Загрузка...
Книга: Игра в большинстве
Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21

Глава 20

В пятницу днем Лоуган и Фиона обменялись сообщениями по электронной почте, назначив место встречи в субботу. Она собралась оставить машину в гараже и ждать его у входа на бейсбольный стадион. Он тщательно объяснил ей, у какого именно входа, за пятнадцать минут до начала игры. Элис позвонила Фионе, чтобы пригласить на обед, в тот момент, когда та выходила из дома, и не могла поверить, что мать идет смотреть бейсбол.

– С чего ты это надумала, мама?

Это было так не похоже на ее мать, которая проводила все свободное время за работой или с ними и совсем не разбиралась в спорте.

– Меня пригласил друг, и мне это показалось забавным. Время от времени нужно пробовать что-нибудь новое. По крайней мере, так говорит мне твоя тетя Джиллиан. Я думала, что ты в Тахо, – неожиданно вспомнила Фиона, и ей стало жаль, что она не может встретиться с дочерью за обедом.

Она почувствовала себя немного виноватой. Обычно у нее не имелось никаких планов на выходные и она всегда была в распоряжении дочери. Сегодняшний день был редким исключением.

– Я собиралась в Тахо. Но мама Джона заболела или что-то там произошло, так что визит пришлось отменить. Она хотела, чтобы Джон все равно приехал, но один, без гостей. Он был очень расстроен из-за этого, но я не обиделась. Пожалуй, тогда поеду домой и займусь стиркой.

Элис казалась немного печальной, что заставило Фиону чувствовать себя еще хуже из-за того, что она едет в город встречаться с Лоуганом.

– Мне очень жаль, дорогая, что я приняла это приглашение: просто посчитала, что ты будешь занята.

– Все в порядке, мам, – рассмеялась Элис. – У тебя тоже должна быть личная жизнь. Кстати, что это за друг?

Она представить не могла, с кем мать идет на бейсбол, но знала, что Джиллиан еще не вернулась из Европы.

– Один репортер, с которым я недавно познакомилась. Лауреат Пулитцеровской премии, – небрежно сказала Фиона.

– Свидание?

Элис была удивлена: мать не ходила на свидания уже несколько лет. Во многих отношениях это было очень удобно: она всегда была в пределах досягаемости для них, когда не работала. В отличие от отца с новой женой: теперь, когда он удалился от дел, они все время путешествовали. Эта парочка обожала круизы и прошлой зимой провела четыре месяца в кругосветном путешествии. Фиона этого не вытерпела бы.

– Нет, просто дружеская встреча, – быстро поправила Фиону дочь. – Он репортер, специализируется на бизнесе и пишет в основном для «Уолд-стрит джорнал» и «Нью-Йорк таймс». Пулитцеровскую премию получил за серию интервью с Нельсоном Манделой. Интересный человек и, по-видимому, бейсбольный фанатик, поэтому и пригласил меня. Возможно, просто не смог найти компаньона.

Она знала, что это не совсем правда, но не хотела, чтобы дочь переживала, и не рассматривала свои отношения с Лоуганом как романтические. Но ей нравилось узнавать его ближе, и ей доставляла удовольствие их крепнущая дружба.

– Ну, желаю повеселиться. Может, заеду завтра, до того как Джон вернется из Тахо. Там будет невесело в эти выходные, если его мама больна.

– Я буду дома, – заверила ее Фиона и отправилась в город.

Перед входом на стадион поджидая Лоугана, она думала о дочери. На Фионе были джинсы, красный свитер и кроссовки, а в руках – куртка, на случай если погода подведет, что в Сан-Франциско летом вовсе не редкость. Но пока день был ясный и, когда она подходила к стадиону, светило солнце. Через пару минут Фиона увидела Лоугана, и он помахал ей рукой. На нем тоже были джинсы, ветровка и бейсболка с названием команды «Гиганты», и он улыбался, подходя к ней.

