Загрузка...
Книга: Нам надо больше всех!
Назад: Глава 37
Дальше: Глава 39

Глава 38

Безлунная ночь лежала темным покрывалом над морем и землей. На плоской крыше заброшенного высотного здания, выделявшегося белым цветом на фоне звездного неба, сидели двое боевиков, охранявших установку «Град». Надежно укрытая, она ожидала завтрашний день, на который был запланирован обстрел.

– Слышал, Гарана освободили? – спросил один из террористов.

– Нет, а кто это?

– Ну, как же, известная личность. Герой, можно сказать. Сидел в израильской тюрьме двадцать шесть лет.

– Двадцать шесть?! – изумился «коллега». – Не может быть!

– Может, – отрезал собеседник, – он тогда был участником «Фронта освобождения». Вместе с группой уничтожал этих поселенцев, что пришли на наши земли, чтобы выжить нас. Он тогда положил семерых.

– А как же его освободили-то?

– Сделку заключили с «Хезболла», в обмен на двух важных еврейских заложников.

– И сколько же ему сейчас?

– Сорок пять. И ничего, крепкий мужик. Заявил, что продолжит борьбу. Вот это человек! Говорит, готов встретиться с врагом на поле боя!

– Ну, не знаю, – пожал плечами второй хамасовец, – по мне так лучше пулю в голову, чем гнить за решеткой.

– Пуля тебя сама найдет…

– Скажешь тоже!

Оба помолчали.

– Покурим? – предложил рассказчик, доставая косячок, набитый гашишем.

Второй согласно кивнул, принимая предложение напарника. Тот уже успел затянуться, блаженно закатив глаза. Хихикая и подначивая друг дружку, оба курили «паровозиком» дурь.

Внезапно в воздухе послышался тихий то ли шелест, то ли свист. Один из охранников схватился за горло, в которое вонзилась короткая стрела. Прохрипев что-то невнятное, он упал лицом вниз. Второй охранник даже не успел среагировать на изменения, произошедшие с товарищем, как вторая стрела свалила с ног и его.

Над крышей показался еле различимый в темноте контур крыла-парашюта. Регулируя клевантами посадку, Локис и Гоц в сцепке приземлились на здание. Девушка держала в руке арбалет, лицо украшал прибор ночного видения.

Сев на крышу, они отцепили парашют. Сложив, Локис спрятал его в вентиляционный короб. После этого спецназовцы занялись хамасовцами, сняли с каждого трупа одежду и обыскали карманы. Найденные мелкие личные вещи, мобильные телефоны Владимир аккуратно положил в свои карманы.

Гоц и Локис переоделись в одежду террористов. Суламифь завязала арафатку, помогла сделать то же самое Локису – до этого Владимир никогда не пользовался такой деталью гардероба. Тела убитых трогать не стали, поскольку их все равно не было видно, и, отойдя в сторону, присели у установки. Теперь оставалось ждать рассвета. Пока все шло как нужно.

Сидя рядом с Суламифью, сержант не беспокоился о том, что может произойти завтра. У него не было страха перед неизвестностью. Да, через многое пришлось пройти, чтобы научиться не бояться. Локис действительно особо не забивал голову на тему того, что будет завтра – он думал о матери.

«Нужно будет позвонить все-таки ей завтра. Наверно, уже думает бог весть что. Конечно – собрался ночью и уехал. Ни ответа, ни привета».

Затем его мысли плавно перетекли в другое русло, и он задумался о своем будущем. О том, как много нового и интересного еще будет у него в жизни…

Гоц же, погрузившись в свои мысли, думала о дедушке. Он остался единственным для нее родным человеком. Родители Суламифи погибли в авиакатастрофе, возвращаясь из Испании. У самолета, на котором они летели, вдруг отказал двигатель, и пилот принял единственно верное решение – сажать его на ближайшем маленьком аэродроме в Египте. И, может быть, они бы сели, да только при вынужденной посадке шасси по непонятным причинам застопорились, и самолет, упав на брюхо, раскололся на две части. Еще можно было спасти людей, если бы на аэродроме имелись пожарные машины, которых там тогда не оказалось. И начавшийся пожар охватил пассажиров, спалив всех дотла…

Из родственников у десятилетней Суламифи остался тогда только дедушка, который и вырастил внучку. Конечно, обоих родителей он заменить не мог, но очень старался, чтобы внучке было хорошо.

А сейчас ей подчас приходится обманывать старика. Но ничего не поделаешь… Знал бы он, кем она действительно в армии служит, – волновался бы тогда по-настоящему.

«Все мы родных людей бережем от волнений и тревог, многого не говоря, что-то умалчивая», – подумала Суламифь.

А еще она вдруг подумала о Владимире. И, незаметно для него чуть пододвинувшись, коснулась его плеча, немного прижавшись к нему. Она размышляла о том, как иногда невероятно складываются судьбы людей. Так и сейчас – жизнь свела их вместе, причем таким странным образом.

«Интересно, а я ему нравлюсь?» – подумала девушка, искоса поглядев на Владимира – сильного, мужественного.

– Смотри, вот и рассвет, – произнес Локис, глядя вдаль, где небо, начиная от горизонта, начинало светлеть.

Посмотрев на часы, он добавил:

– Скоро наши клиенты должны появиться.

Дребезжа по ухабам, по пыльной дороге, маневрируя между руинами зданий, к высотному зданию приближался автомобиль, везший Омара Абуиси и трех людей Карвана.

Назад: Глава 37
Дальше: Глава 39

Загрузка...