Загрузка...
Книга: Спецназ России (вежливые люди (эксмо))
Назад: Часть третья. Теория специальных операций
Дальше: 3.2. Общие положения теории специальной операции

3.1. Специальный метод ведения войны. Формы геополитического противоборства

Необходимость разработки теории специальной операции как составной части теории военного искусства вызвана произошедшими после Второй мировой войны существенными изменениями в характере и содержании войн и вооруженных конфликтов. Наблюдается действие новых и трансформация известных законов войны. Возникает потребность в новых принципах военного искусства, появляются новые формы военно-политического противоборства, в том числе и новые формы ведения войны.

За время после Второй мировой войны мы проиграли: 45-летнюю глобальную «холодную войну» с Соединенными Штатами Америки; 9-летнюю региональную «необъявленную войну» в Афганистане; военным поражением завершилось 2-летнее «наведение конституционного порядка» в Чечне. Данное утверждение требует уточнения по двум позициям: 1) действительно ли «проиграли»; 2) какие войны, операции и сражения проиграны.

Первое: действительно ли «проиграли»? Цель войны – не разгром вооруженных сил противника или овладение его территорией, а послевоенный мир. Победа есть достижение целей войны. Поэтому отличительным признаком победы является согласие противника на мир или принуждение его к миру на определенных условиях. Исходя из этого, очевиден ответ на вопрос, кто победил в глобальной «холодной» войне, в Афганистане или в Чечне.

Вооруженные Силы во всех случаях остается инструментом государственной политики. Этот инструмент должен всегда быть исправен и уметь выполнять порученную ему работу. Признание в поражении в «холодной войне», в Афганистане и Чечне сейчас не выгодно и не нужно никому, кроме самой армии. Поэтому прежде всего российской армии нужен анализ, чтобы понять военные причины поражений.

Второе. Какие войны, операции и сражения проиграны. С точки зрения существующей теории военного искусства, никакие. Ни одна советская дивизия Западной группы войск бывшим вероятным противником не разгромлена. Ни один советский батальон, не говоря о полке, не был разбит в Афганистане. В Чечне вообще якобы во всем виноваты МВД и ФСБ, а армия свою задачу выполнила. Однако десятки элитных дивизий Западной группы войск правомерно отнести к безвозвратным потерям. Мы ушли из Афганистана, так и не увидев победы. Военным поражением завершилась чеченская кампания.

«Холодную» войну мы определили через понятие физики, «необъявленную» войну в Афганистане – через понятие дипломатии, «наведение конституционного порядка в Чечне» – через понятие права. Так какие же войны, операции и сражения мы проиграли, исходя из понятий военного искусства?

Нынешнее понимание войны и вооруженной борьбы, а также существующая система операций Вооруженных Сил, не дает ответа на эти вопросы. Отсюда следует: поражения эти связаны, помимо прочего, с отсутствием в теории и практике нашего военного искусства соответствующих форм и способов вооруженной борьбы, а также других видов борьбы с применением вооруженными силами небоевых средств.

Российское военное искусство до настоящего времени не признает других основных видов боевых действий, кроме наступления и обороны, даже в условиях, когда борьба с диверсионными (иррегулярными вооруженными) формированиями приобретает оперативный или оперативно-стратегический масштаб и является основным содержанием боевых действий объединений, соединений и частей Вооруженных Сил.

Мы до сих пор не вполне понимаем характер и содержание борьбы, которую вели и ведут с нами наши геополитические соперники.

Можно и далее продолжать считать, что мы не проиграли ни одного сражения, ни одной операции в этих войнах. Ведь ни психологических операций, являвшихся одной из форм ведения «холодной войны», ни специальных операций (действий), являвшихся, по взглядам наших бывших противников, по сути, основной формой боевых действий в Афганистане, в нашем военном искусстве не было и нет, а следовательно, и проигрывать было нечего. Противники считали иначе.

Пришло время признать свое упущение в этой области военного дела. Но открыть смысл и значение специальных операций как формы вооруженной и других видов борьбы нельзя без осмысления характера и содержания войн и вооруженных конфликтов.

