Загрузка...
Книга: Наши скрытые возможности, или Как преуспеть в жизни
Назад: Кризис любви
Дальше: Учитесь правильно прощать

Наши первые стрессы

Каждый человек уникален, поскольку накопленный за все предыдущие жизни багаж опыта делает его неповторимым. Сюда входят характер, привычки, представления.

В один прекрасный момент происходит пересечение жизненных путей троих людей: мужчина и женщина, которые, помимо багажа предыдущих жизней, располагают уже опытом нынешней физической жизни, зачинают физическое тело ребенка.

Ребенок – это дух, которому очень нужно явиться в этот мир. На создание своего тела он оказал больше влияния, чем нам дано понять. Проявляется это тогда, когда женщина и мужчина не желают ребенка, однако, несмотря на меры предосторожности, что-то не срабатывает и наступает беременность. Проявляется это и тогда, когда мужчина и женщина долгие годы мечтали о ребенке, но его все нет и нет – нет духа, который нуждался бы в этом теле.

Следовательно, дух ребенка больше, чем кто-либо, влияет на возникновение беременности. Ребенок этот приходит со своим опытом предыдущих жизней, у него только нет еще опыта этой жизни, в которую он пришел. Именно научиться он и приходит.

Соответственно тому, какой опыт он имел со своими родителями в предыдущей жизни, дух подобным же образом относится и к будущим родителям. Если в предыдущей жизни отношения были плохими и этот дух избирает меня своей матерью, значит и мне требуется подобный урок.

Итак, встретились три разных характера. Один, например, жил сто лет тому назад в России, другой – двести лет назад во Франции, третий – триста лет назад в Америке. Однако духовные основополагающие истины у них одинаковы – все они дети Божьи.

Эмбриональный период и человеческая жизнь сопоставимы как два состояния одной и той же складки – сложенное и расправленное. Все, что происходит в течение эмбрионального периода (в сложенном состоянии), все четче проявляется на протяжении жизни (в расправленном состоянии), поскольку происходит наращение сходных стрессов.

Стрессы возникают только из-за непонимания и являются ошибками родителей, исправлять которые ребенок должен начать с момента своего рождения. Цель прихода собственно ребенка переплетается с этими проблемами, ее же зачастую игнорируют вообще.

Иной раз на сущность ребенка и целеустремленность его прихода кардинальным образом влияют его родители, но это лишь одно из многих других препятствий, преодолевая которые мы доказываем свою самоценность и расчищаем дорогу для дальнейшего продвижения.

По приходе дух ребенка всегда чист, огромна и искренна его любовь к родителям. С большой, немеркнущей любовью выбирает он себе родителей, которые дадут ему то, что он пришел искать – трудности.

Отсюда берут начало проблемы, поскольку родители взваливают на ребенка и собственные заботы, которые предназначено решать им самим.

Если бы мы умели и хотели понять друг друга, то проблем не осталось бы.

Прежде чем продолжить дальше, хочу еще раз подчеркнуть, чтобы Вы правильно поняли.

Не существует хорошего, не существует плохого, все просто существует в своем проявлении хорошего и плохого.

Этот же закон относится и к родителям. Проблема эта особенно деликатна и чревата конфликтами, ибо никто не желает, чтобы бередили его душевные раны, и если у него есть проблемы с родителями, то ни у кого нет права их касаться. Однако же Вы хотите исцелиться. Отрицая свои проблемы, Вы утверждаете свою болезнь.

Эта проблема может оказаться столь острой, что кто-то предпочтет болеть и дальше. Есть и такие родители, которые отказываются обсуждать родовой стресс своего ребенка, так как им кажется, невзирая на пространное объяснение, приведенное выше, что их в чем-то обвиняют.

Вины нет, есть первопричина, вызванная непониманием.

Осознав проблему, можно устранить стресс. Цепь страха начинает размыкаться, и болезнь исчезает. Взаимоотношения с родителями становятся свободными от напряженности, и многие даже немолодые люди впервые в жизни обретают своих настоящих родителей. Нередко бывают случаи, когда человек приходит и говорит: «Насколько легко на душе и насколько изменились наши отношения, Я сам не понимал своих родителей». И такое говорят люди, которые знают, что были нежеланными детьми и поэтому родители их не любили.

