Загрузка...
Книга: Творец Бога
Назад: Глава 47
Дальше: Глава 49

Глава 48

Глаза Алана Миллера радостно блестели. Он отпил из бокала, явно наслаждаясь возможностью поделиться своими извращенными маневрами с увлеченными слушателями. Он смаковал свой рассказ, снова и снова поворачивая нож, вонзенный в пленников.

– Как я и говорил, я точно знал, что тебя невозможно вынудить. И тогда мне пришлось спросить у несравненного и гениального трансформированного себя: при каких обстоятельствах моя младшая сестренка раскроет свою тайну? И как только я получил ответ, мне осталось всего лишь создать эти обстоятельства. – Он закатил глаза. – Должен признаться, проще сказать это, чем сделать.

– Так что это за обстоятельства? – спросила Кира, но ей уже становилось не по себе.

Она сообразила, что совсем недавно сказала координаты флэшки Дэшу. Она точно знала, какого сочетания обстоятельств это потребовало. Но намеки Алана, что он с самого начала дирижировал событиями, которые привели к таким обстоятельствам, просто смехотворны. Кроме того, она шептала координаты прямо в ухо Дэшу, а ни одно подслушивающее устройство не обладает такой чувствительностью.

– Во-первых, – начал Алан, – ты должна уважать человека настолько, чтобы доверить ему секрет. Если ты одинока, тебе некому доверять, и обстоятельства никогда не сложатся.

Он обернулся к Дэшу.

– И тут появляетесь вы. Вы были подобраны для этой роли.

– О чем вы говорите? – растерянно спросил Дэвид.

– Кто, по-вашему, подставил вас в Иране? – самодовольно поинтересовался Алан, расплывшись в улыбке, как Чеширский Кот.

– Чушь! – рявкнул Дэш. – Вы хотите сказать, что еще с тех пор ждали моей встречи с вашей сестрой?

Миллер кивнул.

– Я хотел быть уверен, что у нее есть кому доверять. Поверьте, Дэш, я прекрасно знаю вкусы сестры в отношении мужчин. Я знакомился с парнями, с которыми она встречалась, и она в тошнотворных подробностях рассказывала, какого человека ищет. Я изучил десятки дел оперативников спецназа, пока не наткнулся на вас. Физически вы точно соответствуете ее типажу. По-своему гениальны. Представительны. Изучали философию, вот это да… Любите поэзию. Невероятно начитанны. Отвратительно праведны.

Он ухмыльнулся.

– Вы – ее кошачья мята. Трансформированный, я был уверен, что, если свести вас в критических обстоятельствах, она неизбежно в вас влюбится. – Алан умышленно пялился на сестру. – Ну, Кира, давай. Я выбрал отличного парня. Скажи ему. Ты уже в него влюблена.

Кира отвела взгляд, но молчала.

Дэш растерялся. Он казался совершенно ошарашенным. Его взгляд метнулся в сторону, отчаянно пытаясь прочитать выражение лица женщины.

Алан рассмеялся.

– Будь я проклят! – сказал он, изучая Дэша. – Вы сами уже в нее влюбились. По лицу вижу. – Он снова рассмеялся. – Мне следовало быть гребаной свахой.

Кира взглянула на Дэша и распахнула глаза. Она чувствовала себя идиоткой, отчаянно пытаясь спрятать от него свои чувства. Женщина всегда считала, что настоящая любовь требует лет, а не дней. Но она чувствовала: брат, каким бы злом он ни был, угадал правильно. Дэвид тоже влюблен в нее.

Алан вновь перевел взгляд на сестру.

– Я надеялся, что это произойдет. Когда обе стороны могут подсознательно подхватывать сигналы влюбленности другого, процесс ускоряется. Мое углубленное изучение Дэша показало, что ему нравятся типичные соседские девчонки, соответствующие ему по интеллекту, но, честно говоря, Кира, я был убежден, что его отпугнут раздражающие черты твоего характера. – Он поднял брови. – Хотя я не знал из первых рук о пристрастиях Дэша по части женщин, мое гениальное трансформированное «я» рассчитало, что с высокой вероятностью он тоже влюбится в тебя.

Миллер изумленно потряс головой.

– Поразительно, что существо чистого интеллекта может с такой точностью предсказать в значительной степени иррациональные, непроизвольные реакции.

– Можете собой гордиться, – горько бросил Дэш.

Алан осмотрел своих пленников сверху донизу и восторженно улыбнулся.

– Эй, вы, в чем дело? Вы какие-то злые и растерянные. Переживаете, что вами манипулировали? Ощущаете себя подопытными животными? Да, я ради собственных целей дирижировал вашими чувствами, но разве это оскверняет их?

В эту секунду выражение лица Дэша стало задумчивым, и он чуть качнул головой, как будто осознал, что слова Алана о его чувствах ведут не туда.

– Нет, Алан, не оскверняет. Мои чувства к Кире принадлежат мне. Если благодаря вам я получил возможность познакомиться с такой замечательной женщиной, – тогда спасибо, независимо от ваших мотивов.

Дэш помолчал.

