Загрузка...
Книга: Тень сбитого лайнера
Назад: Глава 40. В новой роли
Дальше: Глава 43. Точка невозврата

Глава 42

Встреча друзей

Земля качалась и стонала, а Тарас с безучастным видом сидел и смотрел прямо перед собой ничего не видящими глазами. Матюшонок уже вовсю командовал ротой. Подчиненным, которые пытались обратиться к Супруненко, лейтенант говорил, что командир контужен, и требовал докладывать о своих проблемах ему. Внешне казалось, что Тарас действительно не воспринимает окружающий мир и полностью лишен способности не только думать, но и даже узнавать людей. Бойцы, пробегающие мимо, пару раз задели его, но он даже не моргнул.

Наконец забеспокоился и Матюшонок. Он наклонился к Тарасу и помахал перед его лицом рукой.

– Отстань! – зло сказал тот.

Лейтенант успокоился и вернулся на свое место.

Тарас понял, что ему придется как-то решать проблему. Злость на Булата прошла, и он стал размышлять, как избавиться от опеки Матюшонка.

«Наброситься на лейтенанта и убить его? Окопы вырыты в виде ломаной линии. Нас сейчас никто не видит. Но Матюшонок лишь выглядит простачком. Просто так он не дастся, явно предвидит такую мою попытку. Может, попробовать уговорить его бежать, уже по-настоящему? Ведь дураку понятно, что бригада плотно блокирована и обречена».

Тарас украдкой посмотрел на Матюшонка. Тот продолжал сидеть, как будто ничего не случилось. На коленях лежал автомат, стволом направленный в ноги Супруненко.

«Может, сначала попытаться выяснить, чего они от меня хотят?» – подумал он, наклонился к Матюшонку и спросил:

– А где сейчас Федор Степанович?

По тому, как лейтенант переменился в лице, Тарас понял, что попал в цель.

– Откуда ты знаешь Морочко?

Супруненко догадался, что это фамилия Федора Степановича, приехавшего на «Хаммере». Он лихорадочно соображал, как не развеять впечатление насчет своей осведомленности.

– Чего молчишь? – поторопил его Матюшонок.

– Пересекались с ним однажды, – уклончиво ответил Тарас. – Ты лучше скажи, какова роль артистов, которых он привез, и что должен сделать я?

Матюшонок раздвинул колени, плюнул на землю.

– Не знаю, с какой целью, но эти люди должны стать расстрелянным спецназом русских.

– А мне какая роль отводится? – продолжал допытываться Супруненко, ошарашенный таким ответом.

– Ты предатель интересов своего народа, изменник родины, завербованный ГРУ, который должен был встретить их на нашей территории.

– Эти обвинения будут предъявлены мне посмертно? – осторожно спросил Тарас.

– Зачем торопиться? – Матюшонок заулыбался.

Было видно, что ему приятно это говорить.

– Славненько! – Стараясь не подавать виду, что испугался, Тарас делано усмехнулся. – Хотелось бы знать, ради чего все это.

– Я не в курсе, – признался Матюшонок.

– Послушай, а давай вместе свалим? – предложил Супруненко. – Ты ведь понимаешь, что нас всех так или иначе уже похоронили.

– Не пытайся меня уговорить. – Лейтенант поморщился.

Шум шагов и голоса заставили их отвлечься. В окопе появился раскрасневшийся солдат, которого Тарас утром выставил в охранение.

– Ты чего здесь? – удивился он.

– Тут корректировщик огня на нас вышел. – Солдат слегка повернулся, чтобы было видно человека, стоявшего за ним.

Увидев Булата, одетого в старый камуфляжный комбинезон, Тарас едва не вскрикнул. А вот на лице его друга не дернулся ни один мускул.

Он протиснулся между стенкой окопа и солдатом и представился:

– Капитан Захарчук Игорь Михайлович.

Тарас с ужасом посмотрел на Матюшонка.

– Неужели не помнишь меня?! – воскликнул Булат. – Ты у нас в дивизионе тягач ремонтировал.

Супруненко понял, что Кирилл пришел под видом корректировщика, но его потрясение было настолько сильным, что он не мог шевельнуть языком.

Матюшонок по-своему понял замешательство начальника, встал и поговорил:

– Временно исполняющий обязанности командира роты лейтенант Матюшонок. Документы можно посмотреть?

– Вообще-то, я должен назвать пароль, а ты – отзыв, – насмешливо сказал Булат. – Кто же документы с собой в тыл врага берет?

– А он не офицер роты, а сотрудник СБУ! – Тарас наконец-то взял себя в руки, заодно ловко ввел друга в курс дела.

– Так тебя арестовали? – Кирилл округлил глаза.

– Разве не видишь?

– Тут еще такое дело. – Булат поднял левую руку и слегка повернулся, показывая бок, перепачканный в крови.

– Вы ранены? – осведомился Матюшонок.

– Нет, это не моя кровь. – Кирилл замотал головой. – Просто когда уже почти вышел к вам, заметил одного типа. Он сидел в овраге и наблюдал за нашими позициями. Я его сначала за своего принял, а он за нож схватился. В общем, пришлось…

– Убить, – догадался Матюшонок.

Булат вынул из кармана российский паспорт.

– Вот его документы.

Лейтенант изменился в лице.

– Булатников?!

Наконец-то до Тараса дошло, какую игру затеял его друг.