Постоянное чувство отторжения приводит к заболеваниям. Прощение освобождает стрессы самого человека, и он обнаруживает, что изменились и другие.

 

Как общаться со стрессами, я поняла еще в детстве, когда старалась помогать маме. Потому что женский пол на земном шаре в самой глубокой дыре. Хуже жизни, чем у женщины, нет. Нет, у Вас уже нет? Ну, слава Богу. Но принципиально пока так думаю. Хотя Вы уже многое поняли по моим книгам, мне нужно кое-что объяснить дополнительно, потому что ой как не нравится хорошим людям, когда я говорю, что тот, кто страдает, сам является причиной своих страданий. Ведь все хорошие люди хотят только одного: найти виновника и наказать, чтобы этого больше не случилось. Но случается еще больше.

И вот я пришла обратно, чтобы помогать маме, и так как у ребенка просто нет возможности выразить себя, особенно если этого ребенка сурово воспитывали, то приходилось молчать. Единственное, что оставалось, – взять книгу. Ребенок молчит, когда взрослые говорят, – это закон воспитания. А если разрешают ребенку говорить, потому что общество заинтересовано в людях, которые умеют общаться, то этот ребенок должен говорить то, что взрослые хотят слышать. Принцип остается тем же: этот ребенок не выскажет своего мнения. Да никто не знает его по-настоящему, и чем раньше начинается такое воспитание, тем больше этот человек сам не знает, кто он.

И вот я просто нашла способ: за все, что раздражало маму, я начинала просить у мамы прощения. Например, поросенок испортил грядку. Мама так сердится, что чуть не умирает из-за этого, а я не хочу, чтобы мама умерла. Я, когда вижу, что поросенок делает, быстренько бегу к маме и прошу прощения за то, что грядка вот такая как есть. И смотрю, мама идет совсем спокойная, выгоняет этого поросенка, еще и приласкает его, и пойдет приведет грядку в порядок. Хороший способ, правильно? И так все это продолжалось, пока я, чтобы лечить маму, не выучилась на врача, однако помочь маме до сих пор мне не удалось. Но то, чему я научилась в общении с мамой, я очень результативно применила в работе с больными.

 

Я учила женщин так, как может учить гинеколог. Я учила женщин прощать мужьям. Все равно какие они. Мы ведь за что-то их полюбили вначале, значит, в них все-таки есть доброта, что-то хорошее. Видите, даже погода начала плакать при этих словах. Дождь пошел сильный. Женщины в печали, что мужчины такие, не прощают им, а если не простить – печаль будет расти. Я просто говорила с ними, и они вылечивались, начинали принимать очень мало лекарств, или вообще необходимость в них отпадала. И результат был очень длительным. Не так, как при хроническом воспалении придатков, когда два раза в год ходят на лечение, нет. Большие-большие перерывы в лечении были, а часто и вообще переставали ходить – надобность отпала. Потому что нашли опять милого своему сердцу мужчину, которого когда-то встретили и полюбили.

 

Если Вы освобождаете свою маму как личный стресс и делаете это из души, то есть из любви, так что чувствуете, что она освобождается; если делаете это много-много раз, не торопясь, потому что у Вас это не цель, это просто целенаправленность – движение в сторону понимания своей мамы из души, то, может быть, Вы сделаете это тысячу раз, может, сделаете это три тысячи раз. Не знаю, сколько тысяч раз я освобождала свою маму, пока дошла до того, что однажды почувствовала: Господи, та идеальная мама, которую я ношу в сердце, о которой мечтаю, – это и есть та самая моя мама, но я этого раньше не понимала. Потому что я отождествляла ее, человека, духовное существо, имя которому – «любовь», с ее характером, а характер – это лишь невыученные уроки жизни, иначе называемые стрессами. Это ведь моя ошибка. И с этого момента я смотрю на свою маму как на маму идеальную, которую я люблю из сердца. Я могу без огорчения, без страданий говорить про ее невыученные уроки жизни, которые для меня являются учителями.

