Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 3. Повестка
Дальше: Глава 6. Эпатажный депутат

Глава 4

Пока свободен

Булат стоял перед зеркалом и разглядывал свое лицо. Раньше он как-то не придавал значения внешности. Выбрит, умыт, аккуратно подстрижен – и достаточно. После сорока ни к чему расфуфыриваться. Однако слова продавщицы заставили его задуматься об отношении к жизни.

«Действительно, чего это я так расклеился? Сорок лет – еще не тот возраст, чтобы ставить на себе крест, – оттягивая нижнее веко, думал он. – Вот и сосудистая сеточка почти не проходит. Да и тяжесть в правом боку начинает тревожить. «Все, сегодня последнюю бутылку беру и на ней останавливаюсь, – решил он, однако тут же усмехнулся собственным мыслям. – И какая по счету последняя она будет после увольнения? Нет, Булат, ты окончательно спившийся человек».

Он попытался подсчитать, сколько времени не притрагивался к спиртному после увольнения из армии. Выходило, что не больше года, пока работал инструктором парашютистов в клубе под названием «Зенит».

Там же закрутился у него романчик с одной из подопечных дам. Светлана в свои тридцать с хвостиком решила прыгнуть в тандеме. Так уж получилось, что они приземлились в кровать. Он не спрашивал ее о прошлой жизни. Однако та сама однажды ранним утром заявилась в гости и оказалась самой что ни на есть настоящей. Супруг этой дамочки был старшим помощником капитана корабля.

Булат усмехнулся, вспомнив, как спускался по балкону с третьего этажа и переполошил соседей, живших внизу. Хозяин той квартиры решил, что это вор, и выпустил на свой балкон овчарку.

На улице было тепло. Уставшее солнце опустилось за высотные дома. Легкий ветерок шуршал листвой деревьев.

Булат не заметил, как сзади подкралась черная дорогущая иномарка. Она практически бесшумно катилась следом за ним, пока он не оказался на пустыре, отделявшем магазин от двора. Лишь звуковой сигнал заставил его обернуться. Вид четверых мордоворотов, опиравшихся на открытые дверцы машины, заставил отставного подполковника приуныть.

– Вам чего? – спросил он, догадываясь, что это, скорее всего, и есть те самые неприятности, о которых говорил участковый.

– Нам тебя, – спокойно ответил кучерявый брюнет с кольцом в ухе.

– По какому вопросу?

– Один человек хочет тебя видеть. – Кучерявый парень посмотрел на бритоголового верзилу, стоявшего по другую сторону машины, и распорядился: – Баян, пересядь назад!

Тот безропотно подчинился.

Парни, уверенные в том, что Булат непременно займет место рядом с водителем, забрались обратно в машину, оставив дверцу открытой.

«Может, рвануть через пустырь? – подумал он и улыбнулся своим мыслям. – Не пойдет. Выглядеть будет смешно. К тому же они все равно найдут способ доставить меня к хозяину. Только это будет уже грубо, с побоями. Хотя, может, и нет у них сейчас задачи везти тихо спивающегося молодого пенсионера к этому Пекарю. Доставят куда-нибудь в безлюдное место и наваляют так, что мне снова придется преть на больничной койке».

Булат решительно направился к машине.

– Что у тебя там с Пекарем случилось? – трогая машину с места, спросил кучерявый тип.

– А он не сказал? – Булат щелкнул замком ремня безопасности.

– Нет, только назвал адрес и описал тебя.

– Ничего не случилось. Просто мы давно дружим.

Дальше они ехали молча. Нет, его не повезли за город или в какой-то полупустой цех остановившегося завода, а высадили перед офисом строительной компании.

Когда Булат появился в кабинете, Пекарь молча отодвинул от себя какие-то бумаги, вышел из-за стола и встал напротив. Некоторое время они глядели друг другу в глаза.

– Что, так и будем молчать? – Булат посмотрел на часы. – Не действует на меня твой гипноз.

Пекарь развернулся, прошел за стол, снова уселся в кресло и сказал:

– Поначалу я хотел тебя хорошенько проучить.

– Что мешает?

– Прежде чем гробить человеку здоровье, я узнаю о нем все. – Пекарь с шумом перевел дыхание. – А то мало ли. Получится как у Дантеса с Пушкиным. Не ровен час, потомки проклянут.

– Я же пьянчужка, – напомнил ему Булат.

– А я свои слова обратно не забираю, – задумчиво глядя на него, сказал Пекарь. – Только ты особенный пьяница. Не поднимается у меня рука мстить офицеру ГРУ.

