Загрузка...
Книга: Тайная история сновидений. Значение снов в различных культурах и жизни известных личностей (психонавтика)
Назад: Толкователь сновидений Александра Великого
Дальше: Диагностика сновидений, о которой забыл доктор Фрейд
Прорицание с помощью оракула И-Цзин

Если мы обратимся к истории Китая, то обнаружим, что прорицание играло очень важную роль не только в карьере отдельного человека, но и в формировании государственной политики на протяжении многих веков. В течение нескольких тысяч лет И-Цзин, или «Книга Перемен», оставалась основным справочным руководством правительства.

Возникновение И-Цзин покрыто тайнами и легендами. Традиционная версия гласит, что создателем оракула был древний император-дракон Фу Си, который заметил узоры на панцире черепахи и составил из них восемь триграмм, послуживших основой И-Цзин. Позднее «король письма» Ву Вэн расширил эту систему, создав шестьдесят четыре гексаграммы, а Конфуций упорядочил и пронумеровал их.

Археологи полагают, что оракул И-Цзин создавался примерно в течение четырех тысяч лет. В эпоху династии Шанг шаманы осуществляли свои пророчества по трещинам, которые появлялись на костях животных, брошенных в огонь в качестве жертвоприношения. Считалось, что вместе с дымом молитвы и просьбы людей поднимаются на небеса, а послания и предупреждения от высших сил спускаются на землю. Была замечена взаимосвязь между расположением трещин и последующими событиями, поэтому потрескавшиеся кости хранились в дописьменных «архивах». Позднее их стали заменять панцири черепах. У них была более широкая поверхность, их форма напоминала свод неба, а квадраты рисунка – участки земли. С приходом бронзового века панцири черепах стали раскалывать с помощью бронзового лома. Узоры, соответствовавшие будущим событиям, начали соотносить с простыми символами, обозначавшими огонь или наводнение. Из этих символов впоследствии возникла китайская письменность. В эпоху династии Чу – до того, как количество черепах резко сократилось – шаманы и прорицатели начали записывать принципы И-Цзин на длинных узких полосках бамбука, связанных шелковыми лентами. Так возникли первые китайские книги.

Гексаграммы И-Цзин состоят из шести прерывистых или сплошных линий, которые представляют собой разновидность двоичного кода. Сплошные линии обозначают ян, а прерывистые – инь. Если вы решите работать с оракулом И-Цзин, то придется одновременно использовать три вида изображений: гексаграммы, рисунки соответствующих им китайских идеограмм и пояснения в виде стихотворных комментариев. Иногда визуальный образ сразу же возникает перед вами в форме гексаграммы. Например, гексаграмма 20, Гуан («Наблюдение»), имеет форму сторожевой башни.

В «Великом Трактате», одном из самых ранних комментариев к И-Цзин, говорится, что в «Книге Перемен» содержится «мера неба и земли» и если мы займем верную позицию в рамках цикла их взаимодействий, наше развитие будет происходить синхронно с поступательным движением вселенной. Это может помочь людям формировать события любого уровня и масштаба, используя только свое сознание. «Великий Трактат» утверждает, что с помощью И-Цзин мы можем научиться правильно реагировать на любое событие и, кроме того, получить возможность «помогать богам в управлении миром» [44].

Самый старинный экземпляр И-Цзин, дошедший до наших дней, представляет собой одну из двух книг, найденных в гробнице правителя Тай в некрополе Мавангдуй около 175 года до н. э. Предполагалось, что оракул должен был сопровождать правителя на протяжении его загробной жизни; вторая книга – главный трактат даосизма «Дао Де Цзин». Система прорицания, которая приводится в Мавангдуйских текстах, по-видимому, уходит своими корнями в шаманские практики: мудрец «с помощью барабанного боя переводит все события в Поднебесной» в гексаграммы, «продолжает бить в барабан и заставляет их пребывать в постоянном танце» [45]. Оракулу И-Цзин «известны причины существования света и тьмы» [46]. Мы также встречаем подсказку относительно его влияния на обычного человека, находящегося в позиции наблюдателя. Чтение «Книги Перемен» «укрепляет у людей силу духа и вносит определенность в их судьбу» (курсив автора) [47].

