Загрузка...
Книга: Наши скрытые возможности, или Как преуспеть в жизни
Назад: Познание самого себя
Дальше: Наше мышление

О желании нравиться

Желание порождает другие желания. Чем сильнее желание нравиться, тем в большей степени человек пренебрегает семьей и близкими, стремясь понравиться всему свету. Чем многочисленней толпа, воздающая похвалу некоему человеку, тем вероятнее, что у него нет семьи. Либо уже нет, либо не было вовсе, поскольку желание нравиться было с детских лет столь велико, что помешало заниматься человеческими пустяками. Желание нравиться не дает осознать, с какого конца начинается жизнь.

Люди, не способные наладить собственную жизнь и создать семью, частенько заявляют, что они принципиально посвятили себя служению обществу. Слушающие взирают на такого неординарного человека влюбленными глазами и выбирают его в качестве своего представителя. Желание нравиться – это стресс, который сводит вместе людей одного типа. Вскоре обе стороны разочаровываются друг в друге, ибо невозможно прожить жизнь в стараниях понравиться. Это значит, что если разум и готов вести объективный, честный разговор о реальных, дельных вещах, то под воздействием стресса уста человека поют субъективно-хвалебную песнь. Впоследствии ему, возможно, будет стыдно за свое славословие, но слово не воробей.

Так желание нравиться людям делает человека народным трибуном, даже если Бог не дал ему качеств лидера, а то и представителем власти. Представитель власти, желающий нравиться народу, дает населению прекрасные обещания, которые невозможно исполнить, ибо ни одному руководителю не под силу одним махом осчастливить всю толпу. Однако народ ждет и требует своего, не помышляя о том, что желает невозможного. Народ желает, чтобы руководитель был в первую голову симпатичным, то есть таким, который нравится. Народное недовольство расшатывает позиции руководителя, тогда как руководитель начинает защищать свое кресло силой своей власти. Сам того не желая, он несет гибель тому самому народу, которому еще недавно желал нравиться. В то же самое время народ расправляется с вождем, который не так давно ему нравился.

ЖЕЛАНИЕ НРАВИТЬСЯ ИМЕЕТ СЛЕДСТВИЕМ СЛЕДУЮЩЕЕ:

1. Желающий нравиться уподобляется предмету обожания:

а) частичное уподобление – стремление достичь внешнего сходства;

б) полное уподобление – стремление как к внешнему, так и к душевному сходству.

2. Желающий нравиться уподобляется нескольким кумирам:

а) как духовное, так и физическое раздробление самого себя;

б) распыление самого себя между теми, кому хотят нравиться.

I. Желание нравиться ближнему оборачивается тем, что человек уподобляется этому ближнему. Это означает, что человек перестает быть самим собой, т. е. личностью. На первых порах сходство ограничивается переменами в гардеробе и внешнем облике. Как правило, человек становится краше. Перемена эта добровольная, осознанная. Далее следует подражание в осанке, манерах, поведении, умудренности, ловкости, одаренности и прочих внешних качествах. Обезьянничанье становится самоцелью. Обезьяна являет собой энергию зацикленности на более высокой цели, а потому слово «обезьянничанье» здесь вполне уместно. Утрату своей самобытности люди обычно не замечают, а если заметили бы, то от испуга многие из них сделались бы самими собой.

Внесу уточнение: обезьяна являет собой желание стать человеком и страх, что это у нее не получится.

Если человек знал бы, насколько он меняется, то, скорее всего, ему вообще расхотелось бы нравиться кому-либо. Медленнее всего у взрослого человека меняется фигура. Изменение же функций органов и тканей происходит быстрее. Например, усиление роста волосяного покрова у женщин и его поредение у мужчин происходит как бы само собой, когда люди желают нравиться противоположному полу, но, чтобы вернуть прежнее нормальное состояние, требуется уже серьезная работа над собой.

II. Желание нравиться двум людям одновременно разрывает человека пополам. Когда эти двое, скажем, мать и отец между собой не ладят, человека может охватить отчаяние. Желание нравиться вынуждает человека внимательно наблюдать за окружающими, дабы уловить малейший оттенок настроения и вести себя ему под стать. Это не так уж сложно. Сложности начинаются в ситуациях, подобных той, когда человек, желающий нравиться, в беседе с авторитетным человеком с жаром ему поддакивает и всячески расхваливает его словесный дар, а тут вдруг появляется другой авторитетный человек. Если оба авторитета между собой на ножах, желающему нравиться приходится весьма несладко.