– Премного благодарен. – Ломая голову, как Пекарю удалось узнать, кто он, Булат картинно прижал руку к груди и слегка поклонился.

– Не ерничай! – Пекарь нахмурился. – Работа нужна?

– Многообещающее начало, – заявил отставник и неожиданно снова вспомнил разговор с продавщицей. – А что делать надо?

– Для начала не пить неделю. – Пекарь склонился над бумагами, заглянул в компьютер, потом снова посмотрел на Булата. – Пока свободен.

– А…

– Тебя найдут, – догадавшись, что интересует нового сотрудника компании, заявил Пекарь.

Глава 5

Новая семья

У недавно построенного здания с синей крышей толпился народ. Негромко переговаривались мужчины, из сквера доносились завывания и причитания женщин. Двое молодых парней нервно курили у входа. У всех с собой были небольшие рюкзаки или потрепанные спортивные сумки.

– Тут как, вызывают или надо самому куда-то идти? – спросил Тарас у мужчины, сидевшего на чугунном ограждении.

– Сейчас будет построение, – сказал тот, покосился на входную дверь и сплюнул на асфальт. – Зачитают списки, сверят с прибывшими, отметят дезертиров и разобьют по командам.

– Послушай! – Тарас видел, что мужчина уже знаком с местными порядками, и протянул ему листок, полученный на Майдане. – У меня вместо повестки вот что.

– И где ты такое получил? – Мужчина вернул бумажку. – Не на Майдане случайно?

– Там, – подтвердил Тарас, убирая документ. – Откуда знаешь?

– Приходилось видеть похожие. Наверняка у тебя и личное дело не здесь?

– Точно! – подтвердил Супруненко. – Так ты здесь не первый раз?

– Не первый, – подтвердил мужчина.

– И что, никак не призовут?

– Еще чего! – Мужчина поплевал через левое плечо. – Я соседа привез. – Он показал взглядом на увальня с пластиковым пакетом в руках, стоявшего рядом. – А до этого сына отсюда отправил.

– Куда он попал?

– В смысле? – Мужчина поднял на него странный, уставший взгляд.

– Кем служит?

– Пушечным мясом, ясно кем! – в сердцах воскликнул новый знакомый. – А тебя чего призвали? Вроде уже не молодой.

– Сорок с хвостиком.

– Угу, – протянул мужчина. – Значит, хвостик небольшой. Хотя выглядишь старше.

– Жизнь такая. – Тарас сокрушенно вздохнул.

– Заканчивай перекуры и прощание! – раздался бодрый голос. – Всем строиться!

Тарас посмотрел в сторону выхода из военкомата. На ступеньках крыльца стоял моложавый мужчина в форме с погонами майора.

Голоса усилились. Все пришли в движение. Призывники стали стягиваться к центру бетонной площадки.

– В две шеренги становись! – скомандовал майор.

– Не пущу! – Неожиданно у крыльца возникла молодая женщина.

Черные волосы разметались по ее спине.

Она схватила офицера за рукав и закричала:

– Куда забираете? Зачем? Кто велел?

– Приказ главнокомандующего! – гаркнул майор, освобождаясь от рук женщины.

– А у него сын служит? – наседала женщина.

– Не знаю. – Майор отшатнулся от нее. – Он к другому военкомату приписан.

– А твои дети? – допытывалась женщина.

– Им еще рано. – Майор попытался спуститься с крыльца и подойти к строю, однако к нему навстречу устремились еще две женщины и старик.

– Нет, вот ты, сынок, объясни! – Дедуля потряс палкой. – На каком таком основании моего внука спустя всего лишь год снова призвали?

– Всегда здесь так? – Тарас перевесил дорожную сумку на другое плечо.

– Это еще что! – протянул мужчина. – На прошлой неделе подполковника и депутата какого-то вообще чуть не разорвали. Милиция насилу отбила.

Тарас встал на левый фланг.

Между тем вокруг майора собралась уже целая толпа. Женщины кричали, хватали офицера за руки, трясли, наседали сзади. Кто-то дважды ударил его по спине газетой, свернутой в трубку.

Майор сначала пытался что-то говорить, потом вырвался из толпы, взбежал на ступеньки крыльца и крикнул:

– Тихо!

Возмущенный народ подступил ближе.

Воспользовавшись паузой, офицер поднял над головой папку и ткнул в нее пальцем.

– Здесь список тех, кто должен прибыть. Его мне только что вручили. Не я выбирал, кого призвать.

– А кто? – хором завопила толпа.