Первоначально оракул И-Цзин использовался при решении государственных вопросов, включая приход к власти и падение императорских династий. К концу эпохи династии Шанг власть оказалась в руках жестокого и капризного тирана, подстрекаемого своими беспутными наложницами: он заставлял почтенных женщин принимать участие в сексуальных оргиях, а своих противников разрубал на куски или сжигал заживо. Вскоре положение дел стало совершенно невыносимым. Князь Чоу, более известный в истории как император Ву, стал одним из лидеров, возглавивших движение сопротивления. В 1048 году до н. э. он собрал армию и направился к переправе Менг, где встретил войска под предводительством восьмисот принцев. Он сел в лодку, чтобы переправиться через реку, однако приказал своей армии прекратить наступление после того, как огромная и сильная белая рыбина сначала прыгнула в его лодку, а затем выскочила из нее. Принцы хотели продолжить поход. Император Ву сказал им: «Вы ничего не знаете о воле Небес» [48]. Император Ву знал, что белая рыбина символизировала собой династию Шанг; он понял, что появление и исчезновение сильной белой рыбины на реке означало следующее: тиран из династии Шанг все еще слишком силен для того, чтобы его можно было победить в открытом сражении.

Император Ву продолжил собирать свои войска и через два года привел на это же место армию в два раза больше прежней. Император оглядел своих солдат и объявил о получении с помощью оракула И-Цзин и своих сновидений двойного подтверждения того, что их предприятие будет удачным: «Кажется, что Небо посредством моих усилий поведет наши армии. Мои сны совпадают с предсказаниями; благоприятное предзнаменование подтвердилось дважды. Нападение на тирана династии Шанг должно увенчаться успехом» [49].

Так и произошло. Армия династии Шанг обратилась в бегство; тиран скрылся во дворце, который он называл Холостяцкой башней (там проходили его многочисленные оргии), надел дорогие одежды и украшения и сжег себя заживо. Победитель стал основателем династии Чоу (или Джоу).

В течение многих столетий после падения династии Шанг прорицание с помощью панциря черепахи или веточек тысячелистника, а также наблюдение за природными явлениями и самопроизвольной синхронией использовались китайскими правителями для принятия важных решений. Летописи под названием «Жу Жуан» содержат подробное описание многочисленных случаев, когда оракул И-Цзин оказывал непосредственное влияние на заключение браков и исход военных конфликтов во времена правления династии Цинь в VII–VI вв. до н. э.

Давайте пойдем дальше и посмотрим, что происходило в Китае в эпоху династии Манчу. Канси был ученым-императором династии Цин (или Манчу), он управлял Китаем более шестидесяти лет с 1661 по 1772 год. Ему удалось одержать победу во многих войнах, благополучно справиться с восстаниями и заговорами. Это был здравомыслящий и высокообразованный человек, который лично занимался решением целого ряда административных вопросов и не испытывал при этом никаких затруднений. Будучи неудовлетворенным уровнем подготовки чиновников, занимающих важные государственные посты, он лично проверил сотни экзаменационных листов, сидя в своем шатре во время очередной военной кампании.

Поскольку император был недоволен тем, что его генералы не могли справиться с речными пиратами, он издал подробные и хитроумные распоряжения по набору агентов, созданию специальных служб и подготовке лиц, которые бы обладали глубоким знанием о характере и мотивах противника: «Чтобы узнать больше о пиратах, вам нужно нечто большее, чем обычные официальные отчеты, – вы должны иметь возможность побеседовать с их вожаками лично, как это сделал я… Вы можете нанимать схваченных в плен пиратов в качестве советников или использовать для передачи сообщений своим подельникам, убеждая тех капитулировать… Кроме того, необходимо изучить личные качества пиратов» [50].