– Пусть вы предсказали нашу влюбленность, – продолжал он, – ну и что? Кто угодно в состоянии предсказать мое отвращение к вам, но становится ли оно от этого ненастоящим?

Алан Миллер рассмеялся.

– Скоро ваше отвращение ко мне резко усилится, – сухо сказал он. – Позвольте, я продолжу. Как только я понял, что вы подходящий человек, я позаботился, чтобы вы пережили трагедию – израненная душа, оборванные связи с другими женщинами и все прочее. Тогда вы станете еще привлекательнее для моей сестры. В конце концов, что может быть привлекательнее истерзанного одинокого героя?

– Вы на самом деле подставили нас в Иране? – в ужасе прошептал Дэш.

– Патнэм подготовил для вас… как вы, солдафоны, это называете… а, да, полный провал. Он не знал, зачем это нужно. Тупым террористам хорошо заплатили, чтобы те отпустили вас живым, но они едва все не испортили. Вы должны были вернуться израненным, но не настолько.

– Вы говорите, что они позволили мне сбежать?

– Верно.

– А зачем вам понадобились мои раны? Чтобы Кира сильнее мне сочувствовала?

Алан улыбнулся.

– Я отвечу на этот вопрос чуть позже. Не хочу слишком забегать вперед. И просто жажду поделиться, с какой несравненной гениальностью я вами манипулировал. В конце концов, вы – единственные люди во всем мире, у которых будет шанс оценить мое мастерство.

Он сделал паузу.

– Так мне продолжать?

Дэш кивнул. Кира с ненавистью смотрела на своего брата.

– Оптимизированный, я определил, что шансы Дэша уйти со службы – пятьдесят на пятьдесят. Правда, для моего плана это было неважно.

– Если вы планировали свести меня с Кирой, почему вы так долго ждали?

– Она была еще не готова. Мне было нужно, чтобы она почувствовала себя затравленной. Загнанной, едва не схваченной, изолированной. Гонимой и одинокой. Я хотел сломить ее дух. Подготовить почву для рыцаря на белом коне. Когда я рассудил, что она дошла до точки, я потянул за ниточки, и появились вы.

Кира знала: именно так все и было. Она завербовала Дэвида, потому что была одинока и устала. Алан безупречно справился со своей задачей.

– Вы хотите сказать, что могли и раньше схватить ее? – спросил Дэш.

Миллер пожал плечами.

– Возможно, – ответил он. – Если бы я потратил больше ресурсов. Я пытался захватить ее в самом начале, но неудачно. Мое улучшенное «я» рассчитало, что, если я захвачу ее, немного помучаю, а потом дам сбежать, она быстрее придет к мысли о поисках союзника вроде вас, и я сэкономлю время.

Он раздраженно скривился.

– Но Кира оказалась намного лучше, чем я думал. И когда я подобрался совсем близко, она рискнула жизнью, только бы не оказаться схваченной. Меня это не устраивало, поэтому я изменил тактику и решил ограничиться травлей.

– А как вы добились моего назначения? – спросил Дэш.

Алан усмехнулся.

– Это было до смешного просто, учитывая, каких людей мы с Патнэмом держали в кармане. Один влиятельный политик, у которого хватало скелетов в шкафу, как-то договорился с начальством Коннелли. А я с самого начала позаботился, чтобы личности всех агентов, отправленных за Кирой, попадали во взломанную ею базу данных.

– Поскольку вы знали, что она станет их изучать, – сказал Дэш. – Вам требовалось, чтобы она их изучала.

Алан кивнул:

– Она изучала всех, кого отправляли на ее поиски, но я знал – если почва подготовлена правильно, как только она увидит вашу фотографию и досье, она попытается вас завербовать.

Кира почувствовала во рту вкус желчи. Это существо, прикидывающееся ее братом, было чистым злом. Какая ирония: ее родители дали жизнь двум детям-мутантам – дочери, гениальному молекулярному биологу, и сыну, лишенному даже зачатков совести.

– Она сразу ухватила приманку, – продолжал хвастаться Алан. – Я планировал, что мой спецагент, Смит, захватит вас обоих и несколько дней подержит вместе, чтобы любовь успела расцвести. Но Кира снова сбежала.

Он пожал плечами:

– Все равно это пошло мне на пользу. В действительности, побеги из мотеля и из леса только укрепили ваши отношения.

Его лицо приобрело удовлетворенное, самодовольное выражение.

– Теперь оставалось только, чтобы Патнэм, схватив вас и прикинувшись мной, запустил тот поток обстоятельств, в результате которого Кира откроет секрет своему возлюбленному.

Вертолет накренился, напоминая пленникам, что они мчатся по воздуху в неизвестном направлении; несложно забыть об этом, сидя в почти полной тишине богато украшенного замкнутого салона.

– Откуда вы знали, что сможете найти нас, когда вам это потребуется? – спросил Дэш.

– Для этого и требовались ваши иранские раны. Мы приказали военному врачу не только залатать вас, но и добавить пару имплантов. Приказы поступили с самого верха военной иерархии. Ему было сказано, что импланты необходимы, поскольку вы предатель. – Алан ухмыльнулся. – Ему даже сказали, что вы подставили своих собственных людей.

