Загрузка...
Книга: От Клубка до Праздничного марша (сборник) сиос-2
Назад: Разговоры на ёлке
Дальше: Каменный лев

Самая нужная вещь

— Давай купим ещё и клей, — сказал Дедушка Внуку. — Клей — самая нужная вещь.

Так Тюбик-с-Клеем узнал, что он самая нужная вещь. А когда кто-нибудь узнаёт о себе такое, ужасно трудно не возгордиться.

И Тюбик-с-Клеем возгордился.

— Я — самая нужная вещь! — заявил он, едва появившись на письменном столе.

— Очень приятно, — послышалось в ответ. — А мы — Карандаши.

— А я — Ластик, — отрекомендовался неказистый кусочек резины.

— Надеюсь, вы — нужные вещи? — подозрительно посмотрел на соседей Тюбик-с-Клеем. — Чем вы занимаетесь?

— Мы пишем и рисуем, — хором ответили Карандаши.

— А я стираю написанное и нарисованное, — отозвался Ластик.

Тюбик-с-Клеем немножко подумал и заключил:

— Вы совершенно ненужные вещи. Если сначала что-то написать или нарисовать, а потом это взять и стереть, — что же получается? Пустое место получается, — и, отвернувшись от карандашей с Ластиком, он перестал разговаривать с ними.

— Идите к нам! — крикнули ему с дальнего конца стола. — У нас весело!

— А вы — нужные вещи? — поинтересовался Тюбик-с-Клеем. — Каковы ваши занятия?

— Я даю свет! — не без гордости ответила Лампа-на-Одной-Ножке.

— А я выключаю свет! — отозвался её лучший друг, Чёрный Выключатель.

— М-да… — озадачился Тюбик-с-Клеем. — Сдаётся мне, что и вы совершенно ненужные вещи. Ведь если сначала включить свет, а потом его взять и выключить — что же остаётся? Пустое место остаётся. — И, сказав это, Тюбик-с-Клеем отвернулся от растерявшихся соседей.

Спустя некоторое время в комнате не осталось ни одного предмета, о котором Тюбик-с-Клеем не сообщил бы всем присутствовавшим: «Это совершенно ненужная вещь». И комната погрузилась в молчание, потому что каждый осознал полную свою ненадобность. А Тюбик-с-Клеем поглядывал на всех с высоты письменного стола, чувствуя себя единственной нужной вещью среди всего этого бесполезного хлама.

— Скоро вы узнаете, что такое по-настоящему нужная вещь, — пообещал Тюбик-с-Клеем. — Это когда я начну склеивать разные разности. Предположим, у книги, которую читает Дедушка, оторвётся обложка или у тапочка, который носит Бабушка, оторвётся подошва, — вот тогда-то сразу же и обратятся ко мне. Я могу соединить всё, что распалось, — представляете, как это важно!

А ещё некоторое время спустя у книги, которую читал Дедушка, и в самом деле оторвалась обложка. Её смазали клеем — и обложка приклеилась. На другой день у тапочка, который носила Бабушка, как назло, оторвалась подошва. Подошву быстро поставили на место — и опять с помощью клея. Конечно же, после этого все убедились, что Тюбик-с-Клеем — по-настоящему нужная вещь. Тогда к нему стали обращаться «Ваше Величество» и умолкать, когда Тюбик-с-Клеем начинал говорить.

Однажды через открытую форточку в комнату залетела Музыка. Она была такой прекрасной, что все заслушались и заулыбались. Только Музыка погостила совсем недолго — и скоро начала собираться в путь.

— Куда же Вы? Побудьте с нами, дорогая Музыка! — обратился к Музыке Дедушка. — Вы так прекрасны!

— Да, останьтесь, милая Музыка! — подхватила Бабушка.

Но Музыка только грустно улыбнулась и улетела в другое место, где у неё, наверное, тоже были важные дела. Больше она не прилетала — и как-то раз, сидя вечером в кресле, Бабушка пожаловалась Дедушке:

— С тех пор, как улетела Музыка, всё в нашем доме расклеилось.

— Расклеилось, — согласился Дедушка.

— Пустяки! — воскликнул Тюбик-с-Клеем. — Сейчас я начну работать и склею всё, что расклеилось. Покажите, что именно склеивать!

Однако Дедушка с Бабушкой только развели руками и сказали:

— Ах, милый Тюбик, этого не склеишь… Если бы кто-то и мог склеить это, то только Музыка.

— Музыка? — удивился Тюбик-с-Клеем. — Разве я хуже Музыки?

Дедушка с Бабушкой ничего не ответили ему… да и объяснишь ли Тюбику-с-Клеем, что на самом-то деле людям нужна только Музыка — одна лишь Музыка и ничего больше?

Странно, но с этого вечера Карандаши, Ластик, Лампа-на-Одной-Ножке, Чёрный Выключатель да и все остальные обитатели комнаты вдруг перестали называть Тюбик-с-Клеем «Ваше Величество» и — совсем уж непонятно почему — продолжали вести свои беседы даже тогда, когда он начинал говорить.

Назад: Разговоры на ёлке
Дальше: Каменный лев

Загрузка...