Загрузка...
Книга: Игра в большинстве
Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12

Глава 11

Первые несколько дней на Фиону навалилось множество дел, как бывало всякий раз, когда возвращалась из отпуска. Но отпуск того стоил: она прекрасно провела время с детьми. А когда они вернулись, Элис отправилась на Тахо навестить Джона, и Марк поехал с ней на несколько дней, а затем полетел в Нью-Йорк, чтобы встретиться со своей девушкой и отправиться в Кению. Фиона работала по десять часов в офисе и еще по нескольку часов дома вечерами, стараясь наверстать упущенное.

Она только начала входить в курс дел, когда ей позвонил Лоуган Смит, на этот раз по офисному телефону. Он не осмелился снова звонить на мобильный, хотя и сохранил номер. Она собралась было сказать секретарю, чтобы та попросила его оставить сообщение, но потом передумала: не хотелось вносить в список звонков, на которые нужно ответить, еще и этот. Кроме того, она сознавала, что была немного резка с ним в прошлый раз. Всю неделю она отвечала на пропущенные звонки и электронные письма помимо основной работы. На некоторых заводах возникли проблемы, скопилось множество документов на подпись, писем, на которые следовало ответить, отчетов, которые необходимо прочитать, проанализировать и дать свое заключение, и совещаний, на которых она была обязана присутствовать. Когда Фиона ответила на звонок Лоугана, то была настолько поглощена всем этим, что голос прозвучал рассеянно.

– Да?

На мгновение у нее вылетело из головы, кто звонил, поскольку одновременно она пыталась отыскать нужный документ среди кипы лежавших на столе бумаг:

– Фиона? Это Лоуган. Лоуган Смит.

Скольких людей по имени Лоуган она знает, по его мнению?

– Да, простите. Как поживаете?

Ее голос звучал так, словно она занимается одновременно десятью делами, при этом стараясь быть вежливой.

– Я в порядке. Как прошли ваши каникулы?

– Потрясающе, – с улыбкой ответила она. – И я очень расстраиваюсь, когда дети снова уезжают. Я люблю просыпаться в одном доме с ними, без них мне очень тоскливо. Но с тех пор я так занята, что у меня не остается времени на то, чтобы замечать их отсутствие. – Ее голос потеплел, и он понял, что дети – главное в ее жизни. – Итак, чем могу быть вам полезна? – возвращаясь к деловому тону, спросила она. – Надеюсь, это не интервью.

Он понял, что она говорит серьезно.

– Я знаю, что вы заняты, но подумал, может, согласитесь пообедать. Я получил удовольствие от нашего разговора, когда звонил по поводу Маршалла Вестона, и вместо того чтобы беспокоить вас по поводу интервью или нарушать отдых, я надеялся, что мы можем просто пообедать.

Казалось, он нервничал, и Фиона была немного озадачена.

– Обед как основа для интервью?

Фиона спросила это с некоторым подозрением, к тому же ей редко удавалось пообедать.

– Нет, просто обед. Вы сможете рассказать мне о книге вашей сестры.

Он запомнил, надо же.

– Обычно я не выхожу из офиса в обед, – попыталась Фиона отказаться, но не хотела снова показаться невежливой.

Всякий раз, когда звонил, он был очень любезен, ей тоже нравилось разговаривать с ним. Кроме того, она слышала в голове голос сестры, убеждающий ее пойти. Это же не свидание. Просто приятно поболтать за обедом с умным человеком.

– Хорошо, – согласилась она наконец после некоторого колебания. – Ладно. Почему бы нет? При условии, что вы не напечатаете ничего из того, что я могу сказать.

– Обещаю. И не стану расспрашивать о корпоративных секретах или сексуальных привычках генеральных директоров мужского пола из числа ваших знакомых. Так что нам остается говорить о погоде и о спорте.

– Это может оказаться проблематичным. Я ничего не знаю о спорте.

– Хорошо. Будем придерживаться погоды. Похоже, сегодня может пойти дождь.

Фионе стало интересно, согласится ли он приехать на обед в Пало-Альто.

– У меня нет времени ехать в город, – извиняющимся тоном сказала она.

– Я так и предполагал. К счастью, у меня назначена встреча в ваших краях. Сегодня вас устроит?