Несложно нравиться, если эти двое состоят в дружеских отношениях, однако результат может оказаться весьма плачевным, потому что втроем они создают вокруг себя настолько приторно-слащавый мир, что остальные люди его не приемлют. Ребенок, желающий нравиться родителям, строит воздушные замки, но вот являются другие дети и безжалостней, чем кто-либо, крушат созданную красоту. Искренность не позволяет им потакать разрастанию лжи, тогда как хорошие люди этого не понимают.

Ограждая собственного ребенка от плохих детей по каким бы то ни было причинам, родители оказывают ему медвежью услугу. В подобных стерильных условиях, в отрыве от переживаний и испытаний, ребенок лишается возможности уяснить свои ошибки. Для кого желание нравиться является важнее собственной жизни, тот себя губит. Зачастую родители не могут нарадоваться тому, какой у них хороший ребенок, и даже после его смерти не могут понять, что ребенок пожертвовал собой – главное, чтобы родителям было хорошо. Виновных в смерти ребенка они ищут на стороне.

Каковы родители, таков для ребенка и окружающий мир. Страдания, изведанные в родительском доме, продолжаются на протяжении всей жизни, покуда ребенок не обретет себя. Родители, не ладящие между собой в открытую, причиняют желающему нравиться ребенку видимые глазу болезни. Родители, конфликтующие между собой скрытно, причиняют ребенку, желающему нравиться, скрытые страдания. Рано или поздно страдания эти оборачиваются теми же болезнями.

III. Желание нравиться многим ведет к судорожным метаниям. Страх вынуждает делать выбор. Кто желает нравиться хорошим, тот принимается критиковать плохих. Если хорошие не приемлют его благих устремлений, а между тем обнаруживается, что кто-то из плохих людей проявляет по отношению к нему теплые чувства и заботу, то его охватывает желание нравиться плохим, и он неизбежно начинает критиковать хороших.

Желающий нравиться, весьма вероятно, является сверхактивным борцом за людское благополучие, который, покуда не впадает в крайности, пользуется любовью у людей. Желание нравиться многим порождает стадную культуру – кланы, партии, секты, организации, во главе которых стоят люди с неутомимой энергией, готовые всегда доказать, что правда на их стороне и что вместе с соратниками они делают благое дело. Ибо являются лучшими из лучших.

IV. Желание нравиться всем ведет к крайнему распылению собственной духовной энергии. Чем желание сильнее, тем в большей степени человек разбрасывается духовно, следствием чего является полная внутренняя – духовная – пустота. Жизнь утрачивает свою ценность и смысл, остается лишь большая и недостижимая цель. Представьте себе, что Вы вдруг пожелали нравиться всему своему народу или – более того – всему человечеству. Вам пришлось бы метаться, раздаривая себя по пригоршням, чтобы понравиться берущим, покуда полностью себя не исчерпаете.

Пустота веса не имеет. Противоположностью духовной пустоты является физическая свинцовая тяжесть. У человека, пребывающего в таком состоянии, вес тела утяжеляется во много раз. Настолько, что не отыщется средства, чтобы оторвать его от земной поверхности и удержать в воздухе. Он обречен обратиться в прах.

Подобному человеку свойственна безудержная активность и безумные планы. Создав себе мало-мальски известное имя, он считает вправе требовать, чтобы ему создали еще более благоприятные условия, и если его желание не выполняется, возникает отчаяние, которое спроваживает его на тот свет.

Человеку в таком состоянии не следовало бы садиться за руль, подниматься на строительные леса, ступать на мостки и подвесной мост, ему не следовало бы заниматься спортивной гимнастикой, прыгать, качаться на качелях, а также заниматься прочими видами спорта, требующими ловкости и сопряженными с риском. Во всяком случае не ранее, чем пройдет состояние душевной пустоты. Не следовало бы летать самолетом или путешествовать на судне. Почему? Потому что духовной гибели можно избежать. Физическая же гибель необратима.

Когда на борту самолета оказывается определенное количество людей, которые желают нравиться всем, например всему миру, то такой самолет попадает в авиакатастрофу. Почему? Потому что растраченная духовная энергия образует пустоту, которая заполняется энергией физической. Возникает многократная неимоверная тяжесть, выдержать которую в состоянии одна лишь земля.

Желание нравиться всем и каждому говорит тем самым, что в гробу ты и будешь нравиться всем, так как тогда уже ни ты не будешь оценивать других, ни они тебя. А если тебя все же оценивают, тебе от этого ни горячо, ни холодно.

Необъяснимые автомобильные и авиационные катастрофы, загадочные кораблекрушения, не поддающиеся разумным объяснениям падения, странные молниеносные болезни с летальным исходом – вот к чему ведет желание нравиться всем. Кто говорит, что это было самоубийство, тот прав. Кто говорит, что это не было самоубийством, тот также прав.

