Загрузка...
Книга: Экстрасенсы. Битва за деньги (тайны экстрасенсов)
Назад: Глава 16. Вся правда о целителях
Дальше: Глава 18. Ты во всем виноват

Глава 17. Несостоявшиеся гастроли

В моей квартире раздался телефонный звонок, я поднял трубку и услышал:

– Миша, привет! Как поживаешь?

– Все отлично! – ответил я.

– Мы бы хотели сделать какой-нибудь проект с экстрасенсами. Ты бы мог нам в этом помочь? – произнес Рома.

– Надо подумать, так с ходу я не готов сказать тебе и кого-то посоветовать. Нужно поговорить с экстрасенсами и понять, кому это будет интересно.

– Мы были бы тебе очень благодарны.

– А что это будет за проект и на каких условиях? Мне необходима полная информация, чтобы правильно ее донести до экстрасенсов.

– Это будет тур по Дальнему Востоку, порядка 10–15 городов. Выступление в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре, Благовещенске, Владивостоке, Уссурийске, Партизанске, Аляске и так далее. В каждом городе должен быть концерт и, возможно, частные приемы.

– Интересное предложение. Я поговорю с экстрасенсами и перезвоню тебе.

– Спасибо! Отличного дня!

– Взаимно! – произнес я и положил трубку.

Так все начиналось.

Недолго думая, я позвонил экстрасенсу Элен и рассказал ей о проекте. Девушка взяла пару дней на раздумье, взвесила все за и против, посмотрела на ситуацию со стороны и ответила согласием. Но я понимал, что организовывать концерт с одним экстрасенсом было бы как-то не солидно, поэтому Элен переговорила с Розитой, и мы решили лететь втроем. Ни программы, ни музыки, ни сценария у нас не было, только несколько месяцев впереди, за которые мы собирались все успеть сделать.

Набрав Роме, я сообщил ему, что нашел экстрасенсов и готов написать сценарий их выступления. Рома очень обрадовался и попросил меня успеть все подготовить за неделю.

– Понимаешь, чем раньше я расскажу заказчикам из разных городов об уникальности проекта, тем больше шансов, что мы его лучше продадим и все на этом неплохо заработаем, – сказал Рома.

– Да, я тебя прекрасно понимаю. Бизнес есть бизнес, – ответил я.

На этой ноте мы попрощались, и я приступил к активной работе. Я разговаривал с экстрасенсами, пытаясь понять суть их работы, наблюдал за ними со стороны и делал свои выводы. Я хотел донести до людей правильную и объективную информацию.

Как-то вечером, придя домой, я сел за компьютер и написал:

«Впервые в России они объединились, чтобы открыть «Силу твоего Я». Пришло время тайных знаний. Пора узнать правду!

Элен и Розэтта – потомственные ясновидящие, медиумы, они помогают людям в самых сложных ситуациях.

Мы часто задаем себе следующие вопросы:

– Как стать счастливым человеком?

– Как привлечь любовь в свою жизнь?

– Как не пройти мимо того, кто предназначен тебе Свыше?

– Кто мешает нам быть счастливыми?

– Что такое венец безбрачия?

– Что такое порча?

– Как помочь себе и своим близким?

– К кому обратиться, если в дом пришла беда?

– Какие заговоры помогут в сложной ситуации?

Судьбу можно изменить! Выход есть всегда! Найди свой ответ…

Хочешь проверить свои способности? Тогда тебе к нам. Мы устроим настоящую Битву.

Тебя ждет таинственная карта предсказаний, которую ты вытянешь лично.

Мы не устраиваем шоу, не взмахиваем волшебной палочкой и не решаем всех проблем вмиг, мы говорим о том, что каждый человек, попавший в трудную ситуацию, сможет помочь себе сам. Сила твоего «Я» – в знаниях.

Приготовьтесь принимать активное участие. Дома напишите свое имя, место и ряд, а придя на семинар, опустите свою записку в стеклянную вазу, которая будет стоять на сцене, и ждите своего часа.

Помни, успех и удача – это просто. Найди время, чтобы быть ПЕРВЫМ, кому откроются тайные знания. Твоя жизнь в твоих руках. Выбор остается за тобой.

Продолжительность семинара 2 часа».

Подкорректировав этот текст, я отправил его во Владивосток, прикрепив фотографии экстрасенсов и всю необходимую информацию. После этого я начал поиски режиссера, так как понимал, что от его работы зависит как минимум 50 % успеха. За десять дней я написал первую часть сценария, к этому времени и режиссер тоже был найден. Мы приступили к репетициям. Каждому досталась своя роль. Долго и упорно мы отчитывали текст. Я выступал связующим звеном между Розэттой и Элен. Одна из них рассказывала истории, другая проводила обряды со зрителями.

