Загрузка...
Книга: Знаменитые загадки истории (знаменитые)
Назад: Свершившееся предзнаменование
Дальше: Мифы и тайны XX века

Злой гений Романовых

Этого человека любила вся царская семья и ненавидело образованное общество России. Пожалуй, он оказался единственным, кто навлек на себя такую ненависть. Распутина называли слугой Антихриста. При его жизни и после смерти о нем распространялось множество слухов и сплетен. И до сих пор многие задают вопрос: кем же он все-таки был – святым или авантюристом?

 

Григорий Ефимович Распутин (настоящая фамилия – Новых) родился в крестьянской семье в селе Покровском Тобольской губернии. Как единственный помощник отца, он рано стал трудиться: пас скот, работал извозчиком, ловил рыбу, помогал убирать урожай. В Покровском школы не было, и Григорий вплоть до начала своего странничества был неграмотен. В общем, он ничем не выделялся среди других крестьян, разве только своей болезненностью, которая в крестьянских семьях понималась как ущербность и давала повод к насмешкам. В 19 лет он женился на крестьянке Прасковье Федоровне. У них родилось трое детей.

Но что-то подтолкнуло Распутина резко изменить образ жизни. Он начал часто и горячо молиться, бросил пить и курить. Начиная с середины 90-х годов XIX века Григорий странствовал по стране, зарабатывая себе на жизнь любой подвернувшейся работой. Он побывал в десятках монастырей, посетил православную обитель на священной греческой горе Афон, дважды дошел до Иерусалима. В скитаниях Распутин многое узнал, но грамоте почему-то так до конца и не выучился. Писал всегда с грубыми ошибками почти в каждом слове.

Не раз странник помогал больным, даже тем, кто считался неизлечимым. Однажды в уральском монастыре он исцелил «бесноватую» – женщину, страдавшую тяжелыми припадками.

В начале XX столетия Распутина уже почтительно именовали «старцем». Так называли его не за возраст, а за опыт и веру. В это время он и приехал в Петербург. К сибирскому «старцу» потянулись люди, не находившие полного утешения в государственной церкви. Они посещали Григория Ефимовича, слушали его рассказы, наставления. На посетителей особое впечатление производили глаза странника, как будто заглядывающие в самую душу собеседника.

Распутиным заинтересовался епископ Феофан. Его поразил особый религиозный экстаз, в который впадал иногда Григорий. Такое глубокое молитвенное настроение, говорил епископ, он встречал только в редких случаях среди наиболее выдающихся представителей русского монашества.

В 1908 году, благодаря епископу, Распутин встретился с самой императрицей Александрой Федоровной. Граф Владимир Коковцов так передал содержание этой беседы: «Распутин стал говорить, что ей и государю особенно трудно жить, потому что им нельзя никогда узнать правду, так как кругом них все больше льстецы да себялюбцы, которые не могут сказать, что нужно для того, чтобы народу было легче. Царю и ей нужно быть ближе к народу, чаще видеть его и больше верить ему, потому что он не обманет того, кого почитает почти равным самому Богу, и всегда скажет свою настоящую правду, не то что министры и чиновники, которым нет никакого дела до народных слез и до его нужды. Эти мысли глубоко запали в душу императрицы».

Постепенно Григория Распутина стали звать «другом» царской четы. Он лечил их детей, особенно больного гемофилией наследника Алексея. Держал «старец» себя с царем и царицей удивительно свободно и естественно. Называл их попросту «Мама» и «Папа», а они его – Григорий. «Он им рассказывал про Сибирь и нужды крестьян, о своих странствованиях, – писала фрейлина Анна Вырубова. – Когда после часовой беседы он уходил, он всегда оставлял их величества веселыми, с радостными упованиями и надеждой в душе».

Более десяти лет Григорий Распутин был для царской семьи одним из самых близких людей. Царь и царица верили ему, но вместе с тем неоднократно собирали информацию о сибирском страннике и особенно проверяли те сведения, которые довольно часто представляли им, чтобы оттолкнуть от Распутина.