Она ненадолго задумалась и решила, что устроит. И хотя у нее действительно не было времени: была загружена делами, – один час ничего не решит, особенно если поторопиться.

– Я могу вам уделить не больше часа.

В ее голосе прозвучала тревога, когда она взглянула на стопки файлов и папок, скопившихся на столе. Она постаралась не думать об этом и сосредоточиться на предстоящей встрече.

– Вот и отлично.

Он легко мог представить, насколько она занята, и был рад, что вообще согласилась встретиться. Он назвал простой ресторанчик, который она и сама любила. Там можно было съесть салат или сандвич, расположившись на летней веранде. Она согласилась встретиться с ним там в час дня. Он сказал, что будет одет в голубую рубашку, твидовый пиджак и джинсы. А как выглядела она, он знал.

У нее не было времени подумать об этом. Направляясь в сторону ресторана, она осознала, что за многие месяцы это был ее единственный перерыв на обед, не считая деловых встреч. Припарковав машину около ресторана, она вошла внутрь и обнаружила Лоугана в саду за чтением электронных сообщений на мобильном телефоне. Как только Фиона приблизилась к столику, он поднял глаза и встал. Она была одета в один из своих деловых костюмов, на этот раз с юбкой, но пиджак оставила в машине. На ней были туфли на высоких каблуках и простая белая шелковая блузка; волосы она забрала в пучок. Она казалась очень серьезной и деловой в своей рабочей одежде, которую называла «моя униформа», и весьма удивилась, увидев, насколько привлекателен Лоуган. Его темные волосы серебрились на висках, и, как припомнила Джиллиан, он был примерно ее возраста. Усаживаясь за стол, Фиона решила, что он выглядит именно так, как должен выглядеть журналист: достаточно интеллектуальным, при этом заинтересованным и проницательным. Его живые карие глаза улыбались, и, казалось, он очень рад ее видеть, хотя она опоздала на пять минут.

– Извините. Никогда не получается уйти из офиса, чтобы кто-нибудь не позвонил, когда я уже стою в дверях.

Сказав это, она отключила телефон, чтобы их не беспокоили за обедом, потом вежливо посмотрела на него.

– Спасибо, что пригласили.

Для нее это был первый обед без клиентов или коллег.

– Я чувствовал, что должен извиниться за то, что потревожил вас во время каникул.

– Вы не могли этого знать, – приветливо ответила Фиона и немного расслабилась. Она уже успела забыть, как это приятно – выйти из офиса в середине рабочего дня. – Я стараюсь не смешивать работу и семейную жизнь. Когда я с детьми, то полностью принадлежу им. Это всегда было моим главным правилом.

– Вашим детям повезло. Оба моих родителя врачи, и я не помню, чтобы мог когда-нибудь поговорить с ними, так как они постоянно отвечали на телефонные звонки и уходили из дому на срочные вызовы. Отец у меня хирург-ортопед, а мама – педиатр. Она и сейчас еще работает, в маленьком городке штата Вермонт. Ей семьдесят один год, но она полна сил.

Фионе такая жизнь показалась чудесной, хорошим способом встретить старость.

– А как вы очутились здесь?

– Случайно, как и большинство тех, кто приезжает на Западное побережье: приехал сюда на лето, влюбился в эту землю и остался. Я очень много путешествую: в основном в Лос-Анджелес и Нью-Йорк, – но бо́льшую часть работы делаю здесь. Мне нравится, чем я занимаюсь.

С ним было очень легко разговаривать, и они прервались лишь для того, чтобы сделать заказ. Оба выбрали салат «цезарь».

– Мне тоже, – сказала Фиона, продолжая разговор. – Мне всегда нравилась моя работа, хотя я чувствовала себя виноватой, когда дети были еще слишком маленькими. Я три года провела дома с сыном и поняла, что дальше так не смогу. Мне необходимо было выйти на работу. Это было сумасшедшее время. Я была одержима идеей совместить семью и карьеру и до сих пор уверена, что это возможно, хотя не так просто, как кажется на словах.