Из его собственных дневников мы можем получить сведения о том, каким образом император изучал «Книгу Перемен» и какие решения он принимал, основываясь на ее рекомендациях. В 1680 году Канси приступил к «предварительному прочтению» «Книги Перемен» вместе с тремя советниками. Они посвятили три дня изучению каждой гексаграммы. Четыре года спустя они вновь повторили толкования значения всех гексаграмм. Император заметил, что его прорицатели что-то относили к группе «вещей, которые нет необходимости обсуждать» из страха нанести обиду своему правителю – например, шестая линия гексаграммы 1 гласит: «Самонадеянному дракону придется раскаяться». Канси приказал, чтобы ничто не было упущено при обсуждении толкования гексаграммы. Предупреждение о самонадеянности имело особое значение, поскольку «самонадеянность означает, что человеку известно, в каком направлении нужно двигаться, но он не знает, как будет отступать в случае необходимости… мы обсуждаем возможную победу, но умалчиваем о возможном поражении» [51].

В 1683 году после захвата острова Тайвань император обсуждал гексаграмму 56, Лу («Огонь на горе»), со своими прорицателями: «Спокойствие горы напоминает об осторожности при вынесении приговоров; огонь быстро поднимается наверх, сжигая траву, и это говорит о том, что все судебные иски должны быть улажены как можно скорее. Я полагаю, что эта гексаграмма советует правителю проявлять разумность и осторожность в принятии решений о наказании: его задача должна заключаться в том, чтобы текущее наказание могло предотвратить все возможные последующие наказания» [52]. В данном случае толкование императора основано на анализе свойств двух простых триграмм, «Горы» и «Огня»: будь спокоен подобно Горе и оценивай происходящее более широко; будь быстрым и решительным в своих действиях, как Огонь.

Император дает нам прекрасный пример того, с каким вниманием правителю следует относиться к получению нежелательной информации: «Мои прорицатели часто пытались обойти молчанием плохие предзнаменования, но я дважды проверял их расчеты и предостерегал их от сокрытия или искажения истины: однажды астрономы доложили о том, что подул благоприятный юго-восточный ветер, но я лично рассчитал направление ветра с помощью имевшихся у меня инструментов и обнаружил, что на самом деле дует зловещий северо-восточный ветер; я велел астрономам запомнить, что представители моей династии не боятся дурных предзнаменований» [53].

Канси настаивал на том, что люди сами творят свою судьбу и «должны напоминать Небесам об их обязанностях»: «Некоторые вещи в нашей жизни могут казаться предопределенными, однако есть способы, благодаря которым человек может помочь Небесам в достижении поставленной перед ним цели… Мы должны постоянно напоминать Небесам об их обязанностях, а не просто полагаться на их решения… Хотя наша жизнь определяется нашей судьбой, последняя во многом зависит от нашего сознания… Если человек не пройдет свою часть пути, он не сможет до конца понять волю Небес» [54].

На закате своего правления Канси прославлял «Книгу Перемен» такими словами: «Я никогда не уставал читать „Книгу Перемен“ и использовать ее в предсказательных целях, а также в качестве первоисточника истинной морали; я лишь предупредил своих придворных толкователей, что единственная вещь, которой им следует избегать, это попытка упростить содержание этой книги, поскольку ее истинный смысл лежит гораздо глубже обычных слов» [55].

Как известно, китайцы почтительно относились к своим предкам, поэтому неудивительно, что работа с оракулом И-Цзин обычно подразумевала вызывание духов и общение с ними. Как мы уже отмечали ранее, в древности самые ценные палочки тысячелистника изготавливались из растений, выросших на могилах знаменитых учителей и мастеров И-Цзин, включая Конфуция. В XVII веке принц решил, что недавнее предсказание сбылось, когда его свита обнаружила тысячелистник с пятьюдесятью стеблями (это число используется в прорицании) прямо на могиле Конфуция. Переводчик Джеймс Ледж упоминал, что он лично видел тысячелистник, растущий на могиле Конфуция. Широко бытовало поверие, что, когда опытный предсказатель в правильном состоянии сознания занимается своим делом, возникает тесная связь между ним и его предшественниками, которые помогают ему сделать верное толкование.