Николай II порой советовался с Григорием о назначении тех или иных важных сановников. Но хотя мнение Распутина учитывалось, оно было далеко не всегда определяющим. Царь считался с ним, но принимал решения самостоятельно.

Многие видные чиновники, искавшие продвижения по службе, стремились теперь понравиться Распутину, заискивали перед ним. В квартиру сибирского мужика наряду с нищими просителями зачастили миллионеры, министры и аристократы.

Но если царь советовался с Распутиным о назначении чиновников, то к его политическим советам он прислушивался гораздо реже. Например, в 1915–1916 годах Государственная дума добивалась права назначать министров. Распутин уговаривал царя склониться перед требованием времени. Царь согласился, но так и не сделал этого.

Николай II не приветствовал частые появления «старца» во дворце. Тем более что вскоре в Петербурге стали ходить слухи о крайне непристойном поведении Распутина. Говорили, что, используя свое огромное влияние на императрицу, он брал взятки за продвижение людей по карьерной лестнице, хотя комиссии Временного правительства не удалось установить ни одного реального случая (но слухов об этом была масса), когда по запискам Распутина выполнялась просьба, идущая в нарушение закона. Следователь комиссии Временного правительства В. Руднев писал: «При осмотре бумаг министра внутренних дел Протопопова было найдено несколько типичных писем Распутина, всегда говоривших только о каких-либо интересах частных лиц, за которых Распутин хлопотал. Среди бумаг Протопопова, так же как и среди бумаг всех остальных высокопоставленных лиц, не было найдено ни одного документа, указывающего на влияние Распутина на внешнюю и внутреннюю политику».

Множество людей приходило к Распутину с просьбой помолиться за их дела, ему присылали телеграммы и письма. Но больше всего, конечно, ценился прямой контакт с ним. Непредвзятые источники свидетельствуют, что при личной встрече он очаровывал людей какой-то особой уверенностью, умением поставить себя, доброжелательностью и просто добротой.

Многие отмечают глубокую проницательность и интуицию Распутина. Он мог метко охарактеризовать человека сразу после знакомства. Тонкое психологическое чутье на людей поражало в нем многих. Особые психологические способности Распутина лежали и в основе умения излечивать болезни. Документально известен целый ряд случаев, подтверждающих его дар целителя. Эти случаи подтверждаются и материалами комиссии Временного правительства. Умение врачевать Распутин проявлял в своей жизни много раз. Руднев установил несомненный факт излечения припадков «пляски святого Витта» у сына секретаря Распутина, Арона Симановича, причем все явления болезни исчезли навсегда после двух сеансов. «Старец» несомненно обладал каким-то гипнотическим даром, умел внушать то, что хотел, и особенно успешно занимался исцелением женщин и детей, которые, как известно, легче поддаются постороннему влиянию. Как уже упоминалось, с наибольшей силой он проявил свой дар в лечении наследника престола, страдавшего гемофилией, завоевав тем самым доверие и глубокое признание императрицы.

Кроме молитвенной помощи и исцеления, люди шли к Распутину и с чисто материальными просьбами, ходатайствами, жалобами на обиды и притеснения.

Комиссия Временного правительства, допросившая сотни лиц, посещавших Распутина, установила, что он нередко получал деньги от просителей за удовлетворение их ходатайств. Как правило, это были лица состоятельные, просившие Григория передать на Высочайшее имя их просьбу или ходатайствовать в том или ином министерстве. Деньги давали добровольно, но он их на себя не тратил, а раздавал тем же просителям, только победнее. Квартира Распутина в Петрограде, где он проводил больше всего времени, по рассказам очевидцев, была переполнена всевозможной беднотой и разными просителями, которые, веря слухам, что он имеет громадное влияние на царя, приходили к нему со своими нуждами. Действительно, двери его квартиры были открыты для любой публики. Распутин редко кому отказывал в просьбе помочь, если видел, что человек действительно в нужде.