– Я забыл предупредить вас, чтобы захватили куртку, на случай если станет прохладно, и рад, что вы сами догадались, – сказал он, когда они направились к билетеру.

На стадионе царила праздничная атмосфера, и Фиона была рада, что пришла. Люди пришли семьями, было много молодежи, парочек. Ловкачи пытались втридорога продавать билеты прямо у входа, и все выглядели такими счастливыми, словно предвкушали славно провести время. «Гиганты» играли хорошо, и Лоуган сказал, что рассчитывает на их победу в ежегодном чемпионате страны. И он был прав по поводу куртки. Когда она уезжала из Портола-Валли, стояла тридцатиградусная жара, в городе оказалось на семь градусов ниже, а на стадионе было холодно и ветрено. Фионе было зябко даже в свитере, и, возможно, к концу дня она бы совсем замерзла, если бы не взяла с собой куртку. Летом в городе обычно стоял туман, но пока было ясно.

Это одна из причин, почему она предпочитала жить на полуострове к югу от города. Погода здесь всегда оставалась теплой, и Фионе было удобно добираться до работы. Она не любила долгих поездок.

Их места были расположены великолепно, и как только они уселись, Лоуган предложил принести Фионе хот-дог и пиво. Она пошла вместе с ним, и они непринужденно болтали по дороге.

– Вы часто ходите на игры? – спросила она, улыбнувшись, когда они встали в очередь к одному из ларьков вместе с дюжиной других болельщиков.

Она чувствовала себя как ребенок на дне рождения, сама не знала почему, но была рада, что пришла. И у него был такой вид, словно он получал огромное удовольствие, особенно в ее присутствии. С ним она чувствовала себя легко и свободно, словно они знали друг друга давным-давно, возможно оттого, что это было не свидание и они просто хотели быть друзьями.

– Я стараюсь не пропускать игры, – сказал Лоуган.

Он заказал хот-доги, жареную картошку и пиво, засунул в карман стопку бумажных салфеток и спросил, что предпочитает Фиона – кетчуп, горчицу, соус или маринованные огурцы. Она заказала кетчуп и горчицу, а потом они остановились у соседнего ларька по дороге к своим местам, он купил бейсболку с надписью «Гиганты» и с улыбкой протянул ей.

– Теперь вы выглядите как настоящая болельщица, – сказал он, надев бейсболку ей на голову.

Она чуть сдвинула ее на затылок, и получилось очень кокетливо. Сегодня она собрала свои длинные белокурые волосы в конский хвост вместо пучка, и Лоуган улыбнулся, глядя на нее.

– Очень мило, Фиона. Мне нравится. Вам следует носить ее на работу.

Она рассмеялась, и как только они добрались до своих мест, принялись за еду, весело болтая, пока болельщики заполняли стадион, толпились в проходах и, наконец, рассаживались по своим местам. Громко играла музыка, люди смеялись и дули в рожки. Толпа была разномастной, как и всегда на бейсбольных играх: модная публика, занимавшая дорогие места, арендованные на весь сезон, семьи с детишками, люди всех рас и национальностей и некоторые личности, которые выглядели так, будто им пришлось попрошайничать, одалживать или воровать, чтобы попасть сюда. Но Лоуган выбрал хорошие места, сразу же за основной базой, и у них был прекрасный обзор всего поля этого относительно нового стадиона.

– Я люблю и футбол, – сказал Лоуган, расправившись уже с половиной хот-дога.

Увидев кетчуп на подбородке Фионы, он вытер его салфеткой и с улыбкой поддразнил:

– Вы замарашка, но прекрасно выглядите в этой бейсболке. Не поверите, но раньше я хотел быть спортивным обозревателем, раз уж не смог стать игроком: сломал руку, когда мне было четырнадцать, и это положило конец моей карьере в ведущих командах. Правда, я еще и в футбол играл, но для этого стал уже слишком стар. Это почти убило меня. А два года назад я повредил ахиллесово сухожилие, и это был конец. После этого я угомонился.

