Загрузка...
Книга: После ссоры п-2
Назад: Глава 116
Дальше: Глава 118

Глава 117

Тесса

– Останешься сегодня со мной? – спрашивает Хардин, не отрывая взгляд от моего лица.

Я сразу киваю.

И когда он начинает натягивать свою футболку, вырываю ее у него и сама в нее переодеваюсь. Он наблюдает за моими действиями, но молчит. Наши отношения всегда были и остаются запутанными, но в этой ситуации – особенно. Я не знаю, кто именно сейчас имеет превосходство. Еще недавно я была расстроена из-за того, что он так подвел меня в свой день рождения, но сейчас вполне уверена, что он ничего такого не делал, – поэтому стараюсь забыть обо всем, что случилось после того, как он повел меня на каток.

Он был так расстроен из-за меня и Зеда, но теперь от его ярости почти не осталось и следа – он не переставая мне улыбается и язвительно шутит. Может, его гнев был вызван тем, как он скучал по мне, и сейчас он рад, что я больше на него не злюсь? Не знаю, в чем причина, но лучше об этом и не спрашивать. Но я бы очень хотела, чтобы мы смогли обсудить с ним вопрос о Сиэтле. Как он на это отреагирует? Знаю, лучше бы вообще ему не рассказывать, но я должна это сделать. Будет ли он рад за меня? Вряд ли. Наоборот, это точно ему не понравится, я уверена.

– Иди сюда, – говорит он, ложась на спину и прижимая меня к груди.

Он нащупывает пульт от телевизора и щелкает каналами, пока не останавливается на каком-то историческом документальном фильме.

– Как провел время с мамой? – спрашиваю я через несколько минут.

Он не отвечает. Я поднимаю голову – он уже крепко спит.

 

Просыпаюсь от того, что мне жарко. Безумно жарко. Хардин лежит сверху, придавливая меня к кровати практически всем своим телом. Я лежу на спине, а Хардин – на животе, положив голову мне на грудь и обняв меня одной рукой, а другую вытянув вдоль тела. Мне этого не хватало: как приятно спать рядом с ним и даже просыпаться в поту от того, что он накрывает меня почти всем телом. Я бросаю взгляд на часы – уже двадцать минут восьмого, будильник прозвенит через десять минут. Я не хочу будить Хардина: он кажется таким спокойным, а на его губах играет легкая улыбка. Хотя он всегда хмурится, даже во сне.

Пытаясь выбраться из постели, не разбудив его, я начинаю убирать его руку, которой он меня обнимает.

– М-м-хм, – ворчит он и открывает глаза, а затем прижимает меня к себе еще сильнее.

Я смотрю в потолок и думаю, не стоит ли просто взять и перекатить его на спину.

– Который час? – спрашивает он сонным голосом.

– Почти половина восьмого, – тихо отвечаю я.

– Вот черт. Нельзя нам сегодня прогулять?

– Нам нет, но тебе – можно. – Я улыбаюсь и провожу рукой по его волосам, слегка массируя ему голову.

– Может, позавтракаем вместо занятий? – предлагает он, поворачиваясь лицом ко мне.

– Ты умеешь торговаться, но я правда не могу. – Хотя я действительно хотела бы пойти.

Он соскальзывает вниз так, что его подбородок оказывается прямо у меня под грудью.

– Хорошо спалось? – спрашиваю я.

– Да, отлично. Я не спал так с тех пор, как… – Он не договаривает.

Я вдруг чувствую, что меня это очень радует, и широко улыбаюсь.

– Я рада, что ты выспался.

– Можно я кое-что расскажу тебе?

Кажется, он еще не до конца проснулся: его глаза блестят, а голос звучит еще более хрипло, чем обычно.

– Конечно. – Я снова начинаю гладить его по голове.

– Когда я был в Англии, у мамы, мне снился сон… ну, кошмар.

Только не это. Внутри у меня все обрывается. Я знала, что ему снова снятся кошмары, но мне все равно больно слышать об этом.

– Мне так жаль, что эти сны опять вернулись.

– Нет, Тесс, они не просто вернулись. Они стали хуже.

Клянусь, в этот момент я почувствовала, как по его телу проходит дрожь, хотя его лицо не выражает никаких эмоций.

– Хуже?

Куда хуже?

– Там была ты, они… делали это с тобой, – говорит он, и от его слов у меня стынет кровь.

– Боже! – Мой голос звучит слабо, даже жалко.

