Загрузка...
Книга: Спецназ России (вежливые люди (эксмо))
Назад: Специальные действия в советско-японской войне
Дальше: 2.4. Существенные и отличительные признаки специальных действий

2.3. Теория и практика специальных действий: 1951–1991 годы

Развитие специальных действий в этот период можно разделить на два этапа: первый этап – появление и развитие форм боевого применения сил и средств специальной разведки в рамках разведывательного обеспечения фронтовых и армейских операций (1951–1978 гг.); второй этап – появление и развитие форм специальных действий объединений, соединений и частей Советских Вооруженных Сил (1979–1991 гг.).

Первый этап – появление и развитие форм боевого применения сил и средств специальной разведки в рамках разведывательного обеспечения фронтовых и армейских операций (1951–1978 гг.) – связан с последовательным появлением в составе Вооруженных Сил СССР отдельных рот, отрядов и бригад специального назначения и развитием форм их боевого применения в условиях мирного времени. Важнейшим фактором, решающим образом определившим весь ход развития форм специальных действий в первые и последующие десятилетия после Второй мировой войны, стало появление ядерного оружия и средств его доставки к цели. Объекты оружия массового поражения и носители этого оружия вышли на первое место по важности при оценке боевого состава и группировок войск и сил противника. Своевременное обнаружение и уничтожение (вывод из строя) таких объектов стали одной из главных задач боевых действий всех войск и сил, в том числе сил и средств разведки армий и военных округов. С этой целью в 1951 году было сформировано свыше 40 отдельных рот специального назначения армейского и окружного подчинения. На основе штатных взводов и отделений для выполнения конкретной боевой задачи создавались специальные формирования, которые получили наименование «разведывательные группы специального назначения» (РГСпН) или «разведывательные отряды специального назначения» (РОСпН). Появление в армиях США, ФРГ, Великобритании, Франции и ряда других стран в течение 50-х и 60-х годов тактических и оперативно-тактических ракетных комплексов с ядерными и химическими боеголовками, самолетов-носителей ядерного оружия, атомной артиллерии, системы снабжения ядерными боеприпасами вызвало необходимость поиска эффективных средств их обнаружения и немедленного уничтожения. С целью увеличения боевых возможностей оперативно-стратегических и оперативных объединений по обнаружению и последующему уничтожению (выводу из строя) средств ядерного нападения, других важных объектов противника в 1957 году были созданы отдельные отряды, а в 1962 году – отдельные бригады специального назначения. На соединения и части специального назначения были возложены как разведывательные задачи по вскрытию объектов группировок противника, так и ряд специальных задач, в том числе содействие организации и развитию партизанского движения, уничтожение или вывод из строя важных объектов в тылу противника и другие. При этом боевое применение формирований специального назначения предусматривалось организовать в рамках разведывательного обеспечения операции (боевых действий) фронта, армии. Таким образом, еще при создании соединений и частей специального назначения на них возлагалось выполнение ряда частных специальных задач, выходящих за рамки целевого предназначения военной разведки в целом. Опыт Великой Отечественной войны, говоривший об ограниченных целях и возможностях разведывательных управлений и отделов фронтов и армий при организации специальных, в том числе партизанских действий в тылу противника, оказался проигнорированным. Так, Наставление по организации и тактике партизан, утвержденное Начальником Генерального штаба августе 1965 года, было предназначено для генералов и офицеров военной разведки и частей специального назначения, непосредственно связанных с боевой подготовкой личного состава по тактике партизанских действий. Управление партизанскими действиями в Наставлении по-прежнему рассматривалось как составная часть деятельности органов руководства коммунистических и других партий. Несмотря на подзаголовок одного из разделов «Основные формы и способы боевых действий», формы боевого применения партизан в Наставлении не рассматривались, при этом в главе о тактике партизан утверждалось, что «основной вид боевых действий партизан – наступление».

Анализ изложенных в Наставлении боевых возможностей партизанских формирований позволяет говорить об их существенных расхождениях с объемом и содержанием задач военной разведки. Так, из семи групп задач партизанских формирований типа отрядов только добывание разведывательных данных о противнике относится к функциям разведки, остальные задачи тесно связаны с непосредственным ведением специальных боевых действий. Содержание боевых возможностей партизанского соединения по тексту также связано только с выполнением специальных боевых задач. Аналогичное расхождение с целями и задачами разведки просматривается при организации взаимодействия партизанских формирований с регулярными войсками в период подготовки и в ходе операции. Таким образом, на специальную разведку были возложены задачи по организации, подготовке и боевому применению иррегулярных вооруженных формирований, выходившие за рамки разведывательного обеспечения боя, сражения или операции (боевых действий).

