Загрузка...
Книга: Лаврентий Берия. О чем молчало Совинформбюро (гроссмейстеры тайной войны)
Назад: Когда началась война
Дальше: Первый «лесной брат» – «командир» дивизии СС и советский «агент»

Когда вернулась советская власть

Эстонское население в большинстве своем было настроено негативно к советской власти. Например, на призывные пункты в первые месяцы после освобождения республикой Красной армии явилось только 2,31 % от всего мужского населения, а в отдельных районах в военкоматы вообще никто не пришел. Аналогичная ситуация была в Литве и Латвии. Также были подготовлены заранее кадры для вооруженной борьбы с советскими «оккупантами».

На базе «Кайтселийт» («Лига защиты») в сентябре 1941 года была создана военно-политическая организация «Омакайтсе» («Самозащита»). На одном из судебных заседаний, где современная эстонская Фемида судила очередного советского ветерана, одна из свидетельниц заявила: «мы все вступали в „Омакайтсе“, это для нас было нечто вроде комсомола». Если осенью 1941 года «Самозащита» насчитывала 20 тысяч человек, то через два года ее численность возросла до 65 тысяч человек.

В годы немецкой оккупации «Самозащита» скомпрометировала себя сотрудничеством с Третьим рейхом – ее подразделения выполняли роль вспомогательных полицейских и охранных частей на территории Эстонии, а также проводила карательные акции против мирного населения республики. К 1 ноября 1941 года ими было проведено 5033 облавы, арестовано 41 135 человек, из которых казнены на месте «из-за оказанного сопротивления» 7357 человек. Помимо евреев, эстонская полиция и «Самозащита» ликвидировали сторонников советской власти (к которым зачастую причислялись все русские жители некоторых городов и сел), эстонцев – членов левых организаций (в т. ч. социал-демократов), а также крестьян, получивших землю в результате аграрных реформ в Эстонии в 20-е годы и в 1940 году. После занятия вермахтом Тарту летом – осенью 1941 года в противотанковом рву близ населенного пункта Лемматси отрядами «Омакайтсе» было убито более 12 тысяч мирных жителей и советских военнопленных. Все годы фашисткой оккупации члены «Самозащиты» принимали активное участие в уничтожение мирного населения.

Так же активно сотрудничало руководство «Самозащиты» с немецкой военной разведкой – Абвером. На одном из допросов начальник Абвергруппы-326 лейтенант Вернер Редлих сообщил:

«В работе мы опирались на существовавшие во всех уездах Эстонии вооруженные отряды „Омакайтсе“. Офицеры разведки при штабах полков „Омакайтсе“ имели своих доверенных и особо благонадежных лиц, через которых они получали необходимые сведения. Все эстонские офицеры, проводившие эту работу, регулярно присылали в наше распоряжение доклады. В них отражались сведения не только о лицах, подозреваемых в связях с советскими разведорганами, но и содержались данные о событиях отрицательного отношения местных жителей к немецким оккупационным властям. Мы охотно принимали такие сведения, тем более что штат у нас был небольшой».

С таким кровавым «послужным» списком у членов «Самозащиты» после освобождения Эстонии советскими войсками было два пути – сразу сдаться и на много лет отправиться в ГУЛАГ или перейти на нелегальное положение и круглосуточно опасаться за свою жизнь. Об этом в последние годы забывают, но Иосиф Сталин сделал все, чтобы ни один палач не ушел от справедливого возмездия. И неважно, служил ли человек деревенским старостой и доносил оккупационным властям об односельчанах, связанных с партизанами, или участвовал в расстрелах мирных жителей. Кто-то из членов «Самозащиты» выбрал первый путь – и, спасая собственную жизнь, сообщил чекистам все о скрывающихся в лесах подельниках. Хотя большинство предпочло погибнуть с оружием в руках, сражаясь с подразделениями внутренних войск.

В годы немецкой оккупации «Омакайтсе» состояла из 12 полков (по одному в каждом из уездов и один в Таллине). Полки делились на батальоны, роты, взводы и отделения. Члены «Омакайтсе» жили дома и являлись в штаб для выполнения приказов.

Когда Красная армия вошла на территорию республики, «Омакайтсе» трансформировалась. Вместо полков возникло множество мелких отрядов, каждый из которых насчитывал 25–30 человек. Командовали ими офицеры «Омакайтсе». Повстанцы скрывались в лесах или жили на нелегальном положении у местных жителей. Чекисты быстро составили список всех членов «Омакайтсе» и начали на них «охоту». По состоянию на 5 октября 1944 года органами военной контрразведки Ленинградского фронта было арестовано:

«командиров взводов – 11;

командиров рот – 17;

командиров батальонов – 4;

начальников уездных отрядов, отделов и служб – 2».

При этом нужно учитывать, что материковая часть Эстонии была освобождена в результате Таллинской операции 1944 года (17–26 сентября). Фактически советская военная контрразведка начала «зачистку» только в конце сентября 1944 года и за неделю достигла таких успехов.

К началу 1945 года большинство отрядов было ликвидировано. Фактически местным националистам, а также их западным хозяевам, пришлось создавать подполье заново. Задача сама по себе архисложная, а если нет поддержки местного населения и реальной помощи извне (деньги, оружие и т. п.), то реализация проекта становится очень трудной задачей.

В отличие от Литвы и Латвии, в Эстонии немногочисленные повстанческие отряды действовали разрозненно, многие «лесные братья» после своего задержания охотно сотрудничали с чекистами, а почти все подпольные военно-политические организации в первые годы «холодной войны» были созданы по инициативе западных или советских спецслужб. Даже на роль национального героя антисоветского сопротивления современным эстонским властям пришлось «назначить» высокопоставленного офицера СС Альфонса Ребане. В годы войны он сражался на стороне вермахта против Красной армии и активно участвовал в карательных операциях против мирных жителей и партизан, а в мае 1945 года сумел перебраться на Запад, откуда неудачно руководил деятельностью эстонских «лесных братьев».

Назад: Когда началась война
Дальше: Первый «лесной брат» – «командир» дивизии СС и советский «агент»

Загрузка...