Ему действительно это представлялось дьявольски трудным – сделать такую карьеру, а он знал, что она занимала ответственные посты в течение долгого времени: почти двадцать лет была основным игроком в бизнес-сообществе. А по его меркам, она все еще молода. Он не считал, что сорок девять – это старость, и сам был всего на четыре года моложе ее.

– А муж помогал вам с детьми?

Ему было интересно узнать, как складываются семейные отношения среди облеченных властью людей. Не для книги, а просто из любопытства.

Она рассмеялась, прежде чем ответить на вопрос.

– Нет. Он считал, что это мои обязанности. Поэтому я все делала сама. Так же, как и большинство женщин. Но его никогда не радовала моя карьера. Он хотел, чтобы мы вместе трудились в его маленькой семейной фирме, но мне казалось, что это будет ошибкой и повлечет за собой лишь бесконечные споры и сложные ситуации. Я пошла на работу в другой компании, и мы ругались уже из-за этого. Ему нужна была жена-домоседка, и со второй попытки он такую женщину нашел.

– А вы? Никакой второй попытки?

Лоугана она явно заинтриговала, и он хотел услышать все, что она готова рассказать. Он любил людей и всегда живо интересовался их судьбами. До сих пор Фиона была очень откровенна, и ее развод с Дэвидом Карсоном не был секретом. О нем можно прочитать в ее биографии в Интернете. Там не упоминалась причина, но она прямо ее назвала сама.

– У меня нет времени, – ответила она на его вопрос и снова улыбнулась. – Мы развелись шесть лет назад. И я была очень занята работой и детьми. Это не оставляло времени ни для чего другого.

При этом Фиона не выглядела так, словно была лишена чего-то, казалась счастливой женщиной, которая устроила свою жизнь так, как хотела. Эта ее черта ему очень нравилась, и он был удивлен, что она оказалась такой привлекательной, намного красивее, чем на фотографиях в СМИ. И забранные в пучок волосы, и простая шелковая блузка, и прямая темно-синяя юбка напомнили ему, что она бизнес-леди и должна выглядеть так. Он попытался представить, как бы она смотрелась с распущенными волосами и в повседневной одежде, но вряд ли она появилась бы на работе в футболке и джинсах.

– Сколько лет вашим детям? – спросил он, и она улыбнулась в ответ.

– Первое, что мне приходит в голову, – это два и пять. К сожалению, им уже девятнадцать и двадцать один. Мой сын получает степень магистра общественных работ в Колумбийском университете, а дочь поступает этой осенью на первый курс Стэнфорда. Она так же помешана на бизнесе, как и я, и хочет получить степень МВА. Сын у нас семейный святой: на этой неделе отправляется в Кению со своей девушкой, чтобы помогать укладывать трубы для водопровода в какой-то деревне.

– Похоже, они очень интересные ребята, – с восхищением сказал он.

– О да, и очень славные, – с гордостью подтвердила Фиона. – А у вас есть дети?

– Насколько мне известно, нет. Я в разводе вот уже двадцать лет.

– Это очень грустно, – посочувствовала она, но потом сообразила, что не все относятся к детям так, как она: например, Джиллиан счастлива и без детей.

– Да, наверное, – рассеянно согласился Лоуган.

Он много лет не думал о возможности обзавестись детьми, давно решив, что это не для него. Это и явилось причиной развода. Его бывшая жена вышла замуж во второй раз и родила шестерых. Он был очень рад за нее.

– Не думаю, что мой брак следует принимать в расчет, – это было слишком давно, женат я был всего два года, да и сразу после колледжа. Я женился на великолепной девушке из Солт-Лейк-Сити, и после свадьбы она заявила, что хочет вернуться домой и нарожать кучу детишек. Мне же предстояло работать у ее отца в типографии. Я пытался жить так некоторое время, но потом пришел к выводу, что если останусь еще на полгода, то покончу с собой. И сбежал сюда, в Сан-Франциско, так здесь и остался. Хотел быть свободным журналистом, путешествовать по миру или стать спортивным обозревателем, но потом написал несколько интересных статей о Силиконовой долине и закончил тем, что стал репортером, специалистом по бизнесу. Я раскопал несколько криминальных схем, которые захватили мое воображение, и попался на эту удочку. Возможно, в душе я детектив, поэтому хорош в этом жанре. Но больше всего мне нравится писать о живых людях, как Мандела. Интервью с ним стали самой важной вехой в моей жизни. Такие возможности выпадают не часто.