– Есть мобилизационный план, который готовился давно. – Его голос сорвался на фальцет.

Он кашлянул в кулак и продолжил уже тише:

– По нему мы и работаем.

Неожиданно какая-то женщина возникла рядом с майором и ловко выхватила из его рук папку. Пытаясь вернуть ее назад, он неудачно шагнул с крыльца и рухнул в толпу. Фуражка упала на асфальт. На голову майора посыпались тумаки. Кто-то ударил его сумкой.

Майор необычайно быстро вскочил на ноги. Пунцовый от злости, он неожиданно двинул в лицо мужчине, попытавшемуся вмешаться. Потом на его руке повисла женщина. Офицер с силой развернулся и, словно пушинку, бросил ее на землю.

Тарас сунул свою сумку в руки парня, стоявшего рядом.

– Подержи!

– Назад! – вопил майор, продираясь обратно к строю. – Разойдись!

Женщина продолжала лежать на асфальте.

Супруненко в два прыжка оказался на пути офицера.

– Уйди! – Майор, пунцовый от напряжения, попытался подвинуть Тараса.

Удар кулаком в подбородок опрокинул его на спину. Народ притих и расступился.

– Ну, ты!.. – Майор сел, потрогал челюсть. – Да по законам военного времени…

Тарас подошел к женщине, которая пыталась встать, подхватил ее под руку и потянул вверх.

– Больно! – простонала она.

– Где? – заволновался Тарас.

– Голова, – выдохнула женщина и прижала ладонь к затылку.

На крыльцо высыпали еще несколько военных.

– Что здесь происходит? – Коренастый полковник с веснушчатым лицом и рыжими усами остановил взгляд на майоре. – Парасюк, что за цирк?

Тот встал и отряхнул штаны.

– Я спрашиваю, что за балаган? – Полковник пытался выглядеть строгим, однако было видно, что он понимал суть дела, более того, подобные инциденты для него уже стали обыденными.

– Напал!.. – Майор обиженно шмыгнул носом и показал рукой на Тараса. – Милицию надо вызывать.

– Ты первый начал, – раздался женский голос.

– Точно, вон женщину как уронил! – подтвердил старик.

Майор поднял с асфальта фуражку и водрузил на голову.

– Провожающих прошу отойти к ограждению сквера! – потребовал полковник.

Опираясь на руку Супруненко, женщина огляделась и спросила:

– А где Сашенька?

– Сын, что ли? – уточнил Тарас. – Как же он терпел, когда вас избивали?

Она пропустила его слова мимо ушей.

– Убежал!

– Фамилия?.. – паровозом взревел майор, пытаясь восстановить свой авторитет в глазах начальства, призывников и их родителей.

– Ты никак одурел, начальник. – Супруненко убрал руку женщины с предплечья и встал между ней и этим хамом, нависшим сверху.

– А ты пошел прочь! Хотя нет. – Майор неожиданно схватил Тараса за отвороты пиджака. – Ты ответишь, собака!..

От удара коленом в пах майор поперхнулся, рухнул на колени и уткнулся лицом в живот противника.

В тот же миг Тарас вскрикнул от боли в суставах и навалился сверху на майора. Милиционеры, взявшиеся невесть откуда, ловко завернули ему руки за спину.

– За что?! – раздались голоса.

– Не того арестовываете!

– Вы чего так долго? – процедил сквозь зубы майор, с трудом вставая. – Договаривались на девять.

– Бензина нет, пешком шли.

Тарас понял, что милиция должна была подойти до построения, но опоздала. Он оглянулся. Сзади стояли еще несколько человек в камуфляже и масках с прорезями для глаз и рта.

«Новый облик Украины», – неожиданно подумал он и повеселел.

Тараса проволокли мимо полковника и офицеров, стоявших рядом с ним, затащили в военкомат и усадили на скамью напротив окошка дежурного.

– Довыпендривался? – Рослый сержант снял фуражку и утер пот со лба. – Сейчас загремишь по полной.

– Не загремлю. – Тарас покачал головой. – Я за женщину вступился.

– За какую? – спросил напарник сержанта в камуфлированной куртке и штанах. – Ту, что с тобой стояла?

Послышались шаги, и милиционеры повернули головы в сторону входа. К ним подошел паренек с сумкой Тараса и поставил ее на скамью рядом с ним.

– Это что, бомба? – пошутил сержант.

– Его вещи. – Парень показал взглядом на Тараса, круто развернулся и направился прочь.

– Фамилия задержанного случайно не Супруненко? – послышалось с улицы.