– Да. Это было… это было так хреново. Этот сон был намного хуже, потому что к кошмарам с мамой я привык, понимаешь?

Я киваю и осторожно глажу его по руке, все так же массируя голову.

– После этого я даже не пытался заснуть. Я не давал себе закрыть глаза, потому что не смог бы выдержать это снова. Когда я думаю о том, что кто-то может причинить тебе боль, я просто схожу с ума.

– Мне так жаль.

Его взгляд кажется встревоженным, а мои глаза уже полны слез.

– Не надо жалеть меня.

Он вытирает мне слезы прежде, чем они успевают скатиться по щекам.

– Я и не жалею. Просто это меня расстраивает, потому что я не хочу, чтобы ты так мучился. Но это не жалость.

Это правда, я не жалею его. Я ужасно чувствую себя из-за того, что Хардину, сломленному жизнью Хардину, снятся кошмары, в которых насилуют его мать, и мысль о том, что вместо Триш он видел меня, кажется убийственной. Я не хочу, чтобы ко всем его переживаниям добавились еще и эти мучения.

– Ты же знаешь, что я никому не позволю обидеть тебя? – говорит он, глядя мне в глаза.

– Конечно, знаю, Хардин.

– Даже сейчас, даже если мы никогда не сумеем вернуться к прежнему. Я убью любого, кто только попытается это сделать, понимаешь? – Его слова звучат резко, но тихо.

– Да, – уверяю я его, слегка улыбаясь.

Я не хочу показаться встревоженной его внезапными угрозами, потому что знаю, что так он проявляет свою любовь.

– Хорошо выспаться. – Его настроение немного улучшается, и я киваю в ответ.

– Куда хочешь пойти позавтракать? – спрашиваю я.

– Ты же отказалась, потому что…

– Я передумала. Хочу поесть.

После того как он открылся мне и рассказал о своих кошмарах, я хочу провести это утро с ним – может, он продолжит откровенный разговор. Обычно из него и лишнего слова не вытянешь, но тут он сам захотел поговорить, и это очень много для меня значит.

– Так быстро передумала из-за моей жалкой истории? – говорит он, подняв бровь.

– Не говори так, – хмурюсь я.

– Почему? – Он поднимается и слезает с кровати.

– Потому что это не так. Я передумала не из-за того, что ты сказал, а потому что ты поделился этим со мной. И не смей называть себя жалким. Это неправда.

Он начинает натягивать джинсы, и я тоже встаю.

– Хар-дин, – говорю я, когда он ничего не отвечает.

– Тес-са… – передразнивает он меня, изображая высокий голос.

– Я серьезно, не думай так о себе.

– Знаю, – быстро отвечает он, резко заканчивая этот разговор.

Да, Хардин далек от совершенства, и у него есть свои изъяны, но они есть у всех – и особенно у меня. Как бы мне хотелось, чтобы он сумел забыть о своих недостатках: тогда будущее перестало бы так тревожить его.

– Так что, ты моя на весь день или только на завтрак? – Он наклоняется, чтобы обуться.

– Очень классные, давно хотела тебе сказать. – Я показываю на его черные кроссовки на плотной подошве.

– Э-э… спасибо. – Он завязывает шнурки и встает. Для человека с таким раздутым самомнением он невероятно скромен, когда дело касается комплиментов. – Ты мне так и не ответила.

– Только на завтрак. Все занятия я пропустить не могу. – Я снимаю его футболку и переодеваюсь в свою.

– Хорошо.

– Я только почищу зубы и причешусь, – говорю я, уже одевшись.

Когда я начинаю чистить язык, Хардин стучит в дверь.

– Заходи, – бормочу я с зубной пастой во рту.

– Давно мы этим не занимались, – говорит он.

– Не занимались сексом в ванной? – спрашиваю я.

Почему я это сказала?

– Не-е-ет… я имел в виду, давно не чистили вместе зубы. – Он смеется и достает из шкафчика пасту. – Но если тебе хочется секса в ванной… – подшучивает Хардин, и я закатываю глаза.

– Не знаю, почему я это сказала, просто это было первое, что пришло в голову. – Я не могу не посмеяться над собственной глупостью и болтливостью.

– Ну, приятно это слышать.

Он окунает щетку в воду и больше ничего не говорит. Когда мы оба заканчиваем чистить зубы и я завязываю волосы в хвост, мы спускаемся вниз. Карен и Лэндон сидят на кухне и болтают, завтракая овсянкой.