Элен и Розэтту знали, что у меня очень сильно болеет мама, обещали помочь, давали слово, говорили, что вылечат ее и все будет хорошо. Как-то в январе мне позвонил брат и сказал, что мама находится в тяжелом состоянии и уже несколько дней не встает с кровати. От этой новости в моей груди все сжалось от боли. И я почувствовал, что в моей жизни скоро произойдет нечто ужасное. Я позвонил своему другу-экстрасенсу в город Волоколамск и рассказал ему о маме. Он посоветовал мне срочно лететь домой. На ватных ногах я пришел на репетицию, кое-как мы прогнали первое действие с экстрасенсами, я предупредил всех, что буду отсутствовать несколько дней, купил билет на самолет и улетел. На прощанье Розита сказала мне:

– Купи новый веник, возьми какую-нибудь вещь больной, а лучше платье, которое мама носила последнее время, выйди на улицу в двенадцать ночи, начерти на асфальте круг, поставь в него веник, обмотанный платьем, подожги его и произнеси вот это заклинание, – девушка протянула листок, – увидишь, как твоя мать пойдет на поправку и исцелится. Это нужно делать на растущую луну в женский день, и важно, чтобы обряд совершил близкий ей по крови человек.

Я искренне поблагодарил Розэтту. Прилетев домой, я застал маму в ужасном состоянии. Все время, пока я был у родителей, я пытался дозвониться до Розэтты, но она не брала трубку. Тогда я начал писать ей СМС, чтобы уточнить, когда проводить ритуал с веником. Ответа не было. Складывалось ощущение, что со мной просто не хотят разговаривать.

В одну из ночей я взял веник и мамино платье и поджег все это на улице в двенадцать часов ночи, произнеся слова, которые мне написала на листе Розэтты. Так и не дозвонившись до Розиты, я каждый день созванивался с Элен, решая все вопросы по поводу гастролей, выступления и денег. Я все время ждал, когда Элен спросит про мою маму, ведь она знала о болезни, но она не спрашивала. Я не понимал, почему люди так поступают, но старался гнать от себя нехорошие мысли. Вернувшись в Москву, я написал Элен: «Привет! Я вернулся. Как вы? Завтра встречаемся?» «Да, конечно встречаемся», – получил я немедленный ответ.

Находясь рядом с мамой, я созванивался со своим другом-экстрасенсом из Волоколамска. Он знал о моей беде, разговаривал с мамой и пытался помочь. Я чувствовал, что мамино время на исходе, у меня шли видения, в которых я видел кладбище, дорогу и маму в гробу. Это было ужасно, но я не мог ничего сделать. Я пытался помочь маме, но было уже слишком поздно. До последнего момента я верил, что мама поправится, и будет жить.

В Москве, на репетиции, Розэтта подошла ко мне и предложила поговорить, я не мог сдерживать себя, смотрел в окно на вечерний город, а по щекам катились слезы. Тогда Рози сказала мне:

– Не плачь, все будет хорошо. Ты думаешь, мне легко?

– Знаю, что нелегко. Мама очень сильно мучается, – ответил я.

– У меня есть один очень сильный ритуал, который я смогу сделать с твоего согласия.

– Что нужно сделать?

– Испечь 12 пирожков и отнести их ночью на кладбище.

– Кому отнести? Зачем?

– Тебе нужно найти 12 могил с именем твоей матери, положить туда пироги и сказать определенные слова. Ты увидишь, как все изменится. Обещаю тебе.

– Розэтта, какие пирожки?

– Ладно, не бери в голову.

Я не понимал, причем тут пироги и кладбище. Эта идея мне сразу показалась какой-то странной. Я ответил Рози, что мне надо подумать. Хотя после веника меня сложно было уже чем-то удивить.

На следующий день я сообщил Розэтте, что согласен попробовать с пирогами. Я был в отчаянье, я чувствовал, что мама «уходит». Розэтта мне ответила:

– Пирожки не проблема, но ты хорошо подумал. Вчера я услышала твои слова и поняла, что мама мучается, а мы только обманем время.

Я был в растерянности и не знал, что делать, мне хотелось только облегчить мамины страдания. Розэтта сказала, что проведет ритуал с пирогами сама, ей только нужно знать мою группу крови, а мне оставалась только молиться, ходить в храм и просить помощи у высших сил.