– Задержанный! – Сержант ткнул Тараса в лодыжку носком башмака. – Как фамилия?

– Супруненко, – сказал арестант. – Но я лучше с вами.

– Куда? – осведомился сержант.

– В тюрьму, – продолжал дурачиться Тарас. – Если избитого майора недостаточно, то я сейчас еще кому-нибудь наваляю.

– Ты что, так откосить решил?! – восхитился милиционер в камуфляже.

– Лучше лет на пять к вам, а потом домой, чем на тот свет. – Тарас встал.

– Супруненко у вас? – вновь крикнули с улицы.

– Здесь, – подтвердил сержант и перевел взгляд на задержанного. – Ты бы не дурил!..

Тарас молча подхватил сумку и вопросительно посмотрел на милиционеров.

– Вы что, меня арестовывать не собираетесь?

Они переглянулись.

– Иди, – выдохнул сержант и водрузил фуражку на голову. – Воевать некому. Черта лысого тебя сейчас отсюда выпустят, даже если ты самого военкома побьешь.

Тарас вышел на крыльцо.

– Супруненко? – строго глядя в глаза, спросил военком.

– Он самый. Документы показать?

– Иди, за тобой приехали. – Полковник посмотрел на мужчину в черной куртке и штанах того же цвета, стоящего в тени деревьев.

– А ты резвый, – констатировал этот человек, разглядывая Тараса. – Я все видел.

– Почему не помог? – нагло спросил Тарас.

– Только давай на «вы», – одернул его мужчина. – Моя фамилия Гончарук. С сегодняшнего дня я твой командир.

– Я и сам догадался.

– Пошли! – Гончарук, уверенный в том, что призывник последует за ним, развернулся и направился к автостоянке.

Тараса так и подмывало спросить данного типа, какое у него звание и должность.

– А как к вам обращаться? – осмелился он.

– В каком смысле? – Гончарук замедлил шаг.

– Но не по фамилии же, – пояснил Тарас. – Я, например, подполковник.

– Это не имеет никакого значения, – ошарашил его Гончарук. – Многие офицеры сейчас занимают должности сержантов.

– А что за часть?

– Там видно будет. Пока мы просто посмотрим, что ты из себя представляешь.

– Это как? – насторожился Тарас.

– Преданность своему народу надо доказать, – уклончиво ответил Гончарук и показал на небольшой микроавтобус.

Тарас не успел подойти к двери пассажирского салона, как она мягко открылась. Он вошел внутрь. Здесь работал кондиционер. Сзади дремали двое крепких парней. В первом ряду сидел рослый мужчина примерно одного возраста с Тарасом.

– Здравствуйте! – пригнувшись, поприветствовал всех новобранец и устроился в кресле рядом с выходом.

– Как тебя зовут? – спросил мужчина, который явно был здесь старшим.

– Тарас, – представился он и протянул руку.

– Я заместитель командира, – проигнорировав рукопожатие, заявил тот. – Фамилия моя Титович. Но у нас не принято обращаться друг к другу по именам. Зови просто Тит. – Он оглянулся, убедился в том, что парни на месте, и представил их: – Тот, что справа, Назар Шуфрич. Рядом с ним Иванчук.

– Еще кого-то ждем? – осторожно спросил Тарас.

– Уже дождались, – глядя в окно, констатировал Тит.

Двери открылись, и в салон ввалились двое похожих друг на друга парней, одетых, как и все остальные, в форму черного цвета. В руках у них были бутылки с минеральной водой и пластиковый пакет. Они, конечно же, бегали в магазин.

Микроавтобус завелся и медленно тронулся к выезду.

Парни расселись в середине салона.

«Братья», – сделал вывод Тарас и не ошибся.

– А это два брата Овценко. Тот, что постарше, Лелик, второй – Болик. Видел, наверное, мультики?

– Что, Тит, у нас пополнение? – спросил Лелик.

– А ты как будто не знал, зачем мы сюда заезжали, – насмешливо сказал Болик.

– Это Тарас, – представил братьям Тит новобранца. – Бывший подполковник российской армии, так горячо любимой вами.

– И что? – с возмущением протянул Лелик. – На котлеты его берем?

Братья рассмеялись.

– Он давно служил. – Тит повысил голос. – Когда ты, Лелик, еще лялькой был. Не забывайте, что все мы братья и у нас одна цель!

– Понятно. – Болик вздохнул. – Конечно, мы одна семья.

Назад: Глава 3. Повестка
Дальше: Глава 6. Эпатажный депутат

Загрузка...