– Моя сестра читала эти интервью и говорит, что они великолепны.

Им подали салат, и они продолжали беседовать за едой. Они обсудили различные проблемы, и Лоуган чуть было не спросил Фиону об утечке информации от кого-то из членов совета директоров, но решил воздержаться. Он не хотел, чтобы она думала, будто он пригласил ее на обед с целью выпытать секретную информацию: это было не так, – просто восхищался всем, что довелось узнать о ней, и хотел познакомиться поближе. Она буквально очаровала его: скромная и здравомыслящая, несмотря на свою очень важную работу. Ничто в ней не указывало на то, что она одна из самых влиятельных женщин в стране и управляет крупнейшей корпорацией. Ко всему прочему она вела себя непринужденно, без претензий и отличалась недюжинным умом. Но больше всего ему нравилась ее непритязательность. И она заставила его смеяться, рассказывая о своей сестре, которая, судя по всему, тоже была незаурядной личностью.

– Я думаю, она вам понравится, – заверила Фиона и, внимательно посмотрев на него, пришла к выводу, что и Джиллиан будет от него без ума. Смит не только умен и хорошо образован, но и весьма привлекателен. – Сейчас она в Тоскане. Кстати, сестра отлично играет в теннис, если вы захотите составить ей компанию.

– Вы хотите свести меня с ней? – спросил он с улыбкой.

– Она не нуждается в моей помощи, – рассмеялась Фиона. – Моя сестра способна заполучить любого мужчину, если он ей понравился. В детстве она была похожа на каланчу, в ней больше метра восьмидесяти, но высокие и низкие, молодые и старые неизменно оказываются у ее ног. Просто она очень яркая личность. Я не встречала человека, которому она не понравилась бы.

Даже Дэвид, при всех его претензиях к Фионе, считал Джиллиан забавной: она всегда заставляла его смеяться.

– А что касается вас? Каким вы были ребенком? – с искренним интересом спросил он.

Он задавал ей вопросы, которые обычно не задавал никому при первой встрече, и его не удивило бы, если бы она уклонилась от ответа. Но он был искренен с ней, она это чувствовала, и поэтому реагировала открыто и доброжелательно.

– Я была очень застенчивой. И носила очки. К тому же у меня были кривые зубы и пришлось носить скобки, – ответила она со скромной улыбкой.

– А потом вы превратились в прекрасного лебедя, – сказал он, окинув ее взглядом, и заметил, что она покраснела.

– Не совсем. Я ношу контактные линзы, а по ночам, если день был тяжелым, надеваю на зубы ночную капу, чтобы не стискивать челюсти.

– Это пугает, – сказал он, и они оба рассмеялись. – При всех стрессах, которые вам приходится переживать на работе, я удивлен, что вы не носите шлем, щитки и капу постоянно. Я не знаю, как вы со всем справляетесь. Ответственность за судьбы сотни тысяч работников убила бы меня. Все, что мне приходится делать, – это вовремя сдавать статьи.

– Но это тоже стресс, – практично заметила она. – Я не знаю. Мне нравится то, чем я занимаюсь. Наверное, это помогает.

Казалось, она была полностью сосредоточена на своей работе, которую принимала очень близко к сердцу. Она резко отличалась от высокомерных генеральных директоров, у которых ему доводилось брать интервью. Например, сегодня утром он с таким беседовал – тип еще тот, но статья о нем очень важна. Те, у кого он обычно брал интервью, часами говорили о себе, пытаясь убедить его в собственной значимости и едва ли не гениальности, а Фиона рассказала, что в детстве у нее были кривые зубы и на ночь она надевает на зубы капу. Такой имидж вряд ли можно назвать сексуальным, несмотря на ее миловидность, но она без смущения демонстрировала свои недостатки. Ему показалось, что в этом есть что-то очень трогательное. Он обнаружил, что она поразительно застенчива, особенно если учитывать, какими влиянием и властью обладает.

– Каким одним словом вы охарактеризовали бы свою работу? – спросил он, хотя уже знал ответ.