 

Я понимаю все глубже и глубже то, о чем написала в своих первых книгах. Мы выбираем своих родителей сами, из души, то есть по свободной воле, которая называется любовью. Почему? Да очень нужно мне именно через эту маму выучить то, что через других мам я не выучу. Если я приду в этот мир и начну на это смотреть как на хорошее или как на плохое и назову свою маму хорошей или плохой, вы понимаете, это будет очень большой ошибкой. И хуже, чем называть свою маму плохой, – это называть ее хорошей, даже если она без перерыва доказывает свою доброту.

Мама есть мама, святое духовное существо.

И ни у кого нет права низводить маму на материальный уровень, сделать ее только телом. Никто не дает нам этого права, даже сама мама не может дать этого права в отношении себя, хотя сами матери такое право себе берут. И мы берем себе право называть себя хорошими или плохими, и насколько часто мы так себя называем, настолько и страдаем.

 

Если освобождаете своего папу много-много раз (никто не скажет, сколько раз это нужно сделать, количество неважно, важно, чтобы это сделали из души), тогда вы дойдете до чувства, которое вам скажет, что тот идеальный папа, которого вы носите в сердце, о котором мечтали всю жизнь, – это и есть ваш папа, тот самый, хотя до этого вы думали о нем совершенно иначе. И его выбрали по своей воле, из любви, потому что через него вы можете выучить свой невыученный урок о познании мужского пола.

 

Что случится, если мы начинаем оценивать своих родителей? Именно этим мы до сих пор занимались. Чтобы не оставаться одним, мы притягиваем к себе другую сторону, противоположный пол. Если моя мама хорошая, а я мужчина, тогда кого я притягиваю? Хорошую женщину. А хорошее без плохого не существует, и все хорошие люди как невидимки, насколько они хорошие, настолько они болеют плохими заболеваниями. Чем лучше человек, тем хуже у него заболевание.

Человек всю жизнь был очень-очень интеллигентным, никогда свой голос не повышал, какая судьба у этого человека? Он может умереть от рака? Или с ним может случиться то, что случается все чаще и чаще с людьми, которые живут на высоком материальном уровне. Ну скажем, в Америке таких случаев все больше и больше. Люди все чаще становятся слабоумными. И что тогда? Тогда этот человек выворачивает всю скрытую свою отрицательность наружу, и Вы слышите такие грубости, которых со своим хорошим словарем даже не представляете. Это удивляет людей в так называемых развитых странах. Люди все больше и больше боятся, что с ними такое случится. А кто боится, тот к себе это и притягивает и уже подсознанием чувствует, что действительно у него этот корень есть. И этот корень сильнее, если у нас очень хорошие родители и они не умерли. Поэтому нужно заботиться о том, чтобы смотреть внутрь, потому что там сущность. Чем мы умнее, чем больше хотим доказывать свою интеллигентность, тем больше мы подавляем все отрицательное, и чем больше внешне золото, тем больше мы внутри – наоборот – навоз, навоз в золотой упаковке.

Опять все начинается с понимания родителей. Если я выбрала этих родителей, это говорит только об одном: я пришла учиться через них, потому что я в прошлой жизни через себя не умела. Все равно, была я женщиной или мужчиной, неважно. Я в конце жизни, даже в последние минуты жизни, не поняла, кто я. И теперь по закону подобия выбираю себе родителей, чтобы выучиться пониманию женского пола и пониманию мужского пола.

Если мама мне нравится, если я называю свою маму хорошей, тогда я хочу быть такой, как мама, правильно? И тогда у меня обязательно будут мамины заболевания и еще хуже. Это называется генетика. Генетика означает, что энергии, которые у меня, переходят на моих детей. И есть только одна возможность уйти с этого конвейера: освободить то, что накопилось внутри. И тогда черты характера и болезни не переходят на следующие поколения.

А если мы гордимся своим родителем, тогда мы того же хотим себе. Если я женщина, мне нравится моя мама, мама может казаться мне героиней, которая умирает от рака, и даже в последние минуты она ведет себя как герой. И что тогда? Тогда я так же продолжаю. Только я получаю это же (рак) раньше, чем моя мама. Если я мужчина, то я ищу себе внешне такую жену и потеряю эту жену, потому что она получает то же заболевание, что моя мама. Это говорит о том, что мы только топчемся на материальном уровне, мы ничему не учимся, духовно не развиваемся. Нужно чтобы дух нас вел, потому что дух – любовь, то есть уравновешенность. И мы приходим в этот мир, чтобы неуравновешенность души уравновесить.

