Загрузка...
Книга: Право на ошибку (апокалипсис-ст)
Назад: Глава 9
Дальше: От автора

Эпилог

День только-только начинался, а висящее в безоблачном небе солнце уже щедро поливало лучами кварталы недавно проснувшегося города. Несмотря на утро, улицы были полны народу – город жужжал, как большой улей, выпускающий во все стороны спешащих по своим делам людей.

Они толкались, ругались, смеялись, ругались, стоя в километровых пробках, и во всей этой суматохе никому не было дела до одиноко сидящего на лавочке молодого человека. Парень расположился вольготно, закинув ногу на ногу, посасывая сигарету, и блаженно жмурился, подставляя лицо утреннему солнышку. Обычный на вид молодой человек, каких миллионы по всей стране. Вот только седая голова и шрам, пересекающий щеку до самого подбородка, выбивались из общей картинки.

Со стороны казалось, что парень дремлет. Но это было не так. И поза и движения говорили о сиюминутной готовности отпрыгнуть в сторону, чтобы встретить лицом к лицу внезапную угрозу.

Вот и сейчас он без труда почувствовал приближающегося к нему человека. Но виду не подал, продолжил спокойно сидеть, запрокинув голову.

– Загораешь? – пошутил подходящий к нему парень примерно такого же возраста, только ниже ростом и щуплого телосложения. Со стороны казалось, что такого можно соплей перешибить.

– Ага, – ответил седой.

– Не жарко?

– Ты знаешь… так долго не видел нормального солнца, что мне оно любое в радость. Все никак не привыкну.

– Это точно. Я первые месяцы вообще спать не мог, все дергался, как шизик. Ну да ничего. Пройдет.

С этими словами собеседник плюхнулся на лавку, одновременно хлопая паренька по подставленной руке.

– Как дела?

– Нормально, – вяло отозвался седовласый. – Движется потихоньку.

– Видел? – спросил щуплый, доставая сигареты.

– Вон. Барышню выгуливает.

– Да ну? Классная?

– Не то слово. Клеопатра прям. Аж жалко от такой отрывать.

Щуплый проследил взглядом в направлении, указанном седым. На противоположной стороне маленького скверика, где расположились собеседники, гуляла парочка. Парень заботливо нес сумочку красивой шатенки, не переставая ей что-то рассказывать. Та заливисто смеялась, изредка постреливая в его сторону лукавым взглядом.

– Да-а-а, – завистливо протянул щуплый. – Я всегда удивлялся, как он так на людей влияет?

– Харизма, – предположил седой. – И умение руководить. Вот и все.

– Я, между прочим, тоже покомандовал всласть.

– Ты другой, Вов. Ты друг, свой парень. А он лидер. Это разные вещи.

– Короче, философ, – перебил собеседника тот, кого назвали Володей. – Что ты узнал?

– Порядок. Все интернет-форумы забиты предложениями за три сотни зеленых прокатиться по Чернобыльской зоне.

– Ну?

– Баранки гну, – отшутился седой. – Я записал нас на двадцать пятое число. Так что все в порядке. Готов?

Щуплый шутливо приподнял руку в старом пионерском салюте. «Всегда готов!» – выкрикнул он полузабытый девиз.

– А что с нашим другом? – кивнул он в сторону молодого человека.

Седой сделал глубокую затяжку и выбросил окурок:

– Аспирант кафедры ядерной физики, защитил кандидатскую. Холост. Любимые виды развлечения: страйкбол, экстремальный туризм. В последнее время очень сильно интересуется Чернобыльской катастрофой и всем, что с ней связано.

– Ну тогда понятно, откуда ноги растут!

– Точно, – согласился седой. – У тебя все готово?

– Обижаешь, – хмыкнул щуплый. – Как в аптеке. Оружие и боеприпасы я закопал недалеко от КПП. При их системе контроля можно хоть танк протащить.

– Нет, танк нам не поможет.

– Согласен. Где взрывчатку взять, мы и так знаем. Карта – дело десятое. По тем маршрутам мне еще лет сто с закрытыми глазами ходить можно, на всю жизнь запомню.

– Как думаешь, он согласится? – седой с сомнением посмотрел на парочку.

Щуплый кивнул.

– На все сто. Он же авантюрист. Хлебом не корми – дай поразвлечься.

– Когда думаешь с ним поговорить?

– Завтра. Встречу после работы.

– Хорошо! Ну тогда давай прощаться. Надо еще с делами разобраться – расчет и все такое…

– До встречи.

– Счастливо.

Друзья пожали друг другу руки и разошлись.

– Чика! – седой вдруг резко обернулся и внимательно посмотрел на друга. – Как ты думаешь, у нас получится?

Тот пожевал губами и ответил:

– Должно получиться, Стас, обязательно должно. Иначе Антиквар снова умрет зря.

Стас кивнул и зашагал прочь.

«Должно получиться!» – раз за разом, словно мантру, он повторял про себя эту фразу, пока другие мысли не вытеснили ее из сознания.