Но наряду с такого рода характеристикой деятельности «божьего человека» Григория Распутина, существовала и другая, совершенно противоположная. Через некоторое время после его приезда в Петербург в светском обществе стали распространяться слухи о разгульном поведении «старца» и «пророка», его общении с разным сбродом, безобразных кутежах (за что и прозвали Григория Распутиным). Поговаривали даже о слишком близких отношениях его с императрицей, что сильно подрывало авторитет царя. Но еще больше общество возмущало влияние, которое этот сибирский мужик оказывал на Николая II при решении государственных вопросов.

Враждебность к Григорию Распутину испытывали все образованные слои населения. Монархисты-дворяне и интеллигенция, как революционная, так и либеральная, сходились во мнении о его негативной роли при царском дворе, называя его злым гением Романовых. 19 сентября 1916 года депутат-черносотенец Владимир Пуришкевич произнес в Государственной думе страстную речь против Распутина. Он горячо воскликнул: «Не должен темный мужик дольше править Россией!»

В тот же день и родился замысел убить Распутина. Выслушав обличительную речь Пуришкевича, с этим предложением к нему подошел князь Феликс Юсупов. Потом к заговору присоединилось еще несколько человек, в том числе великий князь Дмитрий Павлович.

Исполнение задуманного назначили на 16 декабря 1916 года. Ф. Юсупов пригласил Распутина в свой особняк. При встрече они по русскому обычаю расцеловались. Распутин неожиданно насмешливо воскликнул: «Надеюсь, это не иудино лобзанье!»

Его собирались отравить цианистым калием. Он съел несколько пирожных с ядом – и никаких последствий. Посоветовавшись, заговорщики решили застрелить Распутина. Сначала стрелял Юсупов. Но Распутин был лишь ранен. Он бросился бежать, и тогда в него несколько раз выстрелил Пуришкевич. Григорий упал только после четвертого выстрела.

Убийцы опустили связанное тело Распутина в прорубь на льду Малой Невки у Крестовского острова. Как выяснилось позже, под лед его бросили еще живым. Когда тело нашли, обнаружили, что легкие были полны воды: Распутин пытался дышать и захлебнулся. Правую руку он высвободил из веревок, пальцы на ней были сложены для крестного знамения.

Имена убийц немедленно стали известны полиции. Но отделались они очень легко – Юсупова отправили в собственное имение, великого князя – на фронт, а Пуришкевича вообще не тронули.

Григория Распутина скромно похоронили в Царском селе. Однако покоился он там недолго. После Февральской революции его тело выкопали и сожгли на костре.

По словам Павла Милюкова, крестьяне говорили так: «Вот, в кои-то веки добрался мужик до царских хором – говорить царям правду, и дворяне его убили».

При жизни и после смерти Распутина много раз предпринимались попытки провести расследование его деятельности. Но, освещая проблему с точки зрения каких-либо политических сил, практически все они были тенденциозны. Как писал историк О. Платонов в своем исследовании: «Нет ни одной статьи, я уже не говорю о книге, где бы жизнь Распутина рассматривалась последовательно, исторически, опираясь на критический анализ источников. Все существующие ныне сочинения и статьи о Распутине являются пересказом – только что в разных комбинациях – одних и тех же исторических легенд и анекдотов, большая часть которых является откровенным вымыслом и фальсификацией». К сожалению, несмотря на тщательность и подробность исследований, книга Платонова также не свободна от тенденциозности. По-видимому, уже практически невозможно, за отсутствием непротиворечивых и заслуживающих доверия свидетельств, объективно охарактеризовать Григория Распутина. Несомненным останется лишь тот след, который он оставил в истории России.

Назад: Свершившееся предзнаменование
Дальше: Мифы и тайны XX века

Загрузка...