В соответствии с Инструкцией по боевому применению соединений и частей специального назначения (бригада, отряд, батальон), утвержденной начальником ГШ ВС СССР 12 июня 1975 года, боевое применение самих соединений и частей специального назначения планировалось и осуществлялось разведывательными управлениями (отделами) штабов военных округов, групп войск и армий по двум группам задач – разведывательным и специальным. При этом выполнение формированиями специального назначения специальных задач по уничтожению (выводу из строя) средств ядерного нападения, объектов систем управления войсками и оружием, аэродромов, объектов ПВО, баз и складов, нарушение работы железнодорожного транспорта условного противника планировалось и осуществлялось не оперативными управлениями (отделами) в рамках работы группы ядерного и огневого поражения, а по планам разведки фронта (армии). Подобный порядок соблюдался и на всех последующие этапах развития соединений и частей специального назначения.

Такая практика вызвала недостаточную осведомленность оперативных и других управлений (отделов) штабов округов и групп войск, штабов видов Вооруженных Сил и родов войск, других планирующих органов о боевых возможностях формирований специального назначения, особенностях подготовки их боевого применения и тактике действий в тылу противника. В результате оказались упущенными вопросы организации взаимодействия при наведении авиации на цели, корректировке огня ракетных войск и артиллерии, авиационной и огневой поддержке формирований специального назначения в тылу противника и их эвакуации при обнаружении или окружении противником. Однако условия мирного времени позволяли относиться к этим недостаткам как к несущественным и направлять боевую подготовку соединений и частей специального назначения в основном на решение разведывательных задач.

Вместе с тем в течение первого этапа объединения, соединения и части Советской Армии, в том числе части специального назначения, вне рамок действовавших руководящих документов по использованию Вооруженных Сил выполняли специальные задачи по поддержке государственного руководства ГДР в 1953 году, по борьбе с иррегулярными вооруженными формированиями в Венгрии в 1956 году, изменению политического курса Чехословакии в 1968 году. Однако такие действия объединений, соединений и частей Вооруженных Сил СССР не оценивались как специальные действия и не рассматривались как составная часть военного искусства.

Второй этап – появление и развитие форм специальных действий объединений, соединений и частей Советских Вооруженных Сил (1979–1991 гг.). На данном этапе развитие содержания и форм специальных действий делает качественный скачок и выходит за рамки разведывательного обеспечения операции (боевых действий). Боевое применение соединений и частей специального назначения становится самостоятельной составной частью специальных действий объединений Вооруженных Сил.

Существенные изменения в содержании и формах специальных действий были вызваны требованиями подготовки и ведения реальных боевых действий в Афганистане. Советская Армия по идеологическим причинам не готовилась к ведению противопартизанской борьбы. Как и другие соединения и части 40-й Армии, соединения и части специального назначения были вынуждены выполнять в Афганистане боевые задачи, которые не предусматривались полевыми и боевыми уставами, руководствами и наставлениями. Выполнение специальных задач с самого начала потребовало специальных форм их выполнения. Специальная акция 27 декабря 1979 года по захвату дворца Тадж-Бек и ликвидации Х. Амина, проведенная 154-м отдельным отрядом 15-й бригады специального назначения ТуркВО во взаимодействии со спецподразделениями КГБ и парашютно-десантной ротой ВДВ, положила начало 9-летним специальным действиям советских войск в Афганистане. Потерпев неудачу в открытых боях с подразделениями и частями советских войск, мятежные части и подразделения афганской армии и вооруженные отряды оппозиции с весны 1980 года в основном перешли к партизанским методам ведения войны. Противопартизанская борьба с вооруженными иррегулярными формированиями моджахедов стала основным содержанием боевых действий соединений, частей и подразделений 40-й Армии. Однако отсутствие каких бы то ни было руководящих документов, отсутствие в Основах подготовки и ведения операций Вооруженных Сил, в полевых и боевых уставах особенностей подготовки и ведения противопартизанских (противодиверсионных) действий существенно осложнило действия советских войск.

