Загрузка...
Книга: Нам надо больше всех!
Назад: Глава 38
Дальше: Глава 40

Глава 39

Утреннее небо едва начинало светлеть, провожая ночь. На крышу высотки, где под козырьком находилась установка «Град», поднялся Абуиси. Его сопровождали двое хамасовцев, лица которых закрывали черные маски. Малое количество действующих лиц было вполне объяснимо – террористы боялись атаки израильских вертолетов, а посему не очень-то хотели подставляться. Да и это были люди Карвана, а не Омара, они в основном отсиживались внизу, патрулируя подступы к зданию. У этих же двоих имелся приказ Карвана дать залп по Израилю и помочь спустить установку с крыши.

Оказавшись на крыше, Абуиси увидел двух охранников рядом с установкой. Те, стоя спиной к нему, о чем-то беседуя, не обращали на Абуиси никакого внимания.

– Эй! – выкрикнул Омар, сделав пару шагов по направлению к ним.

Те даже не повернулись.

– Эй! Вы что, оглохли? – повысил голос Омар, за спиной которого выросли силуэты хамасовцев в масках.

«Охранники» не спеша повернулись, и Абуиси, идущий впереди всех, вдруг понял, что перед ним – переодетые спецназовцы. Причем с обоими он уже имел дело, сталкиваясь неоднократно…

Локис и Суламифь выстрелили без промедления, выбрав свою мишень. Оба хамасовца, пораженные замертво, упали на крышу здания, даже не успев взять в руки автоматы. В отличие от этих пешек, Абуиси убивать никак не следовало, он был нужен живым! Прекрасно понимая это, он сделал рывок к вентиляционной трубе и укрылся за ней.

Отстреливаясь, он осторожно высунулся, глядя в направлении выхода. Неплохо было бы выбраться отсюда, но добраться до лестницы не позволяет огонь со стороны противника. Спецназовцы не дремали, стреляя одиночными и отсекая любые попытки Абуиси выбраться. Однако целью их являлось взять Абуиси живым, а времени на лишнее времяпрепровождение не имелось, тем более что у Омара неподалеку хватало сообщников.

Заслышав стрельбу на крыше, хамасовцы бегом отправились наверх – на подмогу. Но выбраться на крышу им было не так уж просто – выход отлично пристрелян, а Локис зевать не собирался. Первый же боевик, не понявший этого и выбежавший на крышу, был расстрелян в упор, не успев даже понять, что к чему. Остальные, столпившись у выхода, не решались последовать его примеру. Они беспорядочно стреляли в сторону залегших спецназовцев, не спеша на верную гибель.

Тем временем Локис жестами показал Суламифи, что под прикрытием труб он перебежками подберется к Омару. Она в свою очередь показала – «действуй!»

Сержант поднялся, дав очередь по входу на крышу и по вентиляционной трубе. Следом за этим, пригнувшись, побежал, намереваясь обойти Абуиси и застать его врасплох. Стараясь не производить лишнего шума, временно прекратив стрельбу, Локис, прячась, подбирался все ближе и ближе к цели. Суламифь, прикрывая его, вела огонь, не давая возможности боевикам почувствовать себя обойденными вниманием.

Вдруг приближавшийся шум вертолетов привлек внимание всех находящихся на крыше. Три винтокрылых машины, принадлежавших израильской авиации, зависли над зданием. Хамасовцы, с гримасами ужаса на лицах, жутко крича, кинулись вниз по лестнице, стараясь побыстрее убраться с крыши. Боевики из оцепления также принялись разбегаться в разные стороны, пытаясь найти укрытие.

Выплюнув последний патрон, автомат Абуиси замолчал. Сгоряча он несколько раз нажал на спусковой крючок, словно удостоверяясь, что магазин пуст. Чертыхнувшись, он откинул рожок, вставил новый. Услышав звук шагов у себя за спиной и краем глаза заметив метнувшуюся тень, Омар попытался развернуться и выстрелить, но не успел. Локис, прыгнув вперед, навалился на боевика сзади, сбив его с ног. Упав, Омар откатился в сторону и быстро поднялся. Десантник также уже стоял на ногах.