«Великий Трактат» утверждает, что оракул И-Цзин следует использовать для общения с духами. «Освобождение души приводит к переменам. Благодаря этому мы можем узнать о жизни покидающих нас [шен] и возвращающихся в наш мир [куеи] духов» [56]. Когда китайцы сталкивались с событиями, которые невозможно было объяснить с рациональной точки зрения, они часто приписывали их влиянию двух абсолютно различных по своей сути духов. Слово шен обозначает высший, божественный аспект нашей души. Это название также используется для обозначения богов и канонизированных людей. На раскрашенных и вышитых занавесях в гробнице правителя Тай, где был обнаружен самый древний экземпляр оракула И-Цзин, дух шен изображен в виде яркой птицы с головой человека. В соответствии с медицинским трактатом Желтого Императора, при жизни человека самая важная часть духа шен находится в сердце. После смерти шен поднимается в мир духов, где он может присоединиться к своим многочисленным мудрым предкам, которые дают советы живым и защищают их [57].

Дух куеи является голодным беспокойным призраком, скитающимся по миру и приносящим с собой неудачи, болезни и смерть. Куеи – это духи людей, которые не были должным образом похоронены или застряли между мирами из-за своего злого характера или многочисленных преступлений. Они могут оказаться объектом манипулирования со стороны злых волшебников. Похожие на вампиров, они высасывают энергию из живых существ. В китайской традиции существует много защитных ритуалов и талисманов, предназначенных для того, чтобы отогнать духов куеи от дома.

Одна из традиционных функций оракула И-Цзин заключалась в определении состояния духов в заданном психическом пространстве. Согласно старинным китайским воззрениям, чтение «Книги Перемен» оказывает огромное влияние на состояние здоровья и процесс исцеления. Эта книга представляет собой зеркало, в котором отражаются задействованные эмоциональные, духовные и психические энергии; кроме того, она предлагает способы установления необходимого баланса и возмещения душевной потери. Люди считали, что сама по себе «Книга Перемен» может стать защитой от вторжения призраков и астральных нападений. Дж. Уиллоби-Мид рассказывает историю, в которой ученый Ву побеждает злых волшебников, защищаясь с помощью своей «Книги Перемен». Когда он благодаря «Книге» отражает астральное нападение, его враги превращаются в бумажных кукол, которых он запирает в книгу [58].

После того как Ричард Вильгельм сделал первый доступный перевод, предлагающий практические советы по прочтению И-Цзин, оракул приобрел мировую известность. По словам Беверли Забриски, «хотя гексаграммы возникли в далекие времена в чуждой нам культуре, они несут в себе образы и аналогии распространенных и в наши дни внешних неудач и внутренних расстройств: переживания по поводу спущенной шины или… поиска души» [59]. Более того, есть вероятность, что постоянное чтение «Книги Перемен» может помочь уловить вероятную связь между отдельными событиями, даже параллельными мирами. Образ гексаграммы 61, Чжун Фу («Внутренняя истина»), напоминает открытое сердце, возможность заглянуть в самую суть вещей. Когда в фантастическом романе Филипа К. Дика «Человек в высоком замке» Джулиана выбрасывает эту гексаграмму, реальность вокруг главного героя начинает изменяться, и он видит прекрасный мир, мир, в котором Гитлер не одержал победу. Преданные поклонники И-Цзин, к которым относятся и прилежные студенты, изучающие принципы синхронии, имеют возможность понять, что даже один объективный взгляд на существующий мир способен полностью изменить всю жизнь человека.

Назад: Толкователь сновидений Александра Великого
Дальше: Диагностика сновидений, о которой забыл доктор Фрейд

Загрузка...