– А вы играете в теннис?

– Иногда. Но лучше в футбол.

– Моя сестра – потрясающий игрок, – в который уже раз сказала Фиона, решив напомнить про Джиллиан, и он странно посмотрел на нее и принялся за второй хот-дог.

Фиона заказала только один, и он был великолепен. Она ела жареный картофель и запивала его пивом, улыбаясь Лоугану.

– Почему у меня возникает такое чувство, будто вы хотите свести меня со своей сестрой? – Он выглядел удивленным.

Ссылки на сестру были регулярными и целенаправленными, и это не вызывало у него восторга. Ему нравилось общаться с Фионой, он очень хотел познакомиться с ее невероятно интересной сестрой, но не в качестве объекта для свидания. Он уже заранее мог сказать, что она не в его вкусе, и ему вовсе не импонирует общество психиатра, тем более в качестве объекта для изучения и исправления.

– Может быть, потому, что я действительно хочу свести вас с ней, – честно призналась Фиона. – Мне кажется, вы понравитесь друг другу.

– Я не знал, что дружба с вами дает вам лицензию на сводничество, – заметил Лоуган и так выразительно на нее посмотрел, что она рассмеялась.

– Конечно, дает. Я тоже не знала, что дружба с вами означает посещение матчей, а я прекрасно провожу время. Старайтесь смотреть на вещи непредвзято.

– Я стараюсь. Но свидания с вашей сестрой не входили в мои намерения.

– Вы просто еще ее не знаете, – уверенно сказала Фиона. – Мужчины падают к ее ногам. Она чудесная, и все ее любят.

– В таком случае уверен, что и я полюблю, – произнес он загадочно.

– Она возвращается на этой неделе. Может быть, мы сможем поиграть в парный теннис в следующие выходные, если найдем четвертого партнера.

Лоуган приподнял бровь и направил на нее взгляд, который должен был выглядеть угрожающим, но не выглядел.

– Не давите на меня!

Фиона не ответила, а просто рассмеялась, и тут началась игра. «Гиганты» выиграли два очка в первом иннинге, и болельщики сошли с ума. Лоуган громко кричал, а когда они закончили пить пиво, купил Фионе и себе мороженое.

В середине игры «Гиганты» выигрывали со счетом четыре – ноль. Лоуган был в экстазе, так как они стали ближе к участию в Мировой серии, на что он и надеялся. А когда они выиграли со счетом шесть – один, он решил, что день выдался счастливым. Вместе с остальными довольными болельщиками они медленно выбирались со стадиона. Фиона была в прекрасном настроении, его общество доставляло ей огромное удовольствие.

– Спасибо большое. Я чудно провела время, – сказала она, улыбаясь, Лоугану и собралась идти к гаражу, чтобы взять машину и отправиться домой.

– Я тоже, – радостно ответил он. – У вас есть время пообедать или вам нужно возвращаться?

Лоуган не знал, имелись ли у нее другие планы или она собиралась поработать, что часто делала в выходные.

– Нет, я не спешу. Редкий случай, но у меня не так много работы. Я славно потрудилась на неделе.

Работу Фиона всегда ставила на первое место, будучи очень ответственной и этим похожей на самого Лоугана.

– У меня тоже нет никаких срочных дел на эти выходные, что тоже бывает не часто, – с облегчением сказал он, когда они направились к его машине, оставив ее автомобиль в гараже.

После всего съеденного Фиона не была голодна, но Лоуган предложил поехать в греческий ресторанчик неподалеку, где, он сказал, им могут предложить маленькие порции, если они захотят, или хумус, или суп авголемоно, который Фиона очень любила. Идея ей понравилась.

