Загрузка...
Книга: СМЕРШ идет по следу. Спасти Сталина!
Назад: 11
Дальше: 13

12

Спустя два часа в Карманово прибыли начальник Смоленского управления НКВД полковник Стальнов и подполковник СМЕРШа Смирнов. Они сидели в кабинете у Ветрова, который уступил свой стол Стальнову, а сам вместе со Смирновым устроился напротив на стульях.

Ветров закончил свой доклад о задержании диверсантов и ожидал слов поощрения от прибывших гостей. Впрочем, благодарность не заставила себя ждать.

– Ну, молодцы! – Стальнов был очень доволен. – А что показал обыск?

– Обыскали мы мотоцикл, а там чего только нет. Три чемодана с документами и вещами, радиостанция, сто шестнадцать мастичных печатей, семь пистолетов, два охотничьих ружья центрального боя, пять гранат, одна мина… Товарищ полковник, – Ветров замялся, переминаясь с ноги на ногу.

– Ну, чего, говори.

– Я тут… взял грех на душу… Разрешите один пистолет и сотню патронов к нему оставить себе.

Стальнов переглянулся со Смирновым. Последний не часто пребывал в таком благодушном состоянии, как сегодня, потому и позволил себе снисходительно махнуть рукой и улыбнуться.

– Я ничего не видел и не слышал.

– Я тоже, – засмеялся Стальнов. – Слышишь, Ветров?

– Так точно, слышу, – облегченно выдохнул старший лейтенант. – Разрешите привести задержанных?

– Веди! – кивнул Стальнов.

Ветров вышел за арестованными.

– Да тут все ясно, – уверенно произнес Смирнов. – Это как раз те, кого мы ищем. Я связался со штабом 1-го Прибалтийского и установил, что в списках 39-й армии никакой Таврин не значится.

– Да и я не сомневаюсь, что это диверсанты. Но допросить их нужно.

Старшина Лебедев постучался и ввел в кабинет Таврина. Тот сник, куда-то подевалась его спесь, смотрел на всех исподлобья. Стальнов кивнул Лебедеву, и тот, козырнув, вышел. Смирнов остался сидеть на стуле, а Стальнов встал и несколько раз обошел вокруг Таврина, затем остановился напротив него и оценивающе разглядывал его минуту. И вдруг Смирнов даже привстал, однако тут же снова сел и быстро взял себя в руки: он узнал Таврина.

– Ваша фамилия, имя, отчество? – задал вопрос Стальнов.

– Таврин Петр Иванович.

– Я спрашиваю, как ваша настоящая фамилия, имя, отчество?

– Таврин Петр Иванович, – упрямо твердил диверсант.

– С тобой, сука, здесь не в игрушки играют! – не выдержал Смирнов. – Ты, видать, забыл меня, гражданин Шило?

Таврин вздрогнул и внимательно всмотрелся в Смирнова. Он также узнал его и опустил голову. Ему вдруг стало безразлично все, что с ним произойдет дальше.

– Земля, видишь ли, круглая, – довольный собою, засмеялся Смирнов. – И думать не гадал, что когда-нибудь еще доведется с тобой встретиться. Даже фамилия Таврин не навела меня на мысль, что это можешь быть именно ты.

Он встает, подходит вплотную к Таврину, рассматривает его награды.

– Видишь, как оно вышло. Промахнулись фашисты, не уследили за нашим приказом изменить правила ношения орденов… Звезда Героя у тебя настоящая, судя по всему. Кого убил?

– Я никого не убивал. Меня всем, в том числе и орденами с медалями, обеспечили в Берлине.

Смирнов срывает Звезду Героя с гимнастерки Таврина и смотрит на оборотную сторону.

– Ладно, в Москве товарищи по номеру определят, кому Звезда принадлежит.

– Под чьим крылом вы работали в Германии? – продолжил допрос Стальнов.

– Шелленберга.

Стальнов даже присвистнул и переглянулся со Смирновым.

– Действительно, значит, важная птичка, – заключил Смирнов.

– Какое задание вы получили? – снова спросил Стальнов.

Таврин молчит, глядя в пол.

– Я спрашиваю, какое задание ты получил от Шелленберга? – закричал Стальнов.

– Убить… Сталина, – глотая слюну, с трудом выдавил из себя Таврин.

Минутное замешательство и пауза. Лоб Стальнова покрылся испариной. Он достал из кармана платок и начал утираться. Смирнов побледнел. Таврин понял, что отпираться дальше бесполезно, а так, начав давать показания, он, если и не сохранит свою жизнь и жизнь любимой им женщины, то хоть продлит ее.

– Я хочу сделать заявление, – Таврин языком облизал вмиг пересохшие губы. – Меня забросила в СССР немецкая разведка для выполнения специального задания – совершить покушение на Сталина. Вместе со мной следует моя жена, Лидия Ивановна Шилова, приданная мне в качестве радистки. Я готов дать подробные показания компетентным органам.

Стальнов и Смирнов переглянулись.

– Его и его напарницу следует немедленно отправлять в Москву, – приказал Смирнов.

– Да, да, я сейчас распоряжусь, – как-то растерянно произнес Стальнов. – Лейтенант!

На зов тут же появился Ветров.

– Оформляй диверсантов и – в Москву обоих. Я буду лично сопровождать этих птичек.

– Слушаюсь, товарищ полковник! – повернувшись к Таврину, Ветров скомандовал:

– Вперед!

Ветров с арестованным уходят. Стальнов со Смирновым некоторое время молча сидят и курят. Наконец Смирнов встает, кладет окурок в пепельницу, одергивает китель.

– Пойду собираться тоже. Других дел по горло.