 

Если мать считает, что она бедная, несчастная и все мужчины плохие, то и ребенок будет считать так в будущем. Если опыт предыдущих жизней у ребенка иной, то у него могут начаться душевные муки. Результат зависит от того, чей опыт весомее. Но если предыдущая жизнь была похожей, то такое представление усиливается. В такой ситуации отношение к самому себе зависит от пола. Если ребенок – девочка, то из нее получится вечная плакса, которая испуганно сторонится мужчин, а если выйдет замуж, то своим плачем будет постоянно испытывать терпение мужа и приводить его в бешенство. Если этот ребенок – мальчик, то он, жалея женщин, будет позволять им делать с собой все, что угодно, а поскольку чувствует, что он плохой, так как не может исполнять желание женщины, то может умереть молодым от инфаркта или от рака легких. Даже если у него понимающая жена. И все начинают охать: «Хороший был человек. Но почему он так рано ушел?» Свекровь непременно начнет винить невестку, что та не уберегла ее сына.

Так образуются стрессы уже в первые жизненные минуты плода. Ибо духу чрезвычайно необходимо быть похожим на своих родителей, даже если они делают ему очень больно. Дух знает, что он сам с любовью выбрал себе родителей и его выбор священен.

Разум наших прародительниц был примитивным, но их преимущество заключалось в том, что они сливались с собственной беременностью, были одним сплошным материнством, и все, с чем мать встречалась на своем пути, сразу становилось известным ребенку. Ребенок рождался без стрессов, был сильным и сразу мог приступить к усвоению своих жизненных уроков.

Женщина, которая планирует ребенка, могла бы вступить в контакт с духом ребенка еще до беременности, если обратилась бы к духу как к другу и открыла бы свою душу. Попросила бы прощения за возможные ошибки, если они мешают ребенку, и научила бы с пониманием относиться к ошибкам. Таковым могло бы быть отношение, достойное уровня разума нынешних рожениц.

Если бы, начиная еще с момента зачатия, женщина объясняла ребенку каждый свой шаг, у ребенка не было бы стресса. Так, мать могла бы поучать: «Дорогое дитя, посмотри, какой красивый день сегодня, мне так хорошо. Восприми это чувство и своим сердцем, тогда будешь сильным. Я люблю тебя». А если через некоторое время мать испугалась бы, к примеру, лая собаки, то сказала бы: «Прости, солнышко, что напугала тебя, но собак я всегда боялась. Этот страху меня с детства, иначе я не умею. Но ты отнесись к этому с пониманием, тогда будешь здоровым и сильным и не станешь бояться собак. Никогда не принимай плохое близко к сердцу, место плохому в рассудке. Знай, что я люблю тебя и все будет хорошо». Затем ей следует простить себя за то, что испугалась, и простить собаке за ее собачьи проделки.

В обыденной жизни однако все обстоит иначе. Женщина носит в душе страх на протяжении всего срока беременности и опасается, все ли с ребенком в порядке. Всякий раз, когда ей вспоминается этот случай, она добавляет негативности к тому же стрессу, и не исключено, что ситуация достигнет критической черты в виде болезни. Все жизненные неурядицы как дома, так и на работе нужно растолковывать ребенку. Вмешательство в жизнь молодой семьи со стороны бабушек и дедушек очень часто происходит насильно, они обсуждают рождение или нерождение внука, не сознавая того, какой стресс этим причиняют детям и внуку.

Если чувствуете, что не в состоянии объяснить что-то духу ребенка, то скажите: «Я не умею, но ты станешь умнее меня, и этот опыт тебе пригодится. Пусть это послужит тебе уроком. Я тебя люблю».

Каждой будущей матери следует разговаривать с ребенком по-своему, как подскажет голос сердца, а уж ребенок поймет. Любовь помогает понять.