Взяв волю в кулак, я продолжал работать и почти написал вторую часть сценария. Я понимал, что на днях улечу к родителям, так как мама находится при смерти и мой долг быть рядом с ней. На репетиции Элен неожиданно сказала, что ей нужно посмотреть, как сложится наш тур, и разложила карты:

– Вижу семь городов, много денег и дороги. Но самое главное, ТО, ЧЕГО ТЫ БОИШЬСЯ, ЭТОГО НЕ ПРОИЗОЙДЕТ. ВСЕ БУДЕТ ХОРОШО. Я ТЕБЕ ОБЕЩАЮ!

Тут меня словно кипятком обдало, и я закричал:

– Кому будет хорошо? Маму в тяжелом состоянии увезли в больницу, мне об этом сегодня утром по телефону рассказал брат. О каких деньгах вы говорите? Все хуже некуда.

– Розэтта, выйди, – произнесла Элен, и девушка покорно встала и ушла.

– Мишуль, почему ты раньше не сказал, что все так плохо?

Я смотрел и не понимал, она сейчас надо мной смеется или говорит серьезно?

– Я говорил, я все время говорил.

– Значит, так, сделаешь один сильный ритуал, и все наладится. Бери ручку и записывай. Нужно сегодня ночью испечь двенадцать пирожков, отнести их на кладбище, найти 12 могил с именем твоей мамы и произнести слова, которые я напишу тебе на бумажке. Обещай мне, что ты это сделаешь?!

– Зачем мне идти на кладбище, если Розэтта уже все сделала?

– Розэтта? Когда она это делала? – с недоумением спросила Элен. – Я ничего об этом не знаю. Ритуал необходимо делать по крови, только ты можешь спасти маму, но тебе обязательно нужно идти на кладбище. Вот увидишь, мама поправится, если ты сделаешь это сегодня ночью.

Все время, пока я находился на похоронах, практически никто из многочисленных «друзей» экстрасенсов мне не звонил.

Я сильно сомневался, что этот странный ритуал поможет спасти маму, поэтому решил посоветоваться со своим другом-экстрасенсом из Волоколамска. Я набрал его телефон и рассказал ему о кладбище и пирогах. От всего услышанного друг был в недоумении, он посоветовал мне хорошо подумать, прежде чем совершать ритуал, и срочно лететь домой. Всю ночь после этого разговора я не мог уснуть, я вскакивал при мысли, что мне нужно бежать на кухню, печь пироги и нести их на кладбище. В груди всю болело, в полудреме я видел кресты, могилы и дороги. Это была самая страшная ночь в моей жизни. Утром я узнал, что мамы не стало.

Мама умерла, а я находился в полнейшем хаосе и отказывался верить в то, что произошло. Я не знал, как пережить эту боль, и тогда решил для себя точно, что больше ничего не хочу писать про экстрасенсов, это будет последняя книга с ними.

Они не смогли спасти мою маму. Я больше не верю в них…

 

Все время, пока я находился на похоронах, практически никто из многочисленных «друзей» экстрасенсов мне не звонил. Но, слава богу, в трудную минуту меня поддерживали несколько друзей, а главное мой друг из Волоколамска, сделавший для меня очень многое.

Вернувшись в Москву, я как будто впал в кому, мне не хотелось репетировать, ходить на работу, встречаться с кем-то и разговаривать. Я стремился к одиночеству, жег церковные свечи, с удовольствием смотря на огонь, много молился и ездил по храмам. Я потерял самого любимого и дорогого человека, но нужно было как-то жить дальше.

В один из сумрачных дней мне позвонила Элен:

– Мишуль, у тебя все нормально? Что случилось? Обиделся на нас? Не уходи в себя, ты нам нужен. Сегодня репетиция в 19:00, ты придешь?

– Я постараюсь быть, – ответил я, хоть все внутри меня и сопротивлялось этому.

В семь часов вечера я пришел на репетицию. Элен встретила меня теплой улыбкой, обняла и поцеловала. Она пыталась быть ласковой и доброй, но я чувствовал какую-то фальшь.

– Мишуль, ты сценарий выучил? – спросила Элен.

Я посмотрел на Лену, пытаясь понять, говорит она серьезно или шутит?

– Нет, я не выучил. На похоронах мне было не до сценария.

– Понимаю, но у нас еще есть время. Выучишь.

В этот момент из соседней комнаты появилась Розэтта, она подошла ко мне и сказала:

– Ну что, пойдем, поговорим? – развернулась и пошла в комнату с полной уверенностью, что я побегу за ней.