– Я все-таки вырежу твой поганый язык! – доставая громадный нож, произнес Абуиси, зловеще улыбаясь.

– Ничего личного. Работа такая! – также ухмыльнувшись, ответил Локис.

Двое противников были готовы к схватке. Отличие в целях противников заключалось в том, что Локису этот мерзавец был нужен живым. Хамасовцу же было плевать на то, скольких он еще может отправить на тот свет, прежде чем его поймают. Он собирался дорого продать свою жизнь. Мужчины заняли позиции, сосредоточенно глядя друг на друга.

Водя рукой с ножом по горизонтальной линии и сверля глазами Локиса, боевик готовился к атаке. Его жгучий взгляд был полон ненависти к десантнику. Омар, двигаясь по кругу, проверял реакцию противника, делая в его сторону ложные выпады. Наконец он резко прыгнул вперед, пытаясь дотянуться лезвием до живота десантника.

Быстро крутнувшись, Локис откатился в сторону, стремительно вскочил на ноги. Омар, оказавшись там, где только что был враг, застонал от досады и стремительно двинулся вперед, выставляя перед собой удлиненную ножом руку. Локис, чуть сгорбившись, по-кошачьи пружинистыми приставными шагами шел кругом, стараясь развернуть противника лицом к висевшему над горизонтом солнцу. Он был спокоен и уверен в себе, нож разведчика как влитой сидел в крепкой ладони.

Он знал, что в ножевой драке ни в коем случае нельзя следить взглядом за чужим лезвием, сопровождая его обманные извивы и петли. Если против тебя опытный боец, он обязательно обманет, поймает на ложный выпад. Тогда пропадешь. Смотреть следует врагу в глаза. В них как в зеркале отразится любое намерение противника. Нож стоит фиксировать лишь рассеянным боковым зрением.

– Сдохнешь, свинья! – злобно прошипел Омар, нервно дергая ножом, плетя сверкающим на солнце лезвием сложные восьмерки.

Локис лишь презрительно улыбнулся, сместившись еще чуть левее и тем самым полностью подставляя лицо вынужденного повторить его маневр противника слепящим солнечным лучам.

Локису необходимо было взять Абуиси живьем, и потому он не мог позволить себе смертельный удар. Он кружил вокруг араба, угрожая ножом и разыгрывая перед ним смертоносную карусель ложных выпадов и нырков. Улучив момент, сержант сделал ловкое, точно рассчитанное обманное движение, дернувшись всем корпусом вправо, якобы уворачиваясь от летящего росчерка чужого лезвия, да так неудачно, что оставалось беззащитно открытым левое подреберье. Омар попался на эту удочку и, предвкушая скорую победу, прыгнул вперед, размашисто тыча ножом. Вот только вместо податливого вязкого тела клинок с размаху провалился в пустоту, а кисть, будто клещами, сжала стальная хватка руки десантника.

Грамотно уйдя в сторону, Локис блокировал руку с ножом своей левой рукой. Тут же, немного отводя ее от своего корпуса, он резко, почти без замаха, ударил кулаком правой Омару в солнечное сплетение.

Лицо Абуиси перекосилось от боли. Ему не хватало воздуха, и он жадно глотал его ртом, пытаясь надышаться. Вырвавшись, боевик еще успел махнуть ножом. Острое как бритва лезвие вспороло рукав сержанта, но следом за этим хамасовец пропустил удар по ребрам, а затем мощнейший «привет» в область сердца. Ослабшая рука выпустила клинок, колени подогнулись. Третий удар пришелся сверху, в голову. Сознание потухло, и тело боевика, обмякнув, шлепнулось на пыльную крышу здания.