Изложенный в уставах порядок разгрома противника при ведении обычных боевых действий в наступлении и обороне не соответствовал реальной боевой обстановке. Бандформирования применяли специальную тактику партизанской войны, уклоняясь от открытого столкновения с советскими частями и подразделениями. Совершив внезапное нападение на колонну из засады или налет на стационарный объект, нанеся максимальные потери за минимально возможное время в живой силе и технике, вооруженные отряды оппозиции немедленно покидали район боевых действий при неблагоприятно складывающейся для них обстановке. Поэтому разгром противника в открытом бою становился, как правило, невозможным, а овладение участком местности, где ранее он находился, – бессмысленным. Первоочередной задачей противодиверсионной борьбы стало своевременное обнаружение бандформирований. Применение противником специальных способов и форм ведения вооруженной борьбы вынудили советские войска искать соответствующие способы и формы вооруженного противодействия.

Основной формой противопартизанских действий стала операция по поиску, блокированию и уничтожению бандформирований. Термин «операция» практически с начала войны и до вывода войск использовался в практике подготовки и ведения боевых действий в звене от полка и выше. Так, генерал армии М. А. Гареев писал об армейских операциях, проводимых ежегодно силами одной-двух мотострелковых дивизий, а также о дивизионных и полковых операциях. Командующий 40-й Армией генерал-полковник Б. В. Громов называл форму боевых действий «войсковыми операциями», а помощник руководителя Оперативной группы МО СССР в Афганистане генерал-майор А. А. Ляховский все специальные боевые действия, независимо от масштаба, – просто «операциями».

Однако ни один из авторов не указывал, к какому виду боевых действий принадлежали данные операции. Очевидно, что боевые действия в Афганистане по своему характеру были общевойсковыми, поскольку их основным содержанием были боевые действия мотострелковых, танковых, воздушно-десантных, артиллерийских, инженерных соединений и частей, соединений и частей специального назначения, широко применялась фронтовая и военно-транспортная, а иногда и дальняя авиация. Тем не менее, несмотря на общевойсковой характер боевых действий, их нельзя отнести к известным видам боевых действий – наступательным или оборонительным, поскольку в их содержании отсутствуют существенные признаки наступления или обороны. Так, во-первых, наступление или оборона предполагают наличие территории, контролируемой своими войсками, и территории, контролируемой противником, а также обозначенной в той или иной степени линии фронта между ними. Такой единой линии фронта, разделявшей стороны, у 40-й Армии не было. Во-вторых, овладение определенными районами местности в наступлении или их удержание в обороне неразрывно связаны с разгромом противника и являются важнейшей составляющей цели боевых действий. В Афганистане овладение тем или иным районом местности даже по нескольку раз могло происходить без каких-либо боевых действий. Кроме того, при неблагоприятно складывающейся обстановке формирования душманов уклонялись от боя, временно покидали данный район, а потом возвращались. Поэтому контроль над территорией ограничивался временем пребывания там советских или правительственных войск. В качестве цели боевых действий в таких случаях, как правило, выступал только разгром бандформирований. В-третьих, атака или отражение атаки является важнейшим и решительным моментом наступления или обороны. Развертывание бандформирований в боевой порядок и атака советских войск являлись редким исключением. Наличие переднего края у моджахедов и возможность его атаки советскими подразделениями и частями также были скорее исключением, чем правилом. Поэтому отсутствие атаки является одним из важных признаков иной сущности и иного характера боевых действий. В-четвертых, наступление или оборона предполагают решительное применение всех имеющихся средств поражения. Однако формирования душманов часто располагались среди местных жителей в населенных пунктах, поэтому советские войска вынуждены были вести противодиверсионные действия, как правило, в районах проживания мирного населения. Поэтому существовавшие строгие ограничения на применение авиации, ракетных войск и артиллерии также говорят о существенных отличиях боевых действий в Афганистане от обычных боевых действий. В-пятых, наступление или оборона осуществляется в определенном районе и в более или менее установленное время. Если это требование соблюдалось при ведении активных противодиверсионных действий по поиску и уничтожению бандформирований, то нападения моджахедов можно было ожидать в любом месте и в любое время. При этом важным показателем выполнения боевой задачи являются темпы наступления. При подготовке и ведении операций этот показатель, как правило, не использовался. В-шестых, изложенные в уставах особенности ведения боевых действий в горах или пустыне не отражали особенности характера вооруженной борьбы, поскольку содержанием боевых задач советских частей и подразделений была не борьба за узлы дорог, горные перевалы и проходы в горах или действия на отдельных направлениях в пустыне, а борьба в горных или пустынных районах против диверсионных формирований противника.