Уходит, не закрыв дверь. Через некоторое время в приемной появляется и Стальнов. Увидев его, встает со своего стула Ветров, передавший Таврина старшине Лебедеву. Стальнов прошел было мимо, махнув рукой, но потом остановился и повернулся лицом к начальнику райотдела. Постоял немного, затем ткнул пальцем в грудь Ветрову:

– Готовь дырку в гимнастерке.

Ветров улыбнулся. Но, впрочем, не начальнику областного управления НКВД было решать, кого награждать, а кого нет. В Москве посчитали, что Ветров и его подчиненные ни при чем. И приказ об их награждении или хотя бы благодарности за поимку и задержание особо опасного диверсанта подписан не был.

Вернувшись в Смоленск, Стальнов приказал отправить в Москву спецсообщение о задержании агентов немецкой разведки Таврина и Шиловой:

«5 сентября с. г. в 6 часов утра начальником Кармановского РО НКВД ст. лейтенантом милиции ВЕТРОВЫМ в пос. Карманово задержаны агенты немецкой разведки:

1. ТАВРИН Петр Иванович

2. ШИЛОВА Лидия Яковлевна.

Задержание произведено при следующих обстоятельствах:

В 1 ч 50 мин. ночи 5 сентября начальнику Гжатского РО НКВД – капитану госбезопасности тов. ИВАНОВУ по телефону с поста службы ВНОС было сообщено, что в направлении гор. Можайска на высоте 2500 метров появился вражеский самолет.

В 3 часа утра с поста по наблюдению за воздухом вторично по телефону было сообщено, что самолет противника после обстрела на ст. Кубинка, Можайск – Уваровка Московской обл., возвращался обратно и стал приземляться с загоревшимся мотором в р-не дер. Яковлево – Завражье, Кармановского р-на, Смоленской обл.

Об этом нач. Гжатского РО НКВД информировал Кармановское РО НКВД и к указанному месту падения самолета направил опергруппу.

В 4 часа утра командир Запрудковской группы охраны порядка тов. АЛМАЗОВ по телефону сообщил, что вражеский самолет приземлился между дер. Завражье и Яковлево. От самолета на мотоцикле немецкой марки выехали мужчина и женщина в форме военнослужащих, которые остановились в дер. Яковлево, спрашивали дорогу на гор. Ржев и интересовались расположением ближайших районных центров. Учительница АЛМАЗОВА, проживающая в дер. Алмазово, указала им дорогу в районный центр Карманово, и они уехали по направлению дер. Самуйлово.

На задержание 2 военнослужащих, выехавших от самолета, начальник Гжатского РО НКВД кроме высланной опергруппы информировал группы охраны порядка при с/советах и сообщил начальнику Кармановского РО НКВД.

Получив сообщение от начальника Гжатского РО НКВД, начальник Кармановского РО – ст. лейтенант милиции т. ВЕТРОВ с группой работников в 5 человек выехали для задержания указанных лиц.

В 2 километрах от пос. Карманово в направлении дер. Самуйлово нач. РО НКВД тов. ВЕТРОВ заметил мотоцикл, движущийся в пос. Карманово, и по приметам определил, что ехавшие на мотоцикле являются теми лицами, которые выехали от приземлившегося самолета, стал на велосипеде преследовать их и настиг в пос. Карманово.

Ехавшие на мотоцикле оказались: мужчина в кожаном летнем пальто, с погонами майора, имел четыре ордена и Золотую Звезду Героя Советского Союза.

Женщина в шинели с погонами младшего лейтенанта.

Остановив мотоцикл и отрекомендовав себя начальником РО НКВД, тов. ВЕТРОВ потребовал документ у ехавшего на мотоцикле майора, который предъявил удостоверение личности на имя ТАВРИНА Петра Ивановича – зам. нач. ОКР СМЕРШ 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта.

На предложение тов. ВЕТРОВА следовать в РО НКВД ТАВРИН категорически отказался, мотивируя тем, что ему, как прибывшему по срочному вызову с фронта, каждая минута дорога.

Лишь при помощи прибывших работников РО УНКВД ТАВРИНА удалось доставить в РО НКВД.

В Райотделении НКВД ТАВРИН предъявил удостоверение за № 1284 от 5/1Х-44 г. со штампом начальника п.п. 26224, что он командируется в гор. Москву, Главное Управление НКО СМЕРШ и телеграмму Главного Управления КРО СМЕРШ НКО СССР № 01024 и такого же содержания командировочное удостоверение.

После проверки документов через начальника Гжатского РО НКВД тов. ИВАНОВА была запрошена Москва и установлено, что ТАВРИН в Главное Управление КРО СМЕРШ НКО не вызывался и таковой на работе в КРО СМЕРШ 39-й армии не значится, он был обезоружен и сознался, что переброшен на самолете немецкой разведкой для диверсий и террора.

При личном обыске и в мотоцикле, на котором следовал ТАВРИН, обнаружено 3 чемодана с разными вещами, 4 орденские книжки, 5 орденов, 2 медали, Золотая Звезда Героя Советского Союза и гвардейский значок, ряд документов на имя ТАВРИНА, денег совзнаками 428.400 руб., 116 мастичных печатей, 7 пистолетов, 2 охотничьих ружья центрального боя, 5 гранат, 1 мина и много боепатронов.

Задержанные с вещ. доказательством доставлены в НКВД СССР

П. п. ЗАМ. НАЧ. УПРАВЛЕНИЯ НКВД СМОЛЕНСКОЙ ОБЛ. НАЧАЛЬНИК ОТДЕЛА ББ УНКВД СМОЛЕНСКОЙ ОБЛ. ОПЕРУПОЛНОМОЧЕН. 7 ОТД. ОББ НКВД СССР».

Назад: 11
Дальше: 13

Загрузка...