Вертолеты разделились. Один завис над высотным зданием, прикрывая с воздуха Суламифь и Локиса, дерущегося на крыше. Два других коршунами накинулись на убегавших хамасовцев, догоняя их пулеметными очередями. Смерть настигала боевиков повсюду. Прячась в руинах, некоторые из них стреляли в ответ, пытаясь попасть по вертолетам. Две ракеты, выпущенные с вертушек, ушли вниз, попав в группу террористов, зацепив соседние руины и разнеся их окончательно. Все внизу заволокло пылью и дымом. Оставшиеся в живых уже не пытались оказывать сопротивление. Но это не помогло – кашлявшие и протиравшие глаза от пыли, они были расстреляны с вертолетов в упор. Несколько человек успели добежать до автомобиля, прыгнув в который попытались скрыться. Особо не утруждая себя погоней, пилот выпустил еще одну ракету. Та взорвалась, подняв машину в воздух и разбросав по окрестностям обломки металла вместе с останками неудачливых пассажиров.

Суламифь, пригибаясь и не выпуская автомата из рук, бежала по направлению к воздухозаборной трубе. Выглянув, за ней она увидела Локиса, стоящего с поднятыми руками перед вертолетом, и связанного Абуиси, лежавшего на крыше у ног десантника. Сознание к террористу уже вернулось, и он моргал глазами, медленно приходя в себя. Повесив автомат на плечо, Гоц вышла из-за укрытия. Вертолет, висевший над крышей, отстреливал тепловые ловушки. Затем он взмыл в небо, унося с собой на подвеске Локиса, Суламифь и связанного Омара. Два других вертолета, покончив с боевиками, разворачивались. Они поднялись над домами, и ракеты пошли прямо в здание – реактивная установка «Град» была уничтожена.

– Возвращаемся! Цель ликвидирована! – проговорил в рацию старший пилот. – Конец связи!

* * *

Вертолеты, совершив посадку, доставили ценный груз в виде Локиса, Гоц и пленника на базу. Здесь их уже ожидали военные, которые увели Омара, проклинающего всех евреев на свете.

Локису же и Суламифи даже толком не дали возможности поговорить. За десантником прибыл автомобиль российского посла, черный блестящий «Мерседес» с тонированными стеклами, забравший его прямо с взлетного поля.

– Молодец! – похвалил десантника посол, как только тот сел в автомобиль, удобно устроившись на кожаном сиденье. – Все сделал правильно.

– Ребят вот только жалко, – вздохнул Локис, вспоминая гибель своих друзей и командира. – Что с телами?

– Не переживай, солдат. Все мы там когда-нибудь окажемся. Сам понимаешь… – кивнул посол. – Мы наблюдали за вами с беспилотника, все видели. Геройски погибли ребята. Дома, в России, обещали каждого к высокой награде представить. Да, посмертно… Мы забрали их. А наделали вы там шуму! Такой взрыв был – думали, никто не выжил. Израильская сторона выручила, они туда вертолеты с командой направили. Так что всех забрали. Все на родину вернутся. Ты мне вот что скажи – как же вам выбраться-то удалось? Все были очень удивлены, когда вы вчера на связь вышли.

Локис вкратце, насколько мог, обрисовал «приключения» их с Суламифью.

– Значит, подземный лаз был прокопан. Ясно, – кивнул посол. – Сейчас мы тебя в посольство отвезем, приведешь себя в порядок. Потом в гостиницу. А завтра утром домой полетишь. Тела мы через пару деньков отправим, – глядя на уставшего контрактника, говорил посол.

– А можно, я вместе со всеми полечу? У меня еще дело здесь осталось незаконченное, – попросил Владимир, имея в виду Суламифь, с которой очень хотелось встретиться. «Не расставаться же так, в самом деле. Даже попрощаться толком не дали, только взглядами удалось обменяться», – подумал он.

– Хорошо, герой. Это я беру на себя. Два дня отдыха, думаю, можно устроить. По городу погуляешь, можешь в музеи сходить… Деньги-то есть? – спросил посол и, видя, что десантник достал из кармана рубашки нераспечатанный конверт, добавил: – А потом – домой.

И, словно что-то прочитав по лицу Владимира, посол подмигнул:

– А телефонный номер этой девушки я тебе достану!

Локис позволил себе наконец-то расслабиться и закрыть глаза. Через пятнадцать минут машина въехала в ворота посольства Российской Федерации.

Назад: Глава 38
Дальше: Глава 40

Загрузка...