* * *

Внезапный порыв холодного ветра заставил профессора Кайманова, стоящего на возвышении, поежиться. Передернув плечами, пожилой мужчина укутался в плащ и устремил взгляд в сторону падающего за горизонт солнечного диска. Через несколько секунд он без труда отыскал три маленькие фигурки, следующие гуськом навстречу угасающему дню. Люди неспешно шли, пригибаясь под тяжестью заплечных мешков. Внезапно один из троицы остановился и посмотрел в его сторону. Старик рефлекторно дернулся, опасаясь, будто человек может его увидеть.

– Не волнуйся, – раздался голос. – Он тебя не заметит. Далеко.

Профессор повернулся к говорившему.

– Ты чересчур самоуверен, Варан.

– Не называй меня так, прошу тебя, – поморщился собеседник. – Я только начал отвыкать от этого имени.

– Не стоит зарекаться, – улыбнулся Кайманов. – Вдруг не справятся?

– Справятся, – хмыкнул Варан. – Уверен.

– Мне показалось? Изначально ты высказывал очень большие сомнения в успехе этой тройки, – поддел его собеседник.

– Я ошибался.

– Кто мог подумать, что человеческая алчность превысит все допустимые пределы?

– Тебе-то переживать не стоит, – рассмеялся Варан. – Это я уже в третий раз меняю свое обличье. Как думаешь – приятно возвращаться в эту грязь? Не хочется…

– Понимаю, – усмехнулся профессор. – Мне кажется, изначально стоило свести их втроем.

– Кто ж знал? – развел руками его собеседник.

Говорившие ненадолго замолчали, думая каждый о своем.

– Скажи, – после недолгой паузы нарушил молчание Варан. – Почему ты не ушел сразу?

– У меня не было выхода, Илья, – старик впервые назвал собеседника по имени. – Когда я понял, что дело зашло слишком далеко, мне сразу указали – строить планы не стоит. И на всякий случай пригрозили расправой. Семья ведь ни в чем не виновата, понимаешь?…

Варан кивнул.

– Пришлось работать скрепя сердце, – продолжил Кайманов. – Но даже я оказался не в силах предвидеть возможные последствия.

– …Лишив меня здоровья, кожи и многого другого. Хотя винить тебя особо не в чем, такая судьба.

– Теперь есть шансы ее изменить. У каждого из нас есть право на ошибку. И я хочу его использовать, положив конец тому, что еще не началось.

– Надеюсь…

– А что нам остается? – пожал плечами профессор. – Хочу тебя спросить…

– Да?

– А что за цирк ты устроил тогда у Могильника?

– Проверка на вшивость. Хотелось знать, из какого теста этот оплотовец сделан.

– Удалось?

– Вполне.

– Ты рисковал. А вдруг бы он выстрелил?

– Сомневаюсь, – отрезал собеседник. – Я же все-таки темный. Правда, в прошлом. Или в будущем?

– Опять этот твой юмор, – вздохнул профессор. – Не можешь не съязвить.

– Имею право, – серьезно проговорил Варан. – Ты искалечил меня. И хотя сейчас я выгляжу нормальным – не факт, что это не повторится снова.

Возникла пауза. Никто не решался заговорить.

– Мне пора, – наконец сказал темный. – Нужно отвезти образцы в институт. Ты идешь?

– Позже.

– Как знаешь, – Варан протянул руку и, повернувшись, зашагал прочь.

Профессор бросил прощальный взгляд за горизонт. Фигуры давным-давно исчезли, а он все стоял, еле слышно шевеля губами.

Пока еще действующий руководитель НПО «Геофизика», чьими руками было создано самое мощное в мире оружие, еще раз внимательно посмотрел на запад и, нахмурившись, прошептал: «Господи, хоть бы ты успел, Стас! Хоть бы успел…»

Он наконец-то получил шанс сбросить с плеч тяжелое бремя ответственности за когда-то содеянное зло. Как ни крути, а для достижения своей, хоть и благой, но все же эгоистичной цели пришлось использовать оплотовца. Не посвященный в чужие тайны молодой паренек обрел возможность изменить ход истории. Игра стоила свеч.

Поплотнее запахнувшись в плащ, профессор направился к стоящей внизу машине. Подойдя к ней, посмотрел по сторонам и пронзительно свистнул. Через минуту из ближайших кустов показалась странная собачья морда.

– Ну что, Дружок, идем? – профессор приглашающе открыл дверь. – Уже темнеет, а дорога дальняя.

Собака несколько секунд внимательно смотрела на хозяина, затем оскалилась, словно улыбнулась, и в два прыжка преодолела расстояние от кустов до дороги, мигом скрывшись в теплом салоне автомобиля.

Профессор сел на водительское место, запустил двигатель. Переключил передачу, выжал газ – и джип покатил по раскисшей дороге, разбрасывая комья грязи.

Назад: Глава 9
Дальше: От автора

Загрузка...