Вместе с тем боевые действия советских войск в Афганистане имели собственные существенные признаки, совокупность которых позволяет выделить их в особый вид боевых действий – специальные действия. Следовательно, цели, характер, содержание, пространственные и временные показатели боевых действий советских войск в Афганистане имели существенные отличия от изложенных в руководящих документах основных видов боевых действий и их особенностей. Поэтому противопартизанские или противодиверсионные боевые действия советских войск в Афганистане следует отнести к специальным боевым действиям (специальным действиям) войск и сил. Соответственно, операции по поиску, блокированию и ликвидации (разоружению) иррегулярных вооруженных формирований по форме можно отнести к специальным операциям. Всего советскими войсками в ходе боевых действий в Афганистане, по подсчетам генерала армии М. А. Гареева, было проведено 416 плановых операций, которые по виду боевых действий можно назвать специальными.

Специальная операция была одной из форм специальных действий. Кроме того, специальные действия велись в форме систематических специальных действий и специальной акции. Бандформирования применяли также такую форму специальных действий, как диверсионный удар по коммуникациям или по одному или группе важных объектов. В промежутках между армейскими, дивизионными, бригадными и полковыми специальными операциями, согласно ежемесячным планам боевых действий, армией, дивизиями, бригадами и полками велись систематические специальные действия. Систематические специальные действия представляли собой совокупность последовательно проводимых специальных акций в зонах своей оперативной ответственности, как правило, не связанных между собой единым замыслом. В рамках систематических специальных действий осуществлялось отражение нападений бандформирований на объекты советских войск, а также ведение других боевых действий, навязанных противником.

Содержанием специальной акции являлись боевые действия мотострелкового, танкового, парашютно-десантного батальона, роты или взвода, отряда, роты или группы специального назначения с участием артиллерийских, вертолетных и других подразделений огневой и авиационной поддержки, а также подразделений боевого, технического и тылового обеспечения.

Специальные действия с точки зрения захвата и удержания инициативы, а также способов их ведения, можно разделить на активные и пассивные. К активным специальным действиям следует отнести те действия соединений, частей и подразделений, когда их боевой задачей были целенаправленный поиск, блокирование и ликвидация (разоружение) бандформирований оппозиции. Основной целью активных специальных действий общевойсковых соединений, частей и подразделений являлось стремление навязать диверсионному формированию моджахедов открытое вооруженное столкновение в форме боя и разгромить его в открытом бою. Основной целью противодиверсионных действий формирований специального назначения являлись поиск бандформирований и их уничтожение с применением специальных способов ведения боевых действий. К пассивным специальным действиям следует отнести боевые действия соединений, частей и подразделений всех родов войск и сил по отражению нападения бандформирований и противодействию другим способам диверсионных действий. В зависимости от обстановки активные специальные действия могут переходить в пассивные и наоборот.

Советскими войсками использовались различные способы ведения активных специальных действий. При наличии достаточных сил и средств осуществлялась изоляция определенного района или участка местности с последующим ее осмотром, тщательным обследованием и разгромом обнаруженных бандформирований. Такой способ неоднократно использовался при проведении операций в Панджшере против вооруженных формирований Ахмад Шаха Масуда, в декабре 1983 года в зеленой зоне Чарикарской долины и в других местах. В доступных для применения боевой техники участках применялись рейдовые действия на бронетранспортерах, БМП, БМД и танках, в горных условиях рейдовые действия ограничивались применением усиленных мотострелковых, десантных подразделений и формирований специального назначения, действовавших в пешем порядке в тесном взаимодействии с авиацией, артиллерией и бронегруппами. Широкое распространение получили засады, которые стали наиболее эффективным способом борьбы с караванами и отрядами оппозиции при их передвижении. Именно угроза засады лишала моджахедов свободы передвижения даже в контролируемых ими районах, а зачастую заставляла отказываться от использования того или иного маршрута.

