успеть, тем паче я не знаю, как этот Данилов ходит. Запас должен быть.

– Лады, тогда я пошел. От хорошего сна еще никто не отказывался. Кто знает, когда еще нормально поспать придется?

– Согласен. Поспать действительно не помешает. «Солдат, помни! Чем крепче спишь – тем скорее дембель!»

Посмеявшись пришедшейся к слову старой шутке, сталкеры разбрелись по своим лежкам, чтобы как следует выспаться.

Назад: Глава 1
Дальше: Глава 3

Загрузка...