Военные действия до сих пор определяются у нас как действия вооруженных сил по разгрому противника на суше, в воздухе и на море, а предназначение Вооруженных Сил – оборона Российской Федерации с применением средств вооруженной борьбы. Соответственно, предназначение сухопутных войск – отражение вторжения агрессора и удержание занимаемых территорий, разгром группировок войск противника и овладение его территорией. А предназначение воздушно-десантных войск – ведение тех же боевых действий, но в тылу противника. И во всех случаях уничтожение живой силы и техники противника в открытом вооруженном столкновении с противником – в бою, сражении или операции – представляется единственным средством достижения победы.

Такой подход к выбору целей, средств и методов достижения военно-политических целей в современных условиях является анахронизмом. Бой перестал быть единственным средством достижения победы. Понимание, а значит, и решение названных проблем, возможно в рамках теории, которую еще предстоит разработать, – теории специальной операции.

Цели специальных операций, их задачи, способы выполнения, виды специальных действий – должны быть известны широкой российской общественности.

Вооруженная борьба всегда и безоговорочно считается основным, решающим содержанием войны, ее основной формой. Примат вооруженной борьбы отрицает возможность достижения решительных военно-политических целей в войне посредством применения других форм противоборства. Он вызывает неоправданно жесткую необходимость применения средств вооруженного насилия для достижения целей войны.

Чтобы стоять насмерть в обороне или, преодолевая огонь противника, овладеть рубежом в наступлении, требовалось другое умение, другая логическая организация противоборства. Учитывая могущество современного вооружения, подобные методы вооруженной борьбы, а по сути – методы массового кровопролития – для развитых стран сегодня недопустимы. Требуются другие методы и способы достижения военно-политических целей.

В теории военного искусства происходит смена парадигм военно-научного мышления, связанная с серьезными изменениями в системе приоритетов и ценностей человеческого общежития, гуманизацией вооруженной борьбы. Меняются структура, логическая организация, методы и средства военно-политического противоборства, обнаруживается иное понимание понятия войны.

Суть войны не изменилась. Война по-прежнему, как и во времена К. Клаузевица, есть «акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить вашу волю». Изменения произошли в содержании войны и способах достижения цели. В настоящее время из всей совокупности существенных признаков войны именно переход к применению средств вооруженного насилия рассматривается у нас как отличительный единичный признак понятия «война». В результате за пределами отличительных признаков войны остались другие области, или формы насилия – информационное, культурологическое, экономическое, финансовое, идеологическое и другие, используемые для достижения решительных военно-политических и иных целей без применения прямого вооруженного насилия.

Насильственное изменение образа жизни нации более не связано только с внешним или внутренним вооруженным насилием. Военная угроза в настоящее время должна соотноситься не только с применением вооруженного насилия, но и с применением войны как способа достижения военно-политических и других целей, войны как широкомасштабного организованного насильственного воздействия в различных областях человеческой деятельности. При этом право идентификации насилия принадлежит объекту воздействия.

В современных условиях геополитическое противоборство ведется в следующих формах:

– война с применением средств вооруженной борьбы;

– война с применением небоевых средств;

– вооруженный конфликт;

– конфликт с применением небоевых средств;

– естественное соперничество.

Война – это широкомасштабное массированное организованное насильственное воздействие на государство, народ, социальную или этническую группу с применением средств вооруженной борьбы и (или) небоевых средств для достижения решительных политических, военных, экономических, культурологических и других целей. В войне могут применяться различные формы борьбы: информационная, вооруженная, экономическая, финансовая, дипломатическая, культурологическая и другие.

Конфликт – насильственное воздействие с применением средств вооруженной борьбы и (или) небоевых средств с ограниченными целями, не достигающее масштабов войны с резким изменением противоборствующими сторонами проводимой ими ранее политики.

Естественное соперничество – применение субъектами геополитики взаимоприемлемых способов воздействия друг на друга. Это признание прав другого субъекта на права, аналогичные своим, а также сохранение повседневной деятельности в жизни государства, народа, социальной или этнической группы. Естественное соперничество – естественное состояние человечества.

Знание (информация) заменяет силу в качестве критерия естественного отбора. Направленность знания (информации) определяется нравственностью. Уровень знания (информации) – образованием. Способность к реализации знания (информации) – психическим состоянием.