– Извини, Розэтта, но я пришел репетировать, а не выяснять отношения.

– Как знаешь, – остолбенев, ответила она, повернулась к Элен и на цыганском языке стала говорить, я так предполагаю, все, что на самом деле думала обо мне.

Я наблюдал за ними и не понимал, почему так поступают люди. У меня горели уши, лицо и становилось как-то жутко от происходящего, я хотел встать и уйти, но что-то внутри меня заставило остаться. Розэтта орала, не сдерживая своих эмоций, ее лицо становилось свинцовым от злости и негодования, глаза горели яростью. Я уткнулся лицом в сценарий и с мольбой ждал нашего режиссера, но Алман не приходил. Розэтта ходила взад и вперед, крича и размахивая руками, Элен пыталась ее успокоить, но не очень успешно. В конце концов Розэтта ушла в другую комнату и начала нервно раскладывать карты. А Элен, как ни в чем не бывало, обратилась ко мне:

– Мишуль, пойдем, наберем воды и поставим чайник.

– Пойдем, – ответил я и взял чайник.

Когда мы вышли, Элен спросила:

– Мишуль, что случилось? Ты за что-то на нас обиделся?

– Ты серьезно не понимаешь, что произошло? – переспросил я и удивленно посмотрел на Элен.

– Нет. А что случилось?

– Люди, которых я любил и считал чуть ли не сестрами, так поступили со мной. В тот злополучный вечер вы сказали: «Все будет хорошо, то чего ты боишься – не произойдет. Я тебе обещаю». Утром умерла мама. Эти слова мне запали глубоко в сердце. Я не могу и не хочу репетировать, мне тяжело видеть вас, мне настолько больно, что я не могу передать словами. Вы посылали меня на кладбище, что-то говорили, обещали, но ничего не происходило. Это были просто слова.

– Мишуль, прости, я правда ничего не видела.

– Я тебя ни в чем не виню. Просто мне сейчас очень больно, я потерял самое дорогое, что было в моей жизни. Я не хочу репетировать и не могу никого видеть, но я пришел, потому что обещал.

– Прости, – произнесла Элен и обняла меня.

В тот момент мне казалось, что сердце треснуло и разлетелось на мелкие кусочки. Я не был готов к такому повороту событий. Я мог ожидать всего от кого угодно, но только не от людей, которые были мне так близки и дороги когда-то. Я чувствовал себя потерянным, упавшим на самое дно. Через какое-то время пришел наш режиссер, и мы начали репетировать, но все валилось из рук, и Розэтта по-прежнему была на взводе. После репетиции я обнял Элен и Розэтту, шепнув последней: «Чтобы не произошло потом, сейчас нужно держаться и взять себя в руки. Нам предстоит большая работа, поэтому ни к чему ругаться и дуться друг на друга». Розэтта мне не ответила.

Через несколько дней я узнал, что Розэтте стало плохо, ей вызывали врача и даже госпитализировали, но она сбежала из больницы на следующий день. Я как мог помогал и поддерживал девочек. Наш гастрольный тур неожиданно стал рушиться, города слетали один за другим. На тот момент я не понимал, почему так происходит.

Помню, как однажды Элен сказала мне:

– Миша, мне не нужны эти гастроли, я еду туда только из-за вас с Розэттой.

– Ради меня ехать никуда не нужно. Каждый едет ради себя. Мы можем отказаться и никуда не лететь. Не нужно тут устраивать жертв.

– Нет, мы полетим, мы выступим. Все будет хорошо. Каждый из нас заработает. Все будет в шоколаде, вот увидишь, – ответила Элен.

Однако реальность была совсем не шоколадной. Города срывались, заказчики отказывались с нами работать, ссылаясь на то, что люди бояться проклятий Розэтты, так как подобное уже случалось на шоу с ее участием, но к Элен на прием записались бы с удовольствием. Тем временем Розэтта все еще болела, ее каждый день возили на капельницы, а времени до вылета в первый город турне оставалось все меньше и меньше.

Как-то Элен позвонила мне и предложила поехать без Розэтты, так как опасается, что та не выдержит по состоянию здоровья долгого перелета. Я не знал, что ответить, сценарий был написан для троих, а переписывать не было времени, к тому же на всех афишах было заявлено, что будут три человека. Мы договорились с Элен встретиться и все обсудить, нервы у всех были на пределе. Я звонил на Дальний Восток, чтобы узнать, как обстоят дела с продажей билетов на наше шоу Ответ менеджеров был неутешительным: «Много звонков, люди интересуются, спрашивают, но до последнего не берут билеты. Люди боятся, что шоу сорвется». Ситуация складывалась хуже некуда. Билеты не проданы, выплачивать гонорары нечем. В то, что за неделю произойдет чудо, мне верилось с трудом, вернее не верилось совсем.