Она ответила не колеблясь:

– Трудная. Второе слово – удовольствие. А вы свою?

Лоуган не привык, чтобы вопросы задавали ему, поэтому задумался.

– Увлекательная. Удивительная. Каждый день разная. Захватывающая. Мне никогда не бывает скучно с людьми, с которыми я встречаюсь, даже если они мне не нравятся. И люди никогда не оказываются такими, как я ожидал.

Например, как она. Она оказалась даже лучше, чем он думал, вот только жаль, что не хочет давать ему интервью. Он написал бы блестящую статью. Но если повезет и они подружатся, так даже лучше.

Фиона тоже не пожалела, что пообедала с ним. Джиллиан была абсолютно права, когда говорила, что встречаться с новыми людьми интересно. И ей действительно понравился Лоуган, больше, чем она предполагала. Она согласилась пообедать с ним из вежливости, а при этом прекрасно провела время. С сожалением посмотрев на часы, она обнаружила, что уже почти два и ей пора уходить: через двадцать минут у нее назначено совещание.

Лоуган расплатился, и они вместе вышли из ресторана.

– Спасибо, что согласились пообедать со мной сегодня, – поблагодарил он искренне, провожая ее до машины. – Приятно встретить женщину, чей голос так сочетается с внешностью. Вы совсем не такая, как я ожидал. Ну, во всяком случае, не совсем такая. Вы просто нормальный человек.

И это больше всего ему нравилось в ней.

– Да, это так, – просто ответила она. – Многие люди рассчитывают встретить волшебника из Страны Оз или Дикую ведьму с Запада.

Но ему она больше напоминала Дороти, чем ведьму, упавшую на ее домик, хотя он встречал множество и таких. Но Фиона к ним не относилась, потому что была способна посмеяться над собой и выслушать точку зрения окружающих. Сохранилась в ней какая-то наивность, что тоже ему нравилось: словно в силу своей чистоты и честности она рассчитывала, что и другие станут поступать так же. Они оба знали, как далеко это от истины, но она казалась такой, кто всегда сомневается в виновности окружающих и вызывает в них ответные добрые чувства.

– Надеюсь, сегодня утром ваше интервью прошло успешно, – сказала она, открывая машину и садясь на водительское место.

– У вас нет водителя? – удивился Лоуган, и она покачала головой.

– Предпочитаю водить сама – так намного проще, а водителя я приглашаю только в том случае, когда еду в аэропорт.

– Я тоже, – улыбнулся он. – Ну что ж, берегите себя, и спасибо, что согласились пообедать со мной. Может быть, как-нибудь мы повторим. И мне хотелось бы познакомиться с вашей сестрой.

– Я вышлю номер ее телефона по электронной почте. Вам стоит ей позвонить.

Но даже у него не хватило бы смелости позвонить, ссылаясь на то, что это предложила Фиона. Он же не идиот.

– Поверьте, она совсем не застенчива. И с восторгом встретится с вами, чтобы поговорить о своей книге.

– Я бы предпочел, чтобы вы нас представили друг другу, – заметил он.

– Еще раз спасибо за обед, – сказала Фиона и, помахав рукой, тронулась с места.

Направляясь к своей машине, Лоуган с удивлением думал, как с ней было легко и весело. Она ни в чем не разочаровала его, и когда он пытался охарактеризовать ее, в голове всплывало одно только слово – «потрясающая».

Когда Фиона подъехала к стоянке и, припарковав машину, взглянула на смартфон, там имелось сообщение от детективного агентства, которое они наняли. Не выходя из машины, она его прослушала: глава агентства информировал, что есть новости.

Как только вошла в офис, она немедленно ему перезвонила, и он выразил желание приехать и поговорить с ней сегодня же.

– Это настолько срочно?

– Думаю, что так.

Им потребовалось немало времени, чтобы продвинуться с расследованием, а теперь они явно спешили. Фиона знала, что будет занята на совещаниях до шести часов вечера, о чем ему и сказала. Он пообещал к шести быть у нее. И когда она возвращалась с последнего совещания, он уже ждал ее в офисе. День выдался долгий, и Фиона устала, к тому же пришлось наверстывать упущенное после каникул.