Лэндон встречает меня теплой улыбкой; похоже, он ничуть не удивился, увидев нас с Хардином вместе. Как и Карен. Даже наоборот, она кажется… довольной? Точно понять не могу, потому что она как раз отпивает кофе, пряча свою улыбку за кружкой.

– Сегодня я отвезу Тессу в кампус, – говорит Хардин Лэндону.

– Хорошо.

– Готова? – Хардин поворачивается ко мне, и я киваю.

– Увидимся на религиоведении.

Я едва успеваю попрощаться с Лэндоном, потому что Хардин почти тащит меня за собой к выходу.

– Куда мы так спешим? – спрашиваю я, когда мы идем к машине.

– Никуда, просто знаю я вас двоих: если вы заведете разговор, мы оттуда так и не выберемся, а добавь к вам еще и Карен, так я вообще умру от голода, пока вы наконец не замолчите. – Он открывает мне дверь, а потом обходит машину и садится за руль.

– Это точно, – улыбаюсь я.

Почти двадцать минут мы спорим, куда нам лучше поехать – в «АЙХОП» или «У Денни», – и наконец решаем, что все же в «АЙХОП». Хардин утверждает, что они готовят самые вкусные французские тосты, но я не поверю, пока сама не попробую.

– Столик освободится только через десять-пятнадцать минут, – говорит нам невысокая женщина с голубым шарфом, повязанным вокруг шеи.

– Ладно, – говорю я одновременно с Хардином, который спрашивает:

– Почему?

– Сейчас много посетителей, и все столики заняты, – с милой улыбкой объясняет она.

Хардин закатывает глаза, а я тащу его за собой, чтобы присесть на скамейку у входа.

– Рада видеть, что ты вернулся, – шучу я.

– В смысле?

– В смысле, быстро заводишься.

– А когда я не заводился?

– Ну, когда мы ходили на свидание и частично вчера вечером.

– Вчера я разгромил твою спальню и наорал на тебя.

– Знаю, я просто пыталась пошутить.

– Ну, в следующий раз пусть шутка будет смешная, – бурчит он, но я вижу, как он ухмыляется.

Наконец мы садимся за столик, и наш заказ принимает парень с чересчур длинной для официанта бородой. Когда он уходит, Хардин недовольно ворчит и говорит, что если он обнаружит в еде хоть один волосок, он за себя не отвечает.

– Просто хотел показать тебе, что все еще умею заводиться, – напоминает он, и я хихикаю в ответ.

Я рада, что он пытается вести себя вежливее, но при этом мне нравится его позиция, его равнодушное отношение к тому, что о нем думают другие люди. Вот бы некоторые эти качества передались и мне. Пока готовят наш заказ, он успевает составить целый список того, что ему не нравится в этом кафе.

– Почему ты не можешь просто прогулять весь день? – спрашивает Хардин, засовывая в рот огромный кусок тоста.

– Потому что… – начинаю я.

Ну, понимаешь, потому что в середине семестра я перевожусь в другой университет и не хочу все усложнять, теряя баллы за посещение.

– Не хочу проблем с экзаменами, – отвечаю я.

– Это же универ, никто не ходит на занятия, – уже в сотый раз с момента нашего знакомства повторяет он.

– Разве тебе не хочется на йогу? – смеюсь я.

– Нет. Совсем не хочется.

Мы доедаем завтрак, и Хардин, все еще в хорошем настроении, везет меня в кампус. Его телефон вибрирует, но он не обращает на него внимания. Я думаю, не взять ли мне трубку за него, но у нас все идет так хорошо – не стоит это портить. Когда мобильный звонит в третий раз, я наконец спрашиваю:

– Не собираешься ответить?

– Нет, пусть перейдет на голосовую почту. Это наверняка мама. – Он поднимает телефон и показывает мне экран.

– Видишь, она оставила сообщение. Послушаешь? – просит он.

Мое любопытство пересиливает, и я беру телефон у него из рук.

– На громкую связь, – напоминает он.

– У вас семь новых голосовых сообщений, – сообщает механический голос, когда Хардин паркуется.

Он недовольно пыхтит.

– Вот поэтому я их и не проверяю.

Я нажимаю цифру один, чтобы послушать.

«Хардин… Хардин, это Тесса. Я…»

Я пытаюсь нажать на кнопку отбоя, но Хардин вырывает у меня мобильный.

О господи!

«В общем, мне надо поговорить с тобой. Я сейчас сижу в машине и понимаю, что я запуталась…»

Мой голос звучит истерично, и мне хочется провалиться на месте.