Наиболее общий закон войны, ранее определявший зависимость войны только от ее политических целей, трансформировался в закон зависимости войны от целей войны и методов ее ведения.

Достижение цели в войне идентифицируется как победа; метод ведения войны – путь, способ достижения победы. Поэтому не разгром вооруженных сил противника или овладение его территорией, а принуждение его к миру на определенных условиях, достижение желаемого послевоенного устройства есть отличительный признак победы.

Принципиально, цель действий в любом противоборстве, в том числе и в военном, может быть достигнута двумя способами: преодолением сопротивления противника или лишением его способности к ведению борьбы. Преобладание того или иного способа в содержании противоборства определяет метод достижения цели.

Преодоление сопротивления в войне с применением средств вооруженной борьбы (вооруженном конфликте) осуществляется посредством открытого вооруженного столкновения сторон. Лишение противника способности к сопротивлению и к борьбе в целом – подрывом военного, информационного, экономического, научно-технического и морального потенциалов посредством специальных действий.

В войне (конфликте) с применением небоевых средств, а также при естественном соперничестве цели достигаются лишением способности или ограничением возможности противника (соперника) к дальнейшему ведению борьбы.

Основными видами действий по преодолению сопротивления противника в вооруженной борьбе являются наступление и оборона. Наступление и оборона могут переходить из одного в другое и по своей сути являются однородными: объектом непосредственного воздействия в них выступают группировки вооруженных сил противника. Отсюда и наступательные, и оборонительные, и другие обычные бои, сражения и операции относятся к первому, или обычному методу ведения войны. Именно этот метод изложен в соответствующих составных частях российской теории военного искусства и практически абсолютизирован.

Виды действий по лишению противника способности к ведению борьбы по своей сути разнородны, поскольку имеют объектами своего непосредственного воздействия не только собственно военный, но и политический, экономический, информационный, научно-технический, моральный, культурологический, демографический и экологический потенциалы противника. Совокупность действий по сокращению этих потенциалов относится ко второму методу достижения целей, к области специальных способов ведения войны. При этом под культурологической борьбой понимается насильственное воздействие (противодействие) с регрессивными или прогрессивными целями в области науки, образования, воспитания, искусства, национального языка, традиционного вероисповедания и уклада жизни.

Структура специальных действий сложна и многообразна, как сложен и многообразен сам мир. Каждый из потенциалов включает огромное количество различных структур и компонентов, обеспечивающих развитие и устойчивое функционирование общества, государства и его вооруженных сил, как в мирное, так и в военное время, и которые могут быть объектами воздействия.

Применение вооруженных сил есть важная составная часть ведения войны специальными методами. В условиях естественного соперничества возрастает значение других сил и средств, используемых для достижения целей специальным методом. Подготовка и ведение войны специальным методом, как и войны в целом, а также успешное противодействие ему возможны только на высшем государственном уровне с использованием возможностей всех государственных и общественных структур.

Мировая «холодная» война, которую проиграл Советский Союз, представляла собой, по точному определению резидента Фонда национальной и международной безопасности Л. И. Шершнева, первую мировую информационную войну.

Одной из главных причин, вызвавших наше поражение в этой третьей мировой войне, является упущение действия закона, который еще предстоит познать, – закона зависимости хода и исхода войны от соотношения информационных потенциалов противоборствующих сторон.

Появился новый тип войн, в которых вооруженная борьба уступила свое решающее место в достижении военно-политических целей войны другому виду борьбы – информационному. В зависимости от объекта воздействия информационная борьба включает два вида:

– информационно-психологическую борьбу (воздействие на личный состав вооруженных сил и население), которая ведется в условиях естественного соперничества, т. е. всегда;

– информационно-техническую борьбу (воздействие на технические средства приема, сбора, обработки и передачи информации), которая ведется во время войн и вооруженных конфликтов.

– Переход от войны с применением небоевых средств к войне с применением средств вооруженной борьбы определяется, как правило, переходом к информационно-технической борьбе.

Назад: Часть третья. Теория специальных операций
Дальше: 3.2. Общие положения теории специальной операции

Загрузка...