Загрузка...
Книга: От Клубка до Праздничного марша (сборник) сиос-2
Назад: Весеннее пробуждение
Дальше: Маленький голубчик

Неправильные весы

Боюсь, что не смогу начать эту историю как-нибудь так: «В один прекрасный день весы стали неправильными…» Потому что в один день — хоть прекрасный, хоть ужасный — весы, конечно, неправильными не становятся: это требует времени, причём долгого. Видимо, что-то должно износиться в весах — и тогда они начинают неправильно взвешивать. Сначала это не очень заметно, потому как миллиграмм-полтора погоды не делают, на такие мелочи никто и внимания не обращает. Подумаешь, дали тебе яблок не килограмм, а на миллиграмм меньше! Всё равно ты ровно столько же штук получил, сколько и должен был, остальное — неважно.

Важно начинает становиться позднее… при этом чем позднее — тем важнее.

Например, если весы на сто граммов ошиблись — это уже сильно заметно, потому как очень часто бывает, что сто граммов целое яблоко весит… Сами-то подумайте: вам полагалось десять яблок, а дали вам вместо них девять или одиннадцать — конечно, разница есть. Хотя, конечно, не такая, чтобы застрелиться.

Но вот когда весы, предположим, на килограмм ошибаются — тут уж извините! Нет, если ошибка в вашу пользу — это ещё как-то можно стерпеть: два килограмма яблок вместо одного получить даже приятно. Но представьте себе такую ситуацию: вы пришли покупать килограмм яблок и деньги уже заплатили, а вам ничего не дают, потому что весы ровно на килограмм ошибаются — и, к тому же, не в вашу пользу. Уверен, что вы закричите: «Это грабеж среди белого дня! Где наш килограмм яблок?» — и будете совершенно правы.

Ибо за весами надо следить!

Только в том маленьком магазинчике, о котором я собираюсь рассказывать, никто не следил за весами. Почему? Да потому что там и вообще никто ни за кем не следил, все всем верили: показывают весы килограмм, значит, так оно и есть — к чему сомнения! А потом — как проверишь, если других весов в маленьком магазинчике всё равно нет?

Но постепенно некоторые наблюдательные стали замечать, что с весами что-то не в порядке. Например, когда они сто граммов конфет в бедный дом отвешивают, то выглядят эти сто граммов как целый килограмм! А когда они отвешивают килограмм конфет в богатый дом, килограмм подозрительно напоминает сто граммов и даже меньше. Однажды пришло кому-то в голову сравнить, сколько бедный дом за конфеты платит, сколько — богатый… ну и начался скандал!

— Разве Вы не видите, что я, Богатый Дом, плачу за сто граммов конфет столько же, сколько Бедный Дом — за килограмм? — возмущался Богатый Дом. — Вы неправильные весы!

Так и стали весы называть Неправильными Весами.

Правда, следить за Неправильными Весами всё равно никто не собирался, зато Богатый Дом теперь по килограмму конфет больше не покупал — покупал по сто граммов и конфеты прямо в магазине пересчитывал. Однако сколько он их ни пересчитывал, а Бедному Дому всегда больше конфет доставалось… даже странно!

А со временем стали замечать, что Неправильные Весы себя всё неправильнее и неправильнее ведут: подойдёшь к ним какую-нибудь печаль взвесить, а она и не весит ничего. Если же начинаешь даже самую маленькую радость взвешивать, то весит она столько, что просто диву даёшься — сколько много тебе радости с собой взять полагается! А когда одна Старая Старушка, вся в слезах, положила на Неправильные Весы своё горе — Весы и говорят:

— Какое же это горе, Старая Старушка! Посмотрите, оно только один грамм весит, а горе, если это настоящее горе, должно не меньше ста килограммов весить…

Тут Старая Старушка слёзы вытерла — и счастливая дальше пошла, потому что зачем же горевать, когда горе такое лёгкое!

И многие другие потом к Неправильным Весам приходили — кто со своей любовью, кто со своей ненавистью, кто со своей заботой, кто с весельем своим… Но всегда получалось, что любовь, например, весит гораздо больше, чем ненависть, а заботы — гораздо меньше, чем веселье! Причём если две любви или две дружбы на Неправильные Весы клали, то весили эти две любви или две дружбы обычно одинаково — чашечки весов останавливались друг напротив друга, и никто не мог ни одну из них ни выше поднять, ни ниже опустить… вот какие удивительные были дела.

Тогда Богатый Дом сказал:

— На этих Неправильных Весах вообще что бы то ни было взвешивать бесполезно: они только и делают, что ошибаются. Причём ошибаются отнюдь и отнюдь не в мою пользу! На них вообще положиться нельзя. Чем богаче я становлюсь, тем меньше в этом магазинчике получаю — скоро я вообще сюда за покупками ходить перестану!

Только на самом-то деле Богатый Дом всё равно не мог перестать сюда за покупками ходить, потому что никакого другого магазинчика поблизости не было. Вот и приходилось Богатому Дому постоянно конфеты пересчитывать — чтобы, значит, столько их получать, сколько ему надо.

Бедный же Дом был, наоборот, очень доволен: богаче он, конечно, не становился, но хоть дети вдоволь сладостей получали, а это самое главное.

А однажды в магазинчике вдруг пропали все гири. Их искали, искали, да так и не нашли. К Неправильным Весам, конечно, тоже обращались: дескать, куда все гири-то делись? Ещё третьего дня были, и позавчера были, и вчера, а сегодня — нет как нет! Но Неправильные Весы только плечами пожимали и какими-то странными ответами отделывались.

— Стесались гири, — говорили они, — стесались от времени. Да и зачем они нужны? Мы и без гирь вес хорошо определяем!

— Хорошо, да неправильно! — бубнил Богатый Дом.

— А Вы пойдите проверьте, — усмехались Неправильные Весы, прекрасно зная, что проверить — негде.

— И проверю! — грозился Богатый Дом, замышляя недоброе.

Вот как-то раз и пришла в маленький магазинчик Городская Власть. На лице у неё было написано возмущение.

Городская Власть подошла прямиком к Неправильным Весам и сказала:

— До нас дошли сведения, что Вы тут всех обвешиваете. Богатый Дом, например, Вашим обслуживанием очень недоволен.

— А Бедный? — спросили Неправильные Весы.

— От Бедного Дома никаких жалоб не поступало. Зато вот от Богатого — поступали, причём даже не жалобы, а тяжёлые обвинения.

— Положите-ка Вы эти тяжёлые обвинения на одну из чаш, — попросили тогда Неправильные Весы.

И Городская Власть это сделала, но тут на вторую чашу Неправильных Весов вдруг неизвестно откуда опустилась бабочка — и чаша весов, на которую она опустилась, быстро поползла вниз.

— Вот видите, — сказали Неправильные Весы. — Какие же это тяжёлые обвинения, если даже бабочка тяжелее, чем они!

И Городская Власть согласилась с этим. А уж если согласилась сама Городская Власть, то и нам с вами ничего не остаётся, как согласиться.

Да и потом… мы-то с вами знаем, что нет на свете ничего тяжелее бабочки! И что нет на свете ничего правильнее, чем Неправильные Весы.

Назад: Весеннее пробуждение
Дальше: Маленький голубчик

Загрузка...