В духовном смысле это было самоубийство, а в физическом это не мыслилось как самоубийство. Зачем убивать, если человек и без того уже был мертв? Задним числом можно обвинять кого угодно, ведь в материальном мире принято выискивать виноватого, чтобы его наказать. Подумайте лучше наперед, чтобы из-за Вашей гибели никто не оказался бы без вины виноватым. Если Вы высвободите желание нравиться всем, то не окажетесь в обществе тех, кто своим желанием нравиться всем подвергает риску как собственную жизнь, так и жизнь окружающих.

Желая нравиться другим, человек подлаживается под них, а значит, перестает жить собственной жизнью, превращается в мальчика на побегушках, смеется чужим смехом и плачет чужими слезами. И так, покуда не приходит отчаяние – человек осознает, что жизнь прожита зря. К сожалению, из первого кризиса должных выводов не делают, хотя для всех, в том числе и для самих сопричастных, не остается незамеченным, что добросердечный в недалеком прошлом человек сделался неприветливым и жестоким существом, добивающимся цели любыми средствами. Кое-кто называет его по старой памяти сердечным, ибо знал его таким, другие же называют бессердечным, поскольку таким он предстал перед новыми знакомыми.

Чем большей известностью пользуется такой человек, тем больше люди желают ему нравиться, и никому не хочется сказать ему в глаза правду во избежание неприятностей.

Человек ощущает, что делает людям добро, а те его не ценят, и от этого ожесточается. На первых порах он испытывает холодное равнодушие к более слабым, чем он сам, более сильных же осыпает грубой бранью. Недалек тот час, когда упавшего без сил человека он оставит умирать на земле, а силача, рвущегося напролом, уложит наповал выстрелом из револьвера. Когда случится подобная беда, никто уже не вспомнит, что этот человек некогда был кротким, желающим нравиться существом, не способным обидеть и муху. И никому невдомек, что всему виной стресс, который можно было бы давным-давно высвободить.

Чем сильнее желание нравиться всем, тем разрушительнее отчаяние. Максимальная степень отчаяния именуется безумием. Обезумевшему человеку жизнь уже не мила. Так что в духовном смысле человеку чувства ни к чему, а в физическом – без чувств, т. е. в состоянии безумия, никак не прожить.

Когда в газетах или журналах мне встречается очередная статья, расписывающая достоинства известного деятеля – нашего современника либо исторической фигуры – и ставящая нам в пример его безумные таланты, безумную работоспособность, безумную способность любить, безумную фантазию, готовность пожертвовать своей жизнью во имя создания чего-то небывалого, великого и могучего, меня охватывает отчаяние. Я еще не научилась сдержанно реагировать на идеализацию безумия.

Мы стараемся понравиться, чтобы нас не отталкивали, не отвергали, чтобы дарованное нами было принято. Особенно если дарованное имеет ценность, а тем более душевную или духовную ценность, ибо неприятие такого рода ценностей ранит больнее всего. Подобное унижение, которое дающий вынужден молча сносить, способствует возникновению рака. Потому мы и стараемся нравиться тем больше, чем сильнее боимся себе навредить. Если бы мы умели высвободить свое желание нравиться, мы умели бы отдавать свои дары таким образом, чтобы их принимали. А если не приняли, это нас не задевало бы. Будучи дающими, мы бы поняли, что ближний оказался пока еще не готов принять наше подношение, потому что продолжает по старинке глядеть на мир сквозь призму своего эгоизма. Это я испытала на себе и по сей день работаю над собой, чтобы впоследствии не пришлось обвинять людей, которые, не зная ни меня, ни моей работы, делают из меня своего врага. Не скрою, работа над собой – постоянный и тяжкий труд.

Каждому следует знать, что одностороннее материальное видение мира, т. е. восприятие чувствами, определяет очень многое, и это нужно учитывать. Высказывать все, что взбредет на ум, – это безумие. Никто не желал бы выслушивать подобные бредни. В том числе и те, кто сам привык без разбора городить чушь. Стремление понравиться чрезмерным краснобайством – то же безумие. Чем больше Вы высвобождаете желание нравиться всем, тем свободнее и понятнее для всех становятся выражения, которыми Вы изъясняетесь. Вы сможете не терять достоинства и высказывать без обиды для кого-либо все, что нужно. Ваши слова будут, возможно, восприняты каждым по-разному, ибо у каждого свои представления, но ни одна душа на Вас не обидится. Благодаря этому Вас выслушают и в следующий раз, и тогда Вы сможете высказать еще кое-что.

Желание нравиться всем есть у каждого. Главное, чтобы оно не перехлестнуло через край.

Назад: Познание самого себя
Дальше: Наше мышление

Загрузка...