Загрузка...
Книга: Супермены в белых халатах, или Лучшие медицинские байки
Назад: Порнодельфинчик, или Операция века
Дальше: Контрацепция по-ирландски, или Как напугать королевского морского пехотинца

Великий и могучий

Так получилось, что у нас на работе открывали новый акушерский оперблок, созданный английскими умельцами с использованием новейших технологий на многие тыщи фунтов стерлингов. Помпа была немалая – красная лента, речь главного врача, журналист из местной реакционной газетенки с репортером из местного отдела Би-би-си. Обещалась даже быть старушка-королева, но не смогла… Когда помпезность поутихла и шумная публика покинула банкетный зал, остались только люди, непосредственно имеющие отношение к процессу: я, мой ординатор Билли, врач-интернша Салли и мой начальник мистер Данкли. О нем расскажу особо. Это такой профессорского типа дяденька-джентльмен, до фанатизма влюбленный в акушерство и, как ни странно, до поросячьего визга (ну, насколько позволяет ему итонское образование) – в русскую литературу. То и дело он отлавливает меня в коридоре и теребит мне мозг рассуждениями о Солженицыне, бередит мне ностальгические раны цитатами из «Доктора Живаго» и заставляет мою русскую душу трепетать при упоминании о Бунине, Толстом и Достоевском, моих любимых авторах, которыми я «наслаждался» еще в шестом классе, склонившись над хрестоматией по русской литературе.
В общем, так получилось, что первую операцию в новой операционной пришлось делать мне. Это не из-за каких-то суперзаслуг перед клиникой и отечеством, просто я оказался в тот день ответственным дежурным по родилке. И так как новая операционная считалась открытой, то оперировать надо было именно там и нигде более. Что и было сделано. До часу дня мы с Биллом раскидали плановые кесарева и сидели в кофейне, пили кофе с булочкой. Подлетает, словно вихрь, мистер Данкли.
– Поздравляю, Дэннис! Это такая честь для тебя, сына великого русского народа, положить начало работе самой современной акушерской операционной на юго-западе Англии! Ты – первый! Представь! Как Гагарин! Как Горбачев! Как пэрэстройка! Как гластност!!!!
Тут его понесло в такие дебри, о которых писать мне утомительно. Я встал со стула, ибо сидя выслушивать такое не позволяла торжественность момента.
– Дэннис! Скажи мне! – Мистер Данкли впадал в очередной припадок русофилии, который, судя по блеску в глазах, обещал закончиться цыганочкой с выходом, не меньше. – Скажи мне, Дэннис! А как по-русски будет ПЕРВЫЙ?
Я ничуть не смутился и сказал с патриотичнейшим выражением на лице: «ПЕРВЫЙ!» – а потом зачем-то добавил «НАХ!».
– Какой могучий, какой выразительный язык! – сказал мистер Данкли и, подняв обе ладони вверх, неистово повторил: – «ПЕРВЫЙ, НАХ!» Дэннис, я правильно говорю?
– О да, мистер Данкли… – исправлять что-то было уже поздно.
– ПЕРВЫЙ, НАХ! – На нас начали обращать внимание медсестры, сидящие в кафе.
Мистер Данкли взял свой стакан кофе и направился к выходу.
– Первый, нах! – сказал он, повернувшись ко мне перед самой дверью, и хитро подмигнул.
«УЖОС, НАХ!» – эхом отозвались его слова…
Назад: Порнодельфинчик, или Операция века
Дальше: Контрацепция по-ирландски, или Как напугать королевского морского пехотинца

Загрузка...