– Пожалуйста, выключи, – прошу его я, но он берет телефон в другую руку, чтобы я не могла до него дотянуться.

– Что это? – спрашивает он, глядя на мобильный.

«Почему ты даже не пытался позвонить мне? Ты просто дал мне уйти, и вот теперь я устраиваю жалкую сцену и рыдаю в трубку. Мне нужно знать, что с нами случилось. Почему в этот раз все по-другому, почему мы не выяснили все до конца? Почему ты не стал бороться за меня? Я заслуживаю счастья, Хардин».

В машине звучит только мой идиотский голос, не давая мне вырваться наружу.

Я сижу молча и смотрю на свои руки. Это так унизительно – я уже почти забыла об этом сообщении. Лучше бы он вообще не слышал его и в особенности сейчас.

– Когда это было?

– Когда ты уезжал.

Он тяжело выдыхает и выключает сообщение.

– Из-за чего ты тогда сказала, что запуталась? – спрашивает он.

– Вряд ли тебе хочется об этом знать, – отвечаю я, прикусывая губу.

– Хочется. – Хардин отстегивает ремень и поворачивается ко мне лицом.

Я поднимаю на него взгляд и пытаюсь придумать, как лучше сказать об этом.

– Это было тем вечером… когда я целовалась с ним.

– Понятно. – Он отводит глаза.

Мы так хорошо провели утро, но мое идиотское сообщение, которое я оставила в порыве эмоций, все испортило. Но тогда я была в невменяемом состоянии.

– До того, как ты его поцеловала, или после?

– После.

– Сколько раз вы целовались?

– Один.

– Где?

– У меня в машине, – выдавливаю я.

– А потом? Что было после того, как ты оставила сообщение? – говорит он, держа телефон между нами.

– Я вернулась к нему в квартиру.

Как только я произношу эти слова, Хардин опускает голову, утыкаясь в руль.

– Я…

Он поднимает палец, перебивая меня.

– Что случилось у него дома? – Он закрывает глаза.

– Ничего! Я расплакалась, потом мы смотрели телевизор.

– Ты врешь.

– Нет, не вру. Я спала на диване. В его комнате я ночевала только в тот раз, когда пришел ты. Не было ничего, кроме того поцелуя и нашей встречи за ланчем несколько дней назад, когда он пытался поцеловать меня, но я его остановила.

– Он опять пытался поцеловать тебя?

Вот черт.

– Да, но он понимает, что я чувствую к тебе. Я знаю, что устроила настоящую неразбериху – извини меня за то, что я вообще проводила с ним время. У меня нет никакого оправдания, но я прошу прощения.

– Ты ведь помнишь, что сказала мне? Про то, что будешь держаться от него подальше?

Он поднимает голову от руля; его дыхание кажется ровным, даже слишком ровным.

– Да, помню.

Мне не нравится, когда мне указывают, с кем можно или нельзя общаться, но я наверняка ожидала бы того же от него, окажись в такой ситуации на его месте – а такое в последнее время случалось нередко.

– Теперь я знаю все подробности и больше не хочу об этом говорить, хорошо? Я серьезно… даже не желаю слышать, как ты произносишь его чертово имя. – Он пытается сохранять спокойствие.

– Ладно, – соглашаюсь я и тянусь к нему, чтобы взять его за руку.

Я тоже не хочу больше обсуждать это: мы оба сказали все, что нужно было сказать, и возвращение к этой теме создаст лишь очередные ненужные проблемы в наших и так испортившихся отношениях. Мне даже легче от того, что в этот раз причина во мне. Не хватает еще того, чтобы у Хардина появился повод относиться к самому себе с еще большим презрением.

– Нам лучше поспешить, – наконец говорит он.

От его холодного тона у меня сжимается сердце; он отпускает мою руку, но я молчу. Он провожает меня до корпуса факультета философии, я пытаюсь найти в толпе Лэндона, но не вижу. Наверное, он уже зашел.

– Спасибо за завтрак, – благодарю я и забираю у Хардина свою сумку.

– Да не за что.

Он пожимает плечами, и я пытаюсь улыбнуться в ответ.

Он берет меня за руку и с силой прижимается к моим губам – только он один может так показывать, что я принадлежу ему.

– Увидимся после занятий. Я люблю тебя, – на выдохе говорит он и уходит.

Пытаясь отдышаться, я с улыбкой захожу в корпус.

Назад: Глава 116
Дальше: Глава 118

Загрузка...