Загрузка...
Книга: После ссоры п-2
Назад: Глава 110
Дальше: Глава 112

Глава 111

Хардин

Эта квартира кажется просто чертовски пустой.

Находиться здесь без нее невыносимо. Мне не хватает того, как она клала ноги мне на колени, читая учебник, а я делал вид, что работаю, хотя на самом деле украдкой смотрел на нее. Мне не хватает того, как она меня доставала, тыкая ручкой, и когда я вырывал ее и поднимал над ее головой, она делала вид, что разозлилась, но на деле просто пыталась привлечь мое внимание. Она забиралась ко мне на колени, чтобы отобрать ручку, и каждый раз это заканчивалось одинаково, что мне очень даже нравилось.

– Черт, – говорю я самому себе и откладываю папку в сторону.

Я сегодня ни хрена не сделал – как и вчера, как и, собственно, в последние две недели.

Меня все еще жутко злит, что вчера она мне так и не ответила, но больше всего на свете я сейчас хочу просто увидеть ее. Она сейчас наверняка дома у моего отца, так что надо поехать туда и поговорить с ней. Если я позвоню и она не возьмет трубку, это еще больше меня встревожит, поэтому лучше просто заехать.

Знаю, по идее, я должен дать ей свободу, но… к черту эту свободу. Эта тактика не для меня, и, надеюсь, она со мной согласна.

Я добираюсь до дома отца к семи часам, но машины Тессы там нет.

Какого черта?

Наверное, она пошла с Лэндоном в магазин, или в библиотеку, или еще там куда-нибудь. Но увидев, что Лэндон сидит на диване с учебником, понимаю, что это не так. Ну отлично.

– Где она? – спрашиваю я, как только захожу в гостиную.

Я едва не сажусь рядом, но решаю, что лучше постоять. Если я сяду рядом с Лэндоном, это будет чертовски странно.

– Не знаю, я ее еще сегодня не видел, – отвечает он, почти не отрывая взгляд от книги.

– Ты с ней не говорил? – спрашиваю я.

– Нет.

– Почему?

– А почему я должен с ней говорить? Не все же ее преследуют, – улыбается он.

– Заткнись, – раздраженно говорю я.

– Я правда не знаю, где она, – объясняет Лэндон.

– Ну, тогда я подожду здесь… наверное.

Я иду на кухню и сажусь за стол. Если он и стал мне немного нравиться, это еще не значит, что я буду сидеть рядом и смотреть на него, пока он делает домашнюю работу.

На столе стоит блюдо с растекшимся шоколадным комом, из которого торчат свечки – один и три. И эта штука – чей-то именинный торт?

– Это что за дерьмовый торт тут стоит? – кричу я.

Я не могу понять, чье имя написано на нем белой глазурью – если это вообще имя.

– Это твой дерьмовый торт, – отвечает Карен. Я поворачиваюсь и вижу, что она язвительно усмехается.

Я даже не видел, как она зашла.

– Мой? Тут же тринадцать, а не двадцать один.

– Других свечек я не нашла, но Тессе понравилась эта идея, – объясняет она.

Ее голос звучит как-то не так. Она злится, что ли?

– Тесса? Ничего не пойму.

– Она приготовила его вчера вечером, когда ждала тебя, – говорит она, а затем отворачивается и начинает резать курицу.

– Но я не приезжал.

– Знаю, а она тебя ждала.

Смотрю на этот ужасный торт и чувствую себя полным идиотом. Почему она решила приготовить торт, не пригласив меня прийти? Мне никогда не понять эту девушку. Чем дольше я смотрю на шоколадную массу, тем приятнее она мне кажется. Конечно, вид у нее не очень, но вчера торт наверняка был красивым – пока не простоял тут весь день.

Я представляю, как она смеется, втыкая в него эти свечки с неподходящими цифрами. Представляю, как она слизывает тесто с ложки и морщит лоб, стараясь написать кремом мое имя.

Она приготовила мне торт, а я пошел на эту гребаную вечеринку. Ну не идиот?

– Где она сейчас? – спрашиваю я у Карен.

– Даже не представляю и не знаю, будет ли она к ужину.

– Можно мне остаться? На ужин?

– Конечно, можно, ты еще спрашиваешь, – с улыбкой отвечает она.

Эта улыбка показывает ее настоящий характер: она, должно быть, считает меня настоящим засранцем, но все равно улыбается и радуется моему желанию поужинать с ними.