Она пригласила его в маленькую зону отдыха, и он передал ей толстый конверт с первоначальным отчетом о расследовании. Фиона попросила вкратце изложить суть дела, чтобы не задерживать его, пока она будет читать отчет.

– Может быть, закрыть дверь, прежде чем я начну? – осторожно произнес он.

Фиона улыбнулась: сразу видно – шпион. И хотя все уже ушли с работы, включая ее ассистенток, все же последовала его совету и закрыла дверь, пусть и чувствуя себя при этом очень глупо.

– Да, установил, – серьезно сказал детектив. – Вчера я получил окончательное подтверждение, сегодня утром снова все перепроверил. Мы не использовали никаких прослушивающих устройств или других нелегальных методов. Расследование проводилось, согласно вашим инструкциям, совершенно легально.

Она кивнула, удовлетворенная его словами.

– Почему вы не говорите, кто это? Я подробно прочту доклад дома, вечером.

Их взгляды встретились, и она почувствовала, как по спине пробежал холодок. До пенсии детектив работал на ФБР, и у него были отличные рекомендации.

– Источник утечки – Хардинг Уильямс, – ответил он просто.

Фиона не могла поверить своим ушам. Это невозможно. Они, должно быть, ошиблись. Он напыщенный и несносный, ненавидит ее, но при этом всегда играет по правилам, так что никому и в голову не пришло бы усомниться в его честности.

– Вы уверены? – еле выдавила она. – Наш председатель?

– Да, именно председатель, – мрачно подтвердил детектив. – Весь последний год он крутил роман с очень привлекательной молодой особой. Она журналистка. Возможно, все началось вполне невинно, но она вытягивала из него информацию. Не знаю, шантажировала или нет: я так не думаю, – но встречаются они в отеле раз в неделю, и чем бы они там ни занимались, он делится с ней информацией. Возможно, он думал, что это просто интимные разговоры в постели, но она их использовала. И он должен был это понять, когда произошла утечка информации о заводе в Ларксбери. Кроме того, один из моих сотрудников узнал от нее, что у нее есть источник в самом совете директоров ПНТ, чем она очень гордится. Другой сотрудник выяснил, что Уильямс в свою очередь хвастался перед своим парикмахером связью с женщиной намного моложе его. Ей тридцать два года, и выглядит она сногсшибательно.

Он потянулся за конвертом, вынул оттуда файл и достал фотографию невероятно красивой женщины с великолепной фигурой, темными волосами и светлыми глазами, в глубочайшем декольте. Фиона долго смотрела на снимок, потом вернула его, а он вложил его в конверт и снова заклеил.

– Вы уверены, что у них роман? – недоверчиво спросила Фиона.

– Вся информация здесь, – кивнул он на конверт. – У меня есть снимки, где они вместе, на двух из них целуются. Похоже, он без ума от нее.

Уильямс почти вдвое старше Фионы, и она подумала сейчас о забитой женщине, на которой он был женат и хвастался при каждом удобном случае, что прожил с ней уже сорок четыре года. При этом вот уже двадцать пять лет он относился к Фионе как к распутнице из-за безобидного романа, случившегося в Гарварде, когда ей было чуть больше двадцати лет. А то, что делал сейчас сам Хардинг, во много раз хуже. Он обманул доверие, которым наделили его как председателя совета директоров, нарушил конфиденциальность, поставил под удар их акции и причинил вред компании. Он проигнорировал и преступил самые важные правила совета, и все, во что он якобы верил, оказалось ложью. Этот лицемер и лгун спал с тридцатидвухлетней журналисткой и делился с ней самыми щекотливыми секретами компании.

Фиона чувствовала себя так, будто ее ударили по голове, и не могла поверить тому, что рассказал ей детектив, но понимала: это правда. У детектива имелись фотографии Хардинга у дверей отеля, где он встречался со своей любовницей, и счета за номер. А девушка, изображенная на фотографии, была той самой журналисткой, что первая опубликовала информацию об утечке, за своей подписью. И все же, как всегда сомневаясь, Фиона поблагодарила детектива и решила внимательно прочитать отчет ночью, прежде чем принять решение. Если все окажется правдой, выход только один: Хардинг Уильямс будет смещен с должности председателя совета директоров. После того как изучит документ, она срочно соберет совет директоров. При всем том, что Фиона не любила его и он издевался над ней многие годы, такого исхода расследования даже она не ожидала. Она в жизни не поверила бы, что источником утечки информации был Хардинг.