С намерением подыграть он схватился за голову и простонал:

– Сволочи!

– Где труп? – упавшим голосом спросил Матюшонок.

– Там. – Булат неопределенно махнул рукой в сторону леса. – А что?

– Ничего. – Лейтенант перевел растерянный взгляд на Тараса, потом на Булатникова. – Ты вот что, покарауль пока его. Я сейчас.

– Куда это он? – глядя вслед Матюшонку, поинтересовался Кирилл.

– Докладывать в СБУ.

– Значит, сваливать надо? – заволновался Булат.

– Думаю, это лишнее. – Тарас покачал головой. – Даже если с нами в окружении и есть его коллеги, то на передовую они не сунутся. Но и мы, пока светло, уйти отсюда не сможем.

– Тебе виднее. – Кирилл вздохнул.

Супруненко встал, вытянул руки.

– Ну, здравствуй!

Вскоре окопы и воронки заполнились чернотой. Война ненадолго уснула.

Тарас с Булатом успели рассказать друг другу все, когда послышались шаги и появился Матюшонок.

– Не прошло и часа! Мне как сейчас в расположение дивизиона возвращаться? Рассвета прикажешь ждать? – заявил Кирилл.

– Почему?

– Так ведь свои пристрелят, не разбираясь! – пояснил Булат. – А все из-за чего? Из-за того, что я твоего предателя должен охранять.

– Ты, кстати, почему на русском разговариваешь? – неожиданно спросил Матюшонок. – В роль вошел?

– Так я и есть русский. – С этими словами Кирилл резко двинул кулаком в голову лейтенанта.

Тарас прислушался. Кругом по-прежнему было тихо. Рота, измотанная обстрелами, голодом и неопределенностью, крепко спала.

Булат достал заранее приготовленный пластырь, который нашел в аптечке у Супруненко, и присел перед Матюшонком.

– Зря, наверное, – прошептал Тарас. – Надо было грохнуть его, и все дела.

– Ничего не зря. – Булат вложил в ладонь Матюшонка гаранту, быстро примотал ее пластырем, отогнул усики и схватил лейтенанта за подбородок.

Тот замычал и открыл глаза.

– Очухался! – обрадовался Кирилл.

Лейтенант посмотрел на него и спросил:

– Так ты и есть Булатников?

– Догадливый! – похвалил его Кирилл, беря за запястье. – Теперь смотри, у тебя в руке граната…

Матюшонок завыл от ужаса.

– Тихо! – Булат крепко тряхнул его. – Сейчас я на твоих глазах освобождаю чеку. Держишь?

Лейтенант часто закивал.

Кирилл выдернул кольцо.

Матюшонок напрягся и затрясся.

– Расслабься, а то долго не продержишься, – посоветовал Булат. – А тебе еще за нами ползти надо.

– Куда? – с ужасом прохрипел Матюшонок.

– Не здесь же нам тебя допрашивать.

– Не надо меня допрашивать! – запричитал лейтенант. – Я так все расскажу.

– Конечно, расскажешь, – заверил его Булат. – Вставай!

Ночью в поле было достаточно светло. Поэтому часть пути Тарас, Булат и Матюшонок преодолели ползком. Потом все трое встали на ноги. Лейтенант шел послушно, словно радиоуправляемая игрушка. Вскоре на их пути встретился овраг.

– Здесь и поговорим. – Булат положил ладонь на плечо Матюшонку, и тот упал на склон оврага.

Кирилл присел перед ним на корточки.

– Что тебе от меня нужно? – срывающимся голосом спросил Матюшонок.

– Пусть расскажет, зачем мы с тобой понадобились СБУ, – подсказал Тарас.

– Я ведь уже говорил тебе, понятия не имею, что они задумали! – возмутился Матюшонок.

– Понятно. – Супруненко вздохнул. – Куда ты должен был нас доставить?

– Зачем тебе? – заволновался Матюшонок. – Там гвардейцы!..

– Не ломайся! – ласково, как-то вкрадчиво попросил Булат.

– Место сбора в роще у кладбища.

– Время?

– Четыре утра. До рассвета туда доставят пленных. Они меня не знают в лицо, поэтому назначен пароль: «Днепр». Отзыв – «Ровно».

– Сколько там пленных и для чего они? – Кирилл поднес к лицу запястье, вгляделся в циферблат стареньких «Командирских», чуть светящийся фосфором.

– Пленников человек шесть, – суча ногами, стал рассказывать лейтенант. – Может, больше. Зачем, не знаю, но всех их собираются там пристрелить и выдать за группу спецназа ГРУ. Туда же доставят оружие, которое якобы было при них. На месте всем руководит подполковник СБУ Морочко.

– Это он пленных называл артистами? – уточнил Тарас.

Матюшонок выразительно кивнул.

– Ты все сказал? – Булат выпрямился.

Даже в темноте было видно, как лейтенант вытаращился на него и затряс головой.

– Все!

– Сядь! – потребовал Булат.

– Зачем? – испугался Матюшонок.

– Граната уже не нужна, – соврал Кирилл.

– Давно бы так! – Сотрудник СБУ облегченно вздохнул и сел.

Булат оказался у него за спиной. Хрустнули ломающиеся позвонки. Тарас отвернулся и поморщился.

Назад: Глава 40. В новой роли
Дальше: Глава 43. Точка невозврата

Загрузка...