Дэш в ярости дернулся вперед, зацепив стальную ленту. На его шее выступила кровь.

– Ты проклятый мерзавец! – крикнул он, дав волю своему гневу.

Миллер, будто не заметив вспышки Дэша, спокойно продолжал говорить:

– Врач вживил вам в локоть, под кожу, крошечный маячок. Устройство находилось в пассивном состоянии, пока не получало кодовый сигнал, после чего активировалось. Пока оно было пассивно, вы могли сколько угодно проверять себя на «жучков». Хотя бомба в голове Киры была блефом, приемник, о котором упомянул Патнэм, был настоящим. Кира отлично знает: стоит принять одну ее капсулу, и улучшение электроники превращается в детскую игру.

– Так ты мог схватить нас в любой момент, когда со мной был Дэвид? – потрясенно спросила Кира.

– Совершенно верно. Но после вашего побега мне не стоило торопиться с новым захватом. Вам нужно было успеть сблизиться.

Он умолк и несколько секунд завороженно наблюдал, как по шее Дэша стекает капля крови.

– Когда вы сбежали с явочной квартиры, мне пришлось вновь изменить свои планы. Я собирался на несколько дней оставить вас там, а потом организовать вам побег, в ходе которого будет убит Патнэм. – Он пожал плечами. – Неважно. Я внес некоторые коррективы, и все опять пошло по плану.

– У тебя по-прежнему нет координат, – с вызовом бросила Кира.

– Разве? – ухмыльнулся ее брат. – Хирург в Ираке вживил Дэшу не только маячок. Он добавил кохлеарные импланты, по одному в каждое ухо. Стандартная операция для людей со слабым слухом или глухих. Вот только ему выдали импланты со встроенным модулем записи. Цифровой записи, которую можно загрузить в компьютер и воспроизвести. – Он отпил из бокала и улыбнулся. – У них ограниченный срок активной работы и место для хранения от десяти до восемнадцати часов записи, в зависимости от объема входных данных, поэтому они тоже активируются кодовым сигналом.

– Полагаю, вы активировали их в последние десять часов, – сказал Дэш.

– Именно, – радостно ответил Алан. – Благодаря вживленному маячку я легко отследил вас до дома Патнэма. Долгое и кропотливое планирование наконец дало свои плоды – я создал идеальные условия.

Он самодовольно взглянул на сестру:

– Мужчина, которому ты доверяешь и в которого влюблена. Реальная угроза существованию вида. И убежденность, что тебе осталось жить всего пару минут.

Пламень Киры Миллер угасал по мере того, как она все глубже осознавала: это чудовище победило. Она сыграла роль послушной пешки. Женщина взглянула на свои путы и острую проволоку у горла. Бегство невозможно. И даже если она сбежит, что ей делать? Убить собственного брата?

Кира сжала кулаки. Это не ее брат, страстно сказала она себе. Это чокнутый самозванец. Только так ее психика сможет пережить это чудовищное предательство. Ее брат погиб в огне в доме их детства. А существо напротив – это незнакомец, чужак.

– И последний штрих моего шедевра, – продолжал Алан, – заставить тебя думать, что твой архивраг мертв.

– Зачем? – спросил Дэш.

– Если бы Кира подозревала, что могущественный враг, желающий наложить руки на ее препарат, все еще на свободе, – пояснил Алан, – ей было бы намного труднее открыть координаты.

Он поднял брови.

– Патнэм не представлял, в чем заключается мой план. Во всяком случае, он определенно не знал, что его смерть является важной составляющей. И вот архивраг, погубивший твоего брата, мертв, и ничто не мешает тебе прошептать координаты Дэшу на ухо.

Алан умолк, позволяя пленникам в полной мере осознать совершенство его манипуляций. Он упивался своей победой.

– А если бы Кира не убила Патнэма?

– Я полагал, что она его убьет. Я позаботился, чтобы он как следует растравил ее раны, хвастаясь моим убийством. А моя сестричка чертовски предсказуема. Такое гребаное благородство… Вы даже не представляете, как я разочарован тем, что мы вышли из одного чрева.

– Поверь, – нахмурилась Кира, – твое разочарование бледнеет в сравнении с моим.

– Но я отвечу на ваш вопрос, Дэш, – продолжал Алан, будто не слыша сестру. – Именно я отправил Патнэма в дом, чтобы поговорить с вами. Я посадил снайпера, который выцеливал Патнэма, пока остальная группа пробиралась по туннелю. Если бы Кира его не застрелила, снайпер выстрелил бы точно в тот момент, когда Патнэм открывал дверь.

Он сделал паузу.

– Вы бы не знали, кто его убил и зачем, но это было бы неважно. Единственный человек, способный сбросить таймер бомбы, мертв. Кира верит, что ей осталось жить несколько минут и не имеет гарантий, что вам удастся остановить план стерилизации. И она рассказывает вам свой секрет.

Дэш жалко кивнул. Сейчас он впервые выглядел побежденным.

– Похоже, вы обо всем подумали, – произнес он.

– Вы чертовски правы, – самодовольно ответил Алан.

Назад: Глава 47
Дальше: Глава 49

Загрузка...