Вместе с детективом они вышли из здания, и она направилась домой в Портола-Валли, и чувствовала себя так, словно по ней выстрелили из пушки. Она не могла понять, как он мог попирать этику и мораль, в которые, по его уверению, свято верил и которых неуклонно придерживался. Это не только подтверждало теорию его сестры о мужчинах, облеченных властью, и выводы Лоугана по этому вопросу, но и напомнило старинную поговорку «Седина в бороду – бес в ребро». А Хардинг Уильямс оказался настоящим идиотом. Она даже не испытывала радости от того, что нашла источник утечки: лишь отвращение. Не думала, что он мог пасть столь низко, но, очевидно, ошибалась: то, что он сделал, было чудовищно бесчестно.

Фиона, даже не потрудившись приготовить себе ужин, села за стол читать отчет, а закончив, знала, что надо делать. Она позвонила Хардингу домой и предложила встретиться утром.

– У меня много более важных дел, – раздраженно ответил Уильямс. – На утро назначено несколько встреч. Я готов увидеться с тобой послезавтра.

– Мне жаль, Хардинг, – ледяным голосом отрезала Фиона. – Вы нужны мне завтра. В десять часов.

У нее было назначено совещание на восемь, и предполагалось, что оно продлится два часа.

– Что за срочность, почему именно завтра?

Он не казался обеспокоенным – лишь напыщенным и раздраженным, как обычно.

– Мне нужно, чтобы вы подписали некоторые отчеты как председатель совета директоров.

Она не хотела заранее информировать его об истинной причине.

– Не следует оставлять подобные вещи на последнюю минуту, – недовольно проворчал он, но в конце концов согласился. Да и вряд ли мог он отказать ей: как-никак генеральный директор.

– Вы совершенно правы, Хардинг, – согласилась она. – Увидимся завтра.

Она старалась говорить нейтральным тоном, хотя ей это удавалось с трудом.

После этого она послала электронные сообщения членам совета директоров и попросила их собраться днем после ее встречи с Хардингом. Она не сказала Хардингу о собрании, а решила сообщить утром при личной встрече, но сначала поговорить, хотя и знала: он мало что мог сказать. Они имели все необходимые доказательства.

Фиона принялась расхаживать по дому. Никак не укладывалось в голове, как можно быть таким лжецом и лицемером. Ее тошнило при мысли о нем. Она не горела желанием вступать с ним в конфронтацию, но и не боялась этого. Разобраться в ситуации – часть ее работы как генерального директора. Она несла ответственность перед советом директоров, перед корпорацией, в которой работала, и перед акционерами. Фиона никогда не забывала, чем обязана всем этим людям, любила свою компанию и хотела защитить ее.

Перед тем как лечь спать, она послала электронное сообщение Лоугану, чтобы поблагодарить за обед и доставленное удовольствие. Сейчас ей казалось, что это было несколько месяцев назад, а не сегодня днем, – так много произошло с тех пор. Потом Фиона приняла душ, почистила зубы и надела ночную капу. Взглянув на себя в зеркало, она чуть не рассмеялась, припомнив, что сказал Лоуган по поводу ее ночной капы: «Это пугает». Так оно и было. И к Хардингу Уильямсу это тоже относилось. До такой степени бесчестный, что мог попрать все моральные нормы и ответственность, которой был наделен, он по-настоящему пугал. Но теперь, после всего, что она узнала, он уже не сможет издеваться над ней. Больше он не имеет над ней власти. Она легла в кровать и заснула сном младенца, чувствуя себя так, словно с нее свалился тяжелый груз. Он клеймил ее позором с тех пор, когда она была совсем молода, и был груб с ней все остальные годы, что они вместе работали на ПНТ. А теперь она знала правду о нем. Он злоупотреблял своей властью на посту председателя совета директоров, обманывал жену и всем лгал. Но наконец все закончилось. Могущественный председатель вот-вот потерпит крах.

Назад: Глава 10
Дальше: Глава 12

Загрузка...