В ресторане оказалось шумно и многолюдно, но были и комнаты, отделенные кирпичными стенами и оснащенные каминами. Они хотели было занять место у барной стойки, но там расположилась вполне симпатичная молодежь. Это была обычная суббота в Сан-Франциско, и все выглядели оживленными и пребывали в прекрасном настроении. Лоуган и Фиона устроились в небольшой нише в одной из дальних комнат. Фиона раньше никогда здесь не бывала. Все, что она делала с ним до сих пор, было для нее новым опытом.

За обедом они много говорили о его работе и статьях, которые он писал в настоящий момент. У него было назначено несколько интервью, которые показались ей интересными.

– Наверное, это здорово – постоянно встречаться с разными людьми. Я работаю с одними и теми же из года в год. Очень тяжело держать всех в тонусе и следить, чтобы все были адекватно мотивированы, – сказала Фиона, и Лоуган кивнул.

– Ваша работа более ответственная и трудоемкая, чем моя, – заявил он, глядя на нее с восхищением, – но мне нравится то, чем я занимаюсь. Отец всегда говорил мне: «Делай то, что ты любишь». Я серьезно отношусь к его словам. Он был образованным человеком и талантливым врачом, и ему нравилось то, что он делал, как и маме. А я люблю писать. Когда-нибудь, когда у меня будет время, которого сейчас нет, я напишу книгу. У меня много материала. Я всегда ищу скрытые пороки или мошенничество, о которых не говорят. И даже если вы не видите их, то чувствуете их присутствие.

У него горели глаза, когда он говорил, как интересно докапываться до истины.

– И вы так же думаете и обо мне? – слегка шокированная его словами, спросила Фиона.

– Нет, – мгновенно возразил Лоуган и признался: – Я ваш поклонник уже много лет. Вы безупречны во всем. И это видно. Вы светите, как маяк, в толпе бесчестных людей в мире большого бизнеса.

Его откровенные высказывания снова напомнили ей о сестре, и хоть та была более дипломатична, но тоже любила разбирать людей по косточкам, о чем Фиона и сказала Лоугану. Он улыбнулся, а она рассмеялась.

– Так почему вы все-таки не хотите встретиться с Джиллиан? Не доверяете моим способностям свахи?

Фиона видела, что Лоуган не проявляет интереса к свиданию с Джиллиан, и это ее огорчало. Она была уверена, что им будет интересно вместе. Трудно не получать удовольствия от общения с Джиллиан: у нее такое же острое чувство юмора, как и у него, острее бритвы, но ни он, ни она не были злыми на язык, напротив – отличались добротой и благородным умом.

– Я не верю в способности свахи после нескольких свиданий вслепую, организованных моими друзьями, – сказал Лоуган, и Фиона не возражала, основываясь на собственном опыте подобных свиданий. – Но я не хочу, чтобы это было свидание, по другой причине, хотя познакомиться не прочь – похоже, она весьма неординарный человек. И умна, как и ее младшая сестра. – Этот неуклюжий комплимент заставил Фиону улыбнуться.

– Итак, вы не в настроении ходить на свидания в настоящий момент, – заключила Фиона. Ей и самой показалось бы это пустой тратой времени. Он был таким славным, и она думала, что любая женщина порадовалась бы общению с ним, и он был как раз во вкусе Джиллиан.

– В настроении, – поправил ее Лоуган. – Просто не с ней. – Фиона выглядела разочарованной, и он понизил голос, чтобы за соседним столом его не могли слышать. – Я хочу ходить на свидания с вами.

– Со мной?

Она была шокирована, когда он кивнул. Лоуган выразился предельно ясно, догадавшись, что она по-другому не поняла бы его. Фиона больше не считала себя подходящим объектом для свиданий, и ей подобное даже в голову бы не пришло. Она рассматривала его как друга. Но у него были другие планы. Он видел, что она не поняла, поэтому повторил:

– Я хочу встречаться с вами и с вами ходить на свидания.

– Почему? – Она выглядела настолько озадаченной, что он громко рассмеялся.

