Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 7. Смотрины
Дальше: Глава 9. Глупая шутка

Глава 8

Поздние гости

Несмотря на поздний час, в окнах дома Рахильских горел свет. Арон Александрович был сегодня, что называется, в ударе. К полуночи он закончил статью об исторической роли украинцев в Российской империи и тут же в который раз взялся править автобиографию Степана Бандеры.

Его жена Ализа Львовна никогда не ложилась раньше мужа. У нее тоже хватало работы, особенно ночью. В свое время она закончила филологический факультет МГУ, а теперь подолгу работала в Интернете, стала превосходным бойцом на информационном фронте. Имея под рукой не только супруга-историка, но и огромную массу его трудов, она формировала общественное мнение, делала из друзей врагов, из честных людей взяточников, из предателей героев и наоборот. Дергая за кончики Всемирной паутины, Ализа Львовна с легкостью собирала многотысячные митинги, сбрасывала памятники с постаментов, запихивала депутатов в мусорные баки.

Когда напольные часы, доставшиеся Арону от прадеда, пробили полночь, супруги спустились на первый этаж, в гостиную, где Ализа Львовна быстро приготовила кофе.

– Ты зря отпускаешь прислугу домой, – стал отчитывать ее Арон Александрович, когда она поставила на стол чашки с ароматным напитком. – Этих дармоедов и так в два раза больше, чем нужно. Кто-то мог бы и оставаться.

– Ты тоже жалеешь охранников, – парировала она, усаживаясь напротив. – Днем, когда не надо, этих оболтусов полный двор и дом. Сейчас только один.

– Днем их видно, – стал объяснять Арон Александрович. – Поэтому люди думают, что столько же и ночью. Да и кого нам боятся? Охрана просто повышает мой статус в глазах украинцев. Все вокруг видят, что правительство ценит меня.

– Тебя ценит Коломский, – уточнила Ализа Львовна. – А в правительстве не очень жалуют.

– Не замечал. – Муж сделал глоток из чашки и вернул ее на стол.

– Наш народ никогда и нигде не был желанным, – с тоскою в голосе продолжала жена.

– Ты снова за свое? – Арон нахмурился. – Брось! Насмотришься чепухи по телевизору и потом начинаешь придумывать страхи.

– Посмотри, ведь сейчас Украина ничем не отличается от фашистской Германии! – воскликнула Ализа Львовна. – Мне просто противно уже лгать в Интернете. Разве мои дед и бабушка, которых фашисты загнали в карьер и расстреляли, как скот, зараженный сибирской язвой, могли представить себе, что и их внучка спустя много лет будет работать на такую же хунту?

– Кого ты называешь хунтой? Этих идиотов, напяливших на себя повязки с немецкой символикой и восхваляющих Бандеру? Брось. Жалкая пародия на Третий рейх. Можно сказать, фельетон.

– Глянь на того же депутата Ливчука, – не унималась Ализа Львовна. – Он всех, кроме украинцев, считает людьми второго сорта. Даже тех, кто живет на юго-востоке, называет москалями, которых надо вешать, призывает к массовым казням. Тебе как историку это ничего не напоминает?

– Ливчук – шут гороховый, – зло констатировал Арон Александрович. – А весь этот националистический всплеск хорошо заменяет идею.

– Может, уедем? – осторожно спросила жена.

Муж молча допил кофе, встал из-за стола и сказал:

– Уедем, но не сейчас. – Он подошел к лестнице и намеревался подняться в свой кабинет, но шум во дворе заставил его задержаться.

– Что это? – испуганно спросила жена.

– Не знаю. – Рахильский пожал плечами.

В тот же момент послышался сдавленный крик. Он узнал голос своего охранника Николая и вернулся к столу.

На крыльце кто-то затопал. Арон Александрович вздрогнул. Входные двери с грохотом распахнулись, и в гостиную ворвались несколько мужчин в масках с прорезями для глаз и рта. Одинаковая черная униформа с националистическими нашивками и автоматы говорили о том, что это военизированное подразделение одного из тех людей, о которых супруги сейчас говорили.

– Кто вам позволил? – выкрикнул Арон.

– Поди сюда! – заявил коренастый крепыш.

– Не трогайте его! – Ализа Львовна вскочила с дивана и вцепилась в руку этого человека.

Верзила, стоявший рядом, тут же сунул ей в лоб приклад, и она упала обратно на диван.

– Что вы делаете? – взревел Арон Александрович и бросился к жене.

Однако удар стволом автомата в солнечное сплетение остановил его, острая боль сковала дыхание. Он рухнул на колени и повалился на пол.

Двое мужчин в масках быстро надели на него наручники и поставили на ноги.

– Я сотрудник аппарата президента! – придя в себя, возопил Арон Александрович.

– Ты шпион и предатель, – спокойно ответил ему крепыш.

– Козлы! – простонал Арон Александрович, узнав этого субъекта по голосу. – А ты, Ливчук, педераст и подонок. Этого доказывать не надо. Тебя ведь только депутатская неприкосновенность спасла от статьи за педофилию. Была бы моя воля…

Опомнившийся Ливчук со всего размаха двинул Арону Александровичу кулаком в голову. Человек, еще совсем недавно уверенный в своем будущем, повис на руках двух боевиков. Ливчук приподнял его голову за подбородок и посмотрел в лицо.

Арон Александрович открыл глаза.

– За что?

– Скажи лучше, где у тебя документы и деньги?

– Сам ищи. – Арон Александрович уронил голову на грудь.

Ливчук схватил его за волосы и заявил:

– Ты, наверное, не понял, что сейчас я даю тебе шанс купить у меня жизнь твоих детей и жены.

– Негодяй! – воскликнул Арон Александрович и смешно брыкнул ногой.

– Дурак. – Ливчук свободной рукой вынул из нагрудного кармана фотографию и сунул ему под нос. – Смотри, какие они хорошие!

– Все в сейфе, – простонал профессор.

Боевики заклеили Арону Александровичу рот и выволокли его во двор. Ливчук взял с журнального столика бутылку минеральной воды и бесцеремонно вылил ее на голову и лицо женщины, лежащей без чувств.

Ализа Львовна открыла глаза, некоторое время смотрела перед собой ничего не видящим взглядом, потом с трудом села.

– Где Арон? – Она оглядела гостиную так, словно впервые в ней оказалась. – Куда вы дели моего мужа?

– Ты меня узнаешь? – Ливчук наклонился.

Она с ужасом вгляделась в прорези для глаз и отпрянула так, словно увидела там что-то ужасное.

– Ты?

Ливчук выпрямился и многозначительно посмотрел на громилу, стоявшего позади дивана. Тот кивнул, перегнулся через спинку, правой рукой обхватил женщину за шею, а левой с силой надавил на затылок. Ализа выгнулась, застонала и вцепилась зубами в его руку. Он вскрикнул, перестал давить на затылок и несколько раз двинул кулаком по темени жертвы. Женщина обмякла. Палач снова стал ломать ее шею. Наконец раздался хруст позвонков. По телу профессорши пробежала судорога. Она со стоном испустила дух.

– Ее с собой забирать? – спросил парень, стоявший у дверей.

– Ты шутишь? – спросил Ливчук. – Даже если бы у нее что-то и было в собственности, то как она подпишет сейчас бумаги? Хотя ладно. Грузите в свою машину, а по дороге выбросите. – С этими словами он направился к лестнице, ведущей наверх.

Назад: Глава 7. Смотрины
Дальше: Глава 9. Глупая шутка

Загрузка...