 

К тому времени, когда мы садимся за стол, я уже, на хрен, схожу с ума от волнения. Я ерзаю на стуле, каждую секунду выглядываю в окно, собираюсь набрать ее номер хоть тысячу раз, пока она не ответит. Просто схожу с ума, черт возьми.

Отец обсуждает с Лэндоном следующий бейсбольный сезон. Вот бы они оба заткнулись, на фиг.

Да где она, блин?

Я достаю телефон, собираясь наконец отправить ей сообщение, и слышу, как открывается входная дверь. Я машинально вскакиваю со стула, и все на меня смотрят.

– Чего? – рявкаю я и иду в гостиную.

Когда она, едва не спотыкаясь, заходит внутрь, держа в руках книги и нечто похожее на лист картона, чувствую, что мне становится легче.

Она видит меня, и у нее из рук все падает на пол. Я подбегаю и помогаю ей все собрать.

– Спасибо. – Она забирает у меня книги и идет к лестнице.

– Куда ты?

– Отнести все в комнату… – повернувшись, отвечает она, но затем снова отворачивается.

Раньше я бы просто начал с ней ругаться, но сейчас, хотя бы один раз за все время, надеюсь без криков выяснить, в чем проблема.

– Ты будешь ужинать? – спрашиваю я ей вслед.

– Да, – лаконично говорит она, не обернувшись.

Я ничего не говорю в ответ и возвращаюсь в столовую.

– Она скоро придет, – объясняю я остальным.

Честное слово, я заметил, как Карен улыбается, но когда я перевожу на нее взгляд, ее улыбка исчезает.

Через несколько минут, которые показались мне часами, Тесса наконец садится за стол рядом со мной. Надеюсь, это хороший знак.

Но я быстро понимаю, что ничего хорошего в этом нет, потому что она не сказала мне ни слова и почти ничего не съела.

– Я почти все уладил с документами для университета в Нью-Йорке. Сам еще не могу поверить, – говорит Лэндон, и его мама с гордостью улыбается.

– Но семейных льгот ты там уже не получишь, – шутит отец, но по-настоящему смеется в ответ только Карен.

Тесса и Лэндон, двое вежливых подлиз, тоже улыбаются и смеются, но я-то знаю, что они только притворяются.

Когда отец снова начинает говорит про спорт, я, пользуясь моментом, пытаюсь заговорить с Тессой.

– Я видел торт… я не знал… – шепчу я.

– Не надо. Только не сейчас, прошу тебя. – Она хмурится, показывая, что вокруг нас люди.

– Тогда после ужина? – спрашиваю я, и она кивает.

Меня бесит, как она ковыряется в своей тарелке: хочется просто наколоть всю картошку на вилку и засунуть ей в рот. Вот поэтому у нас столько проблем – я сижу и мечтаю насильно ее накормить. Отец пытается вовлечь нас всех в беседу и рассмешить своими шутками, но получается у него хреново. Изо всех сил стараюсь не обращать на него внимания и доедаю свою порцию.

– Все очень вкусно, милая, – хвалит отец Карен, когда она начинает убирать со стола. Он смотрит на Тессу, потом снова на свою жену. – Может, возьмем Лэндона и съездим втроем в «Дэйри куин»? Давно я там не был…

Карен кивает ему с притворным энтузиазмом, а Лэндон спешит помочь ей все убрать.

– Мы можем поговорить? – удивляет меня Тесса своим вопросом, вставая из-за стола.

– Да, конечно.

Я иду за ней наверх, и мы заходим в комнату, которая здесь стала уже ее.

Она закрывает за мной дверь, и я пока не могу понять, собирается ли она закричать или заплакать.

– Я видел торт… – Я решаю заговорить первым.

– Неужели? – Она садится на край кровати; ее голос звучит практически равнодушно.

– Да… это… так мило с твоей стороны.

– Да…

– Прости, что пошел на вечеринку и не предложил тебе провести время вместе.

Она ненадолго закрывает глаза и делает глубокий вдох, а затем открывает их.

– Хорошо, – все так же монотонно отвечает она.

Когда я вижу, каким пустым взглядом она смотрит в окно, у меня по телу проходит дрожь. Она выглядит так, будто кто-то лишил ее всех жизненных сил…

Кто же?

Я.

– Мне правда очень жаль. Я не думал, что ты захочешь увидеться, – ты же сказала, что будешь занята.

– И с чего ты так думал? Я ждала, пока твои «полчаса» не растянулись на весь вечер.

Ее голос по-прежнему лишен эмоций, и от этого по спине у меня пробегают мурашки.

– О чем ты?

– Ты сказал, что приедешь, и не приехал. Все очень просто.