Основным пассивным способом ведения специальных действий было отражение нападения бандформирований. Нападения моджахедами осуществлялись путем устройства засад, проведением налетов и осуществлением диверсий. Наиболее сложными были специальные действия подразделений и частей по отражению нападения бандформирований из засады в ходе передвижения по дорогам или в ходе боевых действий. Уставные положения по организации боевого, походного, сторожевого и непосредственного охранения не вполне соответствовали обстановке ведения противопартизанских действий. Так, ни походные заставы, ни разведывательные дозоры, действовавшие по дорогам или вдоль дорог, не могли предотвратить внезапное нападение на охраняемые подразделения, поскольку их действия могли быть эффективными для обнаружения войск противника, изготовившихся к бою с целью прочного удержания своих позиций или ведущих наступление в боевых или предбоевых порядках, а не тщательно замаскированных формирований моджахедов, целью действий которых было нанесение максимально возможного ущерба за минимальное время и быстрый отход. Отражение налетов на сторожевые заставы и посты на дорогах, а также на многочисленные небольшие подразделения, прикрывавшие различные военные и промышленные объекты, осуществлялось в основном в форме оборонительного боя. Особенностями такого боя являлись его внезапность и скоротечность, не позволявшие использовать все огневые и другие боевые возможности подразделений и средств их поддержки. Только хорошо продуманное, подготовленное и немедленное мощное огневое воздействие по всем выявленным и возможным местам расположения элементов боевого порядка, особенно позиций реактивных установок, минометов и других огневых средств бандформирований, вело к срыву нападения и уменьшало потери. Пассивное противодействие диверсиям на дорогах с применением бандформированиями мин различного назначения без тактического и огневого соприкосновения с советскими войсками осуществлялось в рамках инженерного обеспечения. О серьезном влиянии минно-взрывных заграждений противника на характер и содержание боевых действий говорит тот факт, что 18 % боевых потерь личного состава и 74 % техники вызвано применением мин и фугасов (рассчитано по данным, приведенным в книге А. А. Ляховского «Трагедия и доблесть Афгана»). Особенностями инженерного обеспечения специальных действий являлись короткое время безопасности того или иного разминированного участка и необходимость усиленного охранения инженерных подразделений при выполнении ими своих задач.

Боевая практика активных специальных действий показала высокую эффективность боевого применения соединений и частей специального назначения при ведении борьбы с иррегулярными вооруженными формированиями. После убытия в январе 1980 года 154-го отдельного отряда специального назначения к месту постоянной дислокации бригады в город Чирчик в составе 40-й Армии осталась только отдельная рота специального назначения численностью 120 человек. В 1981 году в Афганистан были введены два отдельных отряда специального назначения (154 оо СпН ТуркВо и 177 оо СпН САВО) численностью свыше 500 человек каждый, а в 1985 году – две отдельные бригады специального назначения (15 обр СпН ТуркВО и 22 обр СпН ЗакВО) в составе четырех отдельных отрядов каждая. Накопленный к тому времени боевой опыт позволил при определении организационной структуры бригад учесть особенности ведения противопартизанских действий. На вооружении частей и подразделений бригад имелись боевые машины пехоты и десанта, бронетранспортеры, самоходные зенитные установки, автоматические гранатометы, средства управления, обеспечивающие отдельным отрядам устойчивую связь со штабом армии, бригады и действующими группами и отрядами специального назначения. Комплект средств связи формирований специального назначения позволял поддерживать связь в реальном масштабе времени со штабом отряда и связь взаимодействия с авиацией и артиллерией.

Борьба с поставками вооружения оппозиции из Пакистана, пресечение свободного передвижения моджахедов по территории Афганистана потребовали перекрыть основные караванные пути и маршруты передвижения, которыми пользовались бандформирования. С этой целью в 1985 году была создана оперативная группа «Завеса». Для оперативного управления соединениями и частями специального назначения, а также выделенными из их состава группами и отрядами, организации и поддержания взаимодействия с общевойсковыми соединениями и частями, частями родов войск и служб была сформирована группа управления «Экран». Группа возглавлялась заместителем начальника разведки армии по специальной разведке и по штату входила в состав разведотдела армии. Однако боевая практика показала, что боевое применение соединений и частей специального назначения по целям и задачам вышло за рамки разведывательного обеспечения боевых действий. Разведывательное управление армии функционально было не в состоянии в необходимом объеме спланировать боевые действия соединений и частей специального назначения, организовать огневую и авиационную поддержку действовавших формирований, организовать и непрерывно поддерживать тесное взаимодействие с общевойсковыми соединениями и частями, соединениями и частями родов войск и служб. Такие задачи целиком и полностью относились к функциям оперативного управления, других управлений, отделов и отделений штаба и управлений армии. Поэтому ежемесячные планы боевых действий рассматривались и утверждались не начальником разведки, как это предписывалось руководящими документами и практически исполнялось на фронтовых учениях в мирное время, а начальником штаба армии. Непосредственное руководство боевыми действиями соединений и частей специального назначения также осуществлял не начальник разведки, а руководитель оперативной группы «Завеса» – заместитель начальника штаба армии.

