Загрузка...
Книга: Спецназ России (вежливые люди (эксмо))
Назад: 3.2.2. Принципы специальных действий
Дальше: Приложения

3.2.3. Правовое обеспечение специальных действий

В соответствии с Законом Российской Федерации «О безопасности» государство, являясь основным субъектом обеспечения безопасности, возлагает на себя функцию обеспечить безопасность каждого гражданина на территории Российской Федерации и гарантировать защиту и покровительство гражданам России, находящимся за ее пределами. Обеспечение безопасности согласно статье 4 этого же закона достигается проведением единой государственной политики, системой мер экономического, политического, организационного и иного характера, при этом военные меры не упомянуты в тексте даже в самом общем виде.

Одной из важнейших функций государства и элементом безопасности является также оборона, которая, согласно Закону «Об обороне», организуется и осуществляется в соответствии с международным правом, Конституцией Российской Федерации, действующим законодательством и военной доктриной Российской Федерации. При этом в Законе «под обороной понимается система политических, экономических, военных, социальных, правовых и иных мер по обеспечению готовности государства к защите от вооруженного нападения, а также собственно защиты населения, территории и суверенитета Российской Федерации».

Таким образом, если в первом законе государство декларирует свою обязанность защищать каждого гражданина России, в том числе и находящегося за границей, системой невоенных мер, то во втором право на защиту с применением военных мер имеет уже только население, а не граждане Российской Федерации как на территории России, так и за ее пределами.

Закон «О внешней разведке» вообще исключает применение какого-либо насилия для решения вопросов внешней разведки, где говорится, что «методы и средства разведывательной деятельности не должны причинять ущерб жизни и здоровью людей и окружающей среде».

К чему на практике ведет такое правовое обеспечение вопросов безопасности, обороны и разведки, показывает ситуация с российскими военнопленными, заложниками и другими гражданами Российской Федерации, удерживаемыми насильно по иным причинам, в том числе за рубежом. К какой категории принадлежат солдаты и офицеры, попавшие в плен в Афганистане и Чечне, кем были российские летчики в Кандагаре, кем являются захваченные заложниками в Чечне другие российские граждане? Они – граждане России или население? Какой из законов должен вступить в силу, являясь правовой основой их освобождения? Какое ведомство должно было на практике реализовать соответствующие требования законов по вызволению летчиков, если Министерство иностранных дел свои возможности исчерпало? Есть ли вообще такие требования у законов?

Множество подобных вопросов возникло в связи с внутрироссийским вооруженным конфликтом в Чечне. Сейчас уже очевидно, что специальные операции, проводимые в первой кампании против чеченских боевиков, по своему содержанию являлись общевойсковыми, с привлечением сил и средств различных видов вооруженных сил, родов войск. Никакая милиция или ФСБ не в состоянии должным образом их организовать и провести. Такие операции успешно могли провести только Вооруженные Силы, однако ни самих задач, ни правового обеспечения их выполнения пока нет. Поэтому не только сами законы, но и механизм их реализации нуждается в существенных дополнениях.

Эти дополнения затрагивают:

– некоторые концептуальные вопросы безопасности и обороны;

– организацию противодействия угрозам военной безопасности государства, общества и личности;

– правового, информационного и психологического обеспечения действий обычных войск, а также сил и средств специального назначения внутри России и за рубежом.

Решение изложенной проблемы должны взять на себя все органы государственного управления, а не армия. Безусловным содержанием военной реформы должна стать работа по формированию правовой базы специальных действий. Обсуждение и принятие Государственной Думой Закона о специальных операциях Вооруженных Сил и других войск придало бы этому виду действий вооруженных сил статус вида государственной политики и избавит, наконец, руководство и военнослужащих спецподразделений от необходимости в каждом случае самим давать правовую оценку и принимать политические решения.

Сенат США недавно законодательно утвердил перечень специальных операций, в котором саботаж, диверсии и прочие подрывные действия признаны функцией вооруженных сил.

Таким образом, правовая деятельность в этом направлении включает разработку Закона «О специальных методах предотвращения военных конфликтов и способах использования Вооруженных Сил и других войск».

Закон должен предусматривать правомочность применения группировок Вооруженных Сил, в том числе сил специального назначения, с целью устранения источников военной опасности извне и внутри Российской Федерации; противодействия возникшей непосредственной угрозе безопасности или жизненно важным интересам России в мирное время и в угрожаемый период.

В Законе должно быть оговорено право Президента Российской Федерации применять необходимые контингенты Вооруженных Сил и других войск на территории иностранных государств, а также на территории России. Должен быть указан промежуток времени, в течение которого Президент имеет право применять этот контингент без объявления войны и введения военного или чрезвычайного положения. В нем должны быть перечислены специальные цели применения Вооруженных Сил и других войск и изложен перечень специальных задач, определен порядок принятия решений о проведении секретных специальных операций.

В Законе, в соответствии с Женевскими конвенциями, следует ясно обозначить статус личного состава сил специального назначения Российской Федерации как комбатантов. Там же надо привести в соответствие с Гаагской конвенцией порядок применения формированиями специального назначения мин, мин-ловушек и других устройств…

Назад: 3.2.2. Принципы специальных действий
Дальше: Приложения

Загрузка...