Будущих матерей я учу обращаться с детьми так, чтобы у ребенка не было стресса. И что типично, эти дети рождаются нормально, независимо от своего веса, не повреждая ни себя, ни мать. Этим матерям не нужно хирургическое вмешательство. Они знают, что их ребенок умный и что ему можно доверять. Ребенок любящей матери не станет причинять ей боль.

Если же ребенок крупный, то это значит, что он хочет по-своему одолеть жизненные трудности. Как одолеваются трудности? По логике, кто большой, тому легче побороть плохое. Ребенок заставляет себя вырасти большим. Пусть мать научит его: «Дорогое дитя, чтобы избавиться от душевного страдания, нужно в нем разобраться, разъяснить его на словах и простить, тогда страдание прекратится. Физически можно расти до бесконечности, но душевной боли не перерасти. Я люблю тебя». Так ребенок освобождается от стресса.

Мать! Если Вы не умеете ничего, то при родах скажите своему ребенку: «Дорогое дитя, я люблю тебя, я жду тебя! Приходи. Все будет хорошо!» И ребенок появится. Разве может он, носитель Большой любви, не появиться на зов матери?

Особая роль отводится акушерке. Акушерка символизирует собой Жизнь, это первый человек, который тебя встречает. Акушерка определяет отношения с другими людьми. Если она серьезная и обеспокоенная, то новые люди, которых встречает в жизни, серьезные и обеспокоенные, если недовольная – то недовольные, если злая – то злые. А если дружелюбная и любящая – то дружелюбные и любящие.

Акушерка, миленькая, если сердце подсказывает Вам, что роды протекают ненормально, что нужно как-то помочь, то наибольшая помощь, которую Вы можете оказать, – это сказать ребенку, с которым не умела правильно общаться мать: «Дорогое дитя, приходи! Иди хотя бы ради меня. Потому что я люблю тебя и хочу принять тебя здоровым в этот прекрасный мир. Все будет хорошо!»

И научите женщину тому же самому. Даже если мать не верит в силу слова, то Вы искупили перед Богом ее ошибку.

Знайте, что многие дети спаслись от смерти благодаря направленной на ребенка душевной доброте акушерки. Даже когда у Вас рожает женщина, которая своей сущностью вызывает у Вас стресс неприятия, ее ребенок достоин любви. И когда-нибудь, когда Вы сами окажетесь в беде, этот ребенок придет и спасет Вас. В жизни нет случайностей или странных совпадений, в жизни за поступком неизменно наступает последствие. Если человеку вдруг неожиданно в жизни повезло, то это он сам отблагодарил себя за уже позабывшийся добрый поступок. И если Вы уже глядите смерти в глаза, то дух этого ребенка приведет к Вам помощь, которая спасет Вас от смерти. В космическом масштабе за добро платят добром. Теперь понимаете, как прекрасна должность акушерки?

Все мы были когда-то детьми. Но не одна мать, читающая эти строки, воскликнет в свое оправдание: «А моя мать тоже меня не любила!» Поняли, откуда мог взяться Ваш стресс? Еще и оттого, что Вы пришли в то время, когда родители спали. Мать не смогла Вам объяснить: «Дорогое дитя, ты не знаешь, что работающий человек ночью спит. Прости, что на пороге мы не встретили тебя с распростертыми объятиями и с любовью в душе и на устах. Мы не могли определить этого момента, уж такие мы непутевые, какие есть… Прости, но мы тебя любим. В тот день, когда ты решил прийти, я была такая усталая, что действительно отупела и злилась не на тебя, а на твоего отца. Прости. Я люблю тебя. И если можешь, то научи меня сам». Тогда ребенок сможет помочь, потому что ему дано это право.

Аналогично происходит возникновение стрессов у каждого человека. Долг матери научить ребенка, однако есть духи, которые уже в чреве матери думают сами. Таких мало.

В принципе стресс человека осознается только им самим, другому может быть и невдомек, поскольку он так не думал и не хотел. Он лишь ощущает напряжение.

Прощение должно исходить от того, кому плохо.

 

Все ошибки можно исправить и тем самым сделать хорошее для себя и для других. Так мы исправляем в границах возможного свою судьбу.

Назад: Кризис любви
Дальше: Учитесь правильно прощать

Загрузка...