– Потому что вы красивы, честны, приятны в общении, очень умны. Вы хороший человек, цельный, и мне очень приятно проводить время с вами. Этого недостаточно? – Лоуган не стал говорить, что она успешна, наделена властью, занимает должность генерального директора, – все это его мало заботило, в отличие от остального. – И это начало. Я восхищаюсь вами. Вы мне нравитесь. Вы потрясающая. И я считаю, что вы обедняете свою жизнь, отказавшись от мужчин. У вас был неприятный опыт, но это не повод ставить на себе крест. А совмещать отношения и ответственную работу вы можете. Одно не исключает другого, если вы общаетесь с подходящим человеком и делаете это правильно. Возможно, у вас этого никогда не получалось. Понятно, что я не генеральный директор, или председатель совета директоров крупной корпорации, или «капитан индустрии», но мне нравится то, чем я занимаюсь, и я это делаю хорошо. Мне комфортно быть таким, каков я есть. Я не чувствую, что от вас исходит угроза, не злюсь из-за того, что вы зарабатываете больше и занимаете более ответственный пост. Вы мне нравитесь. Мне с вами хорошо. Я хочу встречаться с вами и ходить на свидания тоже с вами, а не с вашей фантастической старшей сестрой ростом метр восемьдесят, обладающей высоким интеллектом и мастерски играющей в теннис. С вами. Ее младшей сестрой. Это то, чего я хочу. Что вы на это ответите?

– Я никогда не думала… Мне и в голову…

Она запнулась и опустила взгляд, катая крошки по столу и не зная, что сказать. И прежде чем она успела ответить, он перегнулся через стол и взял ее за руку. Он не хотел пугать ее, но также не хотел, чтобы она убежала, а по ее виду можно было подумать, что именно это она и намеревалась сделать.

– Не нужно ничего усложнять. Дайте мне шанс, и посмотрим, что получится. Никто не умрет, если мы решим, что не подходим друг другу. Худшее, что может случиться, – мы перестанем быть друзьями. А у меня есть место для нового друга в моей жизни. А у вас? Готовы вы попробовать?

Он высказывался прямо, не боялся просить то, чего хотел. В бизнесе Фиона была такой же, но не в личной жизни. Она покончила с этим очень давно – может, даже раньше, чем они с Дэвидом развелись. Он унижал ее годами, и она не хотела проходить через это снова.

Фиона взглянула на него печальными глазами, и он увидел в них боль. И такой беззащитной и испуганной она казалась, что ему захотелось обнять ее, а не беседовать через столик.

– Что, если мы причиним друг другу боль или разочаруем друг друга? Тогда вы возненавидите меня.

– Нет, этого не случится. – Лоуган бесстрашно смотрел ей в глаза и казался уверенным и в ней, и в себе. – Я буду разочарован. Но вы не обманете меня и не сделаете ничего бесчестного. Я точно знаю это. И я не обману вас. Вы еще этого обо мне не знаете, но это правда. И кто знает, может быть, нам будет замечательно вместе и все устроится к лучшему. Стоит попытаться. – Он улыбнулся. – Такие люди, как мы с вами, встречаются не каждый день. Честно говоря, мы большая редкость. Мы оба честные, порядочные. И, может быть, будем счастливы. По крайней мере мы можем иногда сходить поужинать или посмотреть игру и развлечься. Вам не хватает радостей в жизни, Фиона. Вы не можете все время только работать, как и я. А я тоже трудоголик. Я не собираюсь жаловаться и готов довольствоваться тем свободным временем, которым вы располагаете, или работать в то же время, что и вы. У меня очень часто случаются выходные, когда я должен закончить статью и не могу выйти из дома, и я ем за рабочим столом. Вам не придется брать большие обязательства в отношении меня. Просто оставьте дверь открытой, и посмотрим, что получится.

Лоуган говорил очень убедительно.