Тем не менее мы с Элен пытались репетировать вдвоем, переделывали программу на ходу, так как состояние Розэтты было ужасно. Времени до вылета оставалось очень мало, а картина с гастролями все не прояснялась. Где-то в глубине души я чувствовал, что мы никуда не полетим, было затрачено так много сил и энергии, но как назло билеты на шоу, по самым разным причинам, не продавались.

За день до вылета Элен, Розэтта и я встретились на последней репетиции.

– Миша, ты почему дома не учишь текст? – спросила раздраженно Элен.

– Не учу, потому что мы никуда не полетим, а текст я знаю наизусть.

– Хватит, мне все это надоело. Раз организаторы не выполнили своих обязательств и не смогли продать билеты, я точно никуда не лечу, а вы как хотите, – крикнула Элен.

– Элен, Розэтта, а не вы ли смотрели на картах и видели семь городов, большие суммы денег, разговаривали с каждым заказчиком, обещая высокую прибыль. Где все это, и почему все идет по-другому сценарию? – завелся я.

На мгновение повисла пауза, и все уставились на меня.

– Я не отказываюсь от своих слов, – тихо сказала Розэтта, – я действительно видела много городов и денег. Возможно, это будут какие-то другие гастроли.

– Какие другие гастроли? Мы смотрели на конкретные даты, конкретные города, конкретных людей. Где все это?

Обстановка накалялась. Тут в бой вступилась общая подруга экстрасенсов Наташа:

– Миша, девочки вообще не должны заниматься этими вопросами. Ты организатор всего, а они и так пошли тебе на уступки, общаясь со всеми этими людьми.

– Мне на уступки? А разве это не наше общее дело? Разве я туда один еду? Элен и Розэтта экстрасенсы, по крайней мере, так говорят, но на деле – ни одно их предсказание не сбылось.

Еще раз переговорив по телефону с Дальним Востоком, я убедился, что билеты не проданы, гонорары выплачивать нечем и все личные приемы у Элен под большим вопросом. Наташа предлагала разные схемы, говорила, что Элен и Розэтта снизят стоимость приема и в конце концов все будет хорошо, но я уже не верил в это. Я твердо сказал, что отказываюсь от данного проекта, потому что лететь и выступать бесплатно мне невыгодно.

– Миша, ты сам отказался. Время еще есть передумать. Ты в последний момент подводишь нас. Мы возьмем другого человека. Не обижайся из-за сценария своего. И не говори потом, что мы плохие. С приемов тебе бы тоже были деньги.

Позже я узнал, что Элен с Розэттой так никуда и не полетели, а меня одновременно возненавидели все их близкие и родные. Я был в ужасе и в то же время благодарил Всевышнего, что он спас меня от этих людей, но, как оказалось, это был еще не конец. Все самое интересное ждало меня впереди.

P.S. Сейчас я бы отдал все в своей жизни, чтобы прижаться к маме, поцеловать ее и поговорить с ней. Я чувствую, что она со мной рядом. Каждый день я жгу свечи, смотрю на пламя и мысленно веду диалог. В одну из ночей я не смог уснуть, мысли о маме терзали мое сердце, я взял карандаш и на листе бумаги написал:

БОЛЬ поселилась в моем сердце – навсегда,

Люди, книги, письма, города,

Все меняется и крутится вокруг,

Только знаю, маму не вернуть.

Мама, я люблю тебя всем сердцем и душой, Мама, подожди, прошу тебя, постой,

Мама, мама, милая моя,

Не смогу, не справлюсь без тебя.

Без тебя – я разучился жить,

Время я хочу остановить,

И вернуться в детство, быть с тобой,

Мама, я люблю, побудь со мной.

На минутку ты ко мне вернись,

Просто посмотри и улыбнись,

Просто поцелуй и рядом будь,

Но, увы, тебя мне не вернуть.

Я зажгу свечу и помолюсь,

На могилу я к тебе вернусь,

Без тебя – я разучился жить,

Время я не смог остановить.

8.03.2014

Назад: Глава 16. Вся правда о целителях
Дальше: Глава 18. Ты во всем виноват

Загрузка...