Лучше бы уж она на меня накричала.

– Я этого не говорил. Я спрашивал, хочешь ли ты пойти на вечеринку, а потом вчера вечером прислал тебе сообщение и звонил, но ты не ответила.

– Ну надо же. Видимо, ты серьезно напился, – медленно проговаривает она, и я подхожу к ней вплотную.

Хотя я стою прямо перед ней, она на меня не смотрит. Она пристально глядит куда-то вдаль, и это меня тревожит. Я привык к ее гневу, к ее упрямству, к ее слезам… но только не к этому.

– Что ты имеешь в виду? Я звонил тебе…

– Да, в полночь.

– Понимаю, я не такой сообразительный, как ты, но сейчас я просто в чертовом тупике, – говорю я.

– Почему ты передумал? Почему не пришел? – спрашивает она.

– Я не знал, что должен был прийти. Я написал тебе «Привет», но ты не ответила.

– Я ответила, и ты потом тоже. Ты сказал, что тебе скучно и спросил, можно ли приехать ко мне.

– Нет… я такого не отправлял.

Она что, была пьяная?

– Отправлял. – Она подает мне свой мобильный.

«Скукота. Можно я приеду?»

«Да, через сколько будешь?»

«Через полчаса».

Что за хрень?

– Я это тебе не писал, это не я. – Я проигрываю в голове прошлый вечер. Она ничего не говорит, молча ковыряет ногти. – Тесса, если бы я получил от тебя хоть малейший намек на то, что ты меня ждешь, я бы обязательно приехал.

– Ты серьезно говоришь, что не присылал мне эти сообщения, когда я тебе только что их показала? – едва не смеется она.

Я хочу, чтобы она закричала на меня: когда она кричит, я хотя бы понимаю, что ей это небезразлично.

– Мне еще раз повторить? – сердито говорю я.

Она молчит, а потом спрашивает:

– Тогда кто их отправил?

– Я не знаю… блин, я не знаю, кто… Зед! Вот кто это был, черт возьми, Зед!

Этот ублюдок отдал мне мой телефон, обнаружив его на диване: судя по всему, это он написал Тессе от моего имени, обманом заставив ее ждать меня.

– Зед? Ты правда пытаешься обвинить во всем Зеда?

– Да! Именно это я и делаю. Когда я ушел, он сидел на диване, а потом принес мне мой мобильный. Я уверен, что это он, Тесса, – объясняю я.

В ее взгляде я вижу смятение и на мгновение чувствую, что она готова поверить мне, но она качает головой…

– Не знаю… – будто себе под нос говорит она.

– Если бы я пообещал, что приду, я точно пришел бы, Тесса. Я так стараюсь, чертовски стараюсь показать тебе, что я могу измениться. Я ни за что не подвел бы тебя, Тесса. Все равно вечеринка была скучная, и мне было хреново без тебя…

– Неужели? – Она повышает голос и встает с кровати.

Начинается.

– А когда пришли стриптизерши, тебе тоже было хреново? – кричит она.

Черт.

– Да! Я сразу ушел, как только они появились! Постой… Откуда ты вообще про них знаешь?

– Какая тебе разница? – возмущенно отвечает она.

– Разница есть! Это был он, понимаешь? Это был Зед! Он забивает тебе голову всем этим дерьмом, чтобы ты разочаровалась во мне! – кричу я в ответ.

Черт, я знал, что он что-то замышляет. Только не ожидал, что он пойдет на такую низость. Он отправил ей сообщения с моего телефона, а потом удалил их. Он правда настолько тупой, чтобы опять лезть в мои отношения? Я найду этого ублюдка и…

– Это не он! – перебивает она своим криком мои яростные мысли.

Твою ж мать!

– Ладно, тогда давай позвоним твоему дорогому Зеду и спросим у него.

Я беру ее телефон и нахожу его имя… в списке избранных номеров. Черт возьми, хочется разбить ее мобильный прямо об стену.

– Не звони ему, – возмущенно говорит она, но я не обращаю на это внимания.

Он не берет трубку. Офигенно.

– Что еще он тебе сказал? – Я сейчас, на хрен, взорвусь от злости.

– Ничего, – говорит она.

– Ты не умеешь врать, Тесса. Что еще он тебе сказал?

Скрестив руки, она злобно смотрит на меня. Я жду ее ответа.

– Ну?

– Что ты был у Джейса, когда я осталась у него ночевать.

Мой гнев готов вырваться из-под контроля.