Фиона открыла было рот, намереваясь что-то сказать, но передумала и закрыла. Она долго смотрела на него, и ее рука все еще была в его руке. Она не отняла ее, что он счел хорошим знаком. И она была удивлена услышанным. Ей и в голову не приходило, что он захочет не просто дружить, а встречаться с ней, строить отношения. Сначала она думала, что он хочет использовать ее как источник информации, потом решила, что нравится ему как друг, как свой парень. Она больше не видела в себе женщину, и ей не приходило в голову, какой красивой он ее считает. И ему было безразлично, что она старше его на четыре года, тем более что выглядела она на десять лет моложе. И вообще возраст был для него совершенно неважен. Ему нравилось в ней все. Он почувствовал, как она слегка сжала его руку, прежде чем наконец ответить.

– Да. – Она сказала это так тихо, что он почти не слышал, но видел, как шевельнулись ее губы.

– Да? Вы готовы встречаться со мной?

У него был такой же шокированный вид, как и у нее, когда он сказал, что хочет ходить с ней на свидания.

– Да. – Ее голос на этот раз прозвучал громче, и она рассмеялась. – Я считаю, что вы спятили, и не понимаю, зачем вы хотите встречаться со мной. Моя жизнь просто сумасшедший дом. Я работаю как фанатик почти беспрерывно. И мне нужно проводить время с детьми, когда они могут увидеться со мной. Но если вы готовы мириться со всем этим, тогда да, может быть, вы правы, нужно держать дверь открытой для жизни и стоит попытаться, как вы сказали. Но я хочу заранее кое о чем договориться.

Лоуган ждал, что она выдвинет какое-нибудь ужасное условие, которое все испортит. Он знал, насколько она жесткая в деловых вопросах, и опасался, что такая же она и в личной жизни, хотя по ней этого не скажешь. Если ее не знать, никогда не догадаешься, что она генеральный директор крупной корпорации. Она не очерствела, оставалась нежной, женственной и доброй, что он и любил в ней. И не была стервой.

– Я не хочу, чтобы вы когда-либо использовали меня как источник информации, и не собираюсь ничего рассказывать вам о своей работе, Лоуган. Никогда ни о чем не расспрашивайте меня, не старайтесь что-то у меня выведать, чтобы я могла вам доверять.

Он видел, что она говорит всерьез, хотя в любом случае не собирался делать что-либо подобное. Лоуган знал, что это разобьет все вдребезги, и не хотел, чтобы это когда-нибудь случилось. Он не поставит под угрозу ее доверие ни за что на свете.

– Конечно, – сказал он, удивленный, что она вообще сочла нужным просить об этом. – Даю вам слово. – Он протянул через стол правую руку, и они обменялись рукопожатиями.

Она видела, что он честен с ней, и верила, что он сдержит слово.

– Тогда договорились, – сказала она, улыбаясь, и выглядела при этом беспечной и молодой. – Но я все еще хочу познакомить вас со своей сестрой. Вы полюбите ее и поймете, как много теряете.

Фиона хихикнула, как подросток.

– Я собираюсь жить в соответствии с договоренностью, которую заключил только что. – Лоуган улыбнулся. – Считаю, в целом я молодец.

В этот момент принесли их обед, и они начали оживленный разговор, так что вечер пролетел незаметно.

После обеда он подвез ее до гаража и проводил до машины. Она пригласила его приехать к ней в Портола-Валли полежать у бассейна. Ему эта идея понравилась, и прежде чем расстаться с ней, он поцеловал ее в щеку и потом, очень нежно, в губы. Он не хотел пугать ее или торопить события, и у него сложилось впечатление, что она очень давно не общалась с мужчинами. У них еще много времени впереди.

– До завтра, – сказал он, улыбаясь, когда она садилась в машину.

– Все было чудесно, спасибо, – поблагодарила она его, а потом, помахав, уехала.

Лоуган вернулся к своей машине с довольным видом. Все сложилось лучше, чем он мечтал. Это был очень, очень хороший день.

Назад: Глава 19
Дальше: Глава 21

Загрузка...