Применение специальных методов ведения войны моджахедами оказало влияние не только на действия сухопутных войск, но и авиации. Появление у бандформирований крупнокалиберных пулеметов, зенитных установок, переносных зенитных ракетных комплексов вначале советского производства, а затем американских «Стингеров» и английских «Блоупайпов», существенным образом повлияло на тактику действий ВВС 40-й армии, заставило привлекать значительные силы для создания зон безопасности в районах аэродромов. Применение моджахедами ПЗРК в районах аэродромов во время взлета и посадки самолетов и вертолетов, на обычных маршрутах их пролета, а также для противовоздушного прикрытия районов базирования и самих бандформирований в ходе боевых действий показало высокую эффективность использования ПЗРК диверсионными формированиями. Так, за девять лет войны вооруженными отрядами оппозиции было уничтожено 114 самолетов и 332 вертолета ВВС ОКСВ, а также 120 самолетов и 169 вертолетов афганской армии.

В 1981 году во время обучения в Военной академии им. М. В. Фрунзе автор в дипломной работе обосновал и защитил предложение о формировании в составе бригад специального назначения подразделений ПВО, оснащенных ПЗРК и предназначенных для борьбы с воздушными целями в тылу противника. Однако предложение было отвергнуто руководством соответствующего направления ГРУ ГШ по причине несоответствия задач ПВО целям и задачам военной разведки.

После вывода советских войск из Афганистана организационно-штатная структура 15 и 22 бригад СпН в 1989 году была существенно изменена. Бронированная боевая техника, автоматические гранатометы, средства управления, обеспечивающие формированиям специального назначения связь в реальном масштабе времени со штабами, авиацией и артиллерией, в том числе космические средства связи, были изъяты из бригад по причине несоответствия задачи противодиверсионной борьбы целям и задачам военной разведки. Девятилетняя борьба соединений, частей и подразделений специального назначения с иррегулярными вооруженными формированиями была признана исключительным, нетипичным случаем их боевого применения. В результате такого подхода при разработке нового Руководства по боевому применению соединений, частей и подразделений специального назначения, введенного в действие в 1991 году, задачи борьбы с иррегулярными вооруженными формированиями противника не были включены в перечень специальных задач.

Поэтому в январе 1990 года, когда 15 обр СпН ТуркВО, прибыв в Баку со штатным вооружением, вновь получила задачу по борьбе с незаконными вооруженными формированиями Народного фронта Азербайджана, решением Министра обороны СССР было совершено 37 рейсов самолетами «Ил-76» ВТА и доставлено из Ташкента свыше 20 единиц бронированной боевой техники, десятки автомобилей, а также средства связи, позволяющие вести переговоры в телефонном режиме в КВ диапазоне. Наличие большого количества офицеров и прапорщиков, имевших опыт борьбы с диверсионными формированиями, позволил бригаде, переданной в оперативное подчинение КГБ СССР, успешно выполнить поставленные ей задачи. После возвращения бригады в апреле 1990 года на место постоянной дислокации нештатные боевая техника и средства связи, несмотря на ходатайство командования бригады, были сданы на базы округа.

Таким образом, на втором этапе реальная боевая деятельность войск в условиях вооруженного конфликта в Афганистане показала общевойсковой характер подготовки и ведения специальных действий, выявила существенные особенности их огневой и авиационной поддержки, а также боевого, технического и тылового обеспечения. Боевое применение соединений и частей специального назначения вышло за рамки разведывательного обеспечения, приобрело самостоятельное значение и стало важной составной частью специальных действий 40-й Армии. Однако, несмотря на девятилетний опыт ведения общевойсковым объединением специальных боевых действий, имевших стратегическое значение для СССР, специальное наставление по ведению противопартизанских (противодиверсионных) действий соединениями, частями и подразделениями Вооруженных Сил разработано не было. Отсутствие такого наставления, а также соответствующих глав и разделов в Основах подготовки и ведения операций Вооруженных Сил, в полевых и боевых уставах, других руководящих документах накануне войны в Афганистане и после ее окончания стало значительным отрицательным фактором, повлиявшим на развитие специальных форм ведения боевых действий, в том числе соединениями и частями специального назначения.

Назад: Специальные действия в советско-японской войне
Дальше: 2.4. Существенные и отличительные признаки специальных действий

Загрузка...