– Хочешь, скажу, кто постоянно бывает у Джейса, Тесс? Гребаный Зед – вот кто. Они постоянно тусуются вместе. Я пошел к нему, чтобы спросить насчет тебя и Зеда, потому что ты вдруг явно захотела переспать с ним.

– Переспать? Я ни с кем не собиралась спать! Я оставалась там несколько раз, потому что мне приятно с ним общаться и он всегда очень добр ко мне! В отличие от тебя!

Она подходит ближе ко мне.

Я хотел, чтобы она накричала на меня, и теперь ее не остановить, но это лучше, чем когда она просто сидела и смотрела в одну точку.

– Он не такой замечательный, как ты думаешь, Тесса! Как ты этого не понимаешь! Он морочит тебе голову всей этой хренью, чтобы соблазнить тебя. Он хочет с тобой переспать, вот и все. Не льсти себе, думая, что он… – Я заставляю себя замолчать. Я правда хотел сказать все это – кроме последнего предложения. – Я не это имел в виду, – говорю я, стараясь поддержать в ней гнев, а не грусть.

– Ну, конечно. – Она закатывает глаза.

Поверить не могу, что причина этой ссоры – Зед. Просто невероятно: я сказал, чтобы она держалась от него подальше, но она такая жутко упрямая, что ни хрена меня не слушает.

По крайней мере, она сказала, что не спала с ним, когда несколько раз оставалась там… несколько?

– Сколько раз ты у него ночевала? – спрашиваю я, надеясь, что все же ослышался.

– Ты и так знаешь.

С каждой секундой она злится все больше, и я тоже.

– Мы можем поговорить об этом спокойно? Потому что я вот настолько чертовски близок к тому, чтобы, на хрен, сорваться, а от этого ничего хорошего нам обоим не будет.

Я сжимаю пальцы в щепотку, чтобы подчеркнуть свои слова.

– Я пыталась, но ты…

– Ты можешь замолчать хотя бы на две секунды и послушать меня? – кричу я, проводя рукой по волосам.

И что удивительно, она делает вовсе не то, чего от нее ожидал. Она подходит к кровати, садится на край и молчит.

Я правда не знаю, что сказать и с чего начать, потому что не думал, что она действительно захочет меня слушать.

Я иду ближе к ней и становлюсь прямо напротив; она смотрит на меня с непонятным выражением лица, и я еще немного хожу взад-вперед, прежде чем начинаю говорить.

– Спасибо. – Я вздыхаю, облегченно и расстроенно. – Ладно… в общем, все это чертовски запутанно и хреново. Ты думала, что я захотел приехать, а потом продинамил тебя. Пора бы уже понять, что я такого не сделал бы.

– Неужели? – перебивает она.

Не знаю, как можно ожидать от нее этого понимания, когда я столько раз ее подводил.

– Ты права… но послушай, – говорю я, и она закатывает глаза.

– Вечеринка была невероятно отстойной, и я даже не пошел бы на нее, если бы ты была против. Я ничего не пил – ну, сделал один глоток, но не больше. Я не общался с другими девчонками, я почти не отвечал на приставания Молли, и я точно не развлекался с чертовыми стриптизершами. На хрена мне понадобилась бы какая-то стриптизерша, если у меня есть ты?

Она немного успокаивается и уже не смотрит на меня так, будто хочет отрубить мне голову. Уже неплохо.

– Не то чтобы я уже вернул тебя… но я изо всех сил стараюсь это сделать. Мне не нужен никто другой. И, более того, я хочу, чтобы и тебе не был нужен никто другой. Не знаю, почему ты сразу побежала к Зеду. Да, он так добр с тобой, бла-бла-бла… но он завравшийся ублюдок.

– Он не сделал ничего, чтобы я так подумала, Хардин, – настаивает она.

– Он отправлял тебе сообщения от моего имени, он нарочно рассказал тебе про стриптизерш…

– Я даже рада, что узнала про них. И ты не можешь знать точно, что это он писал с твоего мобильного.

– Я бы все рассказал тебе, если бы ты взяла трубку. Я не знал, в чем дело. Не подозревал, что ты приготовила мне торт и ждала меня. Ты и так с трудом замечаешь, как я стараюсь, а тут еще он вмешивается в наши отношения и внушает тебе весь этот бред.

Она молчит.

– Так что мы будем делать дальше, Тесса? Мне надо знать, потому что этот чертов замкнутый круг меня убивает и я больше не могу держаться от тебя на расстоянии.

Я становлюсь перед ней на колени и ловлю ее взгляд в ожидании ответа.

Назад: Глава 